Джеймс Д. Гвартни, Ричард Л. Строуп, Дуайт Р. Ли, Тауни Х. Феррарини, Джозеф П. Калхун, Рэндалл К. Файлер

Экономика здравого смысла

О личном и общественном благополучии для всех и каждого

Титульный лист

Выходные данные

Предисловие

Часть 1. Двенадцать ключевых элементов экономики

Элемент 1.1. Стимулы имеют значение

Элемент 1.2. Всё имеет свою цену

Элемент 1.3. Решения принимаются по предельному принципу

Элемент 1.4. Торговля приносит выгоды

Элемент 1.5. Трансакционные издержки имеют значение

Элемент 1.6. Цены создают равновесие

Элемент 1.7. Прибыль является результатом продуктивности

Элемент 1.8. Приносить пользу другим прибыльно

Элемент 1.9. Ценность лежит в основе дохода и достатка

Элемент 1.10. У экономического прогресса много источников

Элемент 1.11. Эффективность «невидимой руки»

Элемент 1.12. Непредвиденные последствия создают проблемы

Часть 2. Семь основных источников экономического прогресса

Элемент 2.1. Правовая система

Элемент 2.2. Конкурентные рынки

Элемент 2.3. Разумное и ограниченное регулирование

Элемент 2.4. Эффективные рынки капитала

Элемент 2.5. Монетарная стабильность

Элемент 2.6. Разумная фискальная политика

Элемент 2.7. Свободная торговля

Часть 2. Итоговые размышления

Часть 3. Размышления о роли государства с точки зрения экономики: десять ключевых элементов

Элемент 3.1. Защита прав и производство ограниченного количества товаров и услуг

Элемент 3.2. Регулирование монополий

Элемент 3.3. Смягчение последствий провалов рынка

Элемент 3.4. Понятие политического давления

Элемент 3.5. Принятие правовых норм для ограничения влияния групп особых интересов

Элемент 3.6. Предотвращение чрезмерных трат и бюджетного дефицита

Элемент 3.7. Субсидии должны опираться на механизмы экономики

Элемент 3.8. Внимание: даже полезные субсидии могут не быть эффективными

Элемент 3.9. Централизованное планирование: почему этот опыт не был удачным?

Элемент 3.10. Конкуренция и внешние опоры имеют ключевое значение

Часть 3. Итоговые размышления

Часть 4. Двенадцать ключевых элементов управления личными финансами на практике

Элемент 4.1. Определите свое сравнительное преимущество

Элемент 4.2. Повышайте ценность услуг, которые вы предлагаете другим людям

Элемент 4.3. Планируйте свои расходы и сбережения

Элемент 4.4. Принимайте рациональные финансовые решения

Элемент 4.5. Два способа более рационального использования денежных средств

Элемент 4.6. Откладывайте средства на покрытие непредвиденных расходов

Элемент 4.7. Сила сложных процентов

Элемент 4.8. Диверсифицируйте свои активы

Элемент 4.9. Поймите, что никто не может постоянно «переигрывать рынок»

Элемент 4.10. Сопоставляйте сроки инвестирования со своими потребностями в денежных средствах

Элемент 4.11. Сокращайте свои риски

Элемент 4.12. Пользуйтесь страхованием для своей защиты

Часть 4. Итоговые размышления

Заключительные мысли и слова благодарности

Примечания

Литература, используемая в элементах

Сила стимулов

Другая дорога

Альтернативы и издержки

Рынки и маржинализм

Специализация и богатство

Получение прибыли ценой человеческой жизни

Я, карандаш, и моё генеалогическое древо

Создание рабочих мест и создание богатства: в чем разница?

Что видно и чего не видно

Валовой внутренний продукт (ВВП): что это такое и как он рассчитывается?

Частная собственность и альтернативные издержки

Сокращение земель сельскохозяйственного назначения

Спасите нас от регулирования

Рынки и свобода

Несправедливая конкуренция с солнцем

Не ваше, чтобы распоряжаться

Политика и международная торговля

Производство и сохранение энергии

Социальное сотрудничество и рыночный механизм

Глубинные проблемы: почему Украине не обойтись без настоящей конституционной реформы

Рекомендуемая дополнительная литература

Глоссарий

Об авторах

Группа научных экспертов

Наши эксперты

Команды переводчиков

Выходные данные

ЭКО­НО­МИ­КА ЗДРА­ВО­ГО СМЫС­ЛА
О лич­ном и об­ще­ствен­ном благо­по­лу­чии для всех и каж­до­го
Ре­дак­ция для стран Цен­траль­ной и Вос­точ­ной Евро­пы и быв­ше­го СССР
ДЖЕЙМС Д. ГВАРТ­НИ
Уни­вер­си­тет шта­та Фло­ри­да
РИ­ЧАРД Л. СТРО­УП
Уни­вер­си­тет шта­та Се­вер­ная Ка­ро­ли­на
ДУ­АЙТ Р. ЛИ
Юж­ный ме­то­дист­ский уни­вер­си­тет
ТАУ­НИ Х. ФЕР­РА­РИ­НИ
Уни­вер­си­тет Се­вер­но­го Ми­чи­га­на
ДЖО­ЗЕФ П. КАЛ­ХУН
Уни­вер­си­тет шта­та Фло­ри­да
РЭН­ДАЛЛ К. ФАЙЛЕР
Хан­тер­ский кол­ледж и Центр по­сле­ди­плом­ного об­разо­ва­ния Го­родско­го уни­вер­си­те­та Нью-Йор­ка
«Эко­но­ми­ка здра­во­го смыс­ла: о лич­ном и об­ще­ствен­ном благо­по­лу­чии для всех и каж­до­го». Ав­то­ры: Джеймс Д. Гварт­ни, Ри­чард Л. Стро­уп, Ду­айт Р. Ли, Тау­ни Х. Фер­ра­ри­ни, Джо­зеф П. Кал­хун, Рэн­далл К. Файлер.
Кни­га впер­вые опуб­ли­ко­ва­на в 2020 году.
Economic Fundamentals Initiative, 110 Jabez Street 1060, Newark, New Jersey NJ 07105, USA.
Ре­дак­ция для стран Цен­траль­ной и Вос­точ­ной Евро­пы и быв­ше­го СССР. Адап­та­ция тре­тье­го из­да­ния кни­ги «Эко­но­ми­ка здра­во­го смыс­ла: что необ­хо­ди­мо знать всем о бо­гат­стве и благо­со­сто­я­нии». Ав­то­ры: Джеймс Д. Гварт­ни, Ри­чард Л. Стро­уп, Ду­айт Р. Ли, Тау­ни Х. Фер­ра­ри­ни, Джо­зеф П. Кал­хун.
© Economic Fundamentals Initiative
На­сто­я­щая кни­га ли­цен­зи­ро­ва­на по ли­цен­зии Creative Commons Attribution — «с ука­за­ни­ем ав­торства — не­ком­мер­че­ская — без произ­вод­ных», меж­ду­на­род­ная вер­сия 4.0 (CC BY-NC-ND 4.0). Текст ли­цен­зии до­сту­пен по ад­ре­су https://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/
Attribution Non Commercial No Derivatives
ISBN 978-1-952729-03-4

Предисловие

Ав­то­ры дан­ной кни­ги хо­тят, что­бы ваша жизнь была успеш­ной и пол­но­цен­ной. Мы так­же хо­тим, что­бы и вы, и окру­жа­ю­щие вас люди жили в сре­де, ко­то­рая поз­во­ля­ет каж­до­му мак­си­маль­но ре­а­ли­зо­вать свой по­тен­ци­ал и моти­ви­ру­ет к та­ким дей­стви­ям. Мы по­ла­га­ем, что для до­сти­же­ния этих це­лей необ­хо­ди­мо, что­бы как ру­ко­во­ди­те­ли го­су­дарств, так и их гра­жда­не в це­лом по­ни­ма­ли основ­ные прин­ци­пы эко­но­ми­ки. Эко­но­ми­че­ские ре­ше­ния и эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка влия­ют на каж­до­го из нас по­чти во всех сфе­рах на­шей по­все­д­нев­ной жиз­ни, за­ча­стую та­ким об­разом, что мы не мо­жем пол­но­стью осо­знать их ме­ха­низ­мы. Нас по­сто­ян­но при­во­дит в недо­уме­ние та сте­пень эко­но­ми­че­ской без­гра­мот­но­сти, ко­то­рую де­монстри­ру­ют по­ли­ти­ки и из­би­ра­те­ли. Не­зна­ние эко­но­ми­ки со­зда­ет опас­ность для лю­бой стра­ны, од­на­ко оно осо­бен­но рас­про­стра­не­но и гу­би­тель­но в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах и стра­нах с пере­ход­ной эко­но­ми­кой. Основ­ная цель проек­та «Эко­но­ми­ка здра­во­го смыс­ла» со­сто­ит в том, что­бы сде­лать клю­че­вые кон­цеп­ции про­фес­сио­наль­ной эко­но­ми­ки до­ступ­ны­ми для всех.
По­ни­мая ценность ва­ше­го вре­ме­ни, мы со­ста­ви­ли на­сто­я­щее из­да­ние та­ким об­разом, что­бы све­сти к ми­ни­му­му вре­мя, необ­хо­ди­мое для изу­че­ния но­вых тер­ми­нов, за­по­ми­на­ния фор­мул или раз­бо­ра за­мыс­ло­ва­тых по­дроб­но­стей, ко­то­рые ка­жут­ся важ­ны­ми толь­ко для эко­но­ми­стов-про­фес­сио­на­лов. Вме­сто это­го мы скон­цен­три­ро­ва­лись на дей­стви­тель­но важ­ных фун­да­мен­таль­ных по­ня­ти­ях эко­но­ми­ки, по­ни­ма­ние ко­то­рых по­мо­жет вам при­ни­мать пра­виль­ные ре­ше­ния, луч­ше раз­би­рать­ся в на­шем все бо­лее слож­ном мире и по­лу­чать от жиз­ни больше удо­воль­ствия.
Не­за­ви­си­мо от того, на­сколь­ко вы раз­би­ра­е­тесь в эко­но­ми­ке на дан­ный мо­мент, эта кни­га даст вам важ­ную и по­учи­тель­ную ин­фор­ма­цию. Мы по­пы­та­лись сде­лать ее ла­ко­нич­ной, про­ду­ман­ной и удоб­ной для чте­ния. Как вид­но из на­зва­ния кни­ги, мы по­ла­га­ем, что основ­ные прин­ци­пы эко­но­ми­ки зи­ждут­ся преж­де всего на здра­вом смыс­ле. Кни­га по­ка­зы­ва­ет эти прин­ци­пы в дей­ствии, де­монстри­ру­ет их способ­ность объ­яс­нять проис­хо­дя­щее в ре­аль­ном мире.
Наша цель — по­мочь вам по­нять, по­че­му не­ко­то­рые стра­ны про­цве­та­ют, а не­ко­то­рые нет. Мы рассмат­ри­ва­ем по­ли­ти­че­ский про­цесс и ис­сле­ду­ем раз­личия меж­ду пла­но­вой и ры­ноч­ной мо­де­ля­ми эко­но­ми­ки. Дан­ная кни­га ока­жет­ся по­лез­ной даже для сту­ден­тов стар­ших кур­сов, изу­ча­ю­щих эко­но­ми­ку и биз­нес, по­то­му что она объеди­ня­ет все в «еди­ную кар­ти­ну». Вы мо­же­те от­ло­жить на вре­мя слож­ные фор­му­лы, запу­тан­ные мо­де­ли и ма­те­ма­ти­че­ские рас­че­ты, ха­рак­тер­ные для этой про­фес­сии, и скон­цен­три­ро­вать­ся на эко­но­ми­че­ских прин­ци­пах, ко­то­рые в пер­вую оче­редь при­влек­ли ваше вни­ма­ние к эко­но­ми­ке.
Ма­те­ри­а­лы скомпо­но­ва­ны та­ким об­разом, что­бы дать глу­бо­кие зна­ния, осо­бен­но тем сту­ден­там, ко­то­рые больше не бу­дут изу­чать эко­но­ми­ку, а так­же про­стым лю­дям, ко­то­рые хо­тят по­нять, как устроен окру­жа­ю­щий их мир. Кни­га бу­дет ин­терес­на школь­ни­кам стар­ших классов, сту­ден­там выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний, изу­ча­ю­щим не эко­но­ми­ку, а, напри­мер, юрис­пру­ден­цию или жур­на­ли­сти­ку, и осо­бен­но всем гра­жда­нам.
Так как кол­лек­тив «Эко­но­ми­ки здра­во­го смыс­ла» же­ла­ет по­де­лить­ся эти­ми ма­те­ри­а­ла­ми с пре­по­да­ва­те­ля­ми, мы мо­жем предло­жить се­ми­на­ры, направ­лен­ные на до­пол­ни­тель­ную под­го­тов­ку пре­по­да­ва­телей, и, со­от­вет­ствен­но, наи­бо­лее эф­фек­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние на­ших ма­те­ри­а­лов. Если вы же­ла­е­те по­лу­чить больше ин­фор­ма­ции об этих ме­ро­при­я­ти­ях, по­се­ти­те наш сайт http://www.econfun.org.
Че­рез трид­цать лет по­сле па­де­ния Бер­линской сте­ны мно­гих оза­да­чи­ва­ют тем­пы и направ­ле­ния преоб­разо­ва­ний. Для гра­ждан это­го регио­на очень важ­но не по­пасть­ся на удоч­ку лжи­вых обе­ща­ний «не­ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии» и «го­су­дар­ствен­но­го капи­та­лиз­ма». Мно­гие люди по­жерт­во­ва­ли своим вре­ме­нем, свои­ми ка­рье­ра­ми, даже свои­ми жиз­ня­ми для того, что­бы в этот регион при­шли благо­сло­вен­ные по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские сво­бо­ды. Мы по­свя­ща­ем нашу кни­гу их ге­ро­ям.

Часть 1. Двенадцать ключевых элементов экономики

ЭКО­НО­МИ­КА
ИС­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ ТОГО, КАК ЛЮДИ, ГО­СУ­ДАР­СТВО, ФИР­МЫ И ДРУ­ГИЕ ОР­ГА­НИ­ЗА­ЦИИ ДЕ­ЛА­ЮТ ВЫ­БОР, ВЛИЯ­Ю­ЩИЙ НА РАС­ПРЕ­ДЕ­ЛЕ­НИЕ ОГРА­НИ­ЧЕН­НЫХ РЕ­СУР­СОВ

Двенадцать ключевых элементов

  1. Стимулы име­ют зна­че­ние: из­ме­не­ния в вы­го­дах и за­тратах пред­ска­зу­е­мо влия­ют на со­вер­ше­ние вы­бо­ра.
  2. Эко­но­ми­че­ские бла­га огра­ни­че­ны, поэто­му всё име­ет свою цену и че­ло­ве­ку при­хо­дит­ся де­лать вы­бор.
  3. Ре­ше­ния при­ни­ма­ют­ся по пре­дель­но­му прин­ци­пу: если мы хо­тим по­лу­чить мак­си­маль­ную отда­чу от на­ших ре­сур­сов, то то­гда наш вы­бор бу­дет пра­виль­ным, если пре­дель­ные вы­го­ды пре­вы­ша­ют пре­дель­ные из­держ­ки.
  4. Тор­говля способ­ству­ет эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су.
  5. Транс­ак­ци­о­ные из­держ­ки пре­пят­ству­ют тор­говле.
  6. Цены со­гла­су­ют дей­ствия по­ку­па­телей и про­дав­цов.
  7. Если фир­ма по­лу­ча­ет при­быль, зна­чит, ее произ­водствен­ная де­я­тель­ность по­вы­ша­ет ценность ис­поль­зу­е­мых ре­сур­сов, в то вре­мя как на­личие убыт­ков го­во­рит о том, что ре­сур­сы ис­поль­зу­ют­ся не­эф­фек­тив­но и их ценность сни­жа­ет­ся.
  8. Че­ло­век по­лу­ча­ет до­ход, предла­гая дру­гим то, за что они го­то­вы запла­тить.
  9. Ис­точ­ни­ком вы­со­ко­го уров­ня жиз­ни яв­ляет­ся не толь­ко со­зда­ние ра­бо­чих мест, но и произ­водство эко­но­ми­че­ских благ (то­ва­ров и услуг).
  10. Эко­но­ми­че­ский про­гресс обес­пе­чи­ва­ет­ся в пер­вую оче­редь тор­говлей, инвестициями, ин­но­ва­ци­я­ми и надёж­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми инсти­ту­та­ми.
  11. «Не­ви­ди­мая рука» ры­ноч­ных цен направ­ляет по­ку­па­телей и про­дав­цов в сто­ро­ну де­я­тель­но­сти, способ­ству­ю­щей все­об­ще­му благо­со­сто­я­нию.
  12. Очень ча­сто дол­го­сроч­ные по­след­ствия, или долгосрочные эффекты, ка­ко­го-ни­будь дей­ствия не при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние.

Введение

Вся наша жизнь — это при­ня­тие ре­ше­ний, а экономика в свою оче­редь изу­ча­ет, как опре­де­ля­ю­щие нашу жизнь сти­му­лы влия­ют на при­ни­ма­е­мые нами ре­ше­ния. Вы­бор, ка­са­ю­щий­ся на­ше­го об­разо­ва­ния, того, как мы тра­тим и ин­ве­сти­ру­ем сред­ства, ка­кую ра­бо­ту мы вы­би­ра­ем, а так­же мно­гие дру­гие лич­ные ре­ше­ния влия­ют на наше благо­со­сто­я­ние и ка­че­ство жиз­ни. Бо­лее того, вы­бор, со­вер­ша­е­мый нами как из­би­ра­те­ля­ми и гра­жда­на­ми, влия­ет на за­ко­ны, или «пра­ви­ла игры», ко­то­рые в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ют нашу сво­бо­ду и благо­со­сто­я­ние. Что­бы сде­лать ра­зум­ный вы­бор, как для нас са­мих, так и для об­ще­ства в це­лом, мы долж­ны по­ни­мать основ­ные прин­ци­пы того, как люди при­ни­ма­ют ре­ше­ния, чем они ру­ко­водству­ют­ся, и как их дей­ствия влия­ют на их лич­ное благо­со­сто­я­ние и благо­со­сто­я­ние дру­гих. Сле­до­ва­тель­но, эко­но­ми­ка изу­ча­ет, ка­ким об­разом че­ло­век при­ни­ма­ет ре­ше­ния, ана­ли­зи­ру­ет фак­то­ры, опре­де­ля­ю­щие вы­бор, а так­же по­след­ствия для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния об­ще­ства.
Эко­но­ми­че­ский способ мыш­ле­ния подра­зу­ме­ва­ет вклю­че­ние в про­цесс мыш­ле­ния несколь­ких клю­че­вых кон­цеп­ций. В сле­ду­ю­щем раз­де­ле пред­став­ле­ны две­на­дцать кон­цеп­ций, чрез­вы­чай­но важ­ных для по­ни­ма­ния эко­но­ми­ки и того, по­че­му не­ко­то­рые стра­ны рас­тут и до­сти­га­ют вы­со­ких уров­ней до­хо­да, в то вре­мя как в дру­гих на­блю­да­ет­ся за­стой и они оста­ют­ся бед­ны­ми. Вы узна­е­те та­кие вещи, как ис­тин­ное зна­че­ние за­трат, по­че­му необ­хо­ди­мо учи­ты­вать цены при при­ня­тии ре­ше­ний, как тор­говля способ­ству­ет ро­сту благо­со­сто­я­ния, и по­че­му произ­водство эко­но­ми­че­ских благ опре­де­ля­ет наш уро­вень жиз­ни. В по­сле­ду­ю­щих ча­стях кни­ги эти кон­цеп­ции бу­дут ис­поль­зо­вать­ся при об­су­жде­нии дру­гих важ­ных тем.

Элемент 1.1. Стимулы имеют значение

Изменения в выгодах и затратах предсказуемо влияют на выбор.

Вся эко­но­ми­ка опи­ра­ет­ся на один про­стой прин­цип: из­ме­не­ния сти­му­лов пред­ска­зу­е­мо влия­ют на по­ве­де­ние че­ло­ве­ка. На сти­му­лы влия­ют как де­неж­ные, так и не­де­неж­ные фак­то­ры. Если ка­кая-то аль­тер­на­ти­ва ста­но­вит­ся до­ро­же, сни­жа­ет­ся ве­ро­ят­ность того, что че­ло­век оста­но­вит свой вы­бор на ней. Со­от­вет­ствен­но, при уве­ли­че­нии вы­год от ка­кой-либо аль­тер­на­ти­вы рас­тет ве­ро­ят­ность того, что имен­но ее и вы­бе­рут. Эта про­стая мысль, ко­то­рую ино­гда на­зы­ва­ют основ­ным по­сту­ла­том эко­но­ми­ки, яв­ляет­ся мощ­ным инстру­мен­том, по­то­му что она при­ме­ни­ма по­чти ко все­му, что мы де­ла­ем.
По мере ро­ста из­дер­жек лю­бо­го дей­ствия ве­ро­ят­ность его со­вер­ше­ния сни­жа­ет­ся. Поду­майте о смыс­ле это­го утвер­жде­ния. Опаз­ды­вая на на­зна­чен­ную встре­чу, че­ло­век с мень­шей ве­ро­ят­но­стью зайдет к при­я­те­лю. В хо­лод­ный и дождли­вый день мень­ше лю­дей вы­ез­жа­ют на при­ро­ду. По­вы­ше­ние цены сни­жа­ет ко­ли­че­ство про­дан­ных то­ва­ров. По­се­ща­е­мость за­ня­тий у сту­ден­тов сни­жа­ет­ся за день до ка­ни­кул. В каж­дом слу­чае объ­яс­не­ние оди­на­ко­вое: когда дей­ствие свя­за­но с больши­ми из­держ­ка­ми, его вы­би­ра­ют реже.
Ис­поль­зуя ту же ло­ги­ку, если ка­кой-то ва­ри­ант при­но­сит большую вы­го­ду, то люди склон­ны вы­брать имен­но его. Че­ло­век ско­рее под­ни­мет с тро­туа­ра евро или дол­лар, чем цент. Сту­ден­ты при­дут на лек­цию и бу­дут вни­ма­тель­нее сле­дить за ма­те­ри­а­лом, если бу­дут знать, что тема это­го за­ня­тия бу­дет на эк­за­ме­не. Кли­ен­ты бу­дут со­вер­шать больше по­ку­пок в ма­га­зи­нах с низ­ки­ми це­на­ми, вы­со­ко­ка­че­ствен­ным об­слу­жи­ва­ни­ем и удоб­ным ме­сто­рас­по­ло­же­ни­ем. Ра­бот­ни­ки бу­дут ра­бо­тать усерднее и эф­фек­тив­нее, если по­лу­чат за это пре­мию. Все эти дей­ствия лег­ко пред­ска­зу­е­мы и про­сто от­ра­жа­ют по­сту­лат эко­но­ми­ки «сти­му­лы име­ют зна­че­ние».
Этот основ­ной по­сту­лат объ­яс­ня­ет, как из­ме­не­ние ры­ноч­ных цен ме­ня­ет сти­му­лы и тем са­мым управ­ляет дей­стви­я­ми по­ку­па­телей и про­дав­цов. Если по­ку­па­те­ли же­ла­ют при­об­ре­сти большее ко­ли­че­ство то­ва­ра, чем произ­во­ди­те­ли го­то­вы (или способ­ны) про­дать, то вско­ре цена это­го то­ва­ра вы­растет. По мере уве­ли­че­ния цены предло­же­ние то­ва­ра про­дав­ца­ми рас­тет, в то вре­мя как спрос по­ку­па­телей умень­ша­ет­ся. Этот про­цесс про­дол­жа­ет­ся до тех пор, пока объем спро­са не ста­нет рав­ным объему предло­же­ния. В этой точ­ке ба­ланс опре­де­лит рав­но­вес­ную цену.
А что бу­дет, если всё произой­дет нао­бо­рот: если про­дав­цы бу­дут предла­гать больше, чем по­ку­па­те­ли же­лать при­об­ре­сти? Если про­дав­цы не смо­гут про­дать весь то­вар по те­ку­щей цене, им при­дет­ся сни­зить цену то­ва­ра. Бо­лее низ­кая цена, в свою оче­редь, по­бу­дит гра­ждан по­ку­пать больше — но так­же ото­бьет же­ла­ние произ­во­ди­телей произ­во­дить большие объемы, по­сколь­ку для них ме­нее при­вле­ка­тель­но по­став­лять про­дукт по но­вой, бо­лее низ­кой цене. И здесь та же си­ту­а­ция: из­ме­не­ние цены урав­но­ве­ши­ва­ет спрос со сто­ро­ны по­тре­би­телей и предло­же­ние от про­дав­цов. В этой точ­ке не су­ще­ству­ет ни­ка­ких дви­жу­щих к из­ме­не­нию цены сил(1).
Напри­мер, из-за не­по­го­ды ле­том 2014 г. в шта­те Джор­джия (США) цена на пер­си­ки вы­рос­ла при­бли­зи­тель­но на 180% по срав­не­нию с пре­ды­ду­щим го­дом. Не­смот­ря на огром­ный рост цен, по­тре­би­те­ли не жа­ло­ва­лись. По­че­му? Когда бо­лее вы­со­кие цены сде­ла­ли по­куп­ку пер­си­ков бо­лее за­трат­ной, большинство по­тре­би­телей про­сто пол­но­стью или ча­стич­но за­ме­ни­ли пер­си­ки дру­ги­ми фрук­та­ми, и вме­сто них за­го­тав­ли­ва­ли ва­ре­нье на зиму из груш или айвы.
Бо­лее того, на вы­росшие цены на пер­си­ки от­ре­а­ги­ро­ва­ли не толь­ко по­ку­па­те­ли, но и про­дав­цы. Фер­ме­ры, по­став­ляв­шие пер­си­ки, по­са­ди­ли но­вые де­ре­вья. Дру­гие фер­ме­ры сру­би­ли свои ябло­не­вые и гру­ше­вые сады и вме­сто них по­са­ди­ли пер­си­ковые де­ре­вья. Че­рез два года по­сле это­го (когда по­са­жен­ные де­ре­вья ста­ли пло­до­но­сить) цена на пер­си­ки упа­ла вслед­ствие ро­ста предло­же­ния.
Сти­му­лы так­же влия­ют на по­ли­ти­че­ский вы­бор. Нет осно­ва­ний по­ла­гать, что че­ло­век, де­ла­ю­щий вы­бор в ка­бин­ке для го­ло­со­ва­ния, бу­дет ве­сти себя со­всем уж по-дру­го­му, чем когда он де­ла­ет вы­бор в тор­го­вом цен­тре. В большинстве слу­ча­ев го­ло­су­ю­щие ско­рее под­дер­жат тех по­ли­ти­че­ских кан­ди­да­тов и тот по­ли­ти­че­ский курс, ко­то­рые, как они по­ла­га­ют, предо­ста­вят им наи­большие лич­ные вы­го­ды с уче­том из­дер­жек. Они ско­рее бу­дут про­тив по­ли­ти­че­ских про­грамм, при ко­то­рых их лич­ные из­держ­ки ста­нут выше ожи­да­е­мых вы­год. Напри­мер, гра­жда­не преклонно­го воз­рас­та обыч­но го­ло­су­ют про­тив кан­ди­да­тов и предло­же­ний, направ­лен­ных на умень­ше­ние пен­сии. Низ­кие ре­зульта­ты кан­ди­да­тов от пар­тии «Еди­ная Рос­сия» на рос­сий­ских гу­бер­на­торских вы­бо­рах в сен­тя­бре 2018 г. во многом объ­яс­ня­ют не­со­гла­си­ем с предла­га­е­мы­ми со­кра­ще­ни­я­ми пен­сион­ных выплат. Ана­ло­гич­но, опро­сы ука­зы­ва­ют на то, что сту­ден­ты ши­ро­ко под­дер­жи­ва­ют об­разо­ва­тель­ные гран­ты уча­щим­ся выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний.
Важ­ность сти­му­лов не­льзя недо­оце­ни­вать. Они — часть че­ло­ве­че­ской при­ро­ды. Сти­му­лы име­ют зна­че­ние при социализме точ­но так же, как и при капитализме. В быв­шем СССР ди­рек­то­ра и ра­бот­ни­ки сте­коль­ных за­во­дов одно вре­мя по­лу­ча­ли пре­мии в со­от­вет­ствии с ко­ли­че­ством тонн произ­ве­ден­но­го ли­сто­во­го стек­ла. Так как их до­хо­ды за­ви­се­ли от мас­сы стек­ла, большинство за­во­дов произ­во­ди­ли ли­сто­вое стек­ло та­кой тол­щи­ны, что че­рез него по­чти ни­че­го не было вид­но. В ре­зульта­те нор­ма­ти­вы были из­ме­не­ны та­ким об­разом, что­бы ди­рек­то­ра по­лу­ча­ли пре­мии в со­от­вет­ствии с ко­ли­че­ством квад­рат­ных мет­ров произ­ве­ден­но­го стек­ла. В со­от­вет­ствии с эти­ми нор­ма­ти­ва­ми со­вет­ские пред­при­я­тия ста­ли выпус­кать та­кое тон­кое стек­ло, что оно лег­ко би­лось. Ана­ло­гич­но, когда были уста­нов­ле­ны кво­ты на ко­ли­че­ство обу­ви для поль­ских фа­брик, ко­то­рым, к тому же, дали очень мало кожи, неу­ди­ви­тель­но, что ры­нок в ре­зульта­те был за­ва­лен дет­ской обу­вью.
Не­ко­то­рые счи­та­ют, что сти­му­лы дей­ству­ют толь­ко в от­но­ше­нии стя­жа­телей и эго­и­стов. Это не так. Дей­ствия лю­дей дик­ту­ют­ся мно­же­ством со­об­ра­же­ний, как эго­и­сти­че­ских, так и аль­тру­и­сти­че­ских. На вы­бор как эго­и­стич­ных, так и аль­тру­и­стич­ных лю­дей влия­ют из­ме­не­ния лич­ных за­трат и вы­год. Напри­мер, как для эго­и­стов, так и для аль­тру­и­стов бо­лее ве­ро­ят­но по­пы­тать­ся спа­сти ре­бен­ка из мел­ко­го бас­сей­на, чем из бы­стро­го тече­ния, при­бли­жа­ю­ще­го­ся к во­до­па­ду Дет­ти­фосс(2).
И оба ве­ро­ят­нее отда­дут ну­жда­ю­ще­му­ся по­но­шен­ную оде­жду, а не свой луч­ший ко­стюм. И пусть даже ни один че­ло­век не об­ви­нил бы по­кой­ную ал­банскую мис­сио­нерку мать Тере­зу в жад­но­сти, ее лич­ный ин­терес тоже за­ста­вил ее ре­а­ги­ро­вать на сти­му­лы. Когда ор­га­ни­за­ция ма­те­ри Тере­зы «Се­стры-мис­сио­нерки лю­бви» по­пы­та­лась открыть при­ют для без­дом­ных в Нью-Йор­ке, му­ни­ци­па­ли­тет по­тре­бо­вал до­ро­гой пере­пла­ни­ров­ки зда­ния. Ор­га­ни­за­ция отка­за­лась от проек­та. Это ре­ше­ние не озна­ча­ло из­ме­не­ния обя­за­тельств ма­те­ри Тере­зы перед бед­ны­ми. Оно озна­ча­ло из­ме­не­ние сти­му­лов. Когда за­тра­ты на по­мощь бед­ным в Нью-Йор­ке вы­рос­ли, мать Те­реза ре­ши­ла, что ее ре­сур­сы при­не­сут больше поль­зы в дру­гом ме­сте(3). Из­ме­не­ния сти­му­лов влия­ют на вы­бор каж­до­го, не­за­ви­си­мо от его на­бо­ра корыст­ных, ма­те­ри­а­ли­стич­ных це­лей, с од­ной сто­ро­ны, и со­стра­да­тель­ных, аль­тру­и­сти­че­ских це­лей, с дру­гой, ко­то­рые опре­де­ля­ют кон­крет­ное ре­ше­ние.

Элемент 1.2. Всё имеет свою цену

Благ на всех не хватает, поэтому нам надо делать выбор.

На ри­сун­ке изоб­ра­же­ны муж­чи­на и со­ба­ка, ко­то­рую он дер­жит на по­вод­ке. Муж­чи­на го­во­рит со­ба­ке: «На­де­юсь, ты по­ни­ма­ешь, что каж­дая „про­гул­ка“ сто­ит 175 дол­ла­ров мо­е­го ра­бо­че­го вре­ме­ни». Со­ба­ка ду­ма­ет: «На­де­юсь, ты по­ни­ма­ешь, что я твой единствен­ный друг».
Хо­зя­ин: На­де­юсь, ты по­ни­ма­ешь, что каж­дая «про­гул­ка» сто­ит 175 дол­ла­ров мо­е­го ра­бо­че­го вре­ме­ни.
Пес: На­де­юсь, ты по­ни­ма­ешь, что я твой единствен­ный друг.
Stu’s Views © Stu, 2004. Все пра­ва сохра­не­ны www.STUS.com
Ре­аль­ность жиз­ни на на­шей пла­не­те та­ко­ва, что производственные ресурсы огра­ни­че­ны, а же­ла­ние лю­дей поль­зо­вать­ся бла­га­ми прак­ти­че­ски без­гра­нич­но. Вы хо­те­ли бы ку­пить но­вый ко­стюм или яхту? А про­ве­сти ка­ни­ку­лы в Швей­цар­ских Аль­пах? Как на­счёт до­пол­ни­тель­но­го вре­ме­ни на до­суг, отдых и пу­те­ше­ствия? Хо­те­лось бы вам про­ка­тить­ся на но­вом Пор­ше к сво­е­му до­ми­ку на бе­ре­гу океа­на? Мно­гие из нас хо­те­ли бы иметь всё это и многое дру­гое! Од­на­ко наши ресурсы ограничены, в том чис­ле и вре­мя.
Так как мы не мо­жем иметь всё, что мы хо­те­ли бы, мы вы­ну­жде­ны вы­би­рать меж­ду аль­тер­на­тив­ны­ми ва­ри­ан­та­ми. Всё име­ет свою цену. Вы­пол­няя одно дей­ствие, мы вы­ну­жде­ны отка­зы­вать­ся от воз­мож­но­сти вы­пол­нить дру­гое, аль­тер­на­тив­ное дей­ствие, ко­то­рое тоже для нас важ­но. Вот по­че­му эко­но­ми­сты счи­та­ют все издержки альтернативными.
Мно­гие за­тра­ты из­ме­ря­ют­ся деньгами, но это тоже аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки. День­ги, по­тра­чен­ные на одну по­куп­ку, уже не по­лу­чит­ся по­тра­тить на дру­гие вещи. Аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки, свя­зан­ные с по­куп­кой, — это ценность для вас тех благ, от ко­то­рых вам нуж­но те­перь отка­зать­ся, так как вы уже по­тра­ти­ли день­ги на дан­ную по­куп­ку. Од­на­ко не­льзя ска­зать, что дей­ствие яв­ляет­ся бес­плат­ным толь­ко по­то­му что вы не тра­ти­те день­ги на его осу­ще­ствле­ние. Не нуж­но тра­тить день­ги на про­гул­ку и со­зер­ца­ние кра­си­во­го за­ка­та, но про­гул­ка име­ет аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки. Вре­мя, ко­то­рое вы за­тра­чи­ва­е­те на про­гул­ку, мож­но было бы по­свя­тить дру­го­му цен­но­му для вас за­ня­тию: напри­мер, схо­дить в го­сти или по­чи­тать кни­гу.
Ча­сто го­во­рят, что не­ко­то­рые вещи на­столь­ко важ­ны, что их надо де­лать, чего бы это ни сто­и­ло. На пер­вый вз­гляд та­кое заяв­ле­ние ка­жет­ся ра­зум­ным и мо­жет быть эф­фек­тив­ным спосо­бом по­бу­дить лю­дей тра­тить больше де­нег на то, что мы це­ним и к опла­те чего мы хо­тим их при­влечь. Но как толь­ко мы по­ни­ма­ем, что из­держ­ки от­ра­жа­ют наши упу­щен­ные воз­мож­но­сти (аль­тер­на­тив­ные воз­мож­но­сти, от ко­то­рых мы отка­за­лись), их иг­но­ри­ро­ва­ние ста­но­вит­ся крайне не­ра­зум­ным. Когда речь идёт о необ­хо­ди­мо­сти что-то сде­лать не­смот­ря на вы­со­кие из­держ­ки, это рав­но­силь­но утвер­жде­нию о необ­хо­ди­мо­сти ка­ких-либо дей­ствий без уче­та ценно­сти аль­тер­на­тив­ных ва­ри­ан­тов. Когда мы вы­би­ра­ем меж­ду вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щи­ми (но оди­на­ко­во при­вле­ка­тель­ны­ми) аль­тер­на­ти­ва­ми, наи­луч­шим ва­ри­ан­том яв­ляет­ся наи­менее за­трат­ная аль­тер­на­ти­ва.
Вы­бор как по­тре­би­телей, так и произ­во­ди­телей подра­зу­ме­ва­ет за­тра­ты. Сто­и­мость то­ва­ра, от­ра­жен­ная в его цене, по­мо­га­ет нам, его по­тре­би­те­лям, со­по­ста­вить же­ла­ние при­об­ре­сти этот про­дукт с же­ла­ни­ем при­об­ре­сти вме­сто него аль­тер­на­тив­ные про­дук­ты. Если мы не бу­дем учи­ты­вать за­тра­ты, это, весь­ма ве­ро­ят­но, при­ве­дет к тому, что мы бу­дем тра­тить наши до­хо­ды на по­куп­ку «не тех» ве­щей. Ины­ми сло­ва­ми, мы бу­дем по­ку­пать то­ва­ры и услу­ги, ценность ко­то­рых не так вы­со­ка, как ценность дру­гих про­дук­тов, ко­то­рые мы мог­ли бы ку­пить.
Произ­во­ди­те­ли так­же стал­ки­ва­ют­ся с за­трата­ми — за­трата­ми на ре­сур­сы, ис­поль­зу­е­мые для произ­водства то­ва­ра или предо­став­ле­ния услу­ги. Напри­мер, ис­поль­зо­ва­ние та­ких ре­сур­сов, как де­ре­во, сталь и гипсо­картон, для строи­тель­ства но­во­го дома от­ни­ма­ет ре­сур­сы у произ­водства дру­гих благ, та­ких как боль­ни­цы и шко­лы. Вы­со­кая сто­и­мость ре­сур­сов сви­де­тель­ству­ет о том, что с точ­ки зре­ния по­ку­па­телей и про­дав­цов на дру­гих рын­ках, эти ре­сур­сы мо­гут ис­поль­зо­вать­ся в произ­водстве иных цен­ных благ. По­сколь­ку для фирм важ­но по­лу­че­ние при­бы­ли, они улав­ли­ва­ют та­кие сиг­на­лы и, со­от­вет­ствен­но, стре­мят­ся на­хо­дить бо­лее дешё­вые суб­сти­ту­ты. Тем не ме­нее, в рам­ках го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки эти сиг­на­лы мо­гут не при­ни­мать­ся во вни­ма­ние. Го­су­дар­ство мо­жет вво­дить на­ло­ги или суб­си­дии, что­бы снис­кать благо­склонность по­тен­ци­аль­ных сто­рон­ни­ков пу­тем сни­же­ния цен, ко­то­рые фор­ми­ру­ют­ся на сво­бод­ных и открытых рынках. Од­на­ко та­кие меры ме­ша­ют ры­ноч­ным сти­му­лам направ­лять ре­сур­сы туда, где их ценность для по­тре­би­телей бу­дет наи­бо­лее вы­со­кой. Клас­си­че­ский при­мер имел ме­сто в Гру­зии в 1991–1994 го­дах. Го­су­дар­ство за­мо­ро­зи­ло цены на хлеб на уров­не ниже ры­ноч­но­го, в ре­зульта­те чего люди сто­я­ли в ки­ло­мет­ро­вых оче­ре­дях. В день, когда контроль цен от­ме­ни­ли, запа­сы то­ва­ра в ма­га­зи­нах вдруг ста­ли до­ста­точ­ны­ми, а оче­ре­ди ис­чез­ли! Подоб­ная си­ту­а­ция на­блю­да­лась в Гру­зии и в 2006 году: взрыв на тру­бо­про­во­де, по ко­то­ро­му по­став­лял­ся газ из Рос­сии, вы­звал рез­кий рост спро­са на газ для отоп­ле­ния. Для предот­вра­ще­ния «раздувания цен» был уста­нов­лен контроль цен на газ, что вновь при­ве­ло к де­фи­ци­ту. Это про­дол­жа­лось до тех пор, пока не было от­ме­не­но ре­гу­ли­ро­ва­ние цен и раз­ре­ше­но их по­вы­ше­ние до рав­но­вес­но­го ры­ноч­но­го уров­ня.
По­ли­ти­ки, го­су­дар­ствен­ные чи­нов­ни­ки и лоббисты ча­сто го­во­рят о «бес­плат­ном об­разо­ва­нии», «бес­плат­ном ме­ди­цинском об­слу­жи­ва­нии» или «бес­плат­ном жи­лье». Эта тер­ми­но­ло­гия об­ман­чи­ва. Всё это не бес­плат­но. Что­бы предо­ста­вить каж­дую из этих услуг, тре­бу­ют­ся ре­сур­сы, объём ко­то­рых огра­ни­чен, и ко­то­рые мож­но ис­поль­зо­вать аль­тер­на­тив­ны­ми спосо­ба­ми. Напри­мер, зда­ния, рабочая сила и дру­гие ре­сур­сы, ис­поль­зу­е­мые для раз­ви­тия об­разо­ва­ния, мог­ли бы ис­поль­зо­вать­ся для произ­водства до­пол­ни­тель­ных про­дук­тов пи­та­ния, раз­ви­тия ин­фра­струк­ту­ры отды­ха и раз­вле­че­ний, за­щи­ты окру­жа­ю­щей сре­ды или улуч­ше­ния ме­ди­цинско­го об­слу­жи­ва­ния. Сто­и­мость об­разо­ва­ния — это цена тех то­ва­ров, от произ­водства ко­то­рых необ­хо­ди­мо отка­зать­ся. Го­су­дар­ство мо­жет пере­рас­пре­де­лять за­тра­ты, но оно не в со­сто­я­нии устра­нить их. Когда го­су­дар­ство про­во­дит круп­но­масштаб­ную реклам­ную кам­па­нию, что­бы по­бу­дить лю­дей от­кла­ды­вать день­ги на пен­сию, то, как пра­ви­ло, та­кая мера ока­зы­ва­ет­ся не­эф­фек­тив­ной, в то вре­мя как фор­миро­ва­ние лич­ных на­коп­ле­ний по­сред­ством сбе­ре­га­тель­но­го сче­та с от­ло­жен­ным на­ло­го­об­ло­же­ни­ем бу­дет бо­лее ра­зум­ным ре­ше­ни­ем.
Аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки — важ­ное по­ня­тие. Всё в на­шей жиз­ни свя­за­но с аль­тер­на­тив­ны­ми из­держ­ка­ми. Мы все жи­вем в мире огра­ни­чен­ных ре­сур­сов и поэто­му стал­ки­ва­ем­ся с пробле­мой вы­бо­ра. Изу­чая аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки, мы луч­ше по­ни­ма­ем мир, в ко­то­ром жи­вем. Рассмот­рим влия­ние аль­тер­на­тив­ных из­дер­жек на за­ня­тость, ро­жда­е­мость и рост на­се­ле­ния — сфе­ры, на ко­то­рые, по рас­про­странён­ным пред­став­ле­ни­ям, аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки влиять не долж­ны.
Вы ни­когда не за­ду­мы­ва­лись о том, по­че­му для бо­лее об­разо­ван­ных жен­щин ра­бо­та вне дома бо­лее при­вле­ка­тель­на, чем для ме­нее об­разо­ван­ных? От­вет за­клю­ча­ет­ся в аль­тер­на­тив­ных из­держ­ках. У бо­лее об­разо­ван­ных жен­щин больше воз­мож­но­стей для за­ра­ботка, поэто­му оста­вать­ся дома для них бо­лее за­трат­но. Эта точ­ка зре­ния под­твер­жда­ет­ся ста­ти­сти­че­ски­ми дан­ны­ми. В 2014 г. на Укра­и­не доля ра­бо­та­ю­щих жен­щин тру­до­способ­но­го воз­рас­та от 15 до 64 лет, име­ю­щих выс­шее об­разо­ва­ние, была бо­лее 70%, по срав­не­нию с 62% жен­щин с не­пол­ным выс­шим об­разо­ва­ни­ем и 40% жен­щин с за­кон­чен­ным сред­ним школь­ным об­разо­ва­ни­ем (4). Со­глас­но эко­но­ми­че­ской тео­рии, если жен­щи­не бу­дет вы­год­нее тра­тить свое вре­мя на ра­бо­ту, а не на до­маш­ние дела, она так и сде­ла­ет.
Ри­су­нок 1. Со­от­но­ше­ние за­ня­тых гра­ждан к чис­лен­но­сти на­се­ле­ния по полу (на­се­ле­ние в воз­расте 15–64 лет) на Укра­и­не, в про­цен­тах
Два гра­фи­ка отоб­ра­жа­ют со­от­но­ше­ние за­ня­то­сти к чис­лен­но­сти на­се­ле­ния Укра­и­ны в воз­расте от 15 до 64 лет с раз­бив­кой по полу в про­цен­тах. Пер­вый гра­фик ли­ней­ный, отоб­ра­жа­ю­щий со­от­но­ше­ние за­ня­то­сти к чис­лен­но­сти на­се­ле­ния с раз­бив­кой по полу в пе­ри­од с 2000 по 2014 гг. Уро­вень за­ня­то­сти сре­ди жен­щин из­ме­нял­ся не­су­ще­ствен­но: он был немного выше 50% в 2000 г., до­стиг сво­е­го пика в 55% в 2013 г. и вер­нул­ся к уров­ню немного выше 50% в 2014 г. Уро­вень за­ня­то­сти сре­ди муж­чин в сред­нем был немного выше 60% и до­хо­дил до 65% в 2008 и 2013 гг. Уро­вень за­ня­то­сти сре­ди муж­чин имел бо­лее из­мен­чи­вый ха­рак­тер по срав­не­нию с уров­нем за­ня­то­сти сре­ди жен­щин. Вто­рой гра­фик — это ги­сто­грам­ма, отоб­ра­жа­ю­щая уро­вень за­ня­то­сти с раз­бив­кой по полу и уров­ню об­разо­ва­ния за 2014 г. Уро­вень об­разо­ва­ния ко­ле­бал­ся от на­чаль­но­го или до­школь­но­го уров­ня до вто­рой сту­пе­ни выс­ше­го об­разо­ва­ния. Для обо­их по­лов лица, до­стиг­шие вто­рой сту­пе­ни выс­ше­го об­разо­ва­ния, име­ли наи­выс­шие уров­ни за­ня­то­сти. Вне за­ви­си­мо­сти от уров­ня об­разо­ва­ния, уро­вень за­ня­то­сти сре­ди муж­чин был выше уров­ня за­ня­то­сти сре­ди жен­щин.
Ис­точ­ник: Labor Force Survey 2014.
Как вы ду­ма­е­те, что проис­хо­дит с ро­жда­е­мо­стью при ро­сте эко­но­ми­ки и по­вы­ше­нии за­ра­ботков? Вре­мя, за­тра­чи­ва­е­мое на до­маш­ние дела, со­кра­ща­ет вре­мя, име­ю­ще­е­ся для ра­бо­ты на рын­ке тру­да. По мере ро­ста за­ра­ботков по­вы­ша­ют­ся аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки вос­пи­та­ния де­тей и со­дер­жа­ния больших се­мей. Поэто­му пред­ска­зу­е­мым ре­зульта­том яв­ляет­ся со­кра­ще­ние ро­жда­е­мо­сти и за­медле­ние ро­ста на­се­ле­ния. Ре­аль­ность под­твер­жда­ет эту тео­рию. В тече­ние про­шед­ших двух ве­ков уве­ли­че­ние до­хо­да на душу на­се­ле­ния в стра­не со­про­во­жда­лось со­кра­ще­ни­ем ро­жда­е­мо­сти и за­медле­ни­ем ро­ста на­се­ле­ния. Бо­лее того, та­кая па­ра­диг­ма ха­рак­тер­на для каж­дой стра­ны. Даже при на­личии зна­чи­тель­ных культур­ных, ре­ли­ги­озных, эт­ни­че­ских и по­ли­ти­че­ских раз­ли­чий меж­ду стра­на­ми бо­лее вы­со­кие аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки вос­пи­та­ния де­тей име­ли та­кое же воз­дей­ствие на ро­жда­е­мость во всех слу­ча­ях.
Аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки — важ­ный инстру­мент эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за, и на про­тя­же­нии этой кни­ги мы бу­дем воз­вра­щать­ся к нему сно­ва и сно­ва. Если вы вклю­чи­те этот инстру­мент в свой мыс­ли­тель­ный про­цесс, вы го­раз­до луч­ше смо­же­те по­ни­мать ре­аль­ное по­ве­де­ние по­тре­би­телей, произ­во­ди­телей, вла­дель­цев пред­при­я­тий, по­ли­ти­че­ских де­я­телей и дру­гих от­вет­ствен­ных за при­ня­тие ре­ше­ний лиц. А что еще важ­нее, этот инстру­мент так­же по­мо­жет де­лать бо­лее оп­ти­маль­ный вы­бор.

Элемент 1.3. Решения принимаются по предельному принципу

Если мы хотим получить максимальную отдачу от наших ресурсов, то при наилучшем варианте их использования предельные выгоды должны быть больше предельных издержек.

Если мы хо­тим по­лу­чить мак­си­маль­ную отда­чу от на­ших ре­сур­сов, сле­ду­ет вы­би­рать та­кие дей­ствия, при ко­то­рых по­лу­ча­е­мые вы­го­ды больше за­трат, и от­кло­нять ва­ри­ан­ты, когда за­тра­ты больше вы­год. Этим прин­ци­пом ра­зум­ного при­ня­тия ре­ше­ний долж­ны ру­ко­водство­вать­ся как про­стые люди, так и пред­при­я­тия, чи­нов­ни­ки и об­ще­ство в це­лом.
Наш вы­бор по­чти все­гда со­вер­ша­ет­ся по пре­дель­но­му прин­ци­пу. Это зна­чит, что наши ре­ше­ния за­ча­стую свя­за­ны с по­лу­че­ни­ем до­пол­ни­тель­ных еди­ниц бла­га (или умень­ше­ни­ем их ко­ли­че­ства), а не ха­рак­те­ри­зу­ют­ся прин­ци­пом «всё или ни­че­го». Сло­во «до­пол­ни­тель­ный» си­но­ни­мич­но сло­ву «предельный». Мы мо­жем спро­сить: «Ка­ковы пре­дель­ные (или до­пол­ни­тель­ные) из­держ­ки произ­водства или по­куп­ки еще од­ной еди­ни­цы то­ва­ра?» Пре­дель­ные ре­ше­ния мо­гут подра­зу­ме­вать зна­чи­тель­ные или не­зна­чи­тель­ные из­ме­не­ния. «Еще од­ной еди­ни­цей» мо­жет быть но­вая ру­баш­ка, но­вый дом, но­вый за­вод или даже за­тра­чен­ное вре­мя, когда сту­дент ре­ша­ет, чем бы ему за­нять­ся. Все эти ре­ше­ния при­ни­ма­ют­ся по пре­дель­но­му прин­ци­пу, по­сколь­ку они учи­ты­ва­ют до­пол­ни­тель­ные из­держ­ки и вы­го­ды.
Обыч­но лю­дям не при­хо­дит­ся при­ни­мать ре­ше­ния по прин­ци­пу «всё или ни­че­го», напри­мер, вы­би­рать меж­ду едой и оде­ждой. Вме­сто это­го они срав­ни­ва­ют пре­дель­ные вы­го­ды (от немного больше­го ко­ли­че­ства еды) с пре­дель­ны­ми из­держ­ка­ми (немного мень­ше­го ко­ли­че­ства оде­жды или чего-либо дру­го­го). При­ни­мая ре­ше­ния, люди срав­ни­ва­ют не об­щую сто­и­мость еды или оде­жды, а их пре­дель­ные ве­личи­ны. Да­лее мы вы­би­ра­ем толь­ко те ва­ри­ан­ты, при ко­то­рых пре­дель­ные вы­го­ды пре­вы­ша­ют пре­дель­ные из­держ­ки. Но су­ще­ству­ют и «не­де­ли­мые» бла­га, для ко­то­рых труд­но при­ме­нить пре­дель­ное ис­чис­ле­ние. Не­слож­но ку­пить немного больше еды или жи­лье с мень­шей пло­ща­дью, но при пла­ни­ро­ва­нии се­мьи за­труд­ни­тель­но учи­ты­вать толь­ко по­ло­ви­ну ре­бен­ка.
Но даже в та­ком слу­чае при­ме­ня­ет­ся мыш­ле­ние по пре­дель­но­му прин­ци­пу. Ро­ди­те­ли мо­гут из­ме­нять сум­му средств, ин­ве­сти­ру­е­мых в раз­ви­тие ре­бен­ка (напри­мер, в до­пол­ни­тель­ное обу­че­ние, му­зы­каль­ные за­ня­тия, круж­ки и дру­гие виды об­разо­ва­ния, ко­то­рые, по мне­нию ро­ди­телей, мо­гут способ­ство­вать успе­ху или сча­стью ре­бен­ка в жиз­ни). При по­вы­ше­нии цен на ав­то­мо­би­ли по­тре­би­те­ли, ру­ко­водству­ясь пре­дель­ным прин­ци­пом, мо­гут вы­би­рать ав­то­мо­би­ли классом ниже (или от­ло­жить по­куп­ку но­вой ма­ши­ны и про­дол­жить ез­дить на ста­рой). Ча­сто вы­бор шко­лы за­ви­сит от ме­ста жи­тель­ства. Но если ме­сто обу­че­ния ре­гла­мен­ти­ру­ет­ся за­ко­ном, это со­зда­ет на­сто­я­щую пробле­му для се­мей, так как ро­ди­те­ли не мо­гут вы­би­рать шко­лу ис­хо­дя из ка­че­ства об­разо­ва­тель­ных услуг и по­треб­но­стей де­тей, а вы­ну­жде­ны отда­вать их в бли­жайшее об­разо­ва­тель­ное учре­жде­ние. Сво­бо­да вы­бо­ра еще больше огра­ни­че­на в та­ких стра­нах, как Ки­тай, где ме­сто жи­тель­ства (и свя­зан­ное с ним обу­че­ние в шко­ле) подле­жит жестко­му контро­лю со сто­ро­ны го­су­дар­ства.
Ана­ло­гич­ным об­разом, если биз­несмен пла­ни­ру­ет по­строить но­вый за­вод, он бу­дет оце­ни­вать, пре­вы­ша­ют ли предельные выгоды (напри­мер, при­быль от до­пол­ни­тель­ных про­даж) предельные издержки (за­тра­ты на строи­тель­ство но­во­го зда­ния). Если та­кое усло­вие не вы­пол­ня­ет­ся, то луч­ше воз­дер­жать­ся от строи­тель­ства но­во­го за­во­да.
Пре­дель­ный прин­цип так­же необ­хо­дим при при­ня­тии эф­фек­тив­ных по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний. Да­вайте рассмот­рим го­су­дар­ствен­ную по­ли­ти­ку в об­ла­сти эко­ло­ги­че­ско­го за­гряз­не­ния. Если спро­сить у лю­дей, до­пу­сти­мо ли за­гряз­не­ние окру­жа­ю­щей сре­ды, мно­гие от­ве­тят: «Нет». Это озна­ча­ет, что мы долж­ны све­сти за­гряз­не­ние к нулю. Та­кой от­вет мож­но было бы по­лу­чить и при го­ло­со­ва­нии. Но мыш­ле­ние по пре­дель­но­му прин­ци­пу по­ка­зы­ва­ет, что это было бы чрез­вы­чай­но не­ра­ци­о­наль­но.
Если окру­жа­ю­щая сре­да за­гряз­не­на силь­но — на­столь­ко силь­но, что мы по­чти за­ды­ха­ем­ся — пре­дель­ная вы­го­да от сни­же­ния за­гряз­не­ния, ве­ро­ят­нее всего, пре­вы­сит пре­дель­ные из­держ­ки это­го сни­же­ния. Но по мере сни­же­ния за­гряз­не­ния сни­жа­ет­ся и пре­дель­ная вы­го­да — ценность до­пол­ни­тель­но­го улуч­ше­ния со­сто­я­ния воз­ду­ха. Вы­го­да от бо­лее чи­стой ат­мо­сфе­ры всё ещё име­ет­ся (напри­мер, мы смо­жем раз­гля­деть горы вда­ли или по­ку­пать­ся в чи­стой воде реки), но эта вы­го­да уже не та­кая цен­ная, как за­щи­та ор­га­нов ды­ха­ния. В опре­де­лен­ной точ­ке, пока за­гряз­не­ние еще не пол­но­стью устра­не­но, пре­дель­ная вы­го­да от сни­же­ния за­гряз­не­ния па­да­ет по­чти до нуля.
По мере сни­же­ния за­гряз­не­ния пре­дель­ная вы­го­да па­да­ет, а пре­дель­ные из­держ­ки рас­тут и ста­но­вят­ся очень вы­со­ки­ми при пол­ном устра­не­нии за­гряз­не­ния. Пре­дель­ные из­держ­ки — это цена дру­гих благ, ко­то­ры­ми необ­хо­ди­мо по­жерт­во­вать, что­бы еще немного сни­зить сте­пень за­гряз­не­ния. Как толь­ко пре­дель­ные из­держ­ки очи­ще­ния воз­ду­ха пре­вы­сят пре­дель­ную вы­го­ду, до­пол­ни­тель­ное сни­же­ние за­гряз­не­ния бу­дет не­ра­ци­о­наль­но. Оно про­сто не оправ­да­ет за­тра­ты.
Про­дол­жим при­мер с за­гряз­не­ни­ем и рассмот­рим сле­ду­ю­щую ги­по­те­ти­че­скую си­ту­а­цию. Пред­по­ло­жим, что за­гряз­не­ние при­но­сит ущерб в раз­ме­ре 100 мил­лио­нов евро, а на его со­кра­ще­ние вы­де­лен толь­ко 1 мил­лион евро. Учи­ты­вая дан­ную ин­фор­ма­цию, воз­ни­кает во­прос: до­ста­точ­но ли вы­де­ле­но средств для сни­же­ния сте­пе­ни за­гряз­не­ния? Большинство лю­дей ска­жут, что недо­ста­точ­но. Это мо­жет быть прав­дой, но это не сле­ду­ет из дан­ной ин­фор­ма­ции.
Ущерб на 100 мил­лио­нов евро — это сум­мар­ный ущерб, а из­держ­ки в раз­ме­ре 1 мил­лио­на евро — это сум­мар­ные из­держ­ки на лик­ви­да­цию за­гряз­не­ния. Что­бы при­нять об­ос­но­ван­ное ре­ше­ние о даль­ней­ших дей­стви­ях, нам нуж­но знать пре­дель­ную вы­го­ду от лик­ви­да­ции за­гряз­не­ния и со­пря­жен­ные с та­ки­ми ме­ра­ми пре­дель­ные из­держ­ки. Если до­пол­ни­тель­ные 10 евро, по­тра­чен­ные на очи­ще­ние воз­ду­ха, при­ве­дут к сни­же­нию вре­да бо­лее чем на 10 евро, сле­ду­ет про­дол­жать бо­роть­ся с за­гряз­не­ни­ем. Пре­дель­ная вы­го­да пре­вы­ша­ет пре­дель­ные из­держ­ки. Но если до­пол­ни­тель­ные 10 евро, по­тра­чен­ные на очи­ще­ние воз­ду­ха, сни­зят ущерб толь­ко на 1 евро, до­пол­ни­тель­ные за­тра­ты на борь­бу с за­гряз­не­ни­ем бу­дут не­ра­ци­о­наль­ны­ми.
Люди обыч­но не ру­ко­водству­ют­ся пре­дель­ны­ми прин­ци­па­ми мар­жи­на­лиз­ма при об­су­жде­ни­ях и го­ло­со­ва­нии, но не­ред­ко ис­поль­зу­ют их в сво­ей лич­ной жиз­ни. Рассмот­рим вы­бор меж­ду пи­щей и отды­хом. Если их рассмат­ри­вать сов­мест­но, пища го­раз­до ценнее для жиз­ни, чем отдых. Неиму­щие люди, жи­ву­щие в бед­ных стра­нах, тра­тят большую часть сво­е­го до­хо­да на обес­пе­че­ние до­ста­точно­го уров­ня пи­та­ния. Они тра­тят мало вре­ме­ни (если тра­тят во­об­ще) на игру в гольф, вод­ные лыжи или дру­гие виды отды­ха.
Но по мере того как люди ста­вят­ся бо­га­че, аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки при­об­ре­те­ния пищи сни­жа­ют­ся. Хотя пища всё ещё оста­ет­ся очень важ­ной для жиз­ни, про­дол­жать тра­тить большую часть до­хо­да на пищу было бы глу­по. При вы­со­ком уров­не до­стат­ка каж­дый до­пол­ни­тель­ный евро, по­тра­чен­ный на еду, при­но­сит го­раз­до мень­шую пре­дель­ную вы­го­ду, чем отдых. Так, по мере того как шве­ды ста­но­вят­ся бо­га­че, они тра­тят мень­шую часть своих до­хо­дов на пищу и большую часть на отдых(5).
Идеи мар­жи­на­лиз­ма пред­по­ла­га­ют, что для ра­зум­ного при­ня­тия ре­ше­ний в пер­вую оче­редь важ­ны имен­но пре­дель­ные из­держ­ки и пре­дель­ные вы­го­ды. Если мы хо­тим по­лу­чить мак­си­маль­ную отда­чу от на­ших ре­сур­сов, пре­дель­ные вы­го­ды от на­шей эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти долж­ны быть рав­ны пре­дель­ным из­держ­кам или пре­вы­шать их. Благо­со­сто­я­ние лю­дей и даже стран бу­дет рас­ти, если они бу­дут при­ни­мать ре­ше­ния, сле­дуя иде­ям мар­жи­на­лиз­ма.

Элемент 1.4. Торговля приносит выгоды

Торговля является двигателем экономического прогресса.

В осно­ве тор­гов­ли ле­жит вза­им­ная вы­го­да. Люди со­гла­ша­ют­ся на об­мен, ожи­дая от него улуч­ше­ния сво­е­го благо­со­сто­я­ния. Основ­ную идею моти­ва­ции к тор­говле мож­но объ­яс­нить так: «Если ты сде­ла­ешь что-то хо­ро­шее мне, я сде­лаю что-то хо­ро­шее тебе». Тор­говля — это бес­проигрыш­ная сдел­ка. Эта вза­и­мо­вы­год­ная для обе­их сто­рон де­я­тель­ность поз­во­ля­ет всем ее участ­ни­кам по­лу­чить то, что им нуж­но. Су­ще­ству­ет три основ­ных ис­точ­ни­ка вы­год от тор­гов­ли.
Во-пер­вых, тор­говля пере­ме­ща­ет то­ва­ры от тех лю­дей, ко­то­рые их це­нят мень­ше, к тем, кто их це­нит больше. Та­ким об­разом, тор­говля мо­жет уве­личить сто­и­мость то­ва­ров, даже если ни­че­го но­во­го не произ­во­дит­ся. Напри­мер, когда на бло­ши­ных рын­ках или на сер­ви­сах типа Craigslist (или мест­ных ана­ло­гах, та­ких как avito.ru) про­да­ют­ся быв­шие в упо­треб­ле­нии то­ва­ры, та­кой об­мен не уве­ли­чи­ва­ет об­щее ко­ли­че­ство са­мих то­ва­ров (как это проис­хо­дит при произ­водстве но­вых то­ва­ров). Но благо­да­ря та­ким сдел­кам про­дук­ты пере­ме­ща­ют­ся к тем, кто це­нит их больше. Вы­го­ду здесь по­лу­ча­ет как по­ку­па­тель, так и про­да­вец. В про­тив­ном слу­чае об­мен не со­сто­ял­ся бы во­все.
У разных лю­дей со­вер­шен­но разные пред­по­чте­ния, зна­ния и цели. Бу­ду­чи бес­по­лезным для од­но­го че­ло­ве­ка, опре­де­лен­ный про­дукт мо­жет быть чрез­вы­чай­но це­нен для дру­го­го. Кни­га по элек­тро­ни­ке ис­клю­чи­тель­но тех­ни­че­ско­го направ­ле­ния, за ко­то­рую инже­нер отдал бы сот­ни дол­ла­ров, мо­жет не пред­став­лять ни­ка­кой ценно­сти для кол­лек­ци­о­не­ра произ­ве­де­ний ис­кус­ства. Ана­ло­гич­ным об­разом кар­ти­на, ко­то­рая инже­не­ра со­всем не тро­га­ет, мо­жет быть очень до­ро­га кол­лек­ци­о­не­ру произ­ве­де­ний ис­кус­ства. Та­кой до­бро­воль­ный об­мен, пере­ме­ща­ю­щий кни­гу по элек­тро­ни­ке к инже­не­ру и кар­ти­ну к кол­лек­ци­о­не­ру, уве­ли­чи­ва­ет по­лу­ча­е­мую от обо­их то­ва­ров вы­го­ду. Тор­говля улуч­ша­ет благо­со­сто­я­ние как гра­ждан, так и стра­ны в це­лом. Но уро­вень благо­со­сто­я­ния стра­ны опре­де­ля­ет­ся не толь­ко ко­ли­че­ством произ­ве­ден­ных то­ва­ров и услуг, но и спосо­бом их рас­пре­де­ле­ния.
Во-вто­рых, тор­говля поз­во­ля­ет уве­личить уров­ни произ­водства и по­треб­ле­ния, по­сколь­ку она дает нам воз­мож­ность спе­ци­а­ли­зи­ро­вать­ся на наи­бо­лее эф­фек­тив­ном виде де­я­тель­но­сти с точ­ки зре­ния вы­год и за­трат. Если спе­ци­а­ли­зи­ро­вать­ся на произ­водстве од­но­го кон­крет­но­го про­дук­та, мож­но про­да­вать его дру­гим. До­хо­ды от про­да­жи та­ко­го про­дук­та мож­но ис­поль­зо­вать для по­куп­ки то­ва­ров, ко­то­рые тре­бу­ют го­раз­до больших за­трат при само­сто­я­тель­ном их произ­водстве. Об­мен и спе­ци­а­ли­за­ция поз­во­ля­ют лю­дям произ­во­дить большее ко­ли­че­ство то­ва­ров и услуг, чем это было бы воз­мож­но при иных об­сто­я­тель­ствах. Эко­но­ми­сты на­зы­ва­ют этот прин­цип законом сравнительных преимуществ. Он ра­бо­та­ет при тор­говле меж­ду фи­зи­че­ски­ми и юри­ди­че­ски­ми ли­ца­ми, регио­на­ми и стра­на­ми.
В осно­ве за­ко­на срав­ни­тель­ных пре­иму­ществ ле­жит здра­вый смысл. Если кто-то дру­гой хо­чет про­дать вам то­вар по цене ниже за­трат само­сто­я­тель­но­го изго­тов­ле­ния та­ко­го то­ва­ра (не за­бы­вайте, что все из­держ­ки яв­ляют­ся аль­тер­на­тив­ны­ми из­держ­ка­ми), то­гда по­яв­ляет­ся смысл при­об­ре­сти его. Сэко­ном­лен­ные та­ким об­разом вре­мя и ре­сур­сы вы мо­же­те ис­поль­зо­вать на произ­водство больше­го ко­ли­че­ство ва­ше­го то­ва­ра. Ина­че го­во­ря, произ­во­ди­те то, что у вас по­лу­ча­ет­ся луч­ше, и по­ку­пайте все осталь­ное. В ре­зульта­те та­кой специализации и тор­гов­ли вы и ваши тор­го­вые парт­не­ры по­лу­ча­е­те вза­им­ную вы­го­ду, что при­во­дит к уве­ли­че­нию об­ще­го объема произ­водства и по­вы­ше­нию до­хо­дов. И нао­бо­рот, пы­та­ясь произ­во­дить все само­сто­я­тель­но, вы за­тра­чи­ва­е­те вре­мя и ре­сур­сы на произ­водство то­ва­ров с вы­со­кой се­бе­сто­и­мо­стью. В ре­зульта­те сни­жа­ют­ся как произ­во­ди­тель­ность, так и до­хо­ды.
Напри­мер, хотя мно­гие вра­чи не­пло­хо ве­дут ме­ди­цинскую до­ку­мен­та­цию и за­пи­сы­ва­ют на при­е­мы, им все же бу­дет удоб­нее на­нять кого-то для вы­пол­не­ния этих функ­ций. Ведь то вре­мя, ко­то­рое врач тра­тит на ве­де­ние до­ку­мен­та­ции, он мог бы ис­поль­зо­вать на при­ем па­ци­ен­тов. По­сколь­ку вре­мя на при­ем па­ци­ен­тов це­нит­ся очень вы­со­ко, аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки ве­де­ния до­ку­мен­та­ции вра­чом так­же бу­дут вы­со­ки­ми. Та­ким об­разом, врач по­чти все­гда по­счи­та­ет бо­лее вы­год­ным на­нять кого-ни­будь дру­го­го для ве­де­ния уче­та и ра­бо­ты с до­ку­мен­та­ми. Бо­лее того, если врач-терапевт на­ни­ма­ет че­ло­ве­ка с опы­том в ве­де­нии уче­та, за­тра­ты сни­жа­ют­ся, а со­во­куп­ный выпуск уве­ли­чи­ва­ет­ся больше, чем в лю­бом дру­гом слу­чае.
В-тре­тьих, до­бро­воль­ный об­мен поз­во­ля­ет компа­ни­ям сни­жать удель­ные из­держ­ки благо­да­ря ме­то­дам массо­во­го произ­водства. Тор­говля поз­во­ля­ет компа­ни­ям вы­хо­дить с выпу­щен­ной про­дук­ци­ей на бо­лее ши­ро­кий ры­нок, поэто­му они мо­гут пла­ни­ро­вать большие объемы выпус­ка и ис­поль­зо­вать произ­водствен­ные про­цес­сы, из­вле­кая поль­зу из экономии от масштаба. Яр­кий при­мер — вы­ход на миро­вой ры­нок со­ков из Мол­до­вы по­сле 1989 года. Благо­да­ря та­ким про­цес­сам удель­ные за­тра­ты за­мет­но сни­жа­ют­ся, а объем выпус­ка про­дук­ции на од­но­го ра­бот­ни­ка зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ет­ся. Без тор­гов­ли та­ких ре­зульта­тов до­стичь было бы не­воз­мож­но. Рыночные механизмы неиз­мен­но при­во­дят к тому, что произ­водство раз­ме­ща­ет­ся на пред­при­я­ти­ях с низ­ки­ми из­держ­ка­ми (вы­тес­няя фир­мы с вы­со­ки­ми из­держ­ка­ми). Поэто­му на откры­тых рын­ках рас­пре­де­ле­ние то­ва­ров и ре­сур­сов опре­де­ля­ет­ся наи­луч­шим со­че­та­ни­ем сто­и­мо­сти, ко­ли­че­ства и ассор­ти­мен­та произ­во­ди­мых то­ва­ров и услуг. Ки­тай — иде­аль­ный при­мер ре­гу­ли­ру­е­мой эко­но­ми­ки; по­сле присо­еди­не­ния к гло­баль­ной си­сте­ме тор­гов­ли в 1995 году ки­тай­цы смог­ли восполь­зо­вать­ся пре­иму­ще­ства­ми расши­ре­ния тор­гов­ли и ис­поль­зо­вать це­но­вые сиг­на­лы, что­бы бук­валь­но вы­та­щить из бед­но­сти мил­ли­ар­ды че­ло­век (как в самом Ки­тае, так и в дру­гих стра­нах регио­на).
Труд­но пре­уве­личить зна­че­ние тор­гов­ли в совре­мен­ном мире. Тор­говля поз­во­ля­ет большинству из нас по­треб­лять го­раз­до большее ко­ли­че­ство то­ва­ров и услуг, чем мы смог­ли бы произ­ве­сти сами. Пред­ставь­те себе, как труд­но было бы строить соб­ствен­ное жи­лье, произ­во­дить оде­жду и про­до­воль­ствие, не го­во­ря уже о компью­терах, теле­ви­зо­рах, по­су­до­мо­еч­ных ма­ши­нах, ав­то­мо­би­лях и теле­фо­нах. Люди, у ко­то­рых есть пере­чис­лен­ные вещи, по большо­му сче­ту име­ют их благо­да­ря та­ко­му спосо­бу ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­че­ской жиз­ни об­ще­ства, что отдель­ные лица способ­ны со­труд­ни­чать, спе­ци­а­ли­зи­ро­вать­ся и тор­го­вать. Если стра­на со­зда­ет пре­пят­ствия вну­трен­не­му или меж­ду­на­род­но­му об­ме­ну, она огра­ни­чи­ва­ет воз­мож­но­сти своих гра­ждан по­лу­чать вы­го­ды от тор­гов­ли и по­вы­шать уро­вень жиз­ни. Не се­крет, что ди­на­ми­че­ский ха­рак­тер гло­баль­ной эко­но­ми­ки со вре­ме­нем при­во­дит к из­ме­не­ни­ям на рын­ке тру­да в лю­бой стра­не. Эко­но­ми­сты по­чти еди­но­глас­но утвер­жда­ют, что пра­виль­ной ре­ак­ци­ей го­су­дар­ства на эти про­цес­сы бу­дет обес­пе­че­ние ра­бот­ни­кам воз­мож­но­стей для пере­хо­да на дру­гую ра­бо­ту, а не огра­ни­че­ние им­пор­та.

Элемент 1.5. Трансакционные издержки имеют значение

Трансакционные издержки являются препятствием для торговли.

Сво­бод­ный об­мен способ­ству­ет со­труд­ни­че­ству и по­мо­га­ет нам по­лу­чить же­ла­е­мые бла­га. Од­на­ко про­цесс тор­гов­ли име­ет свои из­держ­ки. Он тре­бу­ет вре­ме­ни, уси­лий и дру­гих ре­сур­сов на по­иск воз­мож­ных тор­го­вых парт­неров, ве­де­ние пере­го­во­ров и за­клю­че­ние сде­лок. Ис­поль­зу­е­мые та­ким об­разом ре­сур­сы яв­ляют­ся трансакционными издержками, и они пре­пят­ству­ют на­коп­ле­нию бо­гат­ства. Они огра­ни­чи­ва­ют нашу произ­во­ди­тель­ность и умень­ша­ют вы­игры­ши участ­ни­ков сде­лок.
Ино­гда вы­со­кие транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки объ­яс­ня­ют­ся та­ки­ми фи­зи­че­ски­ми пре­пят­стви­я­ми, как океа­ны, реки и горы, услож­ня­ю­щи­ми транс­пор­ти­ров­ку то­ва­ров по­ку­па­те­лям. Ин­ве­сти­ции в строи­тель­ство до­рог, со­вер­шен­ство­ва­ние транс­порт­ной си­сте­мы и ком­му­ни­ка­ций мо­гут сни­зить та­кие транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки. В не­ко­то­рых слу­ча­ях вы­со­кие транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки обу­слов­ле­ны недо­стат­ком ин­фор­ма­ции. К при­ме­ру, вы хо­те­ли бы ку­пить по­дер­жан­ный учеб­ник по эко­но­ми­ке, но вы не зна­е­те, у кого он есть и кто хо­чет его про­дать по при­ем­ле­мой для вас цене. Вам надо найти того, кто хо­чет про­дать этот учеб­ник: вре­мя и энер­гия, за­тра­чи­ва­е­мые вами на по­иск кни­ги, — это ваши транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки. В дру­гих слу­ча­ях вы­со­кие транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки мо­гут быть обу­слов­ле­ны ре­гу­ля­тор­ны­ми ба­рье­ра­ми, та­ки­ми как на­ло­ги, ли­цен­зион­ные тре­бо­ва­ния, государственное регулирование, контроль цен, тарифы или импортные квоты. Вне за­ви­си­мо­сти от ха­рак­тера пре­град — фи­зи­че­ских, ин­фор­ма­ци­он­ных или го­су­дар­ствен­ных, — вы­со­кие транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки со­кра­ща­ют по­тен­ци­аль­ные вы­го­ды от тор­гов­ли.
Люди, по­мо­га­ю­щие дру­гим за­клю­чать сдел­ки и при­ни­мать оп­ти­маль­ные ре­ше­ния, сни­жа­ют транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки и способ­ству­ют эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су. В роли та­ких спе­ци­а­ли­стов, на­зы­ва­е­мых так­же посредниками, мо­гут вы­сту­пать книж­ные ма­га­зи­ны в учеб­ных за­ве­де­ни­ях, аген­ты по про­да­же не­дви­жи­мо­сти, биржевые брокеры, ав­то­ди­ле­ры и раз­лич­ные коммерсанты. Мно­гие счи­та­ют, что по­сред­ни­ки про­сто по­вы­ша­ют ко­неч­ную цену то­ва­ров или услуг, не при­но­ся при этом ни­ка­ких вы­год. Если бы это было так, люди не поль­зо­ва­лись бы их услу­га­ми. Транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки яв­ляют­ся пре­пят­стви­ем для тор­гов­ли, а по­сред­ни­ки умень­ша­ют эти из­держ­ки. Поэто­му услу­ги по­сред­ни­ков так вы­со­ко це­нят­ся.
По­сред­ни­ком, к при­ме­ру, яв­ляет­ся вла­де­лец про­дук­то­во­го ма­га­зи­на. (Ко­неч­но же, совре­мен­ные огром­ные супер­мар­ке­ты яв­ляют­ся ре­зульта­том де­я­тель­но­сти мно­же­ства лю­дей, но в со­во­куп­но­сти их услу­ги так­же яв­ляют­ся по­сред­ни­че­ски­ми.) Толь­ко поду­майте о том ко­ли­че­стве вре­ме­ни и уси­лий, ко­то­рые по­тре­бо­ва­лись бы на при­го­тов­ле­ние од­но­го ужи­на, если бы по­ку­па­те­лю при­шлось брать ово­щи напря­мую у фер­ме­ров, фрук­ты — у са­дов­ни­ков, мо­ло­ко и сыр — у произ­во­ди­телей мо­лоч­ных про­дук­тов, го­вя­ди­ну — в ско­то­вод­че­ских хо­зяй­ствах, а рыбу — на рыб­ных фер­мах. Про­дук­то­вые ма­га­зи­ны вза­и­мо­дей­ству­ют с эти­ми произ­во­ди­те­ля­ми вме­сто по­тре­би­те­ля, раз­ме­ща­ют про­дук­ты в удоб­ных для по­ку­па­телей ме­стах и контро­ли­ру­ют свои запа­сы. Если рын­ки функ­ци­о­ни­ру­ют долж­ным об­разом, услу­ги про­дук­то­вых ма­га­зи­нов и дру­гих по­сред­ни­ков зна­чи­тель­но сни­жа­ют транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки, об­лег­чая по­тен­ци­аль­ным по­ку­па­те­лям и про­дав­цам про­цесс тор­гов­ли. Та­кие услу­ги уве­ли­чи­ва­ют объемы тор­гов­ли и способ­ству­ют эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су.
Позднее мы рассмот­рим, как мо­гут воз­ни­кать рын­ки с не­со­вер­шен­ной кон­ку­рен­ци­ей, напри­мер, когда ка­кой-либо че­ло­век или фир­ма по­лу­ча­ют мо­но­поль­ное по­ло­же­ние по­сред­ством го­су­дар­ствен­но­го вме­ша­тель­ства или за счет произ­водствен­ной тех­но­ло­гии. Опас­ность на­личия единствен­но­го по­став­щи­ка или монополии осо­бен­но оче­вид­на в слу­чае с жиз­нен­но важ­ны­ми при­род­ны­ми ре­сур­са­ми, напри­мер, когда одна стра­на яв­ляет­ся для дру­гой единствен­ным ис­точ­ни­ком при­род­но­го газа или неф­ти.
За по­след­ние годы до­сти­же­ния совре­мен­ных тех­но­ло­гий сни­зи­ли транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки мно­же­ства тор­го­вых сде­лок. Что бы по­ку­па­те­лям ни по­на­до­би­лось, им нуж­но всего пару раз про­ве­сти паль­цем по экра­ну, и они не­медлен­но по­лу­чат ин­фор­ма­цию о по­тен­ци­аль­ных про­дав­цах. Уже обыч­ным де­лом ста­ло ис­поль­зо­ва­ние при­ло­же­ний для по­куп­ки филь­мов, оде­жды, хо­зяй­ствен­ных то­ва­ров, по­ис­ка отелей, по­куп­ки би­ле­тов на кон­цер­ты или на важ­ный фут­боль­ный матч, и даже для за­ка­за так­си. Вслед­ствие та­ко­го сни­же­ния транс­ак­ци­он­ных из­дер­жек уве­личил­ся то­ва­роо­бо­рот и по­вы­сил­ся уро­вень жиз­ни.

Элемент 1.6. Цены создают равновесие

Цены согласуют действия покупателей и продавцов.

Вы­бор по­ку­па­телей и про­дав­цов за­ви­сит от ры­ноч­ных цен. По­вы­ше­ние цены на то­вар де­ла­ет его бо­лее до­ро­гим для по­ку­па­телей, и поэто­му, как пра­ви­ло, спрос на него умень­ша­ет­ся. Из это­го сле­ду­ет, что су­ще­ству­ет обрат­но про­пор­ци­о­наль­ная за­ви­си­мость меж­ду це­ной то­ва­ра или услу­ги и ве­личи­ной спро­са. Та­кую обрат­но про­пор­ци­о­наль­ную за­ви­си­мость еще на­зы­ва­ют законом спроса.
Про­дав­цам же по­вы­ше­ние цены на про­дукт при­но­сит до­пол­ни­тель­ные до­хо­ды, и поэто­му они стре­мят­ся уве­личить предло­же­ние. Та­ким об­разом, от­но­ше­ние меж­ду це­ной на то­вар и его предла­га­е­мым ко­ли­че­ством яв­ляет­ся пря­мо про­пор­ци­о­наль­ным. Та­кая пря­мая про­пор­ци­о­наль­ная за­ви­си­мость на­зы­ва­ет­ся законом предложения.
За­кон спро­са на­столь­ко уни­вер­са­лен, что эко­но­ми­сты мно­гие де­ся­ти­ле­тия ищут для него хоть ка­кое-то зна­чи­мое ис­клю­че­ние. Од­на­ко важ­но по­мнить, что хотя за­кон предло­же­ния ра­бо­та­ет прак­ти­че­ски все­гда, для него все же су­ще­ству­ют ис­клю­че­ния. Рассмот­рим, к при­ме­ру, сту­дентку, ко­то­рая ра­бо­та­ет (предла­га­ет свой труд), что­бы опла­тить уче­бу. Пред­по­ло­жим, ее зар­пла­та (цена ее тру­да) по­вы­ша­ет­ся. Если благо­да­ря это­му она смо­жет по­крыть рас­хо­ды по уни­вер­си­тет­ско­му обу­че­нию, уде­ляя мень­ше вре­ме­ни ра­бо­те, она мо­жет при­нять ре­ше­ние ра­бо­тать мень­ше, что­бы по­свя­тить больше вре­ме­ни уче­бе.
Вза­и­мо­связь меж­ду це­ной, ве­личи­ной спро­са и ве­личи­ной предло­же­ния эко­но­ми­сты ча­сто отоб­ра­жа­ют гра­фи­че­ски. Для это­го цена на то­вар по­ме­ща­ет­ся на вер­ти­каль­ной оси Y, а ко­ли­че­ство на еди­ни­цу вре­ме­ни (к при­ме­ру, не­де­ля, ме­сяц, год) по­ме­ща­ет­ся на го­ри­зонталь­ной оси X. Ри­су­нок 2 ил­лю­стри­ру­ет клас­си­че­ский гра­фик спро­са и предло­же­ния на при­ме­ре мо­ро­же­но­го и гру­зинско­го лари (GEL) в ка­че­стве ва­лю­ты. Кри­вая спро­са по­ка­зы­ва­ет раз­ное ко­ли­че­ство мо­ро­же­но­го, ко­то­рое по­тре­би­те­ли ку­пят при раз­лич­ных зна­че­ни­ях цены. Обра­ти­те вни­ма­ние, что кри­вая спро­са ухо­дит вниз впра­во, ука­зы­вая на то, что по­тре­би­те­ли ку­пят больше мо­ро­же­но­го, если цена сни­зит­ся. Это всего лишь гра­фи­че­ское пред­став­ле­ния за­ко­на спро­са.
Кри­вая предло­же­ния по­ка­зы­ва­ет, ка­кое ко­ли­че­ство мо­ро­же­но­го произ­во­ди­те­ли бу­дут го­то­вы предло­жить при разных зна­че­ни­ях цены. Как изоб­ра­же­но на ри­сун­ке 2, она ухо­дит вверх впра­во, по­ка­зы­вая, что произ­во­ди­те­ли за­хо­тят предло­жить больше мо­ро­же­но­го по мере ро­ста цены. Кри­вая предло­же­ния дает гра­фи­че­ское пред­став­ле­ние за­ко­на предло­же­ния.
Ри­су­нок 2. Спрос, предло­же­ние и рав­но­вес­ная цена
Клас­си­че­ский гра­фик спро­са и предло­же­ния, отоб­ра­жа­ю­щий ко­ли­че­ство мо­ро­же­но­го, ко­то­рое по­тре­би­те­ли го­то­вы ку­пить, а произ­во­ди­те­ли — изго­то­вить по опре­де­лен­ной цене. Цена отоб­ра­жа­ет­ся на вер­ти­каль­ной оси у, а ко­ли­че­ство — на го­ри­зонталь­ной оси х. Рав­но­вес­ная цена мо­ро­же­но­го — точ­ка, в ко­то­рой кри­вые спро­са и предло­же­ния пере­се­кают­ся, со­став­ляет 5 гру­зинских лари за литр. Ины­ми сло­ва­ми, по цене 5 гру­зинских лари за литр ко­ли­че­ство мо­ро­же­но­го, ко­то­рое по­тре­би­те­ли го­то­вы ку­пить, рав­но ко­ли­че­ству мо­ро­же­но­го, ко­то­рое произ­во­ди­те­ли го­то­вы изго­то­вить.
А те­перь очень важ­ный мо­мент: цена в на­шем при­ме­ре бу­дет стре­мить­ся к уров­ню GEL 5 за литр мо­ро­же­но­го, при этом зна­че­нии цены объем спро­са бу­дет ра­вен объему предло­же­ния. На уров­не равновесной цены в 5 лари по­тре­би­те­ли за­хо­тят при­об­ре­сти 15 ты­сяч лит­ров мо­ро­же­но­го в день, та­кое же ко­ли­че­ство го­то­вы предло­жить произ­во­ди­те­ли. Цена со­гла­сует ре­ше­ния по­тре­би­телей и произ­во­ди­телей мо­ро­же­но­го и при­во­дит ры­нок в рав­но­ве­сие.
При подъ­еме цены выше 5 лари — напри­мер, до 7,5 лари — произ­во­ди­те­ли за­хо­тят предло­жить больше мо­ро­же­но­го, чем по­тре­би­те­ли бу­дут го­то­вы ку­пить. На уров­не цены 7,5 лари произ­во­ди­те­ли уже не смо­гут про­дать же­ла­е­мое ко­ли­че­ство еди­ниц. Воз­ник­нет из­ли­шек то­ва­ра, и, что­бы со­кра­тить из­бы­точное предло­же­ние, не­ко­то­рые произ­во­ди­те­ли при­мут ре­ше­ние сни­зить цену. На­чнет­ся тен­ден­ция к сни­же­нию цены, пока не бу­дет до­стиг­нут рав­но­вес­ный уро­вень 5 лари. Лег­ко уви­деть, что если цена на­хо­дит­ся выше рав­но­вес­но­го уров­ня, ры­ноч­ные ме­ха­низ­мы бу­дут сни­жать ее до рав­но­вес­но­го зна­че­ния.
Со­от­вет­ствен­но, если цена мо­ро­же­но­го опус­кает­ся ниже уров­ня 5 лари — к при­ме­ру, до уров­ня 2,5 лари, — по­ку­па­те­ли за­хо­тят ку­пить большее ко­ли­че­ство мо­ро­же­но­го, чем произ­во­ди­те­ли за­хо­тят предло­жить. Это способ­ству­ет по­яв­ле­нию из­бы­точно­го спро­са и за­став­ляет ры­ноч­ную цену рас­ти, пока та не вер­нет­ся к рав­но­вес­но­му зна­че­нию 5 лари. Вы­бор по­ку­па­телей и про­дав­цов бу­дет со­гла­со­ван толь­ко при рав­но­вес­ной цене, и ры­ноч­ная цена бу­дет стре­мить­ся к это­му зна­че­нию.
Си­сте­ма аук­ци­о­нов eBay по­ка­зы­ва­ет ра­бо­ту спро­са и предло­же­ния в при­выч­ных для мно­гих усло­ви­ях. На eBay про­дав­цы вы­став­ляют ре­зерв­ные цены — то есть, ми­ни­маль­ные цены, по ко­то­рым они со­глас­ны про­дать то­вар; по­ку­па­те­ли предла­га­ют свои мак­си­маль­ные став­ки — то есть, мак­си­маль­ные цены, по ко­то­рым они го­то­вы ку­пить то­вар. Си­сте­ма управ­ле­ния аук­ци­о­ном де­ла­ет став­ки от име­ни по­ку­па­телей с за­ра­нее опре­де­лен­ным ша­гом по­вы­ше­ния цены. Тор­ги про­дол­жа­ют­ся до окон­ча­ния тор­го­во­го пе­ри­о­да или пока че­ло­век не со­гла­сит­ся запла­тить ука­зан­ную цену «Ку­пить сей­час». Об­мен со­сто­ит­ся, толь­ко если цена, предло­жен­ная по­ку­па­телем, пре­вы­ша­ет ми­ни­маль­ную цену, запро­шен­ную про­дав­цом. И если это слу­чит­ся, произой­дет об­мен, вы­год­ный как для по­ку­па­те­ля, так и для про­дав­ца.
На осталь­ных рынках фак­то­ры спро­са и предло­же­ния ра­бо­та­ют ана­ло­гич­но, прав­да, немного не так оче­вид­но, как на рын­ке элек­трон­ной ком­мер­ции eBay. Вы­со­та кри­вой спро­са по­ка­зы­ва­ет мак­си­маль­ную сум­му, ко­то­рую по­тре­би­тель го­тов запла­тить за еще одну еди­ни­цу то­ва­ра, а вы­со­та кри­вой предло­же­ния по­ка­зы­ва­ет ми­ни­маль­ную цену, по ко­то­рой произ­во­ди­тель на­ме­рен про­дать еще одну еди­ни­цу. Тор­говля бу­дет при­но­сить вы­го­ды, пока зна­че­ние цены на­хо­дит­ся меж­ду мак­си­му­мом, ко­то­рый по­тре­би­тель на­ме­рен запла­тить, и ми­ни­маль­ной це­ной, ко­то­рую предла­га­ет про­да­вец. Бо­лее того, при рав­но­вес­ной цене участ­ни­ки тор­гов­ли по­лу­ча­ют та­кие вы­го­ды в пол­ном объеме.
Та­ким об­разом, по­тре­би­те­ли при­об­ре­та­ют толь­ко те еди­ни­цы то­ва­ра, по­тре­би­тель­ская ценность ко­то­рых выше ры­ноч­ной цены. Ана­ло­гич­ным об­разом, произ­во­ди­те­ли бу­дут предла­гать толь­ко те еди­ни­цы то­ва­ра, для ко­то­рых произ­водствен­ные за­тра­ты ниже ры­ноч­ной цены. При рав­но­вес­ной цене то­вар по­ку­па­ет­ся и про­да­ет­ся, пока его ценность для по­ку­па­те­ля оста­ет­ся выше сто­и­мо­сти ре­сур­сов, необ­хо­ди­мых для его произ­водства. Вы­вод: ры­ноч­ные цены не толь­ко урав­ни­ва­ют объемы спро­са и предло­же­ния, но и ука­зы­ва­ют произ­во­ди­те­лям на необ­хо­ди­мость предла­гать те то­ва­ры, по­тре­би­тель­ская ценность ко­то­рых выше сто­и­мо­сти за­тра­чен­ных ре­сур­сов. Этот вы­вод ве­рен для лю­бо­го рын­ка.
Ко­неч­но, мы жи­вем в по­сто­ян­но ме­ня­ю­щем­ся мире. Со вре­ме­нем проис­хо­дят из­ме­не­ния, влия­ю­щие на спрос и предло­же­ние то­ва­ров и услуг. Ры­ноч­ный спрос на то­вар за­ви­сит от та­ких фак­то­ров, как до­ход по­тре­би­те­ля, цены со­пря­жен­ных то­ва­ров, ожи­да­ния, свя­зан­ные с по­вы­ше­ни­ем цены, и ко­ли­че­ство по­тре­би­телей на дан­ном рын­ке. Из­ме­не­ния лю­бо­го из этих фак­то­ров мо­гут из­ме­нить ко­ли­че­ство то­ва­ра, ко­то­рое по­тре­би­те­ли бу­дут го­то­вы при­об­ре­сти при ка­кой-либо цене. Дру­ги­ми сло­ва­ми, из­ме­не­ния этих фак­то­ров при­во­дят к из­ме­не­нию спро­са и сдви­гу всей кри­вой спро­са. Важ­но раз­ли­чать та­кие по­ня­тия, как из­ме­не­ния спро­са — сме­ще­ние всей кри­вой спро­са — и из­ме­не­ние ве­личи­ны спро­са — пере­дви­же­ние вдоль кри­вой спро­са в ре­зульта­те из­ме­не­ния цены то­ва­ра. (Важ­ное при­ме­ча­ние для сту­ден­тов: не­способ­ность раз­личить по­ня­тия из­ме­не­ния спро­са и из­ме­не­ния ве­личи­ны спро­са яв­ляет­ся од­ной из наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных оши­бок в эко­но­ми­ке. Бо­лее того, мно­гие пре­по­да­ва­те­ли по эко­но­ми­ке очень лю­бят во­про­сы по этой теме. Гра­мот­ные сту­ден­ты при­мут эту ин­фор­ма­цию к све­де­нию.)
Ри­су­нок 3 ил­лю­стри­ру­ет влия­ние уве­ли­че­ния спро­са на ры­ноч­ную цену то­ва­ра. Пред­ста­вим, что до­хо­ды по­тре­би­телей по­вы­си­лись или под­ня­лась цена за­мо­ро­жен­но­го йо­гур­та, стан­дарт­но­го суб­сти­ту­та мо­ро­же­но­го. Эти из­ме­не­ния по­вы­сят спрос на мо­ро­же­ное во всех це­но­вых сег­мен­тах, при этом кри­вая спро­са сдви­нет­ся впра­во с D1 до D2. Уве­ли­че­ние спро­са, в свою оче­редь, под­толк­нет рав­но­вес­ную цену мо­ро­же­но­го вверх с 5 до 7 лари. При но­вой, бо­лее вы­со­кой рав­но­вес­ной цене ве­личи­на спро­са со сто­ро­ны по­тре­би­телей бу­дет еще раз при­ве­де­на в рав­но­ве­сие с ве­личи­ной предло­же­ния со сто­ро­ны произ­во­ди­телей. Сле­ду­ет за­ме­тить, что уве­ли­че­ние спро­са (сдвиг всей кри­вой спро­са) при­ве­дет к уве­ли­че­нию ве­личи­ны предло­же­ния с 15 до 20 ты­сяч — дви­же­нию вдоль кри­вой предло­же­ния.
Умень­ше­ние до­хо­дов по­тре­би­телей или бо­лее низ­кая цена на за­мо­ро­жен­ный йо­гурт при­во­дят к про­ти­во­по­лож­но­му эф­фек­ту. Эти из­ме­не­ния со­кра­ща­ют спрос на мо­ро­же­ное (сдвиг кри­вой спро­са вле­во), сни­жа­ют цену и умень­ша­ют рав­но­вес­ный объем.
Ри­су­нок 3. Уве­ли­че­ние спро­са ве­дет к по­вы­ше­нию цены
Клас­си­че­ский гра­фик спро­са и предло­же­ния, отоб­ра­жа­ю­щий влия­ние воз­росше­го спро­са на цену про­дук­ции. Цена отоб­ра­жа­ет­ся на вер­ти­каль­ной оси у, а ко­ли­че­ство еди­ниц — на го­ри­зонталь­ной оси х. Уве­ли­че­ние спро­са при­во­дит к по­вы­ше­нию цены и к уве­ли­че­нию объема предло­же­ния; но­вое рав­но­ве­сие пере­ме­ща­ет­ся впра­во и вверх, что со­от­вет­ству­ет бо­лее вы­со­кой цене и больше­му объему про­даж.
Те­перь да­вайте по­смот­рим на ры­ноч­ное предло­же­ние. Из­ме­не­ние фак­то­ров, влия­ю­щих на сто­и­мость еди­ни­цы предла­га­е­мо­го то­ва­ра, вы­зы­ва­ет сдвиг всей кри­вой предло­же­ния. Из­ме­не­ния, сни­жа­ю­щие сто­и­мость еди­ни­цы то­ва­ра (к при­ме­ру, улуч­ше­ние тех­но­ло­гий или сни­же­ние цен на ис­поль­зу­е­мые для изго­тов­ле­ния то­ва­ра ре­сур­сы), уве­ли­чи­ва­ют предло­же­ние, при этом кри­вая предло­же­ния сдви­га­ет­ся впра­во. И нао­бо­рот, из­ме­не­ния, по­вы­ша­ю­щие за­тра­ты на произ­водство то­ва­ра, та­кие как по­вы­ше­ние цен на ре­сур­сы или по­вы­ше­ние на­ло­гов на произ­во­ди­телей, умень­ша­ют предло­же­ние, и кри­вая предло­же­ния сме­ща­ет­ся вле­во.
Пред­ста­вим, что цены на слив­ки и мо­ло­ко или дру­гие ин­гре­ди­ен­ты для мо­ро­же­но­го сни­жа­ют­ся. Как из­ме­нит­ся предло­же­ние и ры­ноч­ная цена мо­ро­же­но­го в ре­зульта­те та­ко­го сни­же­ния цен на ре­сур­сы? Если вы от­ве­ти­те, что предло­же­ние уве­личит­ся, а ры­ноч­ные цены сни­зят­ся, вы бу­де­те пра­вы. На ри­сун­ке 4 изоб­ра­же­на эта точ­ка в мо­де­ли спро­са и предло­же­ния. Вслед­ствие сни­же­ния цен на слив­ки и мо­ло­ко со­кра­ща­ют­ся за­тра­ты на произ­водство еди­ни­цы мо­ро­же­но­го, что при­ве­дет к сдви­гу кри­вой предло­же­ния впра­во (с S1 до S2). В ре­зульта­те та­ко­го сдви­га рав­но­вес­ная цена мо­ро­же­но­го опу­стит­ся с 5 до 3 лари. При этой но­вой, бо­лее низ­кой цене ве­личи­на спро­са уве­личит­ся и еще раз срав­ня­ет­ся с ве­личи­ной предло­же­ния. При­ме­ча­ние. Вслед­ствие по­вы­ше­ния предло­же­ния (сдвиг всей кри­вой) сни­зи­лась цена мо­ро­же­но­го и вы­рос­ла ве­личи­на спро­са — пере­ме­ще­ние вдоль кри­вой спро­са. Если произой­дут из­ме­не­ния, уве­ли­чи­ва­ю­щие за­тра­ты на произ­водство мо­ро­же­но­го (к при­ме­ру, уве­ли­че­ние цен на ин­гре­ди­ен­ты), ре­зультат бу­дет про­ти­во­по­лож­ным: сни­же­ние предло­же­ния (сдвиг кри­вой вле­во), по­вы­ше­ние цены на мо­ро­же­ное и сни­же­ние объемов про­даж.
Ри­су­нок 4. Уве­ли­че­ние предло­же­ния ве­дет к сни­же­нию цены
Клас­си­че­ский гра­фик спро­са и предло­же­ния, отоб­ра­жа­ю­щий влия­ние воз­росше­го предло­же­ния на цену про­дук­ции. Цена отоб­ра­жа­ет­ся на вер­ти­каль­ной оси у, а ко­ли­че­ство еди­ниц — на го­ри­зонталь­ной оси х. Сни­же­ние за­трат на еди­ни­цу про­дук­ции сдви­га­ет кри­вую предло­же­ния впра­во, вслед­ствие чего уве­ли­чи­ва­ет­ся объем предло­же­ния и па­да­ет цена; рав­но­вес­ная точ­ка пере­ме­ща­ет­ся впра­во и вниз, отоб­ра­жая сни­же­ния цены и уве­ли­че­ние объема про­даж.
Ры­ноч­ные из­ме­не­ния, подоб­ные этим, не проис­хо­дят мгно­вен­но. По­тре­би­те­лям и произ­во­ди­те­лям необ­хо­ди­мо вре­мя, что­бы при­спосо­бить­ся к но­вым усло­ви­ям. На прак­ти­ке в усло­ви­ях ди­на­мич­но ме­ня­ю­ще­го­ся мира про­цесс при­способ­ле­ния проис­хо­дит не­пре­рыв­но. Влия­ние из­ме­не­ний спро­са и предло­же­ния, а так­же фак­то­ры, яв­ляю­щи­е­ся при­чи­на­ми сдви­гов этих кри­вых, име­ют клю­че­вое зна­че­ние для по­ни­ма­ния ры­ноч­ных ме­ха­низ­мов. Ана­лиз спро­са и предло­же­ния бу­дет неод­но­крат­но упо­ми­нать­ся в этой кни­ге.

Элемент 1.7. Прибыль является результатом продуктивности

Прибыль направляет предприятия в сторону производственной деятельности, повышающей стоимость ресурсов, а убытки уводят их от затратной деятельности, уменьшающей стоимость ресурсов.

Пред­при­я­тия при­об­ре­та­ют на рын­ке фак­то­ров произ­водства при­род­ные ре­сур­сы, труд, капи­тал и пред­при­ни­ма­тель­ский та­лант. За­тем эти производственные ресурсы преоб­ра­зу­ют­ся в то­ва­ры и услу­ги, про­да­ва­е­мые по­тре­би­те­лям. В усло­ви­ях рыночной экономики произ­во­ди­те­лям по­тре­бу­ет­ся от­влечь ре­сур­сы от ис­поль­зо­ва­ния в аль­тер­на­тив­ных произ­водствах, по­сколь­ку вла­дель­цы ре­сур­сов бу­дут предо­став­лять их по це­нам, не ниже тех, по ко­то­рым они мог­ли бы про­дать их дру­гим поль­зо­ва­те­лям. Аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки рав­ны за­тратам, ко­то­рые бы по­не­сли произ­во­ди­те­ли, что­бы пере­ма­нить ре­сур­сы из дру­гих от­раслей.
Су­ще­ству­ет важ­ное раз­личие меж­ду аль­тер­на­тив­ны­ми из­держ­ка­ми произ­водства и стан­дарт­ны­ми ме­то­да­ми уче­та за­трат. Бух­гал­те­ры при­ни­ма­ют во вни­ма­ние толь­ко чи­стую при­быль компа­нии, ко­то­рая несколь­ко от­ли­ча­ет­ся от эко­но­ми­че­ской прибыли. При рас­че­те чи­стой при­бы­ли не учи­ты­ва­ет­ся аль­тер­на­тив­ная сто­и­мость ак­ти­вов, ко­то­ры­ми вла­деет компа­ния.
Эко­но­ми­сты же учи­ты­ва­ют аль­тер­на­тив­ную сто­и­мость, ко­то­рую иг­но­ри­ру­ют бух­гал­те­ры(6). В ре­зульта­те чи­стая при­быль компа­нии ока­зы­ва­ет­ся за­вы­шен­ной по срав­не­нию с при­бы­лью, опре­де­ля­е­мой эко­но­ми­ста­ми. Эко­но­ми­сты при­ни­ма­ют во вни­ма­ние тот факт, что ак­ти­вы, ко­то­ры­ми вла­деет компа­ния, мог­ли бы ис­поль­зо­вать­ся ка­ким-либо дру­гим спосо­бом. Если эти аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки не по­кры­ва­ют­ся, ре­сур­сы в кон­це кон­цов бу­дут ис­поль­зо­ва­ны в дру­гих це­лях.
При­быль компа­нии мож­но опре­де­лить сле­ду­ю­щим об­разом:
При­быль = об­щая вы­руч­ка − об­щие из­держ­ки
Об­щая вы­руч­ка компа­нии — это про­сто цена всех про­дан­ных то­ва­ров (Р), умно­жен­ная на ко­ли­че­ство про­дан­ных то­ва­ров (Q). Что­бы по­лу­чить при­быль, до­ход компа­нии от про­да­жи то­ва­ра дол­жен пре­вы­шать аль­тер­на­тив­ную сто­и­мость ре­сур­сов, необ­хо­ди­мых для его произ­водства. Та­ким об­разом, компа­ния по­лу­чит при­быль толь­ко в том слу­чае, если она способ­на произ­ве­сти то­вар или услу­гу, ко­то­рые по­тре­би­те­ли це­нят больше, чем сто­и­мость ре­сур­сов, за­тра­чен­ных на их произ­водство.
По­тре­би­те­ли ку­пят то­вар толь­ко в том слу­чае, если его ценность для них бу­дет не мень­ше его цены. Если по­тре­би­те­ли го­то­вы запла­тить за то­вар цену, пре­вы­ша­ю­щую его се­бе­сто­и­мость, ре­ше­ние произ­во­ди­те­ля от­влечь ре­сур­сы от их ис­поль­зо­ва­ния в аль­тер­на­тив­ных произ­водствах при­не­сет при­быль. При­быль — это воз­на­гра­жде­ние за преоб­разо­ва­ние ре­сур­сов в то, что име­ет большую ценность.
Топ-ме­не­дже­ры компа­ний стре­мят­ся за­ни­мать­ся произ­водством тех то­ва­ров и услуг, ко­то­рые при­но­сят при­быль. Од­на­ко ожи­да­ния не все­гда оправ­ды­ва­ют­ся. Не­ко­то­рые произ­во­ди­те­ли не мо­гут про­дать свою про­дук­цию по це­нам, по­кры­ва­ю­щим все из­держ­ки. Когда об­щая вы­руч­ка от про­даж мень­ше аль­тер­на­тив­ной сто­и­мо­сти ре­сур­сов, ис­поль­зу­е­мых для произ­водства то­ва­ров или услуг, воз­ни­кают убыт­ки. Убытки — это на­ка­за­ние для пред­при­я­тия, произ­во­дя­ще­го то­ва­ры и услу­ги, ко­то­рые по­тре­би­те­ли це­нят мень­ше, чем ре­сур­сы, тре­бу­е­мые для их произ­водства. Убыт­ки ука­зы­ва­ют на то, что ре­сур­сы было бы луч­ше ис­поль­зо­вать для произ­водства дру­гих то­ва­ров.
Пред­по­ло­жим, произ­во­ди­тель ру­ба­шек в Бол­га­рии (где де­неж­ная еди­ни­ца — это бол­гар­ский лев, BGN) тра­тит 20 000 бол­гар­ских ле­вов в ме­сяц на арен­ду зда­ния, необ­хо­ди­мо­го обо­ру­до­ва­ния и опла­ту тру­да, на за­куп­ку тка­ни, пу­го­виц и дру­гих ма­те­ри­а­лов для произ­водства и по­став­ки од­ной ты­ся­чи ру­ба­шек в ме­сяц. Если произ­во­ди­тель про­да­ет одну ты­ся­чу ру­ба­шек по цене 22 лева за еди­ни­цу, его еже­ме­сяч­ная вы­руч­ка со­ста­вит 22 000 ле­вов, а его при­быль — 2000 ле­вов. Произ­во­ди­тель ру­ба­шек со­здал бо­гат­ство — для себя и для по­тре­би­те­ля. Сво­ей го­тов­но­стью запла­тить цену, пре­вы­ша­ю­щую за­тра­ты на произ­водство, по­тре­би­те­ли про­де­монстри­ро­ва­ли, что ценность этих ру­ба­шек больше, чем ре­сур­сы, тре­бу­е­мые для их произ­водства. При­быль произ­во­ди­те­ля — это воз­на­гра­жде­ние за уве­ли­че­ние сто­и­мо­сти ре­сур­сов пу­тем их преоб­разо­ва­ния в про­дукт, име­ю­щий большую ценность.
С дру­гой сто­ро­ны, если спрос на ру­баш­ки упа­дет и их мож­но бу­дет про­дать всего по 17 ле­вов за еди­ни­цу, произ­во­ди­тель за­ра­бо­та­ет 17 000 бол­гар­ских ле­вов, те­ряя при этом 3000 ле­вов в ме­сяц. Эти убыт­ки воз­ни­кают по­то­му, что дей­ствия произ­во­ди­те­ля сни­зи­ли сто­и­мость ис­поль­зу­е­мых ре­сур­сов. Ценность ру­ба­шек — ко­неч­но­го про­дук­та — ока­за­лась для по­тре­би­телей мень­ше, чем ценность дру­гих то­ва­ров, ко­то­рые мог­ли быть произ­ве­де­ны из этих ре­сур­сов. Мы не утвер­жда­ем, что в слу­чае преоб­разо­ва­ния ис­поль­зу­е­мых для произ­водства ру­ба­шек ре­сур­сов в ка­кой-либо дру­гой про­дукт по­тре­би­те­ли бы осо­зна­ва­ли их большую ценность. Но их сов­мест­ный вы­бор дает произ­во­ди­те­лю эту ин­фор­ма­цию, а так­же сти­мул при­нять меры для сни­же­ния убыт­ка.
В усло­ви­ях ры­ноч­ной эко­но­ми­ки убыт­ки и банкрот­ства пред­при­я­тий неиз­беж­но ра­бо­та­ют на один ре­зультат — пре­кра­ще­ние не­эф­фек­тив­ной де­я­тель­но­сти, та­кой как произ­водство ру­ба­шек, за­тра­ты на ко­то­рые пре­вы­ша­ют их се­бе­сто­и­мость. Убыт­ки и банкрот­ства пере­направ­ляют ре­сур­сы на произ­водство дру­гих то­ва­ров, име­ю­щих бо­лее вы­со­кую ценность. Та­ким об­разом, хотя банкрот­ства пред­при­я­тий ча­сто бо­лез­нен­ны для их вла­дель­цев, ин­ве­сто­ров и ра­бот­ни­ков, в них все же есть по­ло­жи­тель­ная сто­ро­на: они вы­сво­бо­жда­ют ре­сур­сы, ко­то­рые мо­гут быть направ­ле­ны на проек­ты, по­вы­ша­ю­щие благо­со­сто­я­ние.
Уро­вень жиз­ни на­се­ле­ния по­вы­ша­ет­ся, если ис­поль­зо­ва­ние его ре­сур­сов — зем­ли, зда­ний, ра­бо­чей силы и пред­при­ни­ма­тель­ско­го та­лан­та — ве­дет к по­лу­че­нию цен­ных то­ва­ров и услуг. В лю­бой мо­мент вре­ме­ни мо­жет осу­ще­ствлять­ся прак­ти­че­ски не­огра­ни­чен­ное чис­ло воз­мож­ных ин­ве­сти­ци­он­ных проек­тов. Не­ко­то­рые из та­ких ин­ве­сти­ций уве­ли­чи­ва­ют ценность ре­сур­сов пу­тем преоб­разо­ва­ния их в то­ва­ры и услу­ги, ко­то­рые це­нят­ся по­тре­би­те­ля­ми бо­лее вы­со­ко по срав­не­нию с их се­бе­сто­и­мо­стью. Все это способ­ству­ет эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су. Дру­гие ин­ве­сти­ции сни­жа­ют ценность ре­сур­сов и за­медля­ют эко­но­ми­че­ский про­гресс. Если мы хо­тим ис­поль­зо­вать име­ю­щи­е­ся ре­сур­сы мак­си­маль­но эф­фек­тив­но, сле­ду­ет по­ощрять раз­ви­тие проек­тов, уве­ли­чи­ва­ю­щих ценность, и за­кры­вать проек­ты, ис­поль­зу­ю­щие ре­сур­сы ме­нее про­дук­тив­но. Имен­но эту функ­цию вы­пол­ня­ют при­бы­ли и убыт­ки.
Мы жи­вем в мире, пол­ном неопре­де­лен­но­сти, где пред­по­чте­ния и тех­но­ло­гии ме­ня­ют­ся очень бы­стро, а ин­фор­ма­ция не­со­вер­шен­на. Вла­дель­цы пред­при­я­тий не мо­гут точ­но пред­ска­зать из­ме­не­ния ры­ноч­ных цен и произ­водствен­ные из­держ­ки в бу­ду­щем. Они при­ни­ма­ют ре­ше­ния в за­ви­си­мо­сти от ожи­да­ний. Но пра­ви­ла ры­ноч­ной эко­но­ми­ки ясны и опре­де­ле­ны си­сте­мой воз­на­гра­жде­ний и на­ка­за­ний. Успеш­ны­ми бу­дут те предприниматели, ко­то­рые пра­виль­но пред­уга­ды­ва­ют и эф­фек­тив­но произ­во­дят при­вле­ка­тель­ные для по­тре­би­телей то­ва­ры и услу­ги и про­да­ют их по це­нам, пре­вы­ша­ю­щим се­бе­сто­и­мость. И нао­бо­рот, ру­ко­во­ди­те­ли пред­при­я­тий, не­эф­фек­тив­но рас­пре­де­ля­ю­щие ре­сур­сы в от­рас­лях со сла­бым спро­сом, не­сут убыт­ки и стал­ки­ва­ют­ся с фи­нан­со­вы­ми труд­но­стя­ми.
Не­смот­ря на то, что есть люди, кри­ти­ку­ю­щие банкрот­ства, со­пут­ству­ю­щие ры­ноч­но­му про­цес­су, имен­но эта си­сте­ма по­ощре­ний и на­ка­за­ний ле­жит в осно­ве ры­ноч­но­го успе­ха. Что ин­терес­но, мно­гие пред­при­ни­ма­те­ли, ко­то­рые сна­ча­ла тер­пят неу­да­чу, впо­след­ствии ста­но­вят­ся очень успеш­ны­ми. Хо­ро­шим при­ме­ром та­кой за­ко­но­мер­но­сти яв­ляет­ся Стив Джобс. По­сле ухо­да из Apple в 1985 году он осно­вал компа­нию neXT, ко­то­рая, как он пла­ни­ро­вал, бу­дет произ­во­дить пер­со­наль­ные компью­те­ры сле­ду­ю­ще­го по­ко­ле­ния. Компа­ния едва сво­ди­ла кон­цы с кон­ца­ми. Но этот опыт по­шел Джоб­су на поль­зу. Он вер­нул­ся в Apple в 1997 году и вско­ре пред­ста­вил iPhone, iPad и дру­гие ин­но­ва­ци­он­ные про­дук­ты, ко­то­рые име­ли фе­е­ри­че­ский успех.
Вы­вод оче­ви­ден: при­быль направ­ляет ин­ве­сти­ции в сто­ро­ну успеш­ных проек­тов, способ­ству­ю­щих эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су, в то вре­мя как убыт­ки уво­дят ре­сур­сы от не­эф­фек­тив­ных проек­тов. Это ис­клю­чи­тель­но важ­ная функ­ция. Эко­но­ми­че­ские си­сте­мы, не способ­ные эф­фек­тив­но вы­пол­нить эту функ­цию, ско­рее всего, об­ре­че­ны на стагнацию или бо­лее пла­чев­ные по­след­ствия.

Элемент 1.8. Приносить пользу другим прибыльно

Человек получает доход, предлагая другим то, за что они готовы заплатить.

Все люди разные: они от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га по­тен­ци­а­лом, пред­по­чте­ни­я­ми, спе­ци­аль­ны­ми на­вы­ка­ми, жиз­нен­ны­ми по­зи­ци­я­ми и го­тов­но­стью идти на риск. Эти раз­личия влия­ют на до­ход че­ло­ве­ка, по­сколь­ку от них за­ви­сит ценность то­ва­ров и услуг, ко­то­рые че­ло­век хо­чет и мо­жет предо­став­лять дру­гим.
С точ­ки зре­ния ры­ноч­ной эко­но­ми­ки, если че­ло­век по­лу­ча­ет вы­со­кий до­ход, это зна­чит, как пра­ви­ло, что ценность того, что он предо­став­ляет дру­гим, пре­вы­ша­ет се­бе­сто­и­мость. Если бы та­кие люди не предо­став­ля­ли дру­гим то­ва­ры и услу­ги с вы­со­кой ценно­стью, фир­мы (а кос­вен­но и по­тре­би­те­ли) не пла­ти­ли бы им так щед­ро. Мо­раль сего та­ко­ва: если вы хо­ти­те до­стой­но за­ра­ба­ты­вать, луч­ше поду­майте, как вы мо­же­те стать очень по­лезны дру­гим лю­дям. С дру­гой сто­ро­ны, если вы не мо­же­те или не хо­ти­те по­мо­гать дру­гим так, что­бы они это це­ни­ли, ваш до­ход бу­дет низ­ким.
Эта пря­мая связь меж­ду по­мо­щью дру­гим и по­лу­че­ни­ем до­хо­да дает каж­до­му из нас мощ­ный сти­мул при­об­ре­тать на­вы­ки, раз­ви­вать та­лан­ты и культи­ви­ро­вать при­выч­ки, ко­то­рые по­мо­гут нам предо­став­лять дру­гим лю­дям то­ва­ры и услу­ги с вы­со­кой ценно­стью. Сту­ден­ты выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний напря­жен­но учат­ся, под­вер­га­ют­ся стрес­сам и много пла­тят за уче­бу, что­бы стать вра­ча­ми, учи­те­ля­ми, бух­гал­тера­ми и инже­не­ра­ми. Дру­гие люди про­хо­дят обу­че­ние, сер­ти­фи­ка­цию и по­лу­ча­ют опыт, ко­то­рый по­мо­жет им стать элек­три­ка­ми, ра­бо­чи­ми по ре­монту и об­слу­жи­ва­нию или веб-ди­зайне­ра­ми. А тре­тьи ин­ве­сти­ру­ют или ста­но­вят­ся пред­при­ни­ма­те­ля­ми. По­че­му че­ло­век все это де­ла­ет?
В не­ко­то­рых слу­ча­ях при­сут­ству­ет силь­ный лич­ный мотив из­ме­нить мир к луч­ше­му. Сто­ит под­черк­нуть, что даже те, кто не на­ме­рен из­ме­нить мир к луч­ше­му и глав­ным об­разом моти­ви­ро­ван же­ла­ни­ем за­ра­бо­тать, име­ют мощ­ный сти­мул раз­ви­вать на­вы­ки и пред­при­ни­мать дей­ствия, ко­то­рые име­ют вы­со­кую ценность для дру­гих. Предо­став­ле­ние то­ва­ров и услуг, име­ю­щих ценность для дру­гих, яв­ляет­ся ис­точ­ни­ком вы­со­ких до­хо­дов. При же­ла­нии стать бо­га­тым, у че­ло­ве­ка по­яв­ляет­ся мощ­ный сти­мул за­ду­мать­ся о том, что нуж­но дру­гим. И даже лю­дям, же­ла­ю­щим из­ме­нить мир к луч­ше­му, для наи­бо­лее эф­фек­тив­но­го до­сти­же­ния этой цели необ­хо­ди­ма ин­фор­ма­ция о ка­че­ствен­ном об­разо­ва­нии и воз­мож­но­стях при­об­ре­те­ния по­лезных на­вы­ков. Эту ин­фор­ма­цию обыч­но по­лу­ча­ют пу­тем по­ис­ка ра­бо­ты и воз­мож­но­стей за­ра­ботка в разных про­фес­си­ях.
Бы­ту­ет мне­ние, что люди с вы­со­ким до­хо­дом экс­плу­а­ти­ру­ют дру­гих. Но те, кто много за­ра­ба­ты­ва­ют на эф­фек­тив­но функ­ци­о­ни­ру­ю­щем рын­ке, обыч­но де­ла­ют это, предо­став­ляя дру­гим то, что вы­со­ко це­нит­ся и име­ет спрос. Лар­ри Пейдж и Сер­гей Брин ста­ли мил­ли­ар­де­ра­ми, по­то­му что поль­зо­ва­те­ли об­на­ру­жи­ли, что Google луч­ше удовле­тво­ря­ет их по­треб­но­сти, чем Yahoo! или Ask Jeeves. Еще один при­мер — по­пу­ляр­ные пев­цы. Бей­он­се и Тей­лор Свифт по­лу­ча­ют огром­ные го­но­ра­ры, по­сколь­ку их му­зы­ка нра­вит­ся мил­лио­нам. За­да­ча об­ще­ства со­сто­ит в том, что­бы обес­пе­чить спра­ведли­вые «пра­ви­ла» игры, а не огра­ни­чи­вать воз­мож­но­сти силь­ных иг­ро­ков. Пробле­мы воз­ни­кают, если об­ще­ство «за­цик­ли­ва­ет­ся» на уста­рев­ших тех­но­ло­ги­ях и с неохо­той пере­хо­дит на но­вые. Это при­во­дит к сни­же­нию эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­сти и за­медле­нию ро­ста. При этом та­кая си­ту­а­ция ста­но­вит­ся больше по­хо­жей на от­ста­и­ва­ние чьих-то по­ли­ти­че­ских ин­тере­сов, не­же­ли же­ла­ние при­нять ра­зум­ное эко­но­ми­че­ское ре­ше­ние.
Очень успеш­ные пред­при­ни­ма­те­ли по­ка­зы­ва­ют та­кие пре­вос­ход­ные ре­зульта­ты де­я­тель­но­сти толь­ко по­то­му, что мил­лио­ны по­ку­па­телей на­хо­дят их про­дук­ты при­вле­ка­тель­ны­ми. По­ки­нув­ший наш мир Сэм Уол­тон, осно­ва­тель сети ма­га­зи­нов Walmart, стал од­ним из са­мых бо­га­тых лю­дей в Со­еди­нен­ных Шта­тах по­то­му, что на­шел способ эф­фек­тив­но управ­лять больши­ми запа­са­ми и про­да­вать брен­до­вые то­ва­ры по сни­жен­ным це­нам в не­больших го­ро­дах Аме­ри­ки. Билл Гейтс, Пол Ал­лен, со­учре­ди­те­ли Microsoft ста­ли мил­ли­ар­де­ра­ми, раз­ра­бо­тав ряд про­дук­тов, ко­то­рые су­ще­ствен­но по­вы­си­ли эф­фек­тив­ность и улуч­ши­ли сов­ме­сти­мость пер­со­наль­ных компью­те­ров. Мил­лио­ны по­тре­би­телей, ко­то­рые ни­когда не слы­ша­ли о та­ких лю­дях, как Уол­тон, Гейтс и Ал­лен, из­влек­ли поль­зу из их та­лан­тов и про­дук­тов. Эти ге­нии за­ра­бо­та­ли много, так как по­мо­гли большо­му ко­ли­че­ству лю­дей.
Та­кие «хо­ро­шие» капи­та­ли­сты так­же встре­ча­ют­ся и в стра­нах с пере­ход­ной эко­но­ми­кой. Про­грам­мист из Че­хии Па­вел Ба­у­диш, бу­ду­чи, воз­мож­но, не та­ким из­вест­ным, как Бил Гейтс, со­здал ан­ти­ви­рус­ную про­грам­му Avast, ко­то­рая за­во­е­ва­ла по­пу­ляр­ность на рын­ке ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти и при­не­сла Пав­лу со­сто­я­ние в несколь­ко мил­лио­нов дол­ла­ров. Поль­ский ме­ха­ник Збиг­нев Сос­новский превра­тил близ­кую к банкрот­ству го­су­дар­ствен­ную компа­нию по произ­водству ве­ло­си­пе­дов в KROSS — основ­но­го евро­пей­ско­го по­став­щи­ка, произ­во­дя­ще­го бо­лее 1 мил­лио­на ве­ло­си­пе­дов в год. Вве­ди­те в по­ис­ко­ви­ке Google запрос Talking Tom Cat, и вы узна­е­те о мульти­ме­дий­ной фран­ши­зе для де­тей, ко­то­рую со­зда­ла мо­ло­дая пара из Сло­ве­нии, Изо Ло­гин и Само Ло­гин. Фран­ши­за была про­да­на по­ку­па­те­лю из Ки­тая бо­лее чем за мил­ли­ард дол­ла­ров.

Элемент 1.9. Ценность лежит в основе дохода и достатка

Источником высокого уровня жизни является не только создание рабочих мест, но и производство экономических благ.

«По­треб­ле­ние яв­ляет­ся единствен­ной це­лью, единствен­ным смыс­лом вся­ко­го произ­водства, а ин­тере­сы произ­во­ди­те­ля долж­ны учи­ты­вать­ся толь­ко в той сте­пе­ни, в ко­то­рой это мо­жет быть необ­хо­ди­мо для под­держ­ки ин­тере­сов по­тре­би­те­ля»,
Адам Смит. Ис­сле­до­ва­ние о при­ро­де и при­чи­нах бо­гат­ства на­ро­дов: пер. с англ. [Adam Smith, An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations, Volume II Glasgow Edition (Indianapolis: Liberty Fund, Inc., [1776] 1981): 660. [Элек­трон­ный ре­сурс]. URL: http://www.econlib.org/library/Smith/smWN.html].
Как от­ме­чал Адам Смит бо­лее 240 лет на­зад, смысл лю­бо­го произ­водства за­клю­ча­ет­ся в даль­ней­шем по­треб­ле­нии. Но произ­водство пред­ше­ству­ет по­треб­ле­нию. До­ход и уро­вень жиз­ни на­се­ле­ния не мо­гут рас­ти без уве­ли­че­ния объема произ­водства эко­но­ми­че­ских благ.
Не­со­мнен­но, благо­со­сто­я­ние об­ще­ства ухуд­шит­ся в ре­зульта­те ис­чез­но­ве­ния то­ва­ров ши­ро­ко­го по­треб­ле­ния. Это утвер­жде­ние на­столь­ко оче­вид­но, что ка­жет­ся глу­пым ак­цен­ти­ро­вать на нем вни­ма­ние. Тем не ме­нее, ино­гда при­ни­ма­лись про­грам­мы, осно­ван­ные на оши­боч­ной идее, со­глас­но ко­то­рой со­кра­ще­ние ко­ли­че­ства то­ва­ров при­не­сет поль­зу об­ще­ству. В 1933 году в по­пыт­ке со­кра­тить предло­же­ние и тем са­мым предот­вра­тить па­де­ние цен на сель­ско­хо­зяй­ствен­ную про­дук­цию Кон­гресс США при­нял За­кон о ре­гу­ли­ро­ва­нии сель­ско­го хо­зяй­ства (Agricultural Adjustment Act, ААА). В рам­ках по­ли­ти­ки «Но­во­го кур­са» фе­де­раль­ное пра­ви­тель­ство предо­став­ля­ло компен­са­цию фер­ме­рам, со­кра­ща­ю­щим по­сев­ные пло­ща­ди, от­ве­ден­ные под пше­ни­цу, ку­ку­ру­зу, хло­пок и дру­гие культу­ры. Фер­ме­рам, вы­ра­щи­ва­ю­щим карто­фель, пла­ти­ли за то, что­бы они опрыс­ки­ва­ли его кра­си­телем, де­лая не­при­год­ным для упо­треб­ле­ния в пищу. Здо­ро­вый круп­ный ро­га­тый скот, овцы и сви­ньи под­верг­лись за­бою и массо­во­му за­хо­ро­не­нию лишь за­тем, что­бы они не по­па­ли на ры­нок. Толь­ко в 1933 году в рам­ках ААА было уби­то шесть мил­лио­нов по­ро­сят. Ре­ше­ни­ем Вер­хов­но­го суда США за­кон был при­знан не­консти­ту­ци­он­ным в 1936 году. Но это слу­чи­лось уже по­сле того, как он ото­брал у аме­ри­канских по­тре­би­телей огром­ное ко­ли­че­ство сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции. Бо­лее того, в рам­ках из­ме­нен­ных форм за­ко­на, даже сего­дня пра­ви­тель­ство Со­еди­нен­ных Шта­тов про­дол­жа­ет пла­тить раз­лич­ным фер­ме­рам за огра­ни­че­ние их произ­водства. По­ли­ти­че­ские до­во­ды тех, кто оста­ет­ся в вы­игры­ше, еще мож­но как-то по­нять, но в це­лом та­кие про­грам­мы уни­что­жа­ют цен­ные ре­сур­сы, обед­няя на­цию.
Не толь­ко Со­еди­нен­ные Шта­ты в от­вет на по­ли­ти­че­ское дав­ле­ние ока­зы­ва­ют фер­ме­рам под­держ­ку, ко­то­рая огром­ны­ми из­держ­ка­ми ло­жит­ся на пле­чи на­ло­го­пла­тель­щи­ков и по­тре­би­телей. «Еди­ная сель­ско­хо­зяй­ствен­ная по­ли­ти­ка» Евро­пей­ско­го со­ю­за яв­ляет­ся од­ной из наи­бо­лее за­трат­ных и спор­ных ча­стей бюд­же­та ЕС.
Сель­ское хо­зяй­ство — не единствен­ная суб­си­ди­ру­е­мая от­расль. Дей­ство­вав­шая в Со­еди­нен­ных Шта­тах в 2009 году про­грам­ма «На­лич­ные за ав­тохлам» — еще один яр­кий при­мер того, как по­ли­ти­ки пы­та­ют­ся со­дей­ство­вать про­цве­та­нию, уни­что­жая цен­ные ак­ти­вы, в дан­ном слу­чае по­дер­жан­ные ав­то­мо­би­ли. В рам­ках про­грам­мы «На­лич­ные за ав­тохлам» про­дав­цам ав­то­мо­би­лей выпла­чи­ва­ли от 3500 до 4500 дол­ла­ров США за уни­что­же­ние ста­рых ав­то­мо­би­лей, ко­то­рые с до­пла­той об­ме­ни­ва­лись на но­вые. Про­дав­цы долж­ны были раз­ру­шать дви­га­те­ли раство­ром си­ли­ка­та на­трия, а за­тем пус­кать ав­то­мо­би­ли под пресс и от­прав­лять на свал­ку. И всё это — дабы га­ран­ти­ро­ван­но не до­пу­стить по­втор­но­го ис­поль­зо­ва­ния де­та­лей. Сто­рон­ни­ки этой про­грам­мы утвер­жда­ли, что она бу­дет сти­му­ли­ро­вать эко­но­ми­че­ский подъ­ем, по­бу­ждая лю­дей по­ку­пать но­вые ав­то­мо­би­ли. Но но­вые ав­то­мо­би­ли сто­ят до­ро­же по­дер­жан­ных, а цена по­след­них воз­рос­ла из-за сни­же­ния предло­же­ния. Это при­ве­ло к тому, что по­тре­би­те­ли ста­ли тра­тить больше на ав­то­мо­би­ли (как на но­вые, так и на по­дер­жан­ные), поэто­му умень­ши­лось ко­ли­че­ство средств на дру­гие то­ва­ры. Та­ким об­разом, про­грам­ма «На­лич­ные за ав­тохлам» не смог­ла сти­му­ли­ро­вать об­щий спрос. По сути, на­ло­го­пла­тель­щи­ки отда­ли 3 мил­ли­ар­да дол­ла­ров США в виде суб­си­дий на при­об­ре­те­ние но­вых ав­то­мо­би­лей, при этом было уни­что­же­но око­ло 700 000 по­дер­жан­ных ав­то­мо­би­лей сто­и­мо­стью при­бли­зи­тель­но 2 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Те, кто мог поз­во­лить себе но­вые ав­то­мо­би­ли, по­лу­чи­ли суб­си­дию, то­гда как бед­ные люди, рас­счи­ты­ва­ю­щие ку­пить по­дер­жан­ные ав­то­мо­би­ли, ли­ши­лись та­кой воз­мож­но­сти. Когда про­грам­ма за­вер­ши­лась, про­да­жи но­вых ав­то­мо­би­лей рез­ко упа­ли. Гер­ма­ния вве­ла соб­ствен­ную про­грам­му ути­ли­за­ции ста­рых ав­то­мо­би­лей, ко­то­рая обо­шлась ее на­ло­го­пла­тель­щи­кам в сум­му свы­ше 7 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, что бо­лее чем в два раза пре­вы­ша­ет сто­и­мость ана­ло­гич­ной про­грам­мы в США.
Ана­ло­гич­ные про­грам­мы запус­ка­лись во мно­гих стра­нах Вос­точ­ной Евро­пы, вклю­чая Рос­сию и Сло­ва­кию. В Ру­мы­нии в рам­ках про­грам­мы под на­зва­ни­ем Rabla (Рух­лядь) бо­лее 525 000 ав­то­мо­би­лей воз­рас­том от вось­ми лет и бо­лее по­па­ли под ути­ли­за­цию ради ва­у­че­ров сто­и­мо­стью до 1500 евро. Про­грам­ма дей­ство­ва­ла с 2005 по 2015 год, и один че­ло­век мог об­ме­нять до трех по­дер­жан­ных ав­то­мо­би­лей на ва­у­че­ры для по­куп­ки но­вых авто.
Если уни­что­же­ние ав­то­мо­би­лей — хо­ро­шая идея, по­че­му бы не по­тре­бо­вать от вла­дель­цев уни­что­жать свои авто каж­дый год? Вы толь­ко поду­майте, сколь­ко про­даж но­вых ав­то­мо­би­лей вы­зо­вут та­кие дей­ствия. Все эти про­грам­мы аб­со­лют­но необ­ос­но­ван­ны с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ки. Ве­ро­ят­но, та­ким об­разом мож­но по­мочь кон­крет­ным произ­во­ди­те­лям, по­вы­шая спрос на их про­дук­цию, но не по­лу­чит­ся улуч­шить по­ло­же­ние на­се­ле­ния в це­лом, уни­что­жая хо­до­вой то­вар, об­ла­да­ю­щий по­тре­би­тель­ской ценно­стью.
Бо­лее изо­щрен­ная фор­ма уни­что­же­ния вклю­ча­ет дей­ствия пра­ви­тель­ства, ко­то­рые уве­ли­чи­ва­ют аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки при­об­ре­те­ния то­ва­ров. Стра­ны во всем мире тра­тят 30 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров США в год на ры­бо­лов­ные суб­си­дии, из ко­то­рых 60% не­по­сред­ствен­но по­ощря­ют ис­то­щи­тель­ную, раз­ру­ши­тель­ную или даже не­за­кон­ную де­я­тель­ность. Ис­ка­же­ние ры­ноч­но­го рав­но­ве­сия, обу­слов­лен­ное та­ки­ми ме­то­да­ми, яв­ляет­ся основ­ной при­чи­ной хро­ни­че­ско­го не­ра­ци­о­наль­но­го ру­ко­водства в сфе­ре ры­бо­ловства, ущерб от ко­то­ро­го для миро­вой эко­но­ми­ки в 2012 году Все­мир­ный банк оце­нил в раз­ме­ре 83 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров США. Кро­ме того, на бо­га­тые стра­ны (в частно­сти на Япо­нию, Со­еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки, Фран­цию и Ис­па­нию), а так­же на Ки­тай и Юж­ную Ко­рею, при­хо­дит­ся 70% миро­вых ры­бо­лов­ных суб­си­дий. Эти от­чис­ле­ния за­став­ляют ты­ся­чи за­ви­ся­щих от ры­бо­ловства об­щин кон­ку­ри­ро­вать с суб­си­ди­ру­е­мы­ми со­пер­ни­ка­ми и угро­жа­ют про­до­воль­ствен­ной без­опас­но­сти мил­лио­нов лю­дей, по­сколь­ку про­мыш­лен­ные фло­ты из отда­лен­ных стран ис­то­ща­ют их океа­ни­че­ские запа­сы. Осо­бен­но се­рьез­но стра­да­ет Запад­ная Аф­ри­ка, где ры­бо­ловство иг­ра­ет жиз­нен­но важ­ную роль для местно­го на­се­ле­ния. С 1990-х го­дов, когда ино­стран­ные суда, глав­ным об­разом из ЕС и Ки­тая, на­ча­ли про­мы­сел в про­мыш­лен­ных масшта­бах у ее бе­ре­гов, мно­гие мест­ные ры­ба­ки не смог­ли за­ра­ба­ты­вать на жизнь или кор­мить свои се­мьи.
По­ли­ти­ки и сто­рон­ни­ки проек­тов пра­ви­тель­ствен­ных рас­хо­дов обо­жа­ют хва­стать­ся со­зда­ва­е­мы­ми ра­бо­чи­ми ме­ста­ми и пре­уве­ли­чи­ва­ют вы­го­ды от ре­а­ли­за­ции этих про­грамм. Поэто­му эко­но­ми­че­ская гра­мот­ность ста­но­вит­ся осо­бен­но важ­ной. Хотя за­ня­тость и ис­поль­зу­ет­ся за­ча­стую как сред­ство со­зда­ния бо­гат­ства, сле­ду­ет по­мнить, что к ро­сту эко­но­ми­че­ско­го благо­со­сто­я­ния ве­дет не про­сто уве­ли­че­ние чис­ла ра­бо­чих мест, а ско­рее та­ких мест, на ко­то­рых произ­во­дят­ся нуж­ные лю­дям то­ва­ры и услу­ги. Если не учи­ты­вать эту про­стую ис­ти­ну, лег­ко об­ма­нуть­ся и под­дер­жать про­грам­мы, ко­то­рые умень­ша­ют бо­гат­ство, а не со­зда­ют его.
Крайне не­пра­виль­но уде­лять все вни­ма­ние ис­кус­ствен­но­му со­зда­нию ра­бо­чих мест. Ве­ли­кий фран­цуз­ский эко­но­мист Фре­де­рик Ба­стиа рас­крыл оши­боч­ность это­го пред­став­ле­ния в притче о раз­би­том окне в сво­ем эссе «Что вид­но и чего не вид­но» (Ce qu’on voit et ce qu’on ne voit pas) (1850):
«Вы когда-ни­будь ви­де­ли, как гне­вал­ся до­брый ла­воч­ник Джеймс Гуд­фел­лоу, когда его бес­печ­ный сын раз­бил стек­ло? Если вы при­сут­ство­ва­ли при та­кой сце­не, то, не­со­мнен­но, под­тверди­те, что все при­сут­ству­ю­щие, будь их даже трид­цать, еди­но­душ­но спе­ши­ли уте­шить не­счастно­го ла­воч­ни­ка сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Нет худа без до­бра. Все долж­ны жить, и что ста­лось бы со сте­коль­щи­ка­ми, если бы ни­когда не били сте­кол?»
Та­кая фор­ма со­чув­ствия вме­ща­ет це­лую тео­рию. Ее удоб­но объ­яс­нять на этом про­стом слу­чае, по­сколь­ку она с зеркаль­ной точно­стью отоб­ра­жа­ет дру­гую тео­рию, ко­то­рой, к не­сча­стью, ру­ко­водству­ет­ся большинство на­ших эко­но­ми­че­ских учре­жде­ний.
Пред­по­ло­жим, ре­монт обой­дет­ся в шесть франков, и вы ска­же­те, что проис­ше­ствие по­мо­жет сте­коль­щи­ку за­ра­бо­тать сум­му, ко­то­рая ожи­вит тор­говлю, — это так; вы рас­су­жда­е­те здра­во. Сте­коль­щик при­дет, вы­пол­нит свое дело, по­лу­чит шесть франков, по­трет руки и в душе благо­сло­вит бес­печ­но­го ре­бен­ка. Это оче­вид­ная сто­ро­на си­ту­а­ции.
Как это ча­сто бы­ва­ет, вы мо­же­те ре­шить, что хо­ро­шо раз­би­вать окна — это сти­му­ли­ру­ет об­раще­ние де­нег и под­дер­жи­ва­ет про­мыш­лен­ность в це­лом, то­гда я за­кри­чу: «Оста­но­ви­тесь! Ваша тео­рия вклю­ча­ет лишь оче­вид­ное; она не учи­ты­ва­ет неоче­вид­ные сто­ро­ны си­ту­а­ции».
Ведь, на самом деле, по­тра­тив шесть франков на стек­ло, ла­воч­ник не смо­жет при­об­ре­сти дру­гие то­ва­ры или услу­ги. Неоче­вид­ным оста­ет­ся то, что не будь у него раз­би­то­го окна, ла­воч­ник, ве­ро­ят­но, за­ме­нил бы свои ста­рые баш­ма­ки или по­пол­нил бы свою биб­лио­те­ку но­вой кни­гой. Если вкрат­це, он ис­поль­зо­вал бы свои шесть франков на что-ни­будь дру­гое, а проис­ше­ствие со стек­лом это­му по­ме­ша­ло»(7).
Ба­стиа пра­виль­но переклю­ча­ет наше вни­ма­ние с произ­водства на бо­гат­ство. Со­зда­ние спро­са на но­вую про­дук­цию пу­тем уни­что­же­ния уже су­ще­ству­ю­щей не яв­ляет­ся эф­фек­тив­ным спосо­бом для по­вы­ше­ния благо­со­сто­я­ния об­ще­ства.

Элемент 1.10. У экономического прогресса много источников

Экономический прогресс достигается главным образом благодаря торговле, инвестициям, более эффективным способам производства и надёжным экономическим институтам.

На пер­вой лек­ции ввод­но­го кур­са эко­но­ми­ки мы ча­сто расска­зы­ва­ем сту­ден­там, что ра­бо­чие в раз­ви­тых стра­нах, та­ких как Со­еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки, произ­во­дят и за­ра­ба­ты­ва­ют сего­дня при­мер­но в трид­цать раз больше на че­ло­ве­ка, чем в 1750 году. За­тем мы спра­ши­ва­ем их мне­ния по сле­ду­ю­ще­му во­про­су: «По­че­му в наше вре­мя ра­бо­чие на­много про­дук­тив­нее, чем два с по­ло­ви­ной века на­зад?» Поду­майте, как бы вы от­ве­ти­ли на этот во­прос.
Обыч­но сту­ден­ты вы­де­ля­ют три мо­мен­та. Во-пер­вых, ко­лос­саль­ную раз­ни­цу в раз­ви­тии тех­но­ло­гий и науч­ных зна­ний по срав­не­нию с 1750 го­дом. Во-вто­рых, те­перь мы ра­бо­та­ем на за­во­дах но­во­го по­ко­ле­ния, ис­поль­зу­ем совре­мен­ное обо­ру­до­ва­ние, раз­ви­тую сеть ком­му­ни­ка­ций и ли­ний свя­зи, а ка­че­ство до­рог зна­чи­тель­но улуч­ши­лось. В-тре­тьих, в 1750 году люди само­сто­я­тель­но произ­во­ди­ли большую часть по­треб­ля­е­мых ими то­ва­ров, то­гда как те­перь в этом нет необ­хо­ди­мо­сти благо­да­ря раз­де­ле­нию тру­да.
В прин­ци­пе, сту­ден­ты дают пра­виль­ное объ­яс­не­ние, даже с уче­том того, что у них мало или во­все нет ба­зо­вых зна­ний об эко­но­ми­ке. Они осо­зна­ют важ­ность тех­но­ло­гий, капи­та­ла (произ­водствен­ных ак­ти­вов) и тор­гов­ли. Их от­ве­ты под­креп­ля­ют наше мне­ние о том, что эко­но­ми­ка — это «нау­ка здра­во­го смыс­ла».
Мы уже под­чер­ки­ва­ли, что в ка­че­стве ис­точ­ни­ков эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са важ­ное зна­че­ние име­ют вы­го­ды от тор­гов­ли и со­кра­ще­ние транс­ак­ци­он­ных из­дер­жек. Эко­но­ми­че­ский ана­лиз вы­де­ля­ет три дру­гих ис­точ­ни­ка экономического роста: ин­ве­сти­ции в че­ло­ве­че­ский капи­тал и произ­водствен­ные ак­ти­вы, со­вер­шен­ство­ва­ние тех­но­ло­гий и улуч­ше­ние ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­ки.
Во-пер­вых, ин­ве­сти­ции в физический капитал (напри­мер, инстру­мен­ты, обо­ру­до­ва­ние и зда­ния) и человеческий капитал (об­разо­ва­ние, на­вы­ки, под­го­тов­ка и опыт ра­бот­ни­ков) по­вы­ша­ют наши воз­мож­но­сти по произ­водству то­ва­ров и услуг. Эти два вида ин­ве­сти­ций вза­и­мо­свя­за­ны. Ра­бот­ни­ки произ­ве­дут больше, если бу­дут ис­поль­зо­вать бо­лее совре­мен­ное обо­ру­до­ва­ние. С бен­зо­пи­лой ле­со­руб за­го­то­вит на­много больше дре­ве­си­ны, чем с руч­ной пи­лой. Точ­но так же, ра­бот­ник транс­пор­та пере­ве­зет больше то­ва­ров не на осли­ке с тележ­кой, а на гру­зо­ви­ке.
Во-вто­рых, со­вер­шен­ство­ва­ние тех­но­ло­гий (ис­поль­зо­ва­ние силы ин­тел­лек­та для со­зда­ния но­вых про­дук­тов и ме­нее за­трат­ных ме­то­дов произ­водства) сти­му­ли­ру­ет эко­но­ми­че­ский про­гресс. По­сле 1750 года па­ро­вой дви­га­тель, а за­тем дви­га­тель вну­трен­не­го сго­ра­ния, элек­три­че­ство и ядер­ная энер­гия за­ме­ни­ли силы жи­вот­ных и че­ло­ве­ка, ко­то­рые до это­го ис­поль­зо­ва­лись в ка­че­стве основ­но­го ис­точ­ни­ка энер­гии. Ав­то­мо­би­ли, ав­то­бу­сы, поез­да и само­ле­ты ста­ли основ­ны­ми ме­то­да­ми транс­пор­ти­ров­ки, за­ме­нив ло­ша­дей, по­воз­ки (и ходь­бу). Тех­но­ло­ги­че­ский про­гресс про­дол­жа­ет из­ме­нять наш об­раз жиз­ни. По­смот­ри­те, как из­ме­ни­ли нашу жизнь пер­со­наль­ные компью­те­ры, ми­кро­вол­но­вые печи, со­то­вые теле­фо­ны, по­то­ко­вое теле­ви­зионное ве­ща­ние, опе­ра­ции по шун­ти­ро­ва­нию серд­ца и за­ме­не та­зо­бед­рен­но­го су­ста­ва, ав­то­мо­биль­ные кон­ди­ци­о­не­ры и даже си­сте­мы ди­стан­ци­онно­го откры­тия две­рей га­ра­жа. Вне­дре­ние и раз­ви­тие этих про­дук­тов за по­след­ние пять­де­сят лет зна­чи­тель­но из­ме­ни­ло то, как мы ра­бо­та­ем, иг­ра­ем и раз­вле­каем­ся. Они улуч­ши­ли наше благо­со­сто­я­ние.
В-тре­тьих, эко­но­ми­че­ско­му ро­сту способ­ству­ет бо­лее эф­фек­тив­ная ор­га­ни­за­ция эко­но­ми­ки. Под ор­га­ни­за­ци­ей эко­но­ми­ки мы по­ни­ма­ем спосо­бы ор­га­ни­за­ции де­я­тель­но­сти че­ло­ве­ка и пра­ви­ла, по ко­то­рым она осу­ще­ствляет­ся, — фак­то­ры, ко­то­рые за­ча­стую при­ни­ма­ют­ся как долж­ное или иг­но­ри­ру­ют­ся. На­сколь­ко лег­ко лю­дям за­ни­мать­ся тор­говлей или на­чи­нать биз­нес? Пра­во­вая си­сте­ма стра­ны в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ет уро­вень тор­го­во­го, ин­ве­сти­ци­онно­го и эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства. Важ­ной со­став­ляю­щей эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са яв­ляет­ся пра­во­вая си­сте­ма, ко­то­рая обес­пе­чи­ва­ет за­щи­ту гра­ждан и их соб­ствен­но­сти, честное ис­пол­не­ние обя­за­тельств по контрак­там и уре­гу­ли­ро­ва­ние спо­ров. От­сут­ствие та­кой си­сте­мы при­ве­дет к де­фи­ци­ту ин­ве­сти­ций, сдер­жи­ва­нию тор­гов­ли и за­труд­не­нию рас­про­стра­не­ния ин­но­ва­ци­он­ных идей. В ча­сти 2 этой кни­ги мы бо­лее по­дроб­но рассмот­рим зна­че­ние пра­во­вой си­сте­мы и дру­гих ор­га­ни­за­ци­он­ных ас­пек­тов эко­но­ми­ки.
Ин­ве­сти­ции в тех­но­ло­гии, как и сам тех­но­ло­ги­че­ских про­гресс, не мо­гут воз­ник­нуть из ни­отку­да. Они от­ра­жа­ют дей­ствия пред­при­ни­ма­телей, лю­дей, ко­то­рые при­ни­ма­ют на себя риск в на­де­жде на при­быль. Ни­кто не зна­ет, ка­ким бу­дет сле­ду­ю­щее ин­но­ва­ци­онное откры­тие или ка­кие тех­но­ло­гии произ­водства сни­зят из­держ­ки. Бо­лее того, ча­сто пред­при­ни­ма­те­ли стал­ки­ва­ют­ся с неожи­дан­ны­ми об­сто­я­тель­ства­ми. Та­ким об­разом, эко­но­ми­че­ский про­гресс за­ви­сит от ме­ха­низ­мов функ­ци­о­ни­ро­ва­ния эко­но­ми­ки, ко­то­рые опре­де­ля­ют, ка­кой биз­нес бу­дет при­быль­ным, и тем са­мым поз­во­ля­ют из­бе­жать не­эф­фек­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния ре­сур­сов.
Для воз­ник­но­ве­ния та­ко­го про­грес­са ры­нок дол­жен быть откры­тым, что­бы люди мог­ли сво­бод­но ре­а­ли­зо­вать свои но­ва­торские идеи. Что­бы пред­при­ни­ма­тель мог вы­ве­сти на ры­нок но­вый про­дукт или тех­но­ло­гию, ему необ­хо­ди­мо за­ру­чить­ся фи­нан­со­вой под­держ­кой до­ста­точно­го ко­ли­че­ства ин­ве­сто­ров. Для того, что­бы пред­при­ни­ма­те­ли и ин­ве­сто­ры мог­ли эф­фек­тив­но рас­по­ря­жать­ся свои­ми ре­сур­са­ми, необ­хо­ди­мо обес­пе­чить воз­мож­ность конкуренции: их идеи долж­ны вы­дер­жать «про­верку на прак­ти­ке», а имен­но по­лу­чить со­гла­сие по­тре­би­телей на при­об­ре­те­ние то­ва­ра или услу­ги по цене выше се­бе­сто­и­мо­сти. При та­ких усло­ви­ях по­след­нее сло­во оста­ет­ся за по­тре­би­те­ля­ми. Ин­но­ва­ци­он­ный то­вар или но­вая услу­га смо­гут найти своё ме­сто на рын­ке толь­ко в том слу­чае, если по­тре­би­те­ли бу­дут го­то­вы запла­тить за них цену выше се­бе­сто­и­мо­сти. За­да­ча го­су­дар­ства со­сто­ит в том, что­бы обес­пе­чи­вать но­вым и бо­лее ка­че­ствен­ным то­ва­рам воз­мож­ность участ­во­вать в кон­ку­рент­ной борь­бе, а не в том, что­бы вы­би­рать, ка­ким то­ва­рам сле­ду­ет предо­став­лять при­ви­ле­гии.

Элемент 1.11. Эффективность «невидимой руки»

«Невидимая рука» рыночных цен побуждает покупателей и продавцов заботиться о благосостоянии друг друга.

«Каж­дый че­ло­век изо дня в день стал­ки­ва­ет­ся с за­да­чей, как наи­бо­лее вы­год­но при­ме­нить лю­бой име­ю­щий­ся у него капи­тал. В дан­ном слу­чае че­ло­век за­бо­тит­ся о сво­ей соб­ствен­ной вы­го­де, а не о вы­го­де об­ще­ства в це­лом. Од­на­ко стрем­ле­ние к соб­ствен­ной вы­го­де за­ко­но­мер­но, или, ско­рее, неиз­беж­но при­ве­дет его к вы­бо­ру за­ня­тия, наи­бо­лее по­лез­но­го для об­ще­ства. Он пре­сле­ду­ет лишь свою соб­ствен­ную вы­го­ду, причем в этом слу­чае, как и во мно­гих дру­гих, он не­ви­ди­мой ру­кой направ­ляет­ся к цели, ко­то­рая со­всем и не вхо­ди­ла в его на­ме­ре­ния(8)»,
Адам Смит (1776).
Лич­ный ин­терес — мощ­ный ис­точ­ник моти­ва­ции. Как когда-то дав­но за­ме­тил Адам Смит, «невидимая рука» направ­ляет лю­дей, же­ла­ю­щих по­лу­чить при­быль, и вся­че­ски моти­ви­ру­ет их ра­бо­тать во благо об­ще­ства или стра­ны и способ­ство­вать ро­сту благо­со­сто­я­ния. «Не­ви­ди­мая рука», о ко­то­рой го­во­рит Смит, — это си­сте­ма цен. Че­ло­век «пре­сле­ду­ет лишь свою соб­ствен­ную вы­го­ду», но «не­ви­ди­мая рука» ры­ноч­ных цен направ­ляет его на до­сти­же­ние це­лей дру­гих лю­дей, что ве­дет к ро­сту благо­со­сто­я­ния.
Большинству лю­дей не­по­ня­тен прин­цип «не­ви­ди­мой руки». Бы­ту­ет до­воль­но рас­про­стра­нен­ное мне­ние о том, что по­лу­чить упо­ря­до­чен­ные ре­зульта­ты мож­но толь­ко при усло­вии внеш­не­го контро­ля. Причем контроль мо­жет ис­хо­дить как от от­вет­ствен­но­го лица, так и осу­ще­ствлять­ся по­сред­ством цен­тра­ли­зо­ван­но­го управ­ле­ния. Од­на­ко Адам Смит утвер­ждал, что стрем­ле­ние к соб­ствен­ной вы­го­де со­зда­ет по­ря­док в об­ще­стве, а удовле­тво­ре­ние по­треб­но­стей в нем проис­хо­дит без цен­тра­ли­зо­ван­но­го управ­ле­ния. При­чи­на воз­ник­но­ве­ния та­ко­го по­ряд­ка сле­ду­ю­щая: в усло­ви­ях част­ной соб­ствен­но­сти и сво­бо­ды об­ме­на дей­ствия гра­ждан, ве­до­мых же­ла­ни­ем по­лу­чить при­быль, коор­ди­ни­ру­ют­ся ры­ноч­ны­ми це­на­ми. Ры­ноч­ная цена бла­га яв­ляет­ся для по­ку­па­телей и про­дав­цов цен­ным ис­точ­ни­ком ин­фор­ма­ции для при­ня­тия и коор­ди­на­ции ре­ше­ний, ко­то­рые учи­ты­ва­ют по­ве­де­ние и пред­по­чте­ния дру­гих лю­дей. Ры­ноч­ные цены от­ра­жа­ют вы­бор мил­лио­нов по­тре­би­телей, произ­во­ди­телей и по­став­щи­ков ре­сур­сов. Они от­ра­жа­ют ин­фор­ма­цию о пред­по­чте­ни­ях по­тре­би­телей, из­держ­ках и во­про­сах, свя­зан­ных со вре­ме­нем, ме­сто­по­ло­же­ни­ем и об­сто­я­тель­ства­ми. В це­лом для лю­бо­го большо­го рын­ка эта ин­фор­ма­ция вы­хо­дит да­ле­ко за пре­де­лы по­ни­ма­ния че­ло­ве­ка или ор­га­нов го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния.
Вас когда-ни­будь ин­тере­со­ва­ло, по­че­му в супер­мар­ке­тах вы­став­ляет­ся на про­да­жу имен­но столь­ко мо­ло­ка, хле­ба, ово­щей и дру­гих то­ва­ров, сколь­ко при­мер­но бу­дет про­да­но? Они име­ют­ся в до­ста­точ­ном ко­ли­че­стве, что­бы по­чти все­гда их мож­но было ку­пить, но это ко­ли­че­ство не на­столь­ко ве­ли­ко, что­бы зна­чи­тель­ная часть то­ва­ров ис­пор­ти­лась или про­па­ла впу­стую. Как так по­лу­ча­ет­ся, что хо­ло­диль­ни­ки, ав­то­мо­би­ли и план­ше­ты с сен­сор­ным экра­ном, произ­во­ди­мые в разных ме­стах по все­му миру, про­да­ют­ся в ва­ших мест­ных ма­га­зи­нах при­мер­но в том ко­ли­че­стве, ко­то­рое же­ла­ют при­об­ре­сти по­тре­би­те­ли? Есть ли ка­кое-то ме­то­ди­че­ское ру­ко­водство для пред­при­ни­ма­телей с по­дроб­ны­ми разъ­яс­не­ни­я­ми, как до­стичь та­ко­го со­сто­я­ния? Ко­неч­но, та­ко­го ру­ко­водства не су­ще­ству­ет. От­вет кроет­ся в «не­ви­ди­мой руке» ры­ноч­ных цен. Она под­тал­ки­ва­ет лю­дей, же­ла­ю­щих по­лу­чить при­быль, к вза­и­мо­дей­ствию и со­гла­сует их ре­ше­ния с по­мо­щью це­но­вых сиг­на­лов. По­дроб­нее об этом расска­зы­ва­ет­ся в эле­мен­те 1.6.
Лау­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии по эко­но­ми­ке 1974 года Фри­дрих Хайек на­звал ры­ноч­ную си­сте­му «чу­дом», по­сколь­ку толь­ко один по­ка­за­тель, ры­ноч­ная цена то­ва­ра, не­сет в себе столь­ко ин­фор­ма­ции, сколь­ко тре­бу­ет­ся по­ку­па­те­лям и про­дав­цам для при­ня­тия ре­ше­ний и удовле­тво­ре­ния своих по­треб­но­стей(9). Ры­ноч­ная цена про­дук­та коор­ди­ни­ру­ет ты­ся­чи, даже мил­лио­ны ре­ше­ний, при­ня­тых по все­му миру людь­ми, даже не зна­ю­щи­ми о дей­стви­ях друг дру­га. Для каж­до­го то­ва­ра или услу­ги ры­нок дей­ству­ет как ги­гант­ская компью­тер­ная сеть, со­зда­ю­щая ин­ди­ка­тор, ко­то­рый дает всем участ­ни­кам как необ­хо­ди­мую им ин­фор­ма­цию, так и сти­мул дей­ство­вать в со­от­вет­ствии с ней.
Ни обыч­ный че­ло­век, ни го­су­дар­ство не мо­гут вла­деть всей ин­фор­ма­ци­ей, необ­хо­ди­мой мил­лио­нам по­тре­би­телей и произ­во­ди­телей раз­лич­ных то­ва­ров и услуг для коор­ди­на­ции дей­ствий, но ры­ноч­ный ме­ха­низм в со­сто­я­нии ре­шить эту пробле­му. Бо­лее того, ры­нок предла­га­ет эту ин­фор­ма­цию в си­сте­ма­ти­зи­ро­ван­ном виде. Цены подска­зы­ва­ют произ­во­ди­те­лям и по­став­щи­кам ре­сур­сов, что сто­ит произ­во­дить и ка­кие то­ва­ры по­тре­би­те­ли це­нят больше всего (с уче­том за­трат произ­водства). Ни­кто не дол­жен за­став­лять фер­ме­ра вы­ра­щи­вать ябло­ки или убе­ждать строи­тель­ную фир­му строить дома, а произ­во­ди­те­ля ме­бе­ли — де­лать сту­лья. Если ры­ноч­ные цены дают сиг­нал о том, что по­тре­би­те­ли го­то­вы ку­пить те или иные то­ва­ры по цене выше се­бе­сто­и­мо­сти, то произ­во­ди­те­ли, стре­мя­щи­е­ся по­лу­чить при­быль, бу­дут их произ­во­дить.
Бо­лее того, ни­кто не дол­жен на­по­ми­нать произ­во­ди­те­лям о необ­хо­ди­мо­сти по­ис­ка и при­мене­ния ре­сур­со­сбе­ре­га­ю­щих ме­то­дов произ­водства. Же­ла­ние по­лу­чить при­быль, направ­лен­ное «не­ви­ди­мой ру­кой» ры­ноч­ных цен, дает произ­во­ди­те­лям сти­мул ис­кать оп­ти­маль­ное со­че­та­ние ре­сур­сов и наи­бо­лее эффективные с точки зрения затрат ме­то­ды произ­водства. По­сколь­ку умень­ше­ние за­трат при­во­дит к уве­ли­че­нию при­бы­ли, каж­дый произ­во­ди­тель стре­мит­ся сни­зить за­тра­ты и по­вы­сить ка­че­ство. По сути, кон­ку­рен­ция за­став­ляет их так по­сту­пать.
В совре­мен­ной эко­но­ми­ке сфор­миро­вал­ся по­ра­зи­тель­ный уро­вень со­труд­ни­че­ства. В его осно­ву лег­ло стрем­ле­ние лю­дей по­лу­чать при­быль, направ­ляе­мое «не­ви­ди­мой ру­кой» ры­ноч­ных цен. В сле­ду­ю­щий раз, перед тем, как при­сту­пить к ужи­ну, поду­майте обо всех тех лю­дях, благо­да­ря уси­ли­ям ко­то­рых это ста­ло воз­мож­ным. Вряд ли во­ди­тель гру­зо­ви­ка, вла­де­лец про­дук­то­во­го ма­га­зи­на и про­чие люди в длин­ной це­поч­ке ру­ко­водство­ва­лись за­бо­той о том, что­бы вы с наи­мень­ши­ми за­трата­ми по­лу­чи­ли вкус­ную еду на ужин. Тем не ме­нее, ры­ноч­ные цены скоор­ди­ни­ро­ва­ли их ин­тере­сы с ва­ши­ми. Фер­ме­ры, произ­во­дя­щие луч­шую го­вя­ди­ну или ин­дю­ша­ти­ну, по­лу­ча­ют бо­лее вы­со­кую пла­ту за свои то­ва­ры; во­ди­те­ли гру­зо­ви­ков и про­дав­цы за­ра­ба­ты­ва­ют больше де­нег, если их про­дук­ты до­став­ляют­ся по­тре­би­те­лю све­жи­ми и в хо­ро­шем со­сто­я­нии, и так да­лее. При этом все участ­ни­ки це­поч­ки ста­ра­ют­ся оп­ти­ми­зи­ро­вать свои за­тра­ты. Без пре­уве­ли­че­ния, благо­да­ря вкла­ду огром­ного ко­ли­че­ства лю­дей, большинство из ко­то­рых так и оста­нут­ся для нас неиз­вест­ны­ми, мы мо­жем по­треб­лять на­много больше то­ва­ров, чем сами мог­ли бы произ­ве­сти. Бо­лее того, ра­бо­та «не­ви­ди­мой руки» проис­хо­дит на­столь­ко не­за­мет­но и ав­то­ма­ти­че­ски, что по­ря­док, со­труд­ни­че­ство и до­ступ­ность огром­ного ко­ли­че­ства то­ва­ров и услуг вос­при­ни­ма­ют­ся в большинстве слу­ча­ев как дан­ность. Не­смот­ря на та­кое от­но­ше­ние, сов­мест­ная ра­бо­та «не­ви­ди­мой руки» и стрем­ле­ния по­лу­чить при­быль ста­но­вит­ся дви­га­телем эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са.

Элемент 1.12. Непредвиденные последствия создают проблемы

Люди очень часто не придают значения долгосрочным последствиям, или долгосрочным эффектам своих действий.

В 1946 году из­вест­ный эко­но­ми­че­ский жур­на­лист Ген­ри Хэз­литт на­пи­сал кни­гу под на­зва­ни­ем «Эко­но­ми­ка за один урок». Этот учеб­ник по эко­но­ми­ке, осно­ван­ный на очерке Фре­де­ри­ка Ба­стиа от 1850 года (опи­сы­ва­ет­ся в эле­мен­те 1.9), — по­жа­луй, наи­бо­лее по­пу­ляр­ном тру­де по эко­но­ми­че­ской тео­рии.
Вспо­мним ис­то­рию Ба­стиа о маль­чи­ке, ко­то­рый раз­бил окно ла­воч­ни­ка, бро­сив в него мяч. В ре­зульта­те вла­де­лец ма­га­зи­на на­ни­ма­ет сте­коль­щи­ка для ре­монта окна. Сви­де­те­ли дан­ной си­ту­а­ции за­ме­ча­ют весь­ма оче­вид­ную для сте­коль­щи­ка воз­мож­ность за­ра­бо­тать и утвер­жда­ют, что раз­би­тое окно — это хо­ро­шо, по­то­му что у сте­коль­щи­ка по­яви­лась ра­бо­та. Од­на­ко, как под­чер­ки­ва­ет Хаз­литт, это в кор­не не­пра­виль­но, по­то­му что при та­ком под­хо­де иг­но­ри­ру­ют­ся дол­го­сроч­ные эф­фек­ты.
Если бы ла­воч­ни­ку не при­шлось тра­тить день­ги на ре­монт окна, он мог бы по­тра­тить их на дру­гие вещи, напри­мер, на но­вую пару обу­ви, оде­жду и тому подоб­ное. Если бы окно оста­лось це­лым, за­ня­тость в дру­гих об­ла­стях произ­водства была бы выше. В ре­зульта­те об­ще­ство бы толь­ко вы­игра­ло — и окно у ла­воч­ни­ка це­лое, и дру­гие то­ва­ры куп­ле­ны. С уче­том дол­го­сроч­ных эф­фек­тов оче­вид­но, что раз­ру­ше­ния, вы­зван­ные на­вод­не­ни­я­ми, ура­га­на­ми и пло­хо про­ду­ман­ной го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­кой, на­но­сят вред об­ще­ству и не способ­ству­ют расши­ре­нию чи­стой за­ня­то­сти. Точ­ка зре­ния, со­глас­но ко­то­рой устра­не­ние раз­ру­ше­ний со­зда­ет за­ня­тость и по­лез­но для эко­но­ми­ки, те­перь из­вест­на как «па­ра­докс раз­би­то­го окна». Ведь ре­сур­сы, ис­поль­зу­е­мые для устра­не­ния раз­ру­ше­ний, бе­рут­ся из дру­гих об­ла­стей произ­водства, а это огра­ни­чи­ва­ет способ­ность об­ще­ства произ­во­дить про­чие по­лезные то­ва­ры или услу­ги. Несколь­ко при­ме­ров этой оши­боч­ной точ­ки зре­ния при­ве­де­ны в эле­мен­те 1.9.
Суть это­го единствен­но­го уро­ка Хаз­лит­та в том, что при ана­ли­зе эко­но­ми­че­ско­го предло­же­ния че­ло­век:
«...дол­жен вы­явить не толь­ко не­по­сред­ствен­ные ре­зульта­ты, но и ре­зульта­ты в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве; не толь­ко пер­вич­ные, но и вто­рич­ные по­след­ствия, не толь­ко воз­дей­ствие на ка­кую-то отдель­ную груп­пу, но и воз­дей­ствие на всех»(10).
Хаз­литт счи­тал, что не­способ­ность при­ме­нить этот урок яв­ляет­ся наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ным ис­точ­ни­ком эко­но­ми­че­ских оши­бок. Он много пи­сал об эко­но­ми­ке во вре­мя Ве­ли­кой де­прес­сии 1930-х го­дов и знал, что осо­бен­но в по­ли­ти­ке су­ще­ству­ет тен­ден­ция учи­ты­вать крат­ко­сроч­ные вы­го­ды го­су­дар­ствен­ных про­грамм без уче­та дол­го­сроч­ных, ча­сто не­пред­ви­ден­ных по­след­ствий.
Рассмот­рим три при­ме­ра, ил­лю­стри­ру­ю­щих по­тен­ци­аль­ную важ­ность дол­го­сроч­ных эф­фек­тов. Пра­ви­тель­ство Гру­зии, стре­мясь умень­шить за­гряз­не­ние воз­ду­ха от вы­хло­пов ав­то­транспорт­ных средств пу­тем со­кра­ще­ния по­треб­ле­ния бен­зи­на, раз­ра­бо­та­ло но­вый ак­цизный сбор для ста­рых ав­то­мо­би­лей с мощ­ны­ми дви­га­те­ля­ми. По­сколь­ку Гру­зия от­но­сит­ся к стра­нам с низ­ким уров­нем до­хо­дов, спрос на ста­рые по­дер­жан­ные ав­то­мо­би­ли все­гда был вы­со­ким, так как они де­ше­вле (91% про­да­ва­е­мых по­дер­жан­ных ав­то­мо­би­лей были выпу­ще­ны до 2006 года). Но­вый сбор, в ко­то­ром при­ме­ня­лась сколь­зя­щая шка­ла ак­ци­за, всту­пил в силу в ян­ва­ре 2017 года. Напри­мер, та­мо­жен­ное оформ­ле­ние плюс ак­циз на ав­то­мо­биль 2002 года с 1,5-лит­ро­вым дви­га­телем сто­и­ло 3731 лари, но для ав­то­мо­би­ля того же года с 2,5-лит­ро­вым дви­га­телем — уже 6219 лари, а для 3,5-лит­ро­во­го дви­га­те­ля — 8706 лари. Хотя из­ме­не­ния в на­ло­го­вой по­ли­ти­ке яв­ным об­разом сти­му­ли­ро­ва­ли лю­дей по­ку­пать ав­то­мо­би­ли с ма­ло­лит­раж­ны­ми дви­га­те­ля­ми, воз­ни­кает во­прос, мож­но ли та­кую меру счи­тать ра­зум­ной по­ли­ти­кой. Ка­ким было ее пол­ное воз­дей­ствие, вклю­чая дол­го­сроч­ные эф­фек­ты?
По­сколь­ку но­вая ак­цизная по­ли­ти­ка Гру­зии дей­ству­ет лишь в тече­ние ко­ротко­го пе­ри­о­да вре­ме­ни, нам необ­хо­ди­мо рассмот­реть опыт дру­гих стран по при­мене­нию ана­ло­гич­ной по­ли­ти­ки, направ­лен­ной на со­кра­ще­ние по­треб­ле­ния топ­ли­ва. Дан­ные по­ка­зы­ва­ют, что люди ста­ли больше ез­дить, так как по­вы­ше­ние эф­фек­тив­но­сти ис­поль­зо­ва­ния топ­ли­ва лег­ко­вых ав­то­мо­би­лей сни­жа­ет сто­и­мость их экс­плу­а­та­ции. Это, в свою оче­редь, по­вы­ша­ет плот­ность дви­же­ния, в ре­зульта­те чего объемы по­треб­ле­ния бен­зи­на сно­ва по­вы­ша­ют­ся в срав­не­нии с пла­но­вы­ми по про­грам­ме ре­гу­ли­ро­ва­ния. Кро­ме того, при ава­ри­ях бо­лее лег­кие ав­то­мо­би­ли, ко­то­рые долж­ны со­от­вет­ство­вать стан­дар­там, не мо­гут обес­пе­чить пас­са­жи­рам та­кой уро­вень за­щи­ты, как бо­лее тя­же­лые ав­то­мо­би­ли с бо­лее мощ­ным дви­га­телем. Ре­зульта­том мо­жет стать уве­ли­че­ние по­ка­за­телей смерт­но­сти и травм на до­ро­гах. С уче­том дол­го­сроч­ных эф­фек­тов про­грам­ма по ре­гу­ли­ро­ва­нию эф­фек­тив­но­сти ис­поль­зо­ва­ния топ­ли­ва мо­жет ока­зать­ся го­раз­до ме­нее ра­зум­ной, чем на пер­вый вз­гляд.
Ана­ло­гич­ные не­пред­ви­ден­ные по­след­ствия были вы­яв­ле­ны по­сле при­ня­тия за­ко­нов, тре­бу­ю­щих ис­поль­зо­ва­ния рем­ней без­опас­но­сти. По дан­ным Ми­ни­стер­ства транс­пор­та Ве­ли­ко­бри­та­нии за 20 ме­ся­цев по­сле вступ­ле­ния в силу за­ко­на, тре­бу­ю­ще­го от во­ди­телей и пас­са­жи­ров перед­них си­де­ний при­сте­ги­вать­ся рем­ня­ми без­опас­но­сти, по­ка­за­тель смерт­но­сти сре­ди них сни­зил­ся на 656 еди­ниц. С дру­гой сто­ро­ны, уве­личи­лось чис­ло по­гиб­ших пе­ше­хо­дов (77), ве­ло­си­пе­ди­стов (63) и пас­са­жи­ров на зад­них си­де­ньях (69)(11). По-ви­ди­мо­му, во­ди­те­ли, ко­то­рые при­стег­ну­ты­ми чув­ство­ва­ли себя без­опас­нее, в ава­рий­ных си­ту­а­ци­ях шли на риск и ме­ня­ли свою ма­не­ру во­жде­ния.
Тор­го­вые огра­ни­че­ния меж­ду стра­на­ми так­же име­ют зна­чи­тель­ные дол­го­сроч­ные эф­фек­ты. Сто­рон­ни­ки та­ри­фов и им­порт­ных квот на ино­стран­ные то­ва­ры по­чти все­гда иг­но­ри­ру­ют дол­го­сроч­ные эф­фек­ты сво­ей по­ли­ти­ки. Та­ри­фы и кво­ты мо­гут на пер­вых по­рах за­щи­тить ра­бот­ни­ков стра­ны, произ­во­дя­щих ана­ло­гич­ные про­дук­ты с бо­лее вы­со­кой се­бе­сто­и­мо­стью, но по­вле­кут за со­бой не­пред­ви­ден­ные дол­го­сроч­ные по­след­ствия.
Рассмот­рим Еди­ную сель­ско­хо­зяй­ствен­ную по­ли­ти­ку (Common Agriculture Policy, САР) Евро­пей­ско­го со­ю­за, в ко­то­рой для огра­ни­че­ния про­даж сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции ино­стран­но­го произ­водства ис­поль­зу­ют­ся кво­ты и та­ри­фы, а сель­ское хо­зяй­ство го­су­дарств-чле­нов суб­си­ди­ру­ет­ся не­по­сред­ствен­но из бюд­же­та ЕС. «По­ли­ти­ка CAP был со­зда­на для того, что­бы люди име­ли воз­мож­ность упо­треб­лять ка­че­ствен­ные про­дук­ты пи­та­ния по до­ступ­ным це­нам, а мест­ные фер­ме­ры мог­ли за­ра­ба­ты­вать себе на жизнь», — го­во­рит­ся в до­ку­мен­те, по­свя­щен­ном 50-ле­тию по­ли­ти­ки(12). В це­лом на суб­си­дии, выпла­чи­ва­е­мые че­рез CAP, при­хо­дит­ся чуть бо­лее тре­ти от об­ще­го бюд­же­та ЕС. Сто­рон­ни­ки этой по­ли­ти­ки утвер­жда­ют, что без CAP по­ка­за­те­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го и про­до­воль­ствен­но­го сек­то­ров ЕС были бы на 8% мень­ше(13). Та­ким об­разом, Еди­ная сель­ско­хо­зяй­ствен­ная по­ли­ти­ка «сохра­ня­ет ра­бо­чие ме­ста» и уве­ли­чи­ва­ет за­ня­тость. Без со­мне­ния, аграр­ный сек­тор больше, чем мог бы быть, но как на­счет дол­го­сроч­ных эф­фек­тов?
Рас­хо­ды на CAP вы­тес­ня­ют про­чие воз­мож­ные ва­ри­ан­ты ис­поль­зо­ва­ния в рам­ках бюд­же­та ЕС и пре­пят­ству­ют вы­де­ле­нию средств ЕС на дру­гие меры по обес­пе­че­нию на­се­ле­ния об­ще­ствен­ны­ми бла­га­ми. По дан­ным Евро­пей­ской комис­сии суб­си­дии об­хо­дят­ся каж­до­му гра­жда­ни­ну Евро­пей­ско­го со­ю­за в бо­лее чем 100 евро в год. Кро­ме того, из-за та­ри­фов и квот мест­ные цены выше кон­ку­рент­ных миро­вых цен(14), поэто­му по­тре­би­те­лям в ЕС сель­ско­хо­зяй­ствен­ная про­дук­ция об­хо­дит­ся еще до­ро­же. Каж­дая се­мья, по сути, пла­тит за про­дук­ты два­жды: сна­ча­ла за бо­лее до­ро­гие про­дук­ты в ма­га­зи­нах, вы­со­кая цена на ко­то­рые обу­слов­ле­на про­тек­ци­о­низ­мом сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го сек­то­ра; а за­тем в виде на­ло­га, иду­ще­го на выпла­ту сель­ско­хо­зяй­ствен­ных суб­си­дий. Кро­ме того, та­ри­фы и кво­ты ока­зы­ва­ют кос­вен­ное влия­ние на дру­гие пред­при­я­тия, ко­то­рые произ­во­дят про­дук­ты пи­та­ния пу­тем пере­ра­ботки сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции. Напри­мер, во Фран­ции в 2007 году из-за CAP объем произ­водства умень­шил­ся на 1,5%, а сфе­ра услуг, на ко­то­рую при­хо­дит­ся зна­чи­тель­ная доля ВВП, предо­ста­ви­ла лишь 0,1% сво­ей ра­бо­чей силы и капи­та­ла дру­гим сек­то­рам, вы­играв­шим от CAP. От­ме­на CAP при­ве­дет к сни­же­нию цен на капи­тал (зем­лю и обо­ру­до­ва­ние), что при­не­сет поль­зу фер­мам, ко­то­рые не под­дер­жи­ва­ют­ся CAP. Кро­ме того, CAP со­кра­ща­ет раз­ме­ры лес­ных мас­си­вов, с ко­то­ры­ми не­по­сред­ствен­но кон­ку­ри­ру­ют за па­хот­ные зем­ли дру­гие виды сель­ско­хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти. (Во Фран­ции из-за CAP пло­щадь лес­но­го хо­зяй­ства со­кра­ти­лась при­мер­но на 3,6%). Кро­ме того, из-за та­ри­фов и квот не вхо­дя­щие в со­став ЕС стра­ны про­да­ют мень­ше сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции на рын­ке ЕС, что сни­жа­ет их способ­ность при­об­ре­тать экс­пор­ти­ру­е­мые ЕС то­ва­ры. Со­от­вет­ствен­но, сни­жа­ет­ся за­ня­тость в сек­то­рах, ко­то­рые ли­ша­ют­ся воз­мож­ных про­даж.
Даже если дол­го­сроч­ные эф­фек­ты тор­го­вых огра­ни­че­ний, та­ких как CAP, бу­дут учте­ны, нет ни­ка­ких осно­ва­ний ожи­дать, что вслед­ствие это­го в ЕС воз­рас­тут за­ня­тость и об­щий объем произ­водства. В от­рас­лях, поль­зу­ю­щих­ся под­держ­кой го­су­дар­ства, чис­ло ра­бо­чих мест мо­жет уве­личить­ся, а в дру­гих — со­кра­тить­ся. Тор­го­вые огра­ни­че­ния не уве­ли­чи­ва­ют, а, ско­рее, пере­рас­пре­де­ля­ют за­ня­тость. Но люди, об­хо­дя­щие вни­ма­ни­ем дол­го­сроч­ные эф­фек­ты, упус­кают этот мо­мент из виду.
Дол­го­сроч­ные эф­фек­ты — это не про­сто пробле­ма, ко­то­рую мож­но устра­нить, при­няв по­ли­ти­че­ское ре­ше­ние. Они так­же мо­гут при­ве­сти к не­пред­ви­ден­ным ре­зульта­там, ко­то­рые по­влия­ют на жизнь лю­дей. Не­дав­ний опыт учи­тель­ни­цы пер­вых классов в Запад­ной Вир­джи­нии слу­жит яр­ким тому при­ме­ром. Ее уче­ни­ки по­сто­ян­но те­ря­ли свои ка­ран­да­ши, поэто­му она поду­ма­ла, что если бу­дет пла­тить им по 10 цен­тов за огры­зок, они от­ре­а­ги­ру­ют на сти­мул и бу­дут дер­жать­ся за ка­ран­даш, пока не спи­шут его пол­но­стью. К ее ужа­су, школь­ни­ки вско­ре вы­строи­лись в длин­ную оче­редь у то­чил­ки, ста­чи­вая ка­ран­да­ши до огрыз­ков так бы­стро, что она едва успе­ва­ла за них запла­тить. Сто­ит быть вни­ма­тель­ны­ми к не­пред­ви­ден­ным по­след­стви­ям!

Часть 2. Семь основных источников экономического прогресса

Элементы

  1. Пра­во­вая си­сте­ма — это осно­ва для эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са. Она за­щи­ща­ет част­ную соб­ствен­ность и де­ла­ет обя­за­тель­ным спра­ведли­вое ис­пол­не­ние контрак­тов.
  2. Кон­ку­рент­ные рын­ки: кон­ку­рен­ция способ­ству­ет эф­фек­тив­но­му ис­поль­зо­ва­нию ре­сур­сов и вы­сту­па­ет в ка­че­стве сти­му­ла для ин­но­ва­ций.
  3. Огра­ни­че­ние го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния: ре­гу­ля­тор­ная по­ли­ти­ка, умень­ша­ю­щая то­ва­рооб­мен и огра­ни­чи­ва­ю­щая кон­ку­рен­цию, тор­мо­зит эко­но­ми­че­ский про­гресс.
  4. Эф­фек­тив­ный ры­нок капи­та­ла: для ре­а­ли­за­ции сво­е­го по­тен­ци­а­ла го­су­дар­ство долж­но иметь ме­ха­низм, ко­то­рый направ­ляет капи­тал в проек­ты, по­вы­ша­ю­щие благо­со­сто­я­ние.
  5. Ра­зум­ная мо­не­тар­ная по­ли­ти­ка: ста­биль­ная де­неж­но-кре­дит­ная по­ли­ти­ка необ­хо­ди­ма для контро­ля ин­фля­ции, эф­фек­тив­но­го раз­ме­ще­ния ин­ве­сти­ций и до­сти­же­ния эко­но­ми­че­ской ста­биль­но­сти.
  6. Низ­кие на­ло­го­вые став­ки: люди произ­во­дят больше, если зна­ют, что большая часть за­ра­ботка оста­нет­ся у них. Контроль за го­су­дар­ствен­ны­ми рас­хо­да­ми и де­фи­ци­том (фи­скаль­ная по­ли­ти­ка) име­ет ре­ша­ю­щее зна­че­ние для эко­но­ми­че­ской ста­биль­но­сти и ро­ста.
  7. Сво­бод­ная тор­говля: до­ход лю­дей рас­тет в усло­ви­ях сво­бод­ной тор­гов­ли с дру­ги­ми стра­на­ми.

Введение

Ро­берт Лу­кас, лау­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии 1995 года по эко­но­ми­ке, заявил: «Как толь­ко вы на­чи­на­е­те ду­мать об эко­но­ми­че­ском ро­сте, труд­но ду­мать о чем-либо еще»(16). По­че­му Лу­кас и мно­гие дру­гие эко­но­ми­сты при­да­ют та­кое большое зна­че­ние эко­но­ми­че­ско­му ро­сту? Для ро­ста ре­аль­ных до­хо­дов необ­хо­дим рост ре­аль­но­го объема выпус­ка про­дук­ции. Без ро­ста до­стичь бо­лее вы­со­ких уров­ней до­хо­дов и уров­ня жиз­ни не­воз­мож­но.
За по­след­ние две­сти лет благо­да­ря эко­но­ми­че­ско­му ро­сту по­вы­сил­ся уро­вень жиз­ни, уве­личи­лась ее про­дол­жи­тель­ность и улуч­ши­лось ка­че­ство, осо­бен­но в запад­ных стра­нах. Этот пе­ри­од, ско­рее, ис­клю­че­ние. На про­тя­же­нии большей ча­сти ис­то­рии че­ло­ве­че­ства эко­но­ми­че­ский рост на­блю­дал­ся крайне ред­ко. До 1800 года по­чти всё на­се­ле­ние мира тру­ди­лось по пять­де­сят, шесть­де­сят и даже семь­де­сят ча­сов в не­де­лю, что­бы за­ра­бо­тать на жизнь, пищу и кров. Это была по­сто­ян­ная борь­ба за вы­жи­ва­ние, и мно­гие эту бит­ву проигра­ли. Су­ще­ствен­ных раз­ли­чий меж­ду уров­нем жиз­ни в 1800 году, за ты­ся­чу, или даже за две ты­ся­чи лет до это­го, во вре­ме­на древне­го Рима, не было.
Без­ра­дост­ная эко­но­ми­че­ская ис­то­рия че­ло­ве­че­ства на­ча­ла ме­нять­ся око­ло двух­сот лет на­зад. Ан­гус Мэд­ди­сон — вы­да­ю­щий­ся эко­но­мист Ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства и раз­ви­тия, ныне по­кой­ный, ши­ро­ко из­ве­стен как ве­ду­щий спе­ци­а­лист в об­ла­сти ис­то­ри­че­ских ис­сле­до­ва­ний тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и прогно­зи­ру­е­мой про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни в раз­лич­ных стра­нах. На ри­сун­ке 5 пред­став­ле­ны его рас­чет­ные го­до­вые уров­ни до­хо­да на че­ло­ве­ка за по­след­нюю ты­ся­чу лет. Валовой внутренний продукт (ВВП) на душу на­се­ле­ния стран мира в це­нах 1990 года в дол­ла­ро­вом эк­ви­ва­лен­те со­ста­вил 667 дол­ла­ров в 1820 году по срав­не­нию с 450 дол­ла­ра­ми в 1000 году(17). Та­ким об­разом, за 800 лет уро­вень до­хо­да на душу на­се­ле­ния уве­личил­ся всего лишь на 50 про­цен­тов. Запад­ная Евро­па и ее от­ветв­ле­ния — Со­еди­нен­ные Шта­ты, Ка­на­да, Ав­стра­лия и Но­вая Зе­ландия, на­зы­ва­е­мые запад­ны­ми стра­на­ми, до­би­лись чуть луч­ших ре­зульта­тов. До­ход в этом регио­не уве­личил­ся при­бли­зи­тель­но втрое: с 426 дол­ла­ров в 1000 г. до 1202 дол­ла­ров в 1820 г. Но даже запад­ным стра­нам по­тре­бо­ва­лось око­ло пя­ти­сот лет на удво­е­ние до­хо­дов.
А те­перь по­смот­ри­те вни­ма­тель­ней на ди­на­ми­ку с 1820 года. За по­след­ние две­сти лет на­блю­дал­ся бур­ный эко­но­ми­че­ский рост. К 2003 году миро­вой до­ход на душу на­се­ле­ния вы­рос до 6516 дол­ла­ров, что в де­сять раз пре­вы­си­ло уро­вень 1820 года. В запад­ных стра­нах к 2003 году до­ход на душу на­се­ле­ния вы­рос до 23 710 дол­ла­ров, что по­чти в 20 раз больше, чем в 1820 году. То есть, за по­след­ние две­сти лет ре­аль­ный до­ход на душу на­се­ле­ния, ко­то­рый сто­ле­ти­я­ми дер­жал­ся вро­вень, или по­чти вро­вень, с про­жи­точ­ным ми­ни­му­мом, рез­ко вы­рос.
Ри­су­нок 5. ВПП на душу на­се­ле­ния (в це­нах 1990 года в дол­ла­ро­вом эк­ви­ва­лен­те)
Ли­ней­ный гра­фик, отоб­ра­жа­ю­щий по­ка­за­те­ли ВВП на душу на­се­ле­ния с 1000 по 2003 гг. в це­нах 1990 года в дол­ла­ро­вом эк­ви­ва­лен­те. Гра­фик отоб­ра­жа­ет не­большое уве­ли­че­ния уров­ней до­хо­да в пер­вые 800 лет, но основ­ной рост эко­но­ми­ки ста­но­вит­ся за­метен в по­след­ние 200 лет. К 2003 г. все­мир­ный до­ход на душу на­се­ле­ния уве­личил­ся до 6516 дол­ла­ров, то есть в 10 раз, при этом на Запа­де он уве­личил­ся до 23 710 дол­ла­ров, то есть в 20 раз.
Ис­точ­ник: Angus Maddison, Contours of the World Economy, 1–2030 AD: Essays in Macro-Economic History (Oxford: Oxford University Press, 2007).
Ди­на­ми­ка прогно­зи­ру­е­мой про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни была схо­жей. В пе­ри­од меж­ду 1000 и 1820 гг. прогно­зи­ру­е­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни в мире воз­рос­ла с 24 до 26 лет, за­тем уве­личи­лась до 31 года в 1900 г., а к 2003 г. рез­ко вы­рос­ла до 64 лет. В запад­ных стра­нах ожи­да­е­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни меж­ду 1000 и 1820 гг. воз­рос­ла с 24 до 36 лет, а к 2003 г. уже со­став­ля­ла 76 лет.
Как по­ка­зы­ва­ет ис­то­рия, эко­но­ми­че­ский рост не проис­хо­дит сам по себе. По­че­му в од­них стра­нах на­блю­да­ет­ся эко­но­ми­че­ский рост и вы­со­кие уров­ни до­хо­дов, то­гда как в дру­гих — стаг­на­ция? Ка­кие инсти­ту­ты и по­ли­ти­ка бу­дут способ­ство­вать эко­но­ми­че­ско­му ро­сту и по­вы­ше­нию уров­ня жиз­ни? В этом раз­де­ле вы найде­те от­ве­ты на эти ис­клю­чи­тель­но важ­ные во­про­сы(18).
Од­на­ко преж­де чем перейти к углуб­лен­но­му изу­че­нию этой темы, сто­ит сде­лать ого­вор­ку об из­ме­ре­нии ВВП, осо­бен­но при­ме­ни­тель­но к постком­му­ни­сти­че­ским стра­нам. Та­кое опре­де­ле­ние ВВП, как «сто­и­мость ко­неч­но­го выпус­ка то­ва­ров и услуг», хоть и ка­жет­ся про­стым на пер­вый вз­гляд, таит в себе мно­же­ство слож­ных во­про­сов. Опре­де­лить сто­и­мость то­ва­ров и услуг, про­да­ва­е­мых на сво­бод­ном рын­ке, лег­ко. Но как быть с теми из них, ко­то­рые под­па­да­ют под це­но­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние? Как их оце­ни­вать? По цене, фак­ти­че­ски упла­чен­ной людь­ми, или по цене этих то­ва­ров и услуг на сво­бод­ном рын­ке? Сле­ду­ет ли учи­ты­вать сто­и­мость вре­ме­ни, по­тра­чен­но­го в оче­ре­дях? А как на­счет про­дук­ции, ко­то­рая не про­да­ет­ся? А как оце­ни­вать труд мо­би­ли­зо­ван­ных во­ен­но­слу­жа­щих? На­сколь­ко точ­но ор­га­ны ста­ти­сти­ки мо­гут фик­си­ро­вать объем произ­водства на те­не­вом (се­ром или чер­ном) рын­ке? Если при­го­то­вить пиц­цу дома, бу­дет вклю­че­на толь­ко сто­и­мость ин­гре­ди­ен­тов, но не вре­мя, за­тра­чен­ное на ее при­го­тов­ле­ние. С дру­гой сто­ро­ны, если ку­пить пиц­цу в ре­сто­ра­не, то труд по­ва­ра вклю­ча­ет­ся в ВВП. Тем не ме­нее, если пред­по­ло­жить, что до­маш­няя пиц­ца ни­чем не усту­па­ет ре­сто­ран­ной, то они рав­но­знач­ны.
Труд­ность из­ме­ре­ния ВВП и це­но­вых ко­ле­ба­ний услож­ня­ет по­ни­ма­ние про­цес­сов, проис­хо­див­ших в пер­вые годы по­сле кра­ха ком­му­ни­сти­че­ско­го ре­жи­ма. По офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке на­блю­да­лось огром­ное па­де­ние объемов произ­водства, но это не со­от­вет­ство­ва­ло ре­аль­ной кар­ти­не проис­хо­див­ше­го(19).

Элемент 2.1. Правовая система

Основанием для экономического прогресса является правовая система, защищающая частную собственность и делающая обязательным справедливое исполнение контрактов.

«От­но­ше­ния част­ной соб­ствен­но­сти тре­бу­ют от лю­дей от­вет­ствен­но­сти за соб­ствен­ные дей­ствия в сфе­ре ма­те­ри­аль­ных благ. Сле­до­ва­тель­но, при та­кой си­сте­ме люди неиз­беж­но ис­пы­ты­ва­ют по­след­ствия своих дей­ствий. Объект соб­ствен­но­сти окру­жа­ет­ся огра­дой, а нас са­мих он окру­жа­ет зерка­лом, в ко­то­ром мы ви­дим от­ра­жен­ные по­след­ствия своих соб­ствен­ных дей­ствий»(20),
Том Бе­телл, жур­на­лист-эко­но­мист.
Пра­во­вая си­сте­ма обес­пе­чи­ва­ет осно­ва­ние для за­щи­ты прав соб­ствен­но­сти и ис­пол­не­ния обя­за­тельств по контрак­там. Как мы рассмат­ри­ва­ли в эле­мен­те 4 ча­сти 1, в ре­зульта­те тор­гов­ли то­вар пере­да­ет­ся лю­дям, ко­то­рые це­нят его больше, и по­яв­ляет­ся воз­мож­ность уве­ли­че­ния объемов выпус­кае­мой про­дук­ции в ре­зульта­те вы­год от спе­ци­а­ли­за­ции и ме­то­дов круп­но­масштаб­но­го произ­водства. Для умень­ше­ния неопре­де­лен­но­стей, со­про­во­жда­ю­щих тор­говлю, пра­во­вая си­сте­ма долж­на обес­пе­чить спра­ведли­вое ис­пол­не­ние обя­за­тельств по со­гла­ше­ни­ям и до­го­во­рам. Это уве­ли­чи­ва­ет объемы об­ме­на и вы­го­ды от тор­гов­ли и тем са­мым способ­ству­ет эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су.
Для ре­а­ли­за­ции вы­год от тор­гов­ли чрез­вы­чай­но важ­ны чет­ко опре­де­лен­ные и обес­пе­чен­ные пра­ва соб­ствен­но­сти. Соб­ствен­ность — это ши­ро­кое по­ня­тие, вклю­ча­ю­щее в себя вла­де­ние услу­га­ми тру­да, а так­же фи­зи­че­ски­ми ак­ти­ва­ми, та­ки­ми как зда­ния и зем­ля. Частное вла­де­ние соб­ствен­но­стью вклю­ча­ет в себя три эле­мен­та: (1) пра­во на ис­клю­чи­тель­ное ис­поль­зо­ва­ние; (2) пра­во­вая за­щи­та от на­ру­ши­телей — лиц, пы­та­ю­щих­ся ис­поль­зо­вать или ис­поль­зо­вать не­над­ле­жа­щим об­разом соб­ствен­ность без раз­ре­ше­ния вла­дель­ца; и (3) пра­во пере­да­чи (про­да­жи или да­ре­ния) дру­гим ли­цам.
Част­ные соб­ствен­ни­ки мо­гут ре­шать, как они бу­дут поль­зо­вать­ся сво­ей соб­ствен­но­стью, но они так­же не­сут от­вет­ствен­ность за свои дей­ствия. Если, поль­зу­ясь сво­ей соб­ствен­но­стью, че­ло­век втор­га­ет­ся в пра­ва соб­ствен­но­сти дру­гих лиц или на­ру­ша­ет их, в от­но­ше­нии него дей­ству­ют те же пра­во­вые силы, ко­то­рые за­щи­ща­ют и соб­ствен­ность дру­гих лиц. Напри­мер, права частной собственности запре­ща­ют мне бро­сить мо­ло­ток в лобо­вое стек­ло ва­ше­го ав­то­мо­би­ля, по­то­му что если бы я это сде­лал, я на­ру­шил бы ваше пра­во соб­ствен­но­сти на этот ав­то­мо­биль. Ваше пра­во соб­ствен­но­сти на ваш ав­то­мо­биль запре­ща­ет мне или кому-ни­будь дру­го­му ис­поль­зо­вать (или ис­поль­зо­вать не­над­ле­жа­щим об­разом) его без ва­ше­го раз­ре­ше­ния. Ана­ло­гич­ным об­разом, мое пра­во соб­ствен­но­сти на мой мо­ло­ток и дру­гие вещи запре­ща­ет вам или кому-ни­будь еще поль­зо­вать­ся ими без мо­е­го раз­ре­ше­ния.
Го­во­ря о част­ной соб­ствен­но­сти, необ­хо­ди­мо ука­зать на вы­те­каю­щие из нее сти­му­лы. Име­ют­ся четыре основ­ные при­чи­ны, по­че­му сти­му­лы, со­про­во­жда­ю­щие чет­ко опре­де­лен­ные и обес­пе­чен­ные пра­ва част­ной соб­ствен­но­сти, яв­ляют­ся дви­жу­щей си­лой эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и про­грес­са.
Во-пер­вых, част­ная соб­ствен­ность дает лю­дям мощ­ный сти­мул со­дер­жать в ис­прав­но­сти и обе­ре­гать объек­ты, ко­то­ры­ми они вла­де­ют. Если част­ные соб­ствен­ни­ки не со­дер­жат свое иму­ще­ство долж­ным об­разом или если они до­пус­кают его не­над­ле­жа­щее ис­поль­зо­ва­ние или по­вре­жде­ние, они от­ве­ча­ют за по­след­ствия в фор­ме сни­же­ния ценно­сти сво­е­го иму­ще­ства. Напри­мер, если вы вла­дее­те ав­то­мо­би­лем, у вас по­яв­ляет­ся мощ­ный сти­мул ме­нять мас­ло, ре­гу­ляр­но про­хо­дить тех­об­слу­жи­ва­ние ма­ши­ны и со­дер­жать ее са­лон в хо­ро­шем со­сто­я­нии. По­че­му это так? Если не при­да­вать зна­че­ния этим мо­мен­там, ценность ма­ши­ны как для вас, так и для по­тен­ци­аль­ных бу­ду­щих вла­дель­цев бу­дет сни­жать­ся. Если ав­то­мо­биль со­дер­жит­ся в хо­ро­шем ра­бо­чем со­сто­я­нии, он бу­дет ценнее для вас и для дру­гих лю­дей, ко­то­рые мо­гут за­хо­теть ку­пить его у вас. С точ­ки зре­ния вла­дель­ца ры­ноч­ная цена оправ­ды­ва­ет та­кую ра­чи­тель­ность. Хо­ро­ший уход воз­на­гра­жда­ет­ся, а пло­хой на­ка­зы­ва­ет­ся сни­же­ни­ем сто­и­мо­сти ак­ти­ва.
Напро­тив, когда соб­ствен­но­стью вла­де­ют дру­гие (напри­мер, го­су­дар­ство или большая груп­па лю­дей — в стра­нах с со­ци­а­ли­сти­че­ской эко­но­ми­кой это на­зы­ва­лось «соб­ствен­ность на­ро­да»), сти­мул для каж­до­го поль­зо­ва­те­ля ка­че­ствен­но ее об­слу­жи­вать умень­ша­ет­ся. Напри­мер, если соб­ствен­ни­ком жи­лья яв­ляет­ся го­су­дар­ство, у арен­да­то­ров нет мощ­но­го фи­нан­со­во­го сти­му­ла под­дер­жи­вать это жи­лье в хо­ро­шем со­сто­я­нии, так как они не не­сут убыт­ки от сни­же­ния его ценно­сти и не по­лу­ча­ют при­быль от ее по­вы­ше­ния. Вот по­че­му го­су­дар­ствен­ное жи­лье чаще вет­ша­ет и пло­хо со­дер­жит­ся по срав­не­нию с жи­льем, на­хо­дя­щим­ся в част­ной соб­ствен­но­сти. Это спра­ведли­во как для капи­та­ли­сти­че­ских стран, в ко­то­рых рын­ки по­да­ют це­но­вые сиг­на­лы, так и для со­ци­а­ли­сти­че­ских, в ко­то­рых та­кие сиг­на­лы от­сут­ству­ют. Не­бреж­ный уход, пло­хое со­дер­жа­ние и от­сут­ствие ре­монта от­ра­жа­ют сла­бые сти­му­лы, ко­то­ры­ми со­про­во­жда­ет­ся го­су­дар­ствен­ное вла­де­ние соб­ствен­но­стью, даже в усло­ви­ях дей­ству­ю­щих рын­ков для дру­гих ак­ти­вов, на­хо­дя­щих­ся в част­ном вла­де­нии. Эта пробле­ма на­шла от­ра­же­ние в рас­про­стра­нен­ной в со­вет­ское вре­мя по­го­вор­ке: «если что-то при­над­ле­жит всем, то оно не при­над­ле­жит ни­ко­му».
Но не столь­ко от­сут­ствие част­ной соб­ствен­но­сти как та­ко­вой вы­зы­ва­ет пробле­мы, сколь­ко раз­личие ин­тере­сов поль­зо­ва­телей соб­ствен­но­сти и групп или лиц, ко­то­рые не­сут из­держ­ки ее не­над­ле­жа­ще­го ис­поль­зо­ва­ния. По­чти та­кая же пробле­ма воз­ни­кает на рын­ке арен­ды, на ко­то­ром част­ный соб­ствен­ник и поль­зо­ва­тель — разные лица. Вот по­че­му до­го­во­ры арен­ды ча­сто со­дер­жат длин­ные переч­ни раз­ре­ше­ний и запре­тов в от­но­ше­нии поль­зо­ва­ния иму­ще­ством. В Вос­точ­ной Евро­пе до пере­строй­ки обыч­ным де­лом счи­та­лись грязные подъ­ез­ды, сло­ман­ные лиф­ты, раз­би­тые лам­поч­ки и в про­ти­во­вес это­му — ухо­жен­ные квар­ти­ры, ведь люди за­бо­ти­лись толь­ко о соб­ствен­ном жи­лье, а не о ме­стах об­ще­го поль­зо­ва­ния. На ран­нем эта­пе пере­хо­да от пла­но­вой эко­но­ми­ки к ры­ноч­ной воз­ник­ла острая пробле­ма, свя­зан­ная с пере­да­чей пра­ва соб­ствен­но­сти на жи­лищ­ный фонд. Было по­нят­но, что эти объек­ты не­дви­жи­мо­сти долж­ны стать част­ной соб­ствен­но­стью, но чьей? В от­но­ше­нии до­мов и квар­тир, по­строен­ных в не­да­ле­ком про­шлом, от­вет был прост: пере­дать их (или про­дать по низ­кой цене) жиль­цам. Но если зда­ние ста­рое, и оно было от­ня­то у вла­дель­цев по­сле за­хва­та вла­сти ком­му­ни­ста­ми? Что де­лать в та­ком слу­чае? Пере­дать пра­во соб­ствен­но­сти тем, кто за­ни­мал это жи­лье на тот мо­мент, или тем, у кого эту соб­ствен­ность «ото­бра­ли» го­раз­до рань­ше (или их по­том­кам)? Че­хия ре­ши­ла эту пробле­му так: го­су­дар­ство отда­ло (вер­ну­ло) соб­ствен­ность ее преж­ним вла­дель­цам, но оста­ви­ло лю­дям, про­жи­ва­ю­щим в ней, воз­мож­ность даль­ней­ше­го поль­зо­ва­ния жи­льем, а так­же уста­но­ви­ло контроль над аренд­ной пла­той. Этот под­ход при­вел к оче­вид­ным пробле­мам, так как вла­дель­цы не по­лу­ча­ли до­ста­точно­го до­хо­да, что­бы со­дер­жать иму­ще­ство, а так­же не мог­ли про­дать его по спра­ведли­вой ры­ноч­ной сто­и­мо­сти.
Страхование, важ­ность ко­то­ро­го бу­дет рассмот­ре­на позднее, так­же со­зда­ет та­кой сти­мул «не­над­ле­жа­ще­го ис­поль­зо­ва­ния». Это яв­ле­ние из­вест­но как риск недобросовестного поведения, когда че­ло­век, ре­ша­ю­щий, как поль­зо­вать­ся ак­ти­вом, зна­ет, что за лю­бое не­благо­при­ят­ное раз­ви­тие со­бы­тий запла­тит кто-то дру­гой. Во­ди­те­ли, ко­то­рые зна­ют, что стра­хо­вая компа­ния за­ме­нит их ма­ши­ну в слу­чае ее уго­на, мо­гут мень­ше за­бо­тит­ся о том, где они пар­ку­ют­ся, или за­бы­вать запереть свой ав­то­мо­биль. Лыж­ни­ки без ме­ди­цинской стра­хов­ки с мень­шей ве­ро­ят­но­стью пой­дут ка­тать­ся на наи­бо­лее кру­тые скло­ны.
Во-вто­рых, част­ная соб­ствен­ность по­бу­жда­ет лю­дей ис­поль­зо­вать и раз­ви­вать свои ак­ти­вы так, что­бы по­вы­сить их ценность. Если они ис­поль­зу­ют или раз­ви­ва­ют свою соб­ствен­ность та­ки­ми спосо­ба­ми, ка­кие дру­гие на­хо­дят при­вле­ка­тель­ны­ми, ры­ноч­ная сто­и­мость этой соб­ствен­но­сти вы­рас­та­ет. Напро­тив, из­ме­не­ния, ко­то­рые дру­гим не нра­вят­ся (осо­бен­но если эти дру­гие яв­ляют­ся кли­ен­та­ми или по­тен­ци­аль­ны­ми бу­ду­щи­ми по­ку­па­те­ля­ми), сни­жа­ют сто­и­мость соб­ствен­но­сти.
Част­ная соб­ствен­ность так­же влия­ет на раз­ви­тие лич­но­сти. Когда че­ло­век име­ет воз­мож­ность остав­лять себе пло­ды сво­е­го тру­да, у него по­яв­ляет­ся мощ­ный сти­мул со­вер­шен­ство­вать свои на­вы­ки, ра­бо­тать упор­нее и эф­фек­тив­нее. Та­кие дей­ствия уве­ли­чи­ва­ют его до­ход. По­че­му сту­ден­ты выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний го­то­вы вы­дер­жи­вать дол­гие часы обу­че­ния и опла­чи­вать сто­и­мость выс­ше­го об­разо­ва­ния? От­вет дает част­ная соб­ствен­ность на услу­ги тру­да. Так как они име­ют пра­во вла­де­ния услу­га­ми сво­е­го тру­да, их бу­ду­щие до­хо­ды бу­дут выше, если они бу­дут при­об­ре­тать зна­ния и раз­ра­ба­ты­вать на­вы­ки, ко­то­рые вы­со­ко це­нят­ся дру­ги­ми.
Ана­ло­гич­ным об­разом, част­ная соб­ствен­ность дает вла­дель­цам зем­ли, зда­ний и дру­гих ма­те­ри­аль­ных ак­ти­вов сти­мул ис­поль­зо­вать, за­щи­щать и раз­ви­вать их та­ким об­разом, ко­то­рый бу­дет по­лезным для дру­гих лиц. Бо­лее того, соб­ствен­ни­ки, ко­то­рые это­го не де­ла­ют, не­сут рас­хо­ды, свя­зан­ные со сни­же­ни­ем ценно­сти их ак­ти­вов. Рассмот­рим вла­дель­ца много­квар­тир­но­го комплек­са, ко­то­рый лич­но не за­бо­тит­ся о на­личии пар­ко­воч­ных мест, удоб­ных пра­чеч­ных, хо­ро­ше­го спорт­за­ла или при­вле­ка­тель­ной лу­жайки и бас­сей­на на тер­ри­то­рии комплек­са. Если по­тре­би­те­ли вы­со­ко це­нят эти объек­ты (от­но­си­тель­но из­дер­жек их произ­водства), у вла­дель­ца квар­тир по­яв­ляет­ся мощ­ный сти­мул их предо­ста­вить. По­че­му? По­тре­би­те­ли бу­дут го­то­вы пла­тить бо­лее вы­со­кую арен­ду за квар­ти­ры с бо­лее цен­ны­ми удоб­ства­ми. Та­ким об­разом, вла­дель­цы квар­тир, предо­став­ляю­щие та­кие удоб­ства, смо­гут улуч­шать благо­со­сто­я­ние своих арен­да­то­ров и уве­ли­чи­вать соб­ствен­ные чи­стые до­хо­ды (и ры­ноч­ную сто­и­мость сво­е­го много­квар­тир­но­го комплек­са). Напро­тив, вла­дель­цы квар­тир, неиз­мен­но предо­став­ляю­щие толь­ко то, что нра­вит­ся им, а не по­тре­би­те­лям, об­на­ру­жат, что их до­ход и сто­и­мость их капи­та­ла (их квар­тир) сни­зит­ся.
При этом ин­терес­но, что част­ная соб­ствен­ность влия­ет на произ­во­ди­тель­ность даже в со­ци­а­ли­сти­че­ских стра­нах. Этот мо­мент ил­лю­стри­ру­ет сель­ское хо­зяй­ство в быв­шем Со­вет­ском Со­ю­зе. При ком­му­ни­сти­че­ском ре­жи­ме се­мьям раз­ре­ша­лось остав­лять себе и про­да­вать про­дук­ты, вы­ра­щи­ва­е­мые ими на не­больших част­ных участках пло­ща­дью до 0,4 гек­та­ра. Эти част­ные участки со­став­ля­ли толь­ко око­ло 2% всех сель­ско­хо­зяй­ствен­ных зе­мель; осталь­ные 98% со­сто­я­ли из огром­ных хо­зяйств кол­лек­тив­но­го вла­де­ния, в ко­то­рых зем­ля и про­дук­ция, вы­ра­щи­ва­е­мая на ней, при­над­ле­жа­ли го­су­дар­ству. Как со­об­ща­ла со­вет­ская прес­са, при­бли­зи­тель­но чет­верть об­щей сто­и­мо­сти сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции СССР обес­пе­чи­ва­лась этой кро­шеч­ной ча­стью воз­де­лы­ва­е­мой част­ным об­разом зем­ли. Это озна­ча­ет, что вы­ход про­дук­ции на част­ных участках пло­ща­дью 0,4 гек­та­ра был при­бли­зи­тель­но в 16 раз выше, чем на зем­лях, ко­то­ры­ми вла­де­ло го­су­дар­ство.
Даже скром­ный шаг от го­су­дар­ствен­ной к част­ной соб­ствен­но­сти мо­жет при­ве­сти к по­ра­зи­тель­ным ре­зульта­там. В 1978 г. ком­му­ни­сти­че­ское пра­ви­тель­ство Ки­тая фак­ти­че­ски раз­ре­ши­ло зем­ледель­цам остав­лять себе из­лиш­ки вы­ра­щи­ва­е­мо­го в кол­лек­тив­ных хо­зяй­ствах риса, оста­ю­щи­е­ся по­сле сда­чи го­су­дар­ству объемов зер­на, со­от­вет­ству­ю­щих опре­де­лен­ной кво­те. В ре­зульта­те, по­сколь­ку у зем­ледель­цев по­явил­ся сти­мул эф­фек­тив­но произ­во­дить про­дук­цию, мгно­вен­но уве­личи­лась производительность. Зем­ледель­цам раз­ре­ши­ли остав­лять себе всю до­пол­ни­тель­ную про­дук­цию, произ­во­ди­мую сверх квот. Когда об этом ста­ли го­во­рить, а го­су­дар­ство ста­ло смот­реть на офи­ци­аль­ную по­ли­ти­ку, направ­лен­ную про­тив та­кой «при­ва­ти­за­ции», сквозь паль­цы, эта прак­ти­ка рас­про­стра­нилась мол­ни­е­носно. Это при­ве­ло к бы­стро­му ро­сту сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции, а у зем­ледель­цев по­яви­лась воз­мож­ность пере­ме­ще­ния в не­сель­ско­хо­зяй­ствен­ные сек­то­ры эко­но­ми­ки(21).
В-тре­тьих, част­ная соб­ствен­ность де­ла­ет соб­ствен­ни­ков юри­ди­че­ски от­вет­ствен­ны­ми за ущерб, на­но­си­мый дру­гим ли­цам в ре­зульта­те того, как их соб­ствен­ность ис­поль­зу­ет­ся. Суды при­зна­ют предо­став­ляе­мые соб­ствен­но­стью пра­ва и обес­пе­чи­ва­ют их соблю­де­ние, но они так­же тре­бу­ют не­сти от­вет­ствен­ность, свя­зан­ную с эти­ми пра­ва­ми. Част­ная соб­ствен­ность увя­зы­ва­ет контроль с от­вет­ствен­но­стью. На соб­ствен­ни­ков воз­ла­га­ют от­вет­ствен­ность имен­но по­то­му, что они в со­сто­я­нии осу­ще­ствлять контроль. В свою оче­редь, та­кая подот­чет­ность дает соб­ствен­ни­кам мощ­ный сти­мул от­вет­ствен­но ис­поль­зо­вать свою соб­ствен­ность и пред­при­ни­мать шаги для умень­ше­ния ве­ро­ят­но­сти при­чи­не­ния вре­да дру­гим ли­цам.
Рассмот­рим сле­ду­ю­щие при­ме­ры. Вла­де­лец от­ми­ра­ю­ще­го де­ре­ва име­ет сти­мул сру­бить его до того, как оно упа­дет на со­сед­ский дом. Вла­дель­цы со­бак име­ют сти­мул дер­жать своих пи­том­цев на по­вод­ке или в на­морд­ни­ке, если есть ве­ро­ят­ность, что они мо­гут уку­сить дру­гих лю­дей. Вла­де­лец ав­то­мо­би­ля име­ет пра­во во­дить свой ав­то­мо­биль, но на него воз­ла­га­ет­ся от­вет­ствен­ность, если по при­чи­не неис­прав­ных тор­мо­зов ав­то­мо­биль при­чи­ня­ет вред чьей-либо соб­ствен­но­сти. Ана­ло­гич­ным об­разом, хи­ми­че­ская компа­ния осу­ще­ствляет контроль над свои­ми про­дук­та­ми, но имен­но по этой при­чи­не она не­сет юри­ди­че­скую от­вет­ствен­ность в слу­чае не­пра­виль­но­го ис­поль­зо­ва­ния хи­ми­че­ских про­дук­тов.
В-чет­вер­тых, част­ная соб­ствен­ность способ­ству­ет сохра­не­нию ре­сур­сов для бу­ду­ще­го ис­поль­зо­ва­ния, а так­же гра­мот­но­му их раз­ви­тию. Ис­поль­зуя ка­кой-либо ре­сурс, мож­но по­лу­чить до­ход. Это от­ра­жа­ет же­ла­ния совре­мен­ных по­тре­би­телей, ко­то­рым нуж­но то, что этот ре­сурс мо­жет обес­пе­чить. Но бу­ду­щие по­тре­би­те­ли так­же име­ют го­лос благо­да­ря пра­вам соб­ствен­но­сти. Вла­дель­цу ре­сур­са, напри­мер, не­большо­го лес­но­го участка, де­ре­вья на ко­то­ром мож­но за­го­то­вить сей­час или позднее, пред­сто­ит при­нять ре­ше­ние. По­вы­сит­ся ли сто­и­мость пи­ло­ма­те­ри­а­лов в бу­ду­щем? Дру­ги­ми сло­ва­ми, бу­дет ли ожи­да­е­мая сто­и­мость де­ре­вьев, за­го­тов­лен­ных позднее, когда они бу­дут бо­лее зре­лы­ми, выше, чем если бы их за­го­то­ви­ли сего­дня? И пре­вы­сит ли эта сто­и­мость их сто­и­мость, если они бу­дут за­го­тов­ле­ны сей­час, на сум­му, по­кры­ва­ю­щую из­держ­ки их хра­не­ния и за­щи­ты для ис­поль­зо­ва­ния в бу­ду­щем? Если это так, у соб­ствен­ни­ка есть сти­мул сохра­нить — то есть, воз­дер­жать­ся от ис­поль­зо­ва­ния сей­час — что­бы обес­пе­чить на­личие ре­сур­са то­гда, когда он бу­дет ценнее.
Част­ные соб­ствен­ни­ки по­лу­чат вы­го­ду от сохра­не­ния в том слу­чае, когда бу­ду­щая сто­и­мость по­треб­ля­е­мо­го ре­сур­са пре­вы­сит его сего­дняш­нюю сто­и­мость. Это вер­но и в том слу­чае, если те­ку­щий вла­де­лец не рас­счи­ты­ва­ет на то, что бу­дет иметь фи­зи­че­скую воз­мож­ность восполь­зо­вать­ся воз­ник­ши­ми бла­га­ми. Пред­по­ло­жим, 65-лет­ний ле­со­вод са­жа­ет уро­жай пих­ты, ко­то­рой необ­хо­ди­мо рас­ти пять­де­сят лет, пока она не вы­растет до оп­ти­маль­но­го для за­го­то­вок уров­ня. Есть ли у ле­со­во­да по­чтен­но­го воз­рас­та сти­мул для сохра­не­ния де­ре­вьев для ис­поль­зо­ва­ния в бу­ду­щем? Когда дей­ству­ют пра­ва част­ной соб­ствен­но­сти, от­вет оче­ви­ден: «Да». Пока ожи­да­е­мый бу­ду­щий до­ход от вы­ра­щи­ва­ния де­ре­вьев не ниже уров­ня до­хо­да от аль­тер­на­тив­ных вло­же­ний, ле­со­во­ду вы­год­но сохра­нять де­ре­вья на бу­ду­щее. При част­ной соб­ствен­но­сти ры­ноч­ная сто­и­мость зем­ли ле­со­во­да бу­дет рас­ти по мере ро­ста де­ре­вьев и при­бли­же­ния ожи­да­е­мой даты ле­со­за­го­то­вок. И даже если лес не бу­дет вы­ру­бать­ся при жиз­ни его вла­дель­ца, он все­гда име­ет воз­мож­ность вы­год­но про­дать де­ре­вья (как с зем­лей, так и без нее) за счет ро­ста их сто­и­мо­сти.
Ве­ка­ми пес­си­ми­сты утвер­жда­ют, что у нас за­кан­чи­ва­ют­ся де­ре­вья, зна­чи­мые по­лезные ис­ко­па­е­мые или раз­лич­ные ис­точ­ни­ки энер­гии. Сно­ва и сно­ва они ока­зы­ва­ют­ся не­пра­вы, по­то­му что от их по­ни­ма­ния усколь­зает функ­ция част­ной соб­ствен­но­сти. Разобрать­ся в та­ких «прогно­зах кон­ца све­та» до­воль­но по­учи­тель­но. В Ан­глии XVI века ста­ли бо­ять­ся, что запа­сы леса —ши­ро­ко ис­поль­зу­е­мые в ка­че­стве печ­но­го топ­ли­ва — ско­ро ис­то­щат­ся. Воз­росшие цены на де­ре­во, тем не ме­нее, по­бу­ди­ли при­нять меры по охра­не ле­сов, и напра­вить ин­ве­сти­ции на раз­ви­тие уголь­ной про­мыш­лен­но­сти. Кри­зис дре­ве­си­ны вско­ре со­шел на нет.
Даже в от­сут­ствие соб­ствен­но­сти на ка­кой-либо кон­крет­ный ре­сурс пробле­мы ча­сто раз­ре­ша­ют­ся за счет рын­ков дру­гих ре­сур­сов, на­хо­дя­щих­ся в соб­ствен­но­сти. В се­ре­ди­не XIX века в США ста­ли с ужа­сом пред­ска­зы­вать, что вот-вот за­кон­чит­ся ки­то­вый жир, основ­ное топ­ли­во для ис­кус­ствен­но­го осве­ще­ния в то вре­мя. Ки­та­ми ни­кто не вла­дел, за ними бес­контроль­но охо­ти­лись в откры­тых мо­рях. Если ки­то­бой не за­би­вал кита при пер­вой удоб­ной воз­мож­но­сти, это де­лал дру­гой ки­то­бой в бли­жайшем бу­ду­щем. По­сле уве­ли­че­ния цен на ки­то­вый жир не было сти­му­ла сохра­нять ки­тов для бу­ду­ще­го ис­поль­зо­ва­ния, ведь пра­ва част­ной соб­ствен­но­сти от­сут­ство­ва­ли. Ни­кто не огра­ни­чи­вал ки­то­бой­ный про­мы­сел, даже при со­кра­ще­нии по­пу­ля­ции ки­тов.
Тем не ме­нее, по­вы­сив­ши­е­ся цены на ки­то­вый жир уси­ли­ли сти­мул найти и раз­ви­вать ис­точ­ни­ки энер­гии, ко­то­рые его за­ме­нят. Если бы пред­при­ни­ма­те­лям уда­лось раз­ра­бо­тать бо­лее де­ше­вый но­вый ис­точ­ник энер­гии, они смог­ли бы по­лу­чить су­ще­ствен­ный до­ход. Со вре­ме­нем это при­ве­ло к откры­тию ком­мер­че­ски при­быль­ных ис­точ­ни­ков неф­ти, раз­ра­ботке от­но­си­тель­но бо­лее де­ше­во­го ке­ро­си­на, в ре­зульта­те — к па­де­нию цены на ки­то­вый жир, со­кра­ще­нию объемов ки­то­бой­но­го про­мыс­ла и, на­ко­нец, — к за­вер­ше­нию кри­зи­са с ки­то­вым жи­ром.
Позднее, когда люди переклю­чи­лись на нефть, ста­ли воз­ни­кать прогно­зы, что и этот ре­сурс ско­ро за­кон­чит­ся. В 1914 г. Гор­ное бюро заяви­ло, что сум­мар­ные запа­сы неф­ти в США со­став­ляют ме­нее 6 млрд. бар­ре­лей, а сей­час в Со­еди­нен­ных Шта­тах та­кой объем до­бы­ва­ет­ся за 3 года с не­большим. В 1926 г., со­глас­но оцен­ке Фе­де­раль­но­го прав­ле­ния по сохра­не­нию неф­тя­ных ре­сур­сов, запа­сов неф­ти в США хва­та­ло толь­ко на семь лет. Ана­ло­гич­ные прогно­зы по миро­вым запа­сам де­ла­лись на 1970-е гг. в ис­сле­до­ва­нии, суб­си­ди­ро­ван­ном весь­ма влия­тель­ным Рим­ским клу­бом.
Разобрав­шись в сти­му­лах, воз­ни­каю­щих из част­ной соб­ствен­но­сти, лег­ко по­нять, по­че­му та­кие прогно­зы «кон­ца све­та», свя­зан­ные с ис­то­ще­ни­ем ре­сур­сов, не оправ­да­лись. По мере того как все больше не хва­та­ет ре­сур­са, на­хо­дя­ще­го­ся в част­ной соб­ствен­но­сти, цена это­го ре­сур­са по­вы­ша­ет­ся. Рост цены дает по­тре­би­те­лям, произ­во­ди­те­лям, но­ва­то­рам и инже­не­рам сти­му­лы (1) эко­но­мить на не­по­сред­ствен­ном ис­поль­зо­ва­нии ре­сур­са (напри­мер, вы­клю­чать свет, вы­хо­дя из ком­на­ты; на­де­вать теп­лый сви­тер вме­сто вклю­че­ния обо­гре­ва­те­ля; пере­во­дить про­мыш­лен­ное обо­ру­до­ва­ние и бы­то­вые при­бо­ры в эко­но­мич­ный ре­жим по­треб­ле­ния); (2) за­ни­мать­ся бо­лее тща­тель­ны­ми по­ис­ка­ми субститутов (напри­мер, поль­зо­вать­ся об­ще­ствен­ным транс­пор­том вме­сто лич­но­го ав­то­мо­би­ля; за­ме­нять нефть на дру­гие виды энер­гии: вет­ря­ную, атом­ную или гид­ро­энер­гию) и (3) раз­ра­ба­ты­вать но­вые ме­то­ды об­на­ру­же­ния и до­бы­чи больших ко­ли­честв это­го ре­сур­са (та­кие, как го­ри­зонталь­ное бу­ре­ние и гид­рав­ли­че­ский раз­рыв пла­стов). На на­сто­я­щий мо­мент эти уси­лия ото­двину­ли «ко­нец све­та» еще дальше в бу­ду­щее, и име­ют­ся все осно­ва­ния по­ла­гать, что для ре­сур­сов, на­хо­дя­щих­ся в част­ной соб­ствен­но­сти, он бу­дет ото­дви­гать­ся еще дальше. Если вы хо­ти­те уви­деть эту раз­ни­цу очень от­чет­ли­во, по­смот­ри­те, чем от­ли­ча­ет­ся ко­ро­ва от аме­ри­канско­го буй­во­ла. Дру­гих та­ких двух жи­вот­ных, так по­хо­жих друг на дру­га по ве­личи­не и ценно­сти мяса, не найти, но в то вре­мя как охо­та на буй­во­ла, на­хо­дя­ще­го­ся в об­щем вла­де­нии, до­ве­ла его прак­ти­че­ски до ис­чез­но­ве­ния, то на­счет ко­ров, на­хо­дя­щих­ся в част­ной соб­ствен­но­сти, не­льзя утвер­ждать, что су­ще­ству­ет хоть ка­кой-либо их дефицит(22).
Пра­во­вая си­сте­ма, за­щи­ща­ю­щая пра­ва соб­ствен­но­сти и обес­пе­чи­ва­ю­щая при­ну­ди­тель­ное спра­ведли­вое ис­пол­не­ние до­го­во­ров, обес­пе­чи­ва­ет фун­да­мент для вы­год­ной тор­гов­ли, капиталообразования и раз­ра­ботки ре­сур­сов, ко­то­рые об­ра­зу­ют дви­жу­щие силы эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Напро­тив, недо­ста­точ­ная пра­во­вая за­щи­та прав соб­ствен­но­сти, не­на­деж­ное обес­пе­че­ние ис­пол­не­ния обя­за­тельств по со­гла­ше­ни­ям и пра­во­вой фаворитизм под­ры­ва­ют как ин­ве­сти­ции, так и эф­фек­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние ре­сур­сов.
На про­тя­же­нии всей ис­то­рии люди про­бо­ва­ли дру­гие фор­мы соб­ствен­но­сти: круп­ные коо­пе­ра­ти­вы, со­ци­а­лизм и ком­му­низм. В лю­бом масшта­бе за пре­де­ла­ми не­большой де­ревни с силь­ной культур­ной тра­ди­ци­ей эти экс­пе­ри­мен­ты при­во­ди­ли к неу­дач­ным и ка­та­стро­фи­че­ским по­след­стви­ям. На сего­дняш­ний день нам не из­ве­стен ни­ка­кой инсти­ту­ци­о­наль­ный ме­ха­низм, предо­став­ляю­щий лю­дям столь­ко сво­бо­ды и сти­му­ла про­дук­тив­но и эф­фек­тив­но слу­жить об­ще­ству, ис­поль­зуя свои ре­сур­сы, сколь­ко это де­ла­ет част­ная соб­ствен­ность в рам­ках верховенства права.
От­сыл­ка к вер­хо­вен­ству пра­ва крайне важ­на. Пра­во соб­ствен­но­сти не мо­жет быть без­гра­нич­ным. Об­ще­ства уста­нав­ли­ва­ют пра­ви­ла (напри­мер, «ез­дить по пра­вой сто­ро­не до­ро­ги» или «обо­ру­до­вать жи­лье по­жар­ной сиг­на­ли­за­ци­ей»), что­бы га­ран­ти­ро­вать, что от­ста­и­ва­ние прав од­ним че­ло­ве­ком не при­чи­нит вре­да дру­гим. Лау­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии, эко­но­мист Ро­нальд Коуз от­ме­чал, что в не­ко­то­рых слу­ча­ях рын­ки мо­гут до­бить­ся та­ко­го же ре­зульта­та, но если пра­ви­ла за­тра­ги­ва­ют слиш­ком мно­гих лю­дей, то уста­нов­ле­ние го­су­дар­ствен­ных норм бу­дет единствен­но пра­виль­ным ре­ше­ни­ем.

Элемент 2.2. Конкурентные рынки

Конкуренция способствует эффективному использованию ресурсов и служит стимулом для инноваций.

«Кон­ку­рен­ция благо­при­ят­ству­ет не­пре­рыв­но­му со­вер­шен­ство­ва­нию эф­фек­тив­но­сти произ­водства. Она по­бу­жда­ет произ­во­ди­телей со­кра­щать рас­хо­ды и урезать из­держ­ки та­ким об­разом, что­бы они мог­ли ре­а­ли­зо­вы­вать свою про­дук­цию по бо­лее низ­ким це­нам, чем их кон­ку­рен­ты. Она от­се­и­ва­ет произ­во­ди­телей, из­держ­ки ко­то­рых оста­ют­ся вы­со­ки­ми, и та­ким об­разом кон­цен­три­ру­ет произ­водство в ру­ках компа­ний с низ­ки­ми из­держ­ка­ми»(23),
Клэр Уил­кокс, в про­шлом про­фес­сор эко­но­ми­ки, Су­орт­мор-кол­ледж.
Кон­ку­рен­ция су­ще­ству­ет, когда ры­нок яв­ляет­ся откры­тым и нет ба­рье­ров вхо­да для дру­гих про­дав­цов. Кон­ку­рен­ция — дви­жу­щая сила ры­ноч­ной эко­но­ми­ки. Кон­ку­ри­ру­ю­щие фир­мы мо­гут ра­бо­тать на ло­каль­ных, регио­наль­ных, на­ци­о­наль­ных или даже гло­баль­ных рын­ках. Кон­ку­рент­ный про­цесс ока­зы­ва­ет дав­ле­ние на все фир­мы, за­став­ляет их эф­фек­тив­но ра­бо­тать и учи­ты­вать пред­по­чте­ния по­тре­би­телей. Кон­ку­рен­ция от­се­и­ва­ет не­эф­фек­тив­ных произ­во­ди­телей. Фир­мы, ко­то­рые не способ­ны предло­жить по­тре­би­те­лям ка­че­ствен­ные бла­га по при­вле­ка­тель­ным це­нам, по­не­сут убыт­ки и в кон­це кон­цов бу­дут вы­ну­жде­ны по­ки­нуть биз­нес. Фир­ма бу­дет успеш­ной, если она смо­жет пре­взой­ти своих кон­ку­рен­тов. Это­го мож­но до­стичь мно­же­ством спосо­бов, в том чис­ле ка­че­ством про­дук­та, оформ­ле­ни­ем, об­слу­жи­ва­ни­ем, удоб­ством рас­по­ло­же­ния, рекла­мой и це­ной, но фир­ма долж­на по­сто­ян­но предла­гать по­тре­би­те­лям как ми­ни­мум та­кое со­от­но­ше­ние цены и ка­че­ства, как и у кон­ку­рен­тов.
Что удер­жи­ва­ет «Мак­до­нальдс», «Кар­фур», «Ама­зон», «Дже­не­рал Мо­торс» или лю­бую дру­гую ком­мер­че­скую фир­му от того, что­бы под­ни­мать цены, про­да­вать недо­бро­ка­че­ствен­ный то­вар и предо­став­лять от­вра­ти­тель­ное об­слу­жи­ва­ние? От­вет: кон­ку­рен­ция. Если про­да­вец в «Мак­до­нальдс» с хму­рым лицом предло­жит не­вкус­ный сэнд­вич по вы­со­кой цене, люди обра­тят­ся к «Бур­гер Кинг», «Вен­дис», «Са­бвей», «Тако-Белл» и дру­гим кон­ку­рен­там. Даже са­мые круп­ные компа­нии проигра­ют в биз­не­се мел­ким стар­та­пам, если те смо­гут предло­жить по­тре­би­те­лям ва­ри­ан­ты луч­ше и по бо­лее низ­ким це­нам. Кли­ен­ты та­ких круп­ных фирм, как «Фиат», «Той­о­та», «Дже­не­рал Мо­торс» и «Форд» уй­дут к «Хон­де», «Хюн­даю», «Фолькс­ва­ге­ну» и дру­гим произ­во­ди­те­лям ав­то­мо­би­лей, если те пере­ста­нут со­от­вет­ство­вать запро­сам по­тре­би­телей и кон­ку­рент­ным це­нам.
Кон­ку­рен­ция дает фир­мам мощ­ный сти­мул для раз­ра­ботки бо­лее ка­че­ствен­ной про­дук­ции и на­хо­жде­ния ме­нее за­трат­ных спосо­бов произ­водства. Вви­ду того, что тех­но­ло­гии и цены по­сто­ян­но ме­ня­ют­ся, ни­кто не зна­ет точ­но, ка­кие то­ва­ры за­хо­тят по­тре­би­те­ли в сле­ду­ю­щий раз или ка­кие спосо­бы произ­водства обес­пе­чат ми­ни­маль­ные удель­ные из­держ­ки. От­вет по­мо­га­ет найти кон­ку­рен­ция. Яв­ляет­ся ли маркетинг в со­ци­аль­ных се­тях ве­ли­чайшей идеей в сфе­ре роз­нич­ной тор­гов­ли по­сле тор­го­во­го цен­тра? Или это про­сто еще одна ил­лю­зия, ко­то­рая в кон­це кон­цов раз­ве­ет­ся как дым? Кон­ку­рен­ция дает от­вет на эти во­про­сы, но он бу­дет разным для разных рын­ков и бу­дет ме­нять­ся с тече­ни­ем вре­ме­ни.
В усло­ви­ях ры­ноч­ной эко­но­ми­ки пред­при­ни­ма­те­ли мо­гут сво­бод­но вне­дрять ин­но­ва­ции. Им нуж­на толь­ко под­держ­ка ин­ве­сто­ров (сре­ди ко­то­рых ча­сто на­хо­дят­ся сами пред­при­ни­ма­те­ли), го­то­вых предо­ста­вить необ­хо­ди­мые сред­ства. Для это не нуж­но по­лу­чать раз­ре­ше­ния от го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов, за­ко­но­да­тель­но­го большинства или кон­ку­рен­тов. Тем не ме­нее, кон­ку­рен­ция уста­нав­ли­ва­ет жесткие пра­ви­ла игры для пред­при­ни­ма­телей и под­дер­жи­ва­ю­щих их ин­ве­сто­ров, так как их идеи долж­ны прой­ти про­верку на вы­жи­ва­ние в мире, где всё ре­ша­ет спрос по­тре­би­телей. Если вслед­ствие ин­но­ва­ции вы­игрыш по­тре­би­те­ля пре­вы­сит за­тра­ты на раз­ра­ботку, фир­ма-но­ва­тор бу­дет про­цве­тать и по­лу­чать при­быль. Но если по­ку­па­те­ли об­на­ру­жат, что по­тре­би­тель­ская ценность но­во­го про­дук­та мень­ше его сто­и­мо­сти, пред­при­я­тие по­тер­пит убыт­ки и ра­зорит­ся. По­тре­би­те­ли вы­но­сят окон­ча­тель­ный вер­дикт от­но­си­тель­но успеш­но­сти ком­мер­че­ских ин­но­ва­ций и эф­фек­тив­но­сти произ­водствен­ной де­я­тель­но­сти.
При по­яв­ле­нии но­вых про­дук­тов они в основ­ном сле­ду­ют пред­ска­зу­е­мой за­ви­си­мо­сти цена-ка­че­ство. Сна­ча­ла но­вые про­дук­ты, как пра­ви­ло, сто­ят до­ро­го и при­об­ре­та­ют­ся от­но­си­тель­но не­большим ко­ли­че­ством по­тре­би­телей, в основ­ном име­ю­щих вы­со­кие до­хо­ды. Эти по­тре­би­те­ли пла­тят бо­лее вы­со­кую цену за воз­мож­ность пер­вы­ми восполь­зо­вать­ся то­ва­ром, по­то­му что на на­чаль­ной ста­дии ка­че­ство про­дук­та обыч­но ниже, чем на бо­лее поздних ста­ди­ях, когда произ­во­ди­те­ли уже име­ют до­ста­точ­ный опыт произ­водства. К тому же, вы­со­кая цена на ран­них ста­ди­ях объ­яс­ня­ет­ся огра­ни­чен­ны­ми объема­ми про­даж. Эти пер­во­на­чаль­ные по­ку­па­те­ли иг­ра­ют чрез­вы­чай­но важ­ную роль: они обес­пе­чи­ва­ют вы­руч­ку, по­кры­ва­ю­щую из­держ­ки раз­ра­ботки но­во­го про­дук­та, и по­мо­га­ют пред­при­ни­ма­те­лям при­об­ре­сти опыт, ко­то­рый по­мо­жет им улуч­шить ка­че­ство и со­кра­тить удель­ные из­держ­ки в бу­ду­щем. Бо­лее того, сам ры­нок дает сти­му­лы для это­го. Со вре­ме­нем пред­при­ни­ма­те­ли найдут спосо­бы, как сде­лать про­дукт бо­лее до­ступ­ным и обес­пе­чить его на­личие для больше­го ко­ли­че­ства по­тре­би­телей.
Хо­ро­шо ил­лю­стри­ру­ют та­кое со­от­но­ше­ние цена-ка­че­ство со­то­вые теле­фо­ны. Когда в кон­це 1980-х гг. со­то­вые теле­фо­ны впер­вые по­яви­лись на рын­ке, их цена со­став­ля­ла око­ло 4000 дол­ла­ров, раз­ме­ром они были с кир­пич, и ни­ка­ки­ми дру­ги­ми функ­ци­я­ми, кро­ме со­вер­ше­ния звон­ков, по­чти не об­ла­да­ли. Со вре­ме­нем их раз­мер умень­шал­ся, воз­мож­но­сти по об­ра­ботке дан­ных и функ­ции расши­ря­лись, а цена сни­жа­лась. Сего­дня их цену не срав­нить с пер­во­на­чаль­ной, а много­чис­лен­ные по­тре­би­те­ли всех групп до­хо­дов рассмат­ри­ва­ют их как необ­хо­ди­мость.
Много­чис­лен­ные то­ва­ры, вклю­чая ав­то­мо­би­ли, теле­ви­зо­ры, кон­ди­ци­о­не­ры, по­су­до­мо­еч­ные ма­ши­ны, ми­кро­вол­но­вые печи и пер­со­наль­ные компью­те­ры, про­шли та­кой же путь. Все они были очень до­ро­ги­ми, когда толь­ко по­яв­ля­лись на рын­ке, но пред­при­ни­ма­те­ли при­ду­ма­ли, как сде­лать произ­водство бо­лее эко­но­мич­ным, а ка­че­ство бо­лее вы­со­ким, что сде­ла­ло их бо­лее до­ступ­ны­ми для по­дав­ляю­ще­го чис­ла по­тре­би­телей. Когда мы раз­мыш­ля­ем над ро­лью пред­при­ни­ма­телей и функ­ци­ей кон­ку­рен­ции, нуж­но учи­ты­вать важ­ность со­от­но­ше­ния цены и ка­че­ства.
Произ­во­ди­те­ли, же­ла­ю­щие вы­жить в кон­ку­рент­ной сре­де, рас­слаб­лять­ся не мо­гут. Про­дукт, успеш­ный сего­дня, мо­жет не вы­дер­жать кон­ку­рен­ции зав­тра. Что­бы пре­успеть на кон­ку­рент­ном рын­ке, пред­при­ни­ма­те­ли долж­ны уме­ло предвос­хи­щать, опре­де­лять и бы­стро вне­дрять ин­но­ва­ци­он­ные идеи.
Кон­ку­рен­ция так­же опре­де­ля­ет струк­ту­ру и раз­мер пред­при­я­тия, при ко­то­рых до­сти­га­ют­ся ми­ни­маль­ные удель­ные из­держ­ки произ­водства то­ва­ра или услу­ги. В от­личие от дру­гих эко­но­ми­че­ских си­стем, ры­ноч­ная эко­но­ми­ка не опре­де­ля­ет в при­каз­ном по­ряд­ке, ка­кие виды пред­при­я­тий мо­гут кон­ку­ри­ро­вать друг с дру­гом. До­пу­сти­ма лю­бая фор­ма ор­га­ни­за­ции биз­не­са. На ры­нок мо­гут сво­бод­но вой­ти част­ная фир­ма, парт­нер­ство, корпорация, кол­лек­тив­ное пред­при­я­тие, по­тре­би­тель­ский коо­пе­ра­тив, ком­му­на или пред­при­я­тие лю­бой дру­гой ор­га­ни­за­ци­он­но-пра­во­вой фор­мы. Для успе­ха ему надо прой­ти толь­ко один тест — на эф­фек­тив­ность из­дер­жек. Если ком­мер­че­ская ор­га­ни­за­ция, будь то кор­по­ра­ция или кол­лек­тив­ное пред­при­я­тие, произ­во­дит ка­че­ствен­ную про­дук­цию по при­вле­ка­тель­ной для по­тре­би­телей цене, она бу­дет при­быль­ной и успеш­ной. Но если ее струк­ту­ра при­во­дит к бо­лее вы­со­ким из­держ­кам, чем у пред­при­я­тий дру­гих ор­га­ни­за­ци­он­но-пра­во­вых форм, произ­во­дя­щих про­дукт ана­ло­гич­но­го ка­че­ства, кон­ку­рен­ция вы­тес­нит ее с рын­ка. Ра­зу­ме­ет­ся, кон­ку­рен­ция так­же даёт воз­мож­ность од­новре­мен­но­го на­личия на рын­ке про­дук­ции раз­но­го ка­че­ства, ведь по­тре­би­те­ли мо­гут иметь разные пред­по­чте­ния по по­во­ду со­от­но­ше­ния цены и ка­че­ства. «Мер­се­дес» мо­жет про­да­вать­ся (по вы­со­кой цене) на­ря­ду с «Фолькс­ва­ге­ном», цена на ко­то­рый несколь­ко ниже. С дру­гой сто­ро­ны, мар­ка вос­точно­гер­манских лег­ко­вых ав­то­мо­би­лей «Варт­бург» и рос­сий­ская мар­ка ав­то­мо­би­лей ма­ло­го клас­са «Жи­гу­ли» не мог­ли оста­вать­ся на рын­ке без вме­ша­тель­ства го­су­дар­ства в ры­ноч­ные ме­ха­низ­мы. Пре­фе­рен­ции подоб­но­го рода были ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны сре­ди ком­му­ни­сти­че­ских стран, ко­то­рые запре­ща­ли ввоз ав­то­мо­би­лей из стран с ры­ноч­ной эко­но­ми­кой или вво­ди­ли вы­со­кие им­порт­ные та­ри­фы.
Кон­ку­рент­ный про­цесс так­же опре­де­ля­ет раз­мер пред­при­я­тий в раз­лич­ных от­рас­лях эко­но­ми­ки. В не­ко­то­рых сек­то­рах — напри­мер, в авиа- или ав­то­мо­би­ле­строе­нии, — пред­при­я­ти­ям тре­бу­ет­ся быть до­воль­но круп­ны­ми, что­бы пол­но­стью восполь­зо­вать­ся эко­но­ми­ей от масшта­ба. Произ­водство од­но­го ав­то­мо­би­ля было бы чрез­вы­чай­но за­трат­но, но когда фик­си­ро­ван­ные из­держ­ки рас­пре­де­ля­ют­ся на ты­ся­чи еди­ниц про­дук­ции, удель­ные из­держ­ки произ­водства сни­жа­ют­ся. Есте­ствен­но, по­тре­би­те­ли ста­ра­ют­ся при­об­ре­тать то­вар у тех компа­ний, ко­то­рые име­ют эко­но­мич­ное произ­водство и низ­кие цены. В та­ких от­рас­лях не­большие фир­мы не мо­гут эф­фек­тив­но кон­ку­ри­ро­вать, там вы­жи­ва­ют толь­ко круп­ные фир­мы.
В дру­гих же от­рас­лях не­большие фир­мы, ча­сто ор­га­ни­зу­е­мые как ин­ди­ви­ду­аль­ные пред­при­ни­ма­те­ли или парт­нер­ства, бо­лее эф­фек­тив­ны с точ­ки зре­ния за­трат. Когда же по­тре­би­те­ли вы­со­ко це­нят ин­ди­ви­ду­аль­ный под­ход и пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ные предло­же­ния, до­ми­ни­ру­ют в це­лом не­большие компа­нии, а круп­ным фир­мам кон­ку­ри­ро­вать ста­но­вит­ся за­труд­ни­тель­но. Та­кая си­ту­а­ция в це­лом ха­рак­тер­на для рын­ков юри­ди­че­ских и ме­ди­цинских услуг, ре­сто­ра­нов вы­со­кой кух­ни, па­рик­ма­хе­ров-мо­де­лье­ров и спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной пе­ча­ти. Поэто­му на этих рын­ках обыч­но до­ми­ни­ру­ют не­большие фир­мы.
Как бы па­ра­док­саль­но это ни вы­гля­де­ло, но стрем­ле­ние к лич­ной вы­го­де в усло­ви­ях ры­ноч­ной кон­ку­рен­ции ста­но­вит­ся мощ­ным фак­то­ром эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са. Ди­на­ми­че­ская кон­ку­рен­ция сре­ди фирм в сфе­ре тех­но­ло­гий, ор­га­ни­за­ци­он­ных ме­то­дов и произ­во­ди­мых то­ва­ров бу­дет вы­тес­нять не­эф­фек­тив­ные пред­при­я­тия и неиз­мен­но при­во­дить к со­зда­нию и вне­дре­нию пере­до­вых тех­но­ло­гий и вы­со­ко­ка­че­ствен­ных то­ва­ров. Когда но­вые ме­то­ды улуч­ша­ют ка­че­ство и/или сни­жа­ют из­держ­ки, они бы­стро рас­тут и за­ча­стую за­ме­ня­ют ста­рые ме­то­ды произ­водства.
Ис­то­рия изоби­лу­ет при­ме­ра­ми. Ав­то­мо­биль за­ме­ня­ет ло­шадь с теле­гой. Супер­мар­кет за­ме­ня­ет се­мей­ный про­дук­то­вый ма­га­зин. Сети бы­стро­го пи­та­ния на­подо­бие «Мак­до­нальд­са» во многом за­ме­ня­ют мест­ные не­большие за­ве­де­ния. «Кар­фур» и «Мет­ро Кэш-энд-Кэр­ри» бы­стро рас­тут, а дру­гие роз­нич­ные пред­при­я­тия со­кра­ща­ют или даже пре­кра­ща­ют свою де­я­тель­ность. MP3-пле­ер и iPod за­ме­ня­ют CD-проигры­ва­те­ли, ко­то­рые ра­нее вы­тес­ни­ли кас­сет­ные маг­ни­то­фо­ны и проигры­ва­те­ли пла­сти­нок. Пер­со­наль­ные компью­те­ры за­ме­ня­ют пе­чат­ные ма­шин­ки, а смарт­фо­ны за­ме­ща­ют ме­нее мо­биль­ные устрой­ства. Ана­ло­гич­ные при­ме­ры мож­но про­дол­жать бес­ко­неч­но. Ве­ли­кий эко­но­мист Йо­зеф Шум­пе­тер на­зы­вал та­кую ди­на­ми­че­скую кон­ку­рен­цию «созидательным разрушением» и утвер­ждал, что оно ле­жит в осно­ве эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са.
Кон­ку­рен­ция сти­му­ли­ру­ет пре­сле­до­ва­ние лич­ных ин­тере­сов и за­став­ляет лю­дей ра­бо­тать, по­вы­шая уро­вень благо­со­сто­я­ния на­ше­го об­ще­ства. Как за­ме­тил Адам Смит в «Бо­гат­стве на­ро­дов»:
«Не от благо­же­ла­тель­но­сти мяс­ни­ка, пи­во­ва­ра или бу­лоч­ни­ка ожи­да­ем мы по­лу­чить свой обед, а от пре­сле­до­ва­ния ими своих соб­ствен­ных ин­тере­сов. Мы об­раща­ем­ся не к их гу­ман­но­сти, а к их эго­из­му, ни­когда не го­во­рим им о на­ших по­треб­но­стях, но об их пре­иму­ще­ствах»(24).
Част­ная соб­ствен­ность и кон­ку­рент­ные рын­ки вме­сте яв­ляют­ся осно­вой для со­труд­ни­че­ства и эф­фек­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния ре­сур­сов. При чет­ком опре­де­ле­нии и соблю­де­нии прав част­ной соб­ствен­но­сти произ­во­ди­те­ли стал­ки­ва­ют­ся с аль­тер­на­тив­ны­ми из­держ­ка­ми ис­поль­зо­ва­ния своих ре­сур­сов. В то же вре­мя цены на откры­тых и кон­ку­рент­ных рын­ках дают произ­во­ди­те­лям мощ­ный сти­мул сдер­жи­вать рост из­дер­жек, идти на­встре­чу по­же­ла­ни­ям по­тре­би­телей, со­зда­вать про­дук­ты бо­лее вы­со­ко­го ка­че­ства и раз­ра­ба­ты­вать бо­лее эф­фек­тив­ные ме­то­ды произ­водства.
Важ­но от­ме­тить, что кон­ку­рен­ция не за­щи­ща­ет ин­тере­сы биз­не­са. На самом деле пред­при­я­тия не лю­бят кон­ку­ри­ро­вать и обыч­но лоб­би­ру­ют за­ко­ны, за­щи­ща­ю­щие их от кон­ку­рен­ции. Они ча­сто ста­ра­ют­ся воз­во­дить ба­рье­ры, огра­ни­чи­ва­ю­щие вхо­жде­ние по­тен­ци­аль­ных кон­ку­рен­тов на ры­нок. По мере того как мы об­раща­ем­ся к ана­ли­зу нор­ма­тив­но-пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния и по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са, при­ме­ров по­ве­де­ния пред­ста­ви­телей де­ло­вых кру­гов, стре­мя­щих­ся сни­зить уро­вень ры­ноч­ной кон­ку­рен­ции, ста­но­вит­ся все больше и больше. Дей­стви­тель­но, пробле­ма до­ми­ни­ро­ва­ния компа­ний оли­гар­хов на рын­ках опре­де­лен­ных то­ва­ров и услуг по­лу­чи­ла осо­бое рас­про­стра­не­ние в постком­му­ни­сти­че­ских стра­нах.

Элемент 2.3. Разумное и ограниченное регулирование

Регуляторная политика, сокращающая товарообмен и ограничивающая конкуренцию, тормозит экономический прогресс.

Как мы от­ме­ча­ли ра­нее, на кон­ку­рент­ных рын­ках вы­го­ды от тор­гов­ли способ­ству­ют как эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су, так и об­ще­ствен­но­му вза­и­мо­дей­ствию. Го­су­дар­ствен­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние, ча­сто под­дер­жи­ва­е­мое уко­ре­нив­ши­ми­ся фир­ма­ми, яв­ляет­ся основ­ным ис­точ­ни­ком тор­го­вых ба­рье­ров и огра­ни­че­ний для вхо­да на рын­ки. Су­ще­ству­ет три основ­ных спосо­ба огра­ни­че­ния то­ва­рооб­ме­на и сни­же­ния кон­ку­рен­то­способ­но­сти рын­ков по­сред­ством го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния.
Во-пер­вых, ре­гу­ли­ро­ва­ние ча­сто огра­ни­чи­ва­ет вход на ры­нок. Мно­гие стра­ны уста­нав­ли­ва­ют опре­де­лен­ные пра­ви­ла, за­труд­ня­ю­щие вход на ры­нок и кон­ку­рен­цию в раз­лич­ных от­рас­лях и ви­дах де­я­тель­но­сти. В этих стра­нах, если вы хо­ти­те за­нять­ся биз­не­сом или предо­став­лять услу­гу, вы долж­ны по­лу­чить ли­цен­зию и раз­ре­ше­ние от разных ве­домств, за­пол­нить бланки, по­ка­зать, что у вас есть со­от­вет­ству­ю­щая ква­ли­фи­ка­ция, ука­зать, что вы име­е­те до­ста­точное фи­нан­си­ро­ва­ние и прой­ти мно­гие дру­гие про­верки со сто­ро­ны ре­гу­ли­ру­ю­щих ор­га­нов. Не­ко­то­рые чи­нов­ни­ки мо­гут отка­зать вам в об­раще­нии, если вы не да­ди­те взят­ку или не ока­же­те фи­нан­со­вую под­держ­ку их по­ли­ти­че­ской кам­па­нии. Ча­сто ва­ше­му об­раще­нию мо­гут удач­но про­ти­во­дей­ство­вать уко­ре­нив­ши­е­ся и по­ли­ти­че­ски влия­тель­ные фир­мы, для ко­то­рых вы яв­ляе­тесь по­тен­ци­аль­ным кон­ку­рен­том.
В сво­ей об­личи­тель­ной кни­ге «За­гад­ка капи­та­ла» Эр­нан­до де Сото со­об­ща­ет, что в Лиме, Перу, в кон­це 1990-х гг. груп­пе лю­дей, ра­бо­та­ю­щей по шесть ча­сов в день, по­тре­бо­ва­лось 289 дней, что­бы вы­пол­нить все тре­бо­ва­ния для за­конно­го откры­тия не­большо­го пред­при­я­тия по произ­водству оде­жды. (В сво­ей бо­лее ран­ней кни­ге «Иной путь» он по­ве­дал, что для по­лу­че­ния раз­ре­ше­ния ве­сти за­кон­ную де­я­тель­ность вы­мо­га­ли де­сять взя­ток, две из ко­то­рых все-таки при­шлось дать.) Вни­ма­ние к та­ким про­во­лоч­кам, вы­зван­ное, по всей ви­ди­мо­сти, ши­ро­ким ре­зо­нан­сом, ко­то­рый име­ла ра­бо­та про­фес­со­ра де Сото, при­ве­ло к большим по­слаб­ле­ни­ям бю­ро­кра­тии, тре­бу­ю­щей­ся в по­след­ние годы для откры­тия пред­при­я­тия. Это мо­жет слу­жить при­ме­ром эф­фек­тив­но­го по­ни­ма­ния эко­но­ми­че­ско­го здра­во­го смыс­ла. Все­мир­ный банк со­об­ща­ет, что сред­ний миро­вой по­ка­за­тель вре­ме­ни, необ­хо­ди­мо­го для откры­тия биз­не­са, со­кра­тил­ся с 51 дня в 2005 г. до 20 дней в 2018 г. Вре­мя, необ­хо­ди­мое для откры­тия биз­не­са, силь­но со­кра­ти­лось во всех стра­нах вне за­ви­си­мо­сти от уров­ня до­хо­дов и в каж­дом регио­не мира, кро­ме Се­вер­ной Аме­ри­ки, в ко­то­рой оно оста­лось оста­лось неиз­мен­но ко­ротким — 3,5 дня. По­след­нее ме­сто в рейтин­ге за­ни­ма­ет, что неу­ди­ви­тель­но, Ве­не­су­э­ла, в ко­то­рой ле­галь­ное откры­тие пред­при­я­тия за­ни­ма­ет 230 дней. Рейтинг воз­гла­ви­ли Но­вая Зе­ландия и Гру­зия, в ко­то­рых эта про­це­ду­ра за­ни­ма­ет пол­дня(25). Сре­ди постком­му­ни­сти­че­ских стран ан­ти­ли­де­ром по ско­ро­сти откры­тия биз­не­са яв­ля­лась Бо­сния и Гер­це­го­ви­на — там на это тре­бо­ва­лось 80 дней. Но в це­лом в постком­му­ни­сти­че­ских стра­нах открыть биз­нес ста­ло на­много лег­че. В сред­нем по все­му регио­ну на это ухо­дит 14 дней, то­гда как в Вос­точ­ной Азии — 23 дня, а в Ла­тинской Аме­ри­ке — 28 дней со­от­вет­ствен­но.
Во-вто­рых, го­су­дар­ствен­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние, за­ме­ща­ю­щее вер­хо­вен­ство пра­ва и сво­бо­ду до­го­во­ров по­ли­ти­че­ски­ми пол­но­мо­чи­я­ми, име­ет тен­ден­цию не­га­тив­но ска­зы­вать­ся на вы­го­дах от тор­гов­ли. Несколь­ко стран име­ют обык­но­ве­ние при­ни­мать за­ко­ны, предо­став­ляю­щие го­су­дар­ствен­ным чи­нов­ни­кам су­ще­ствен­ные дис­кре­ци­он­ные пол­но­мо­чия. Напри­мер, в се­ре­ди­не 1980-х гг. та­мо­жен­ни­кам в Гва­те­ма­ле раз­ре­ша­лось не тре­бо­вать упла­ты та­ри­фов, если они счи­та­ли, что это в «го­су­дар­ствен­ных ин­тере­сах». Та­кое за­ко­но­да­тель­ство — по­ощре­ние взя­точни­че­ства со сто­ро­ны го­су­дар­ствен­ных чи­нов­ни­ков. Оно со­зда­ет ре­гу­ля­тор­ную неопре­де­лен­ность и де­ла­ет ком­мер­че­скую де­я­тель­ность бо­лее за­трат­ной и ме­нее при­вле­ка­тель­ной, осо­бен­но для до­бро­со­вест­ных лю­дей. Об­ще­ствен­ная под­держ­ка го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ча­сто ис­хо­дит из же­ла­ния до­бить­ся бо­лее чи­стой окру­жа­ю­щей сре­ды или за­щи­тить по­тре­би­телей от недо­бро­со­вест­ных пред­при­ни­ма­телей. Ре­гу­ли­ро­ва­ние мо­жет иг­рать по­ло­жи­тель­ную роль в этих об­ла­стях. И все-таки даже в этом слу­чае за­кон дол­жен быть точ­ным, од­но­знач­ным и не­дис­кри­ми­на­ци­он­ным. В про­тив­ном слу­чае он бу­дет пре­пят­ство­вать вы­го­дам от тор­гов­ли.
Го­су­дар­ствен­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние ча­сто по­мо­га­ет не­ко­то­рым пред­при­я­ти­ям, огра­ни­чи­вая де­я­тель­ность кон­ку­рен­тов. Так как та­кое ре­гу­ли­ро­ва­ние вы­год­но толь­ко для не­большо­го ко­ли­че­ства фирм, оно вле­чет до­пол­ни­тель­ные из­держ­ки: пред­при­я­тия, проф­со­ю­зы и дру­гие груп­пы с осо­бы­ми ин­тере­са­ми бу­дут пы­тать­ся влиять на го­су­дар­ствен­ную по­ли­ти­ку, что­бы по­лу­чить пре­иму­ще­ство. Не­ко­то­рые бу­дут лоб­би­ро­вать по­ли­ти­ков и ре­гу­ли­ру­ю­щие го­су­дар­ствен­ные ор­га­ны с це­лью вве­де­ния или уже­сто­че­ния этих пре­пят­ствий, в то вре­мя как дру­гие (по­тер­пев­шие са­мые се­рьезные убыт­ки) бу­дут от­ста­и­вать сни­же­ние их воз­дей­ствия. Лоб­би­ро­ва­ние по по­во­ду лю­бо­го во­про­са за­ни­ма­ет вре­мя и уси­лия вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые мог­ли бы тру­дить­ся во благо бо­лее ценно­го ре­зульта­та, вме­сто того что­бы до­би­вать­ся пре­фе­рен­ций со сто­ро­ны по­ли­ти­ков или сни­же­ния произ­во­ди­тель­но­сти кон­ку­рен­тов. Дей­ствия, в ре­зульта­те ко­то­рых цен­ные ре­сур­сы ис­поль­зу­ют­ся в ин­тере­сах од­но­го лица или не­ко­то­рой фир­мы, но не ради об­ще­ствен­но­го вы­игры­ша, на­зы­ва­ют­ся поиском ренты и ча­сто яв­ляют­ся ре­зульта­том ре­гу­ли­ро­ва­ния.
В-тре­тьих, тор­говлю по­дав­ляет так­же ре­гу­ли­ро­ва­ние цен. Го­су­дар­ство ино­гда уста­нав­ли­ва­ет цены выше уров­ня сво­бод­но­го рын­ка. Напри­мер, в не­ко­то­рых стра­нах го­су­дар­ство тре­бу­ет того, что­бы за­ку­поч­ная цена для произ­во­ди­телей на рын­ке сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции была не ниже опре­де­лен­но­го ми­ни­маль­но­го зна­че­ния. При бо­лее вы­со­кой цене по­ку­па­те­ли бу­дут по­ку­пать мень­ше еди­ниц про­дук­ции, чем при цене сво­бод­но­го рын­ка. В не­ко­то­рых стра­нах так­же уста­нав­ли­ва­ют­ся цены ниже уров­ня сво­бод­но­го рын­ка, как в слу­ча­ях ре­гу­ли­ро­ва­ния пла­ты за арен­ду жи­лья и та­ри­фов на элек­тро­энер­гию. С точ­ки зре­ния произ­ве­ден­ных и про­дан­ных еди­ниц и за­вы­ше­ние цены, и её за­ни­же­ние при­во­дит по­чти к од­но­му ре­зульта­ту. В обо­их слу­ча­ях объемы тор­гов­ли и вы­го­ды от произ­водства и об­ме­на сни­зят­ся.
Ско­рее всего, са­мым рас­про­стра­нен­ным при­ме­ром контро­ля цен яв­ляет­ся уста­нов­ле­ние минимального размера оплаты труда. Ми­ни­маль­ный раз­мер опла­ты тру­да яв­ляет­ся при­ме­ром уста­нов­ле­ния минимальной цены, в этом слу­чае став­ка за­ра­бот­ной пла­ты для не­ко­то­рых ка­те­го­рий про­фес­сий пре­вы­ша­ет уро­вень сво­бод­но­го рын­ка. В на­сто­я­щее вре­мя это ак­ту­аль­ная пробле­ма в Се­вер­ной Ма­ке­до­нии, а так­же во мно­гих дру­гих евро­пей­ских стра­нах. Сре­ди стран-участ­ниц Евро­со­ю­за го­до­вые ми­ни­маль­ные за­ра­бот­ные пла­ты в 2017 г. (скор­рек­ти­ро­ван­ные по раз­ни­це в уров­нях цен) со­ста­ви­ли от 7900 дол­ла­ров США в Лат­вии до 22 600 дол­ла­ров США в Ни­дер­ландах.
Основ­ной по­сту­лат эко­но­ми­ки ука­зы­ва­ет на то, что по­вы­ше­ние ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты сни­жа­ет уро­вень за­ня­то­сти ма­ло­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих. Не су­ще­ству­ют еди­но­го мне­ния от­но­си­тель­но раз­ме­ров сни­же­ния за­ня­то­сти, но эм­пи­ри­че­ские дан­ные ука­зы­ва­ют на то, что с каж­дым по­вы­ше­ни­ем ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты на 10% за­ня­тость сни­жа­ет­ся на 1–2%. Так как тем­пы ро­ста за­ра­бот­ных плат су­ще­ствен­но пре­вы­ша­ют тем­пы сни­же­ния за­ня­то­сти, рост ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты по­чти все­гда уве­ли­чи­ва­ет об­щий за­ра­бо­ток ма­ло­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих. Сто­рон­ни­ки по­вы­ше­ния ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты по­ла­га­ют, что уве­ли­че­ние об­ще­го за­ра­ботка опре­де­лен­но важ­нее от­но­си­тель­но не­большо­го сни­же­ния уров­ня за­ня­то­сти.
Мно­гие сто­рон­ни­ки ро­ста ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты так­же по­ла­га­ют, что при этом сни­жа­ет­ся уро­вень бедности. На пер­вый вз­гляд это ка­жет­ся прав­дой, но ре­зульта­ты ана­ли­за дан­ных ука­зы­ва­ют на то, что та­кой под­ход в выс­шей сте­пе­ни неод­но­зна­чен. Есть несколь­ко важ­ных при­чин, по ко­то­рым это проис­хо­дит. Рассмот­рим, напри­мер, дан­ные по Со­еди­нен­ным Шта­там Аме­ри­ки. Основ­ная часть ра­бот­ни­ков, по­лу­ча­ю­щих ми­ни­маль­ную за­ра­бот­ную пла­ту, в 80% слу­ча­ев яв­ляет­ся чле­на­ми домохозяйств с до­хо­да­ми выше уров­ня бед­но­сти; одна треть из них жи­вет в до­мо­хо­зяй­ствах с до­хо­да­ми выше сред­не­го. Воз­раст по­ло­ви­ны ра­бот­ни­ков, по­лу­ча­ю­щих ми­ни­маль­ную за­ра­бот­ную пла­ту, — от 16 до 24 лет. Большинство из них ра­бо­та­ет не­пол­ный ра­бо­чий день. Толь­ко 1 из 7 ра­бот­ни­ков, по­лу­ча­ю­щих ми­ни­маль­ную за­ра­бот­ную пла­ту (око­ло 15%), яв­ляет­ся основ­ным кор­миль­цем се­мьи с од­ним или несколь­ки­ми детьми. Та­ким об­разом, ти­пич­ный ра­бот­ник, по­лу­ча­ю­щий ми­ни­маль­ную за­ра­бот­ную пла­ту, — это не со­сто­я­щий в бра­ке мо­ло­дой, ра­бо­та­ю­щий не­пол­ный ра­бо­чий день не­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный ра­бот­ник в се­мье с до­хо­дом выше уров­ня бед­но­сти. Во-вто­рых, по­вы­ше­ние ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты име­ет не­же­ла­тель­ные по­след­ствия. Ра­бо­то­да­те­ли пред­при­ни­ма­ют меры, что­бы компен­си­ро­вать свои рас­хо­ды, свя­зан­ные с по­вы­ше­ни­ем ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты. Эти меры вклю­ча­ют в себя со­кра­ще­ние про­дол­жи­тель­но­сти ра­бо­че­го дня, воз­мож­но­стей для обу­че­ния пер­со­на­ла, ме­нее удоб­ный ра­бо­чий гра­фик и уреза­ние до­пол­ни­тель­ных льгот. Бо­лее того, мно­гие из ра­бот­ни­ков, по­лу­ча­ю­щие ми­ни­маль­ную за­ра­бот­ную пла­ту, яв­ляют­ся так­же по­тре­би­те­ля­ми то­ва­ров, на цену ко­то­рых влия­ет ее рост. Эти ра­бот­ни­ки, как и дру­гие по­тре­би­те­ли с низ­ким до­хо­дом, бу­дут вы­ну­жде­ны пла­тить бо­лее вы­со­кие цены за та­кие услу­ги, как, напри­мер, об­ще­ствен­ное пи­та­ние. Та­ким об­разом, по­вы­ше­ние ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты ра­бот­ни­кам бу­дет прак­ти­че­ски све­де­но к нулю по­вы­ше­ни­ем цены на то­ва­ры, ко­то­рые та­кие ра­бот­ни­ки в основ­ном по­ку­па­ют(26). И на­ко­нец, бо­лее по­ло­ви­ны бед­ных се­мей в США не име­ют ра­бо­та­ю­щих чле­нов се­мьи, поэто­му рост ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты им не по­мо­жет.
В ме­нее раз­ви­тых стра­нах дан­ные о ми­ни­маль­ных за­ра­бот­ных пла­тах неод­но­знач­ные, но, как пра­ви­ло, сви­де­тель­ству­ют о том, что если сде­лать ми­ни­маль­ную зар­пла­ту до­ста­точ­но вы­со­кой, то не­смот­ря на то, что в бе­лой эко­но­ми­ке зар­пла­ты под­ни­мут­ся, большое ко­ли­че­ство ра­бот­ни­ков бу­дут вы­ну­жде­ны уйти в те­не­вой сек­тор эко­но­ми­ки с бо­лее низ­ки­ми и не­по­сто­ян­ны­ми за­ра­ботка­ми.
Рассмат­ри­вая воз­дей­ствие ро­ста ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты на мо­ло­дых ма­ло­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков, важ­но учи­ты­вать как крат­ко­сроч­ные, так и дол­го­сроч­ные по­след­ствия. Ра­бо­чий опыт дает мо­ло­дым ра­бот­ни­кам воз­мож­ность раз­ви­вать уве­рен­ность в себе, хо­ро­шие тру­до­вые при­выч­ки, на­вы­ки и под­хо­ды, ко­то­рые по­вы­сят их ценность для бу­ду­щих ра­бо­то­да­телей. Дан­ная воз­мож­ность осо­бо важ­на для тех, кто не окон­чил сред­нюю шко­лу, а так­же дру­гих лиц с низ­ким уров­нем об­разо­ва­ния. Если эти мо­ло­дые люди не смо­гут до­ка­зать свою ценность ра­бо­то­да­те­лям и по­вы­шать ква­ли­фи­ка­цию без от­ры­ва от произ­водства, ма­ло­ве­ро­ят­но, что они смо­гут по­лу­чить по­вы­ше­ние по служ­бе и иметь бо­лее вы­со­кие за­ра­ботки в бу­ду­щем.
Ценность опы­та ра­бо­ты и по­вы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции ши­ро­ко при­зна­ет­ся и для лю­дей с бо­лее вы­со­ким уров­нем об­разо­ва­ния. Напри­мер, сту­ден­ты выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний ча­сто про­хо­дят неопла­чи­ва­е­мую ста­жи­ров­ку — то есть, ра­бо­та­ют за ну­ле­вую за­ра­бот­ную пла­ту — в го­су­дар­ствен­ных учре­жде­ни­ях и не­ком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ци­ях, что­бы по­лу­чить опыт, ко­то­рый по­вы­сит их воз­мож­но­сти за­ра­ботка в бу­ду­щем. Чле­ны Кон­грес­са Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки даже рекла­ми­ру­ют неопла­чи­ва­е­мые ста­жи­ров­ки для сту­ден­тов, под­чер­ки­вая вы­го­ды от на­личия опы­та ра­бо­ты для долж­но­стей на­чаль­но­го уров­ня. И все же мно­гие из этих по­ли­ти­ков одо­бря­ют та­кие уров­ни ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты, ко­то­рые сни­жа­ют воз­мож­но­сти для мало за­ра­ба­ты­ва­ю­щих мо­ло­дых лю­дей по­лу­чить опыт ра­бо­ты и по­вы­сить ква­ли­фи­ка­цию без от­ры­ва от произ­водства, что мог­ло бы по­вы­сить их пер­спек­ти­вы тру­до­устрой­ства в бу­ду­щем. Это не­благо­при­ят­ное влия­ние на ма­ло­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную мо­ло­дежь по­чти ни­ко­го, кро­ме эко­но­ми­стов, не вол­ну­ет. Тем не ме­нее, имен­но эти не­пред­на­ме­рен­ные дол­го­сроч­ные по­след­ствия ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты ока­зы­ва­ют силь­ное не­га­тив­ное воз­дей­ствие на дол­го­сроч­ную за­ня­тость мо­ло­де­жи, осо­бен­но той, у ко­то­рой очень мало об­разо­ва­ния.
Го­су­дар­ствен­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние осо­бен­но важ­но на рынках труда. Во мно­гих стра­нах вве­де­ны за­ко­но­да­тель­ные нор­мы, ко­то­рые от­ри­ца­тель­но ска­зы­ва­ют­ся на ис­поль­зо­ва­нии до­го­во­ров или до­бро­воль­ных со­гла­ше­ний на вы­пол­не­ние раз­лич­ной де­я­тель­но­сти. При­ме­ром яв­ляют­ся пра­ви­ла уволь­не­ния со­труд­ни­ков. Ряд евро­пей­ских стран тре­бу­ет от ра­бо­то­да­телей, же­ла­ю­щих со­кра­тить чис­лен­ность пер­со­на­ла, (1) по­лу­чить раз­ре­ше­ние у го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов; (2) уве­до­мить уволь­ня­е­мо­го со­труд­ни­ка за несколь­ко ме­ся­цев до пред­по­ла­га­е­мо­го уволь­не­ния и (3) про­дол­жать осу­ще­ствлять выпла­ты уво­лен­ным со­труд­ни­кам в тече­ние несколь­ких ме­ся­цев.
Мо­жет по­ка­зать­ся, что та­кие нор­мы в ин­тере­сах ра­бот­ни­ков, но здесь необ­хо­ди­мо учи­ты­вать неоче­вид­ные дол­го­сроч­ные эф­фек­ты. Нор­ма­тив­ные по­ло­же­ния, ко­то­рые де­ла­ют уволь­не­ние ра­бот­ни­ка за­трат­ным, так­же де­ла­ют за­трат­ным и его при­ем на ра­бо­ту. Ра­бо­то­да­те­ли бу­дут неохот­но на­ни­мать но­вых ра­бот­ни­ков по при­чи­не вы­со­ких из­дер­жек уволь­не­ния. В ре­зульта­те но­вой ра­бо­чей силе бу­дет труд­но на­хо­дить ра­бо­ту, и рост за­ня­то­сти бу­дет за­медлять­ся. Та­кая си­ту­а­ция ха­рак­тер­на для евро­пей­ских стран, в ко­то­рых го­су­дар­ствен­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние рын­ка тру­да бо­лее жесткое, чем в США. Та­кое ре­гу­ли­ро­ва­ние яв­ляет­ся основ­ной при­чи­ной того, что уров­ни без­ра­бо­ти­цы в та­ких запад­но­евро­пей­ских стра­нах, как Ита­лия, Ис­па­ния и Фран­ция, за по­след­нюю пару де­ся­ти­ле­тий по крайней мере на 4–5% выше, чем в США(27). В ре­зульта­те ис­сле­до­ва­ния, про­ве­ден­но­го Сти­вом Ханке в Уни­вер­си­те­те Джо­на Хоп­кин­са, было об­на­ру­же­но, что с 2010 по 2015 гг. уров­ни без­ра­бо­ти­цы в стра­нах ЕС с ми­ни­маль­ным раз­ме­ром опла­ты тру­да были на 50% выше, чем в стра­нах, в ко­то­рых та­ких за­ко­нов нет.
Пост­со­вет­ская Рос­сия ста­ла ин­терес­ным при­ме­ром того, как ра­бо­та­ет ми­ни­маль­ная за­ра­бот­ная пла­та. В 2007 году в стра­не бо­лее чем в два раза вы­рос ми­ни­маль­ный раз­мер опла­ты тру­да (а в не­ко­то­рых регио­нах и того больше). Ре­зульта­та­ми та­ко­го по­вы­ше­ния ста­ли сни­же­ние за­ня­то­сти мо­ло­де­жи и уве­ли­че­ние раз­ме­ров те­не­во­го сек­то­ра эко­но­ми­ки(28).
В то вре­мя как в США пра­ви­ла при­е­ма на ра­бо­ту и уволь­не­ния в це­лом ме­нее огра­ни­чи­тель­ные, чем в Евро­пе, су­ще­ствен­ным огра­ни­че­ни­ем на рын­ке тру­да как в США, так и в Евро­пей­ском со­ю­зе яв­ляет­ся профессиональное лицензирование. Ли­цен­зии на осу­ще­ствле­ние большинства ви­дов про­фес­сио­наль­ной де­я­тель­но­сти вы­да­ют­ся на уров­не шта­та. Что­бы по­лу­чить ли­цен­зию, необ­хо­ди­мо опла­тить сбо­ры, раз­ме­ры ко­то­рых — от скром­ных до за­об­лач­ных, прой­ти кур­сы обу­че­ния в тече­ние 6–12 ме­ся­цев и сдать эк­за­ме­ны.
Еще в 1970 г. ме­нее 15% аме­ри­кан­цев были тру­до­устрое­ны на ра­бо­тах, тре­бу­ю­щих ли­цен­зии. В на­сто­я­щее вре­мя эта циф­ра со­став­ляет око­ло 30%, и она по­сто­ян­но рас­тет. В се­ре­ди­не 1980-х гг. лишь в од­ном шта­те ли­цен­зи­ро­ва­нию подле­жа­ли 800 про­фес­сий. Те­перь, со­глас­но дан­ным Со­ве­та по ли­цен­зи­ро­ва­нию, обес­пе­че­нию ис­пол­не­ния и ре­гу­ли­ро­ва­ния, ли­цен­зия тре­бу­ет­ся бо­лее чем для 1100 про­фес­сий. Не­дав­ние ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли, что при­бли­зи­тель­но 22% ра­бот­ни­ков в Евро­пей­ском со­ю­зе долж­ны вы­пол­нять тре­бо­ва­ния по про­фес­сио­наль­но­му ли­цен­зи­ро­ва­нию, хотя чис­ло и влия­ние та­ких тре­бо­ва­ний силь­но раз­нит­ся в разных стра­нах-участ­ни­цах, пер­вой из ко­то­рых яв­ляет­ся Гер­ма­ния с по­ка­за­телем 33%. По оцен­кам, ли­цен­зи­ро­ва­ние со­кра­ти­ло за­ня­тость в смеж­ных от­рас­лях в ЕС при­бли­зи­тель­но на 700 000 ра­бо­чих мест в 2015 году. Со­глас­но дан­ным того же ис­сле­до­ва­ния, за­ра­бот­ные пла­ты с уров­нем выше ры­ноч­но­го, свя­зан­ные с вы­да­чей огра­ни­чен­ных ли­цен­зий, усу­губ­ля­ют не­ра­вен­ство в до­хо­дах сре­ди стран ЕС(29).
Сто­рон­ни­ки ли­цен­зи­ро­ва­ния утвер­жда­ют, что необ­хо­ди­мо за­щи­щать по­тре­би­телей от недо­бро­ка­че­ствен­ной и по­тен­ци­аль­но небез­опас­ной про­дук­ции. Тем не ме­нее, ли­цен­зии тре­бу­ют­ся в много­чис­лен­ных про­фес­си­ях, по­чти не име­ю­щих от­но­ше­ния к об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти или за­щи­те по­тре­би­те­ля(30). Напри­мер, в од­ном или несколь­ких шта­тах США от че­ло­ве­ка тре­бу­ет­ся по­лу­че­ние ли­цен­зии, что­бы ра­бо­тать в сле­ду­ю­щих про­фес­си­ях: ди­зайнер ин­те­рье­ров, ви­за­жист, фло­рист, ма­стер пле­те­ния ко­си­чек, спе­ци­а­лист по шам­пу­ням, ди­е­то­лог, част­ный де­тек­тив, спор­тив­ный тре­нер, гид-экс­кур­со­вод, спе­ци­а­лист по уста­нов­ке слу­хо­вых аппа­ра­тов, ра­бот­ник сфе­ры ри­ту­аль­ных услуг, про­да­вец гро­бов, даже хорь­ко­вод и хи­ро­мант. Тре­бо­ва­ния к ли­цен­зи­ро­ва­нию ред­ко ис­хо­дят от по­тре­би­телей. Нао­бо­рот, они по­чти все­гда ис­хо­дят от лю­дей, уже за­ня­тых в этой про­фес­сии. Это не удив­ляет эко­но­ми­стов, по­то­му что основ­ны­ми вы­го­до­при­об­ре­та­те­ля­ми от ли­цен­зи­ро­ва­ния яв­ляют­ся уже ра­бо­та­ю­щие про­фес­сио­на­лы.
Люди ча­сто мо­гут по­вы­шать ква­ли­фи­ка­цию, необ­хо­ди­мую для вы­со­ко­эф­фек­тив­ной ра­бо­ты во мно­гих ли­цен­зи­ру­е­мых про­фес­си­ях, по­сред­ством по­лу­че­ния опы­та без от­ры­ва от произ­водства и со­труд­ни­че­ства с дру­ги­ми ли­ца­ми, име­ю­щи­ми со­от­вет­ству­ю­щие на­вы­ки в про­фес­сии. Тре­бо­ва­ния к ли­цен­зи­ро­ва­нию не поз­во­ля­ют ра­бот­ни­кам, раз­ви­ва­ю­щим свои на­вы­ки по­сред­ством этих ме­то­дов, раз­ви­вать же­ла­е­мую ка­рье­ру. Ли­цен­зи­ро­ва­ние, осо­бен­но когда оно подра­зу­ме­ва­ет обя­за­тель­ное дли­тель­ное фор­маль­ное обу­че­ние и вы­со­кую опла­ту, со­кра­ща­ет предло­же­ние и по­вы­ша­ет цену на то­вар и услу­ги, предо­став­ляе­мые ли­цен­зи­ро­ван­ны­ми прак­ти­ку­ю­щи­ми спе­ци­а­ли­ста­ми. Те, кто в на­сто­я­щее вре­мя в про­фес­сии, из­вле­кают вы­го­ду за счет по­тре­би­телей и не­ли­цен­зи­ро­ван­ных по­тен­ци­аль­ных произ­во­ди­телей. Воз­мож­но­сти тру­до­устрой­ства не­ли­цен­зи­ро­ван­ных произ­во­ди­телей умень­ша­ют­ся, а по­тен­ци­аль­ные вы­го­ды от тор­гов­ли те­ря­ют­ся.
Сертификация яв­ляет­ся бо­лее при­вле­ка­тель­ной аль­тер­на­ти­вой ли­цен­зи­ро­ва­нию. С по­мо­щью сер­ти­фи­ка­ции го­су­дар­ство мо­жет по­тре­бо­вать от про­фес­сио­на­лов предо­став­лять по­тре­би­те­лям ин­фор­ма­цию об их об­разо­ва­нии, обу­че­нии и дру­гих ква­ли­фи­ка­ци­ях, не запре­щая ни­ко­му ра­бо­тать в вы­бран­ной сфе­ре. В сущ­но­сти, сер­ти­фи­ка­ция де­ла­ет ин­фор­ма­цию о ква­ли­фи­ка­ци­ях про­фес­сио­на­лов об­ще­до­ступ­ной для по­тре­би­телей, не огра­ни­чи­вая их вы­бор. Бо­лее того, она дает воз­мож­ность прак­ти­ку­ю­щим спе­ци­а­ли­стам раз­ви­вать и де­монстри­ро­вать свою компе­тен­цию, в то же вре­мя обес­пе­чи­вая по­тре­би­телей нуж­ной ин­фор­ма­ци­ей, необ­хо­ди­мой для со­вер­ше­ния вы­бо­ра.
Инстру­мен­ты го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ча­сто пред­став­ляют­ся удоб­ным спосо­бом раз­ре­ше­ния проблем. Хо­ти­те бо­лее вы­со­кие зар­пла­ты? Уве­личь­те ми­ни­маль­ную за­ра­бот­ную пла­ту. Хо­ти­те сни­зить уро­вень без­ра­бо­ти­цы? При­ми­те за­ко­ны, за­труд­ня­ю­щие уволь­не­ние ра­бот­ни­ков. Хо­ти­те бо­лее вы­со­кие за­ра­ботки в про­фес­сии? Огра­ничь­те по­яв­ле­ние компа­ний, за­ни­ма­ю­щих­ся дем­пин­гом. Но здесь есть пробле­ма: эти пре­дель­но про­стые стра­те­гии не по­вы­ша­ют произ­во­ди­тель­ность и не учи­ты­ва­ют дол­го­сроч­ные эф­фек­ты. Уро­вень на­шей жиз­ни напря­мую свя­зан с произ­водством то­ва­ров и услуг, ко­то­рые име­ют ценность для об­ще­ства. Вза­и­мо­вы­год­ная тор­говля и кон­ку­рент­ные рын­ки сти­му­ли­ру­ют ра­ци­о­наль­ное ис­поль­зо­ва­ние ре­сур­сов и по­иск но­вых ви­дов де­я­тель­но­сти. Они по­мо­га­ют нам эф­фек­тив­нее ис­поль­зо­вать наши ре­сур­сы. Та­ким об­разом, ре­гу­ля­тор­ная по­ли­ти­ка, уста­нав­ли­ва­ю­щая пре­пят­ствия на пути тор­гов­ли и вы­хо­да на рын­ки, по­чти ни­когда не дает же­ла­е­мых ре­зульта­тов. Если стра­на на­ме­ре­на уско­рить эко­но­ми­че­ский рост и по­вы­сить уро­вень жиз­ни своих гра­ждан, ей сле­ду­ет све­сти к ми­ни­му­му огра­ни­че­ния, ко­то­рые не­га­тив­но влия­ют на тор­говлю и ры­ноч­ную кон­ку­рен­цию.

Элемент 2.4. Эффективные рынки капитала

Для реализации своего потенциала государство должно иметь механизм, направляющий капитал в проекты, повышающие благосостояние.

В то вре­мя как це­лью лю­бо­го произ­водства яв­ляет­ся по­треб­ле­ние, ча­сто сна­ча­ла необ­хо­ди­мо напра­вить ре­сур­сы на произ­водство станков, тя­же­ло­го обо­ру­до­ва­ния и строи­тель­ство зда­ний, ко­то­рые за­тем мо­гут быть ис­поль­зо­ва­ны для произ­водства же­ла­е­мых по­тре­би­тель­ских то­ва­ров. Дру­ги­ми сло­ва­ми, ин­ве­сти­ции уве­ли­чи­ва­ют по­треб­ле­ние в бу­ду­щем, но они тре­бу­ют отка­за от опре­де­лен­ной ча­сти по­треб­ле­ния в на­сто­я­щем. Капиталовложения — строи­тель­ство и раз­ра­ботка дол­го­веч­ных ре­сур­сов, пред­на­зна­чен­ных для по­мо­щи в произ­водстве больше­го ко­ли­че­ства по­тре­би­тель­ских то­ва­ров и услуг — яв­ляют­ся важ­ным по­тен­ци­аль­ным ис­точ­ни­ком эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Напри­мер, при­об­ре­те­ние мест­ной пиц­це­ри­ей та­ко­го ин­ве­сти­ци­онно­го то­ва­ра, как печи, по­мо­жет уве­личить ко­ли­че­ство выпус­кае­мой ею про­дук­ции в бу­ду­щем.
Ре­сур­сы (та­кие как тру­до­вая сила, зем­ля и пред­при­ни­ма­тель­ство), ис­поль­зо­ван­ные в произ­водстве этих инвестиционных товаров, ста­нут недо­ступ­ны для произ­водства по­тре­би­тель­ских то­ва­ров. Если мы бу­дем по­треб­лять все, что произ­во­дим, не оста­нет­ся ре­сур­сов для осу­ще­ствле­ния ин­ве­сти­ций. Поэто­му ин­ве­сти­ции тре­бу­ют сбережений — со­кра­ще­ния те­ку­ще­го по­треб­ле­ния с це­лью вы­де­ле­ния средств на дру­гие цели. Что­бы осу­ще­ствить ка­кое-либо капи­та­ловло­же­ние, как ин­ве­сто­ру, так и лю­бо­му лицу, го­то­во­му предо­ста­вить эти сред­ства ин­ве­сто­ру, сна­ча­ла необ­хо­ди­мо на­ко­пить сбе­ре­же­ния. Сбе­ре­же­ние — неотъ­ем­ле­мая часть ин­ве­сти­ци­онно­го про­цес­са.
Не все ин­ве­сти­ци­он­ные проек­ты, од­на­ко, яв­ляют­ся успеш­ны­ми. Ин­ве­сти­ци­он­ный проект по­вы­ша­ет благо­со­сто­я­ние стра­ны толь­ко в том слу­чае, если сто­и­мость до­пол­ни­тель­ной про­дук­ции, выпу­щен­ной благо­да­ря ин­ве­сти­ци­ям, пре­вы­ша­ет из­держ­ки ин­ве­сти­ро­ва­ния. В про­тив­ном слу­чае проект яв­ляет­ся неу­дач­ным и сни­жа­ет благо­со­сто­я­ние. Ни­когда не­льзя точ­но пред­ска­зать, ока­жут­ся ли ин­ве­сти­ции при­быль­ны­ми, поэто­му ино­гда даже са­мым много­обе­ща­ю­щим ин­ве­сти­ци­он­ным проек­там не уда­ет­ся по­вы­сить благо­со­сто­я­ние. Что­бы по мак­си­му­му ис­поль­зо­вать свой по­тен­ци­ал на благо эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са, го­су­дар­ство долж­но иметь ме­ха­низм по при­вле­че­нию сбе­ре­же­ний и направ­ле­нию их в ин­ве­сти­ции, ко­то­рые на­вер­ня­ка по­вы­сят благо­со­сто­я­ние.
В ры­ноч­ной эко­но­ми­ке эту функ­цию вы­пол­ня­ет рынок капитала. В ши­ро­ком смыс­ле он вклю­ча­ет в себя рын­ки цен­ных бу­маг, об­ли­га­ций и не­дви­жи­мо­сти. В ра­бо­те рын­ка капи­та­ла важ­ную роль иг­ра­ют та­кие финансовые институты, как фондовые биржи, банки, стра­хо­вые компа­нии, па­е­вые фон­ды и ин­ве­сти­ци­он­ные компа­нии.
Част­ные ин­ве­сто­ры, та­кие как вла­дель­цы не­больших пред­при­я­тий, пайщики и венчурные капиталисты, рис­ку­ют на рын­ке капи­та­ла соб­ствен­ны­ми сред­ства­ми. Всё же ин­ве­сто­ры ино­гда оши­ба­ют­ся. Ино­гда они бе­рут­ся за проек­ты, ко­то­рые ока­зы­ва­ют­ся не­рен­та­бель­ны­ми. Если бы ин­ве­сто­ры не были го­то­вы так рис­ко­вать, мно­гие но­вые идеи не были бы ре­а­ли­зо­ва­ны и мно­гие при­вле­ка­тель­ные, но рис­ко­ван­ные проек­ты не были бы осу­ще­ствле­ны.
Рассмот­рим роль пред­при­ни­ма­тель­ства, при­ня­тия рис­ка и рын­ка капи­та­ла в раз­ви­тии ин­тер­нет-услуг. В се­ре­ди­не 1990-х гг. Сер­гей Брин и Лар­ри Пейдж во вре­мя обу­че­ния в Ст­эн­форд­ском уни­вер­си­те­те ра­бо­та­ли над ис­сле­до­ва­тель­ским проек­том, направ­лен­ным на об­лег­че­ние на­хо­жде­ния ин­фор­ма­ции в Ин­тер­не­те. Вряд ли они были по­хо­жи на по­тен­ци­аль­ных успеш­ных пред­при­ни­ма­телей. Но в 1998 г. Брин и Пейдж осно­ва­ли Google Inc., пред­при­я­тие, обес­пе­чи­ва­ю­щее услу­ги бес­плат­но­го Ин­тер­не­та и по­лу­ча­ю­щее при­быль по­сред­ством рекла­мы. Мощ­ный по­ис­ко­вик, ко­то­рый они раз­ра­бо­та­ли, еже­днев­но по­вы­ша­ет произ­во­ди­тель­ность мил­лио­нов лю­дей и фирм. Они за­ра­бо­та­ли це­лое со­сто­я­ние, и те­перь Google — узна­ва­е­мый все­ми бренд, компа­ния с бо­лее чем 85 000 со­труд­ни­ков (вклю­чая ма­те­ринскую компа­нию Alphabet) в 2018 г. Дру­гие ин­тер­нет-компа­нии, та­кие как eBay и Amazon, так­же за­ра­бо­та­ли со­сто­я­ние за по­след­нее де­ся­ти­ле­тие и до­стиг­ли су­ще­ствен­но­го ро­ста.
Но опыт дру­гих много­чис­лен­ных ин­тер­нет-стар­та­пов сло­жил­ся по-раз­но­му. Мно­гие «дот-комы», как, напри­мер, Broadband Sports и eVineyard, обанкро­ти­лись, так как их до­хо­ды ока­за­лись недо­ста­точ­ны­ми для по­кры­тия из­дер­жек. Вы­со­кие на­де­жды этих фирм не ре­а­ли­зо­ва­лись.
В мире, пол­ном неопре­де­лен­но­сти, оши­боч­ные ин­ве­сти­ции — это необ­хо­ди­мая цена, ко­то­рая долж­на быть упла­че­на за успеш­ные раз­ра­ботки но­вых тех­но­ло­гий и про­дук­тов. Та­кие неу­дач­ные проек­ты, тем не ме­нее, долж­ны рас­по­зна­вать­ся и за­кры­вать­ся. В ры­ноч­ной эко­но­ми­ке эту функ­цию осу­ще­ствляет ры­нок капи­та­ла. Если фир­ма бу­дет про­дол­жать не­сти убыт­ки, ин­ве­сто­ры в ко­неч­ном сче­те за­кро­ют проект и пере­ста­нут рас­тра­чи­вать день­ги.
Учи­ты­вая тем­пы из­ме­не­ний и раз­но­об­ра­зие пред­при­ни­ма­тель­ских та­лан­тов, для при­ня­тия об­ос­но­ван­ных ре­ше­ний о рас­пре­де­ле­нии капи­та­ла тре­бу­ют­ся зна­ния, да­ле­ко вы­хо­дя­щие за пре­де­лы компе­тен­ции лю­бо­го отдель­но­го ру­ко­во­ди­те­ля, от­расле­во­го коми­те­та или го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на. Без рын­ка частно­го капи­та­ла не су­ще­ству­ет ме­ха­низ­ма, ко­то­рый га­ран­ти­ро­ван­но и ста­биль­но направ­лял бы ин­ве­сти­ци­он­ные сред­ства в по­вы­ша­ю­щие благо­со­сто­я­ние проек­ты.
По­че­му? При рас­пре­де­ле­нии ин­ве­сти­ци­он­ных средств не рын­ком, а го­су­дар­ством, на­чи­на­ет дей­ство­вать со­вер­шен­но дру­гой на­бор фак­то­ров. Ка­кие проек­ты осу­ще­ствлять, а ка­кие нет, опре­де­ля­ет не ры­ноч­ная до­ход­ность, а по­ли­ти­че­ское влия­ние. Го­раз­до чаще мо­гут по­яв­лять­ся ин­ве­сти­ци­он­ные проек­ты, по­ни­жа­ю­щие, а не по­вы­ша­ю­щее благо­со­сто­я­ние. Пра­ви­тель­ство пред­по­чи­та­ет ин­ве­сти­ро­вать сред­ства в но­вые проек­ты, а не под­дер­жи­вать ста­рые, ведь пере­реза­ние лен­точ­ки на но­вом шос­се — бо­лее за­мет­ное де­я­ние, чем ре­монт вы­бо­ин.
Эту точ­ку зре­нию ил­лю­стри­ру­ет опыт со­вет­ской со­ци­а­ли­сти­че­ской эко­но­ми­ки с цен­траль­ным пла­ни­ро­ва­ни­ем. В тече­ние четырех де­ся­ти­ле­тий (1950–1990 гг.) тем­пы ро­ста капи­та­ловло­же­ний в этих стра­нах были од­ни­ми из са­мых вы­со­ких в мире. Цен­траль­ные ор­га­ны пла­ни­ро­ва­ния направ­ля­ли при­бли­зи­тель­но одну треть на­ци­о­наль­но­го про­дук­та в капи­та­ловло­же­ния. Даже эти вы­со­кие тем­пы ро­ста капи­та­ловло­же­ний, тем не ме­нее, мало по­вы­ша­ли уро­вень жиз­ни, по­то­му что не эко­но­ми­че­ские, а по­ли­ти­че­ские со­об­ра­же­ния опре­де­ля­ли, ка­кие проек­ты фи­нан­си­ро­вать. Ре­сур­сы ча­сто рас­тра­чи­ва­лись на не­це­ле­со­об­разные с эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния проек­ты, а пра­ви­тель­ство отда­ва­ло пред­по­чте­ние «пре­стиж­ным» ин­ве­сти­ци­ям с гром­ким по­ли­ти­че­ским ре­зо­нан­сом. Та­кое не­пра­виль­ное рас­пре­де­ле­ние мож­но проил­лю­стри­ро­вать дву­мя при­ме­ра­ми. Ста­лин при­ка­зал по­строить Бе­ло­мор-Бал­тий­ский ка­нал, но из-за не­ре­аль­но ко­ротких сро­ков, от­ве­ден­ных на строи­тель­ство, ка­нал по­лу­чил­ся слиш­ком мел­ким, что­бы быть по­лезным. Кам­па­ния Хру­ще­ва по перео­ри­ен­ти­ро­ва­нию Ка­зах­ста­на на произ­водство пше­ни­цы в масшта­бах ка­над­ских и аме­ри­канских пре­рий при­ве­ла к со­зда­нию круп­ных ир­ри­га­ци­он­ных схем, что впо­след­ствии при­ве­ло к осу­ше­нию Араль­ско­го моря(31).
Не­ра­ци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние ин­ве­сти­ций и не­способ­ность до­стичь ди­на­мич­но­го раз­ви­тия в кон­це кон­цов при­ве­ли к кра­ху со­ци­а­лиз­ма в большинстве из этих стран.
Не­дав­ний опыт рас­пре­де­ле­ния кре­ди­тов на фи­нан­си­ро­ва­ние жи­лищ­но­го строи­тель­ства в США так­же по­ка­зы­ва­ет, как ра­бо­та­ет го­су­дар­ствен­ное рас­пре­де­ле­ние капи­та­ла. Фе­де­раль­ная на­ци­о­наль­ная ипо­теч­ная ассо­ци­а­ция и Фе­де­раль­ная кор­по­ра­ция жи­лищ­но­го ипо­теч­но­го кре­ди­та, ши­ро­ко из­вест­ные как Fannie Mae и Freddie Mac, были утвер­жде­ны Кон­грес­сом в ка­че­стве фи­нан­си­ру­е­мых го­су­дар­ством кор­по­ра­ций в 1968 и 1970 гг. со­от­вет­ствен­но. Пред­по­ла­га­лось, что они улуч­шат ра­бо­ту рын­ка капи­та­ла и сде­ла­ют бо­лее до­ступ­ным жи­лищ­ное кре­ди­то­ва­ние. Не­смот­ря на то, что Fannie Mae и Freddie Mac яв­ля­лись част­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми, ин­ве­сто­ры чув­ство­ва­ли, что об­ли­га­ции, выпус­кае­мые ими для при­вле­че­ния средств, яв­ля­лись ме­нее рис­ко­ван­ны­ми, по­сколь­ку они под­дер­жи­ва­лись го­су­дар­ством. В ре­зульта­те Fannie Mae и Freddie Mac име­ли воз­мож­ность за­ни­мать сред­ства при­бли­зи­тель­но на по­ло­ви­ну про­цент­но­го пунк­та де­ше­вле, чем част­ные фир­мы. Это дало им огром­ное пре­иму­ще­ство над кон­ку­рен­та­ми, и в тече­ние мно­гих лет они были вы­со­ко при­быль­ны­ми.
Но го­су­дар­ствен­ное фи­нан­си­ро­ва­ние так­же очень по­ли­ти­зи­ро­ва­ло Fannie Mae и Freddie Mac. Пре­зи­дент даже на­зна­чил несколь­ко чле­нов в со­ве­те ди­рек­то­ров этих компа­ний. Выс­шее ру­ко­водство Fannie Mae и Freddie Mac обес­пе­чи­ва­ло клю­че­вых кон­грес­сме­нов большой фи­нан­со­вой под­держ­кой. Кро­ме того, ру­ко­водство ча­сто пере­ма­ни­ва­ло на вы­со­коопла­чи­ва­е­мые ра­бо­ты аппа­рат­ных ра­бот­ни­ков Кон­грес­са, с тем что­бы те в даль­ней­шем лоб­би­ро­ва­ли своих быв­ших ру­ко­во­ди­телей из пра­ви­тель­ства. Их лоб­бист­ская де­я­тель­ность ста­ла ле­ген­дар­ной. С 1998 по 2008 гг. Fannie Mae по­тра­ти­ла 79,5 мил­лио­на дол­ла­ров США, а Freddie Mac — 94,9 мил­лио­на дол­ла­ров США на лоб­би­ро­ва­ние Кон­грес­са с це­лью по­лу­че­ния осо­бых при­ви­ле­гий и про­дле­ния их при­ви­ле­ги­ро­ван­но­го ста­ту­са(32).
Fannie Mae и Freddie Mac не вы­да­ва­ли ипотечные кредиты; то есть, они напря­мую не предо­став­ля­ли зай­мы гра­жда­нам, по­ку­па­ю­щим жи­лье. Вме­сто это­го они ску­па­ли ипо­теч­ные кре­ди­ты на вто­рич­ном рын­ке — рын­ке, на ко­то­ром при­об­ре­та­ют­ся ипо­теч­ные кре­ди­ты, вы­дан­ные банка­ми и дру­ги­ми за­и­мо­да­те­ля­ми. Так как у них был бо­лее де­ше­вый до­ступ к сред­ствам, они смог­ли вы­ку­пить мно­же­ство ипо­теч­ных кре­ди­тов, и к се­ре­ди­не 1990-х гг. эти два фи­нан­си­ру­е­мые го­су­дар­ством пред­при­я­тия вла­де­ли при­бли­зи­тель­но 40% всех жи­лищ­ных ипо­теч­ных кре­ди­тов. Их до­ми­ни­ро­ва­ние на вто­рич­ном рын­ке было еще больше. В тече­ние де­ся­ти­ле­тия перед их неплатежеспособностью в 2008 г. Fannie Mae и Freddie Mac при­об­ре­ли бо­лее 80% ипо­теч­ных кре­ди­тов, про­дан­ных банка­ми и дру­ги­ми ипо­теч­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми.
В то вре­мя как Fannie Mae и Freddie Mac лоб­би­ро­ва­ли Кон­гресс и по­лу­ча­ли от него при­ви­ле­гии, чле­ны Кон­грес­са ис­поль­зо­ва­ли их для до­сти­же­ния по­ли­ти­че­ских це­лей, вклю­чая обес­пе­че­ние большей до­ступ­но­сти для заем­щи­ков с низ­ки­ми и сред­ни­ми до­хо­да­ми ипо­теч­ных средств для при­об­ре­те­ния жи­лья. В от­вет на бо­лее ран­ние ди­рек­ти­вы Кон­грес­са Де­пар­тамент жи­лищ­но­го и го­родско­го раз­ви­тия по­ста­но­вил, что к 1996 г. 40% ипо­теч­ных кре­ди­тов, фи­нан­си­ру­е­мых Fannie Mae и Freddie Mac, долж­ны пой­ти на до­мо­хо­зяй­ства с до­хо­да­ми ниже сред­них. Эта циф­ра к 2000 г. уве­личи­лась до 50%, и к 2008 г. — до 56%. Для вы­пол­не­ния этих рас­по­ря­же­ний Fannie Mae и Freddie Mac на­ча­ли при­ни­мать больше ипо­теч­ных кре­ди­тов с не­большим первоначальным взносом или во­об­ще без него. Они так­же су­ще­ствен­но уве­личи­ли долю ипо­теч­ных кре­ди­тов, предо­став­ляе­мых заем­щи­кам с пло­хой кре­дит­ной ис­то­ри­ей, из­вест­ных как суб­стан­дарт­ные заем­щи­ки. Благо­да­ря их до­ми­ни­ро­ва­нию на вто­рич­ном рын­ке их прак­ти­ка кре­ди­то­ва­ния ока­зы­ва­ла огром­ное влия­ние на стан­дар­ты кре­ди­то­ва­ния, при­ни­ма­е­мые ипо­теч­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми и банка­ми. По­ни­мая, что бо­лее рис­ко­ван­ные зай­мы мож­но пере­дать Fannie Mae и Freddie Mac, они уже не так тща­тель­но про­ве­ря­ли кре­ди­то­способ­ность заем­щи­ков и не бес­по­ко­и­лись о том, смо­гут ли они вер­нуть сред­ства. В кон­це кон­цов, при про­да­же ипо­теч­но­го кре­ди­та компа­ни­ям Fannie Mae и Freddie Mac им так­же пере­да­ва­лись и все рис­ки.
Как сле­ду­ет из ри­сун­ка 6, доля субстандартных ипотечных кредитов (вклю­чая предо­став­лен­ные с не­пол­ным на­бо­ром до­ку­мен­тов) в но­вых кре­ди­тах под­ня­лась с 4,5% в 1994 г. до 13,2% в 2000 г., а в об­щем ко­ли­че­стве кре­ди­тов, вы­дан­ных к 2006 г., — до 33,6%. В тече­ние того же пе­ри­о­да ко­ли­че­ство тра­ди­ци­он­ных займов, по ко­то­рым заем­щи­кам тре­бу­ет­ся упла­тить не ме­нее 20% пер­во­на­чаль­но­го вз­но­са, упа­ло с двух тре­тей от об­ще­го ко­ли­че­ства до всего лишь од­ной тре­ти. Про­цен­ты не­вы­плат и отчуждений по суб­стан­дарт­ным кре­ди­там в 7–10 раз пре­вы­ша­ют ана­ло­гич­ные про­цен­ты по тра­ди­ци­он­ным кре­ди­там заем­щи­кам с хо­ро­шей кре­дит­ной ис­то­ри­ей. Само со­бой ра­зу­ме­ет­ся, рост доли кре­ди­тов заем­щи­кам с бо­лее сла­бой кре­дит­ной ис­то­ри­ей при­вел к по­вы­ше­нию не­вы­плат и взыс­ка­ний.
Как Кон­гресс, так и адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­тов Бил­ла Клин­то­на и Джор­джа Буша-млад­ше­го очень под­дер­жи­ва­ли эти ре­гу­ля­тор­ные стра­те­гии и при­пи­сы­ва­ли себе заслу­ги за пер­во­на­чаль­ное уве­ли­че­ние ко­ли­че­ства на­хо­дя­щих­ся в соб­ствен­но­сти до­мов, к чему они ока­за­лись со­при­част­ны­ми. В то вре­мя как эти стра­те­гии ослаб­ля­ли стан­дар­ты ипо­теч­но­го кре­ди­то­ва­ния тем, что де­ла­ли предо­став­ле­ние рис­ко­ван­ных займов бо­лее до­ступ­ны­ми, пер­во­на­чаль­ные эф­фек­ты пред­став­ля­лись по­ло­жи­тель­ны­ми. В 2001–2005 гг. спрос на жи­лье уве­личил­ся, цены на него рез­ко по­вы­си­лись, а в строи­тель­ном сек­то­ре было от­ме­че­но рез­кое ожив­ле­ние.
Ри­су­нок 6. Суб­стан­дарт­ные ипо­те­ки в об­щем объеме ипо­теч­ных кре­ди­тов (1994–2007)
На дан­ной ги­сто­грам­ме по­ка­зан про­цент суб­стан­дарт­ных ипо­теч­ных кре­ди­тов от всех ипо­теч­ных кре­ди­тов в США в пе­ри­од меж­ду 1994 и 2007 гг. Дан­ный по­ка­за­тель вы­рос с 4,5% в 1994 г. до 33,6% в 2006 г.
Ис­точ­ник: дан­ные за 1994–2000 гг. взя­ты из Edward M. Gramlich, Financial Services Roundtable Annual Housing Policy Meeting, Chicago, Illinois, 21 May 2004. Дан­ные за 2002–2007 гг. взя­ты из Joint Center for Housing Studies of Harvard University, The State of the Nations Housing 2008. [Элек­трон­ный ре­сурс]. URL: https://www.jchs.harvard.edu/research-areas/reports/state-nations-housing-2008. Кре­ди­ты, оформ­лен­ные с не­пол­ным па­ке­том до­ку­мен­тов и не­соблю­де­ни­ем тре­бо­ва­ний про­це­ду­ры ве­ри­фи­ка­ции, из­вест­ные как кредиты Alt-A, вклю­че­ны в ка­те­го­рию суб­стан­дарт­ных. Со­глас­но дан­ным ис­сле­до­ва­ний, большинство кре­ди­тов Alt-A были вы­да­ны суб­стан­дарт­ным заём­щи­кам.
Но ис­кус­ствен­но со­здан­но­го бума жи­лищ­но­го строи­тель­ства на­дол­го не хва­ти­ло. К 2004–2005 гг. при­бли­зи­тель­но по­ло­ви­на всех ипо­теч­ных кре­ди­тов вы­да­ва­лась либо в фор­ме суб­стан­дарт­ных (вклю­чая кре­ди­ты с не­пол­ным на­бо­ром до­ку­мен­тов), либо в фор­ме кре­ди­тов под за­лог до­маш­не­го иму­ще­ства. Как толь­ко цены вы­ров­ня­лись, а за­тем на­ча­ли сни­жать­ся в тече­ние вто­рой по­ло­ви­ны 2006 г., кар­точ­ный до­мик об­ва­лил­ся. Процент взысканий и просроченной задолженности по ипотечным кредитам не­медлен­но на­чал рас­ти. Все это слу­чи­лось за­дол­го до рецессии, ко­то­рая на­ча­лась толь­ко в де­ка­бре 2007 г. Ра­зу­ме­ет­ся, крах сек­то­ра жи­лищ­но­го строи­тель­ства в ко­неч­ном сче­те рас­про­стра­нил­ся и на все осталь­ные сек­то­ры эко­но­ми­ки, и про­сро­чен­ные ипо­теч­ные кре­ди­ты по­ро­ди­ли огром­ные фи­нан­со­вые пробле­мы в фи­нан­со­во-банковской сфе­ре как в США, так и за ру­бе­жом. К лету 2008 г. Fannie Mae и Freddie Mac обанкро­ти­лись. Управ­ле­ние ими пере­шло к го­су­дар­ству, а аме­ри­канский на­ло­го­пла­тель­щик остал­ся с без­на­деж­ной за­дол­жен­но­стью раз­ме­ром око­ло 400 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.
По­ли­ти­ка Фе­де­раль­ной ре­зерв­ной си­сте­мы в от­но­ше­нии про­цент­ных ста­вок так­же способ­ство­ва­ла Ве­ли­кой ре­цес­сии 2008–2009 гг., как бу­дет объ­яс­не­но в сле­ду­ю­щем эле­мен­те. Но ясно одно: по­ли­ти­че­ское рас­пре­де­ле­ние кре­ди­тов и со­про­во­жда­ю­щее его нор­ма­тив­ное ослаб­ле­ние стан­дартов кре­ди­то­ва­ния напра­ви­ли большое ко­ли­че­ство фи­нан­со­во­го капи­та­ла в проек­ты, к осу­ще­ствле­нию ко­то­рых не сле­до­ва­ло и при­сту­пать. Мно­гие по­ку­па­те­ли по­лу­чи­ли мощ­ный сти­мул по­ку­пать больше жи­лья, чем они мог­ли себе поз­во­лить, и в основ­ном имен­но благо­да­ря это­му фак­то­ру жи­лищ­ное строи­тель­ство пере­жило та­кой бум, по­сле чего по­сле­до­вал рез­кий спад и по­ро­жден­ная им ре­цес­сия.
Хотя спе­ци­фи­ка была раз­ной, США ока­за­лась не единствен­ной стра­ной, в ко­то­рой оши­боч­ная го­су­дар­ствен­ная по­ли­ти­ка со­зда­ла кри­зис на рын­ке жи­лья в годы, не­по­сред­ствен­но пред­ше­ству­ю­щие 2010-му. С 2007 по 2010 гг. сред­ние цены на жи­лье упа­ли при­бли­зи­тель­но на 35% в Ир­ландии и в два раза или больше в Ду­бли­не. По­сле того, как «ир­ландский жи­лищ­ный пу­зырь» лоп­нул, оцен­ка сто­ронни­ми экс­пер­та­ми, в том чис­ле стар­ши­ми чи­нов­ни­ка­ми Ми­ни­стер­ства фи­нан­сов Ка­на­ды и Фин­лян­дии, объ­яс­нила этот пере­гре­тый ры­нок со­че­та­ни­ем крайне низ­кой про­цент­ной став­ки, уста­нов­лен­ной Евро­пей­ским цен­траль­ным банком (ЕЦБ), огром­ны­ми уве­ли­че­ни­я­ми го­су­дар­ствен­ных за­трат в Ир­ландии, вы­зван­ных больши­ми, чем ожи­да­лось, до­хо­да­ми от иму­ще­ствен­но­го на­ло­га, и, в частно­сти, го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­кой, пы­тав­шей­ся сти­му­ли­ро­вать при­об­ре­те­ние жи­лья пу­тем предло­же­ния ипо­теч­ных кре­ди­тов за 100% от цены при­об­ре­те­ния дома, как и в Со­еди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки. Свою роль так­же сы­гра­ла и кор­руп­ция(33). Ана­ло­гич­ные меры в Ис­па­нии при­ве­ли точ­но к та­ко­му же ре­зульта­ту за тот же пе­ри­од.
При зна­чи­тель­ном вме­ша­тель­стве го­су­дар­ства рас­пре­де­ле­ние ин­ве­сти­ций неиз­беж­но ха­рак­те­ри­зу­ет­ся фа­во­ри­тиз­мом, кон­флик­том ин­тере­сов, не­над­ле­жа­щи­ми фи­нан­со­вы­ми от­но­ше­ни­я­ми и раз­лич­ны­ми фор­ма­ми кор­руп­ции. Когда ана­ло­гич­ные дей­ствия име­ют ме­сто в дру­гих стра­нах, их ча­сто на­зы­ва­ют «кумовским капитализмом». Ис­то­ри­че­ски го­су­дар­ство иг­ра­ло большую роль в рас­пре­де­ле­нии ин­ве­сти­ций в дру­гих стра­нах, а не в США, но аме­ри­канский опыт с го­су­дар­ствен­ным рас­пре­де­ле­ни­ем ин­ве­сти­ци­он­ных средств на жи­лье по­ка­зы­ва­ет, что ку­мовской капи­та­лизм име­ет ме­сто и в США. Как бы его ни на­зы­ва­ли, го­су­дар­ствен­ное рас­пре­де­ле­ние капи­та­ла за­став­ляет гра­ждан не­сти вы­со­кие из­держ­ки.

Элемент 2.5. Монетарная стабильность

Для сдерживания инфляции, эффективного распределения инвестиций и достижения экономической стабильности очень важна стабильная монетарная политика.

День­ги иг­ра­ют чрез­вы­чай­но важ­ную роль для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния эко­но­ми­ки. Что осо­бен­но важ­но, день­ги яв­ляют­ся сред­ством об­ме­на. Они сни­жа­ют транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки, так как яв­ляют­ся об­щим зна­ме­на­телем, к ко­то­ро­му при­вя­зы­ва­ет­ся сто­и­мость всех то­ва­ров и услуг. Эко­но­ми­сты ссы­ла­ют­ся на эту ха­рак­те­ри­сти­ку де­нег как на «сред­ство об­ме­на». Мы уже рассмат­ри­ва­ли вы­го­ды от разделения труда. И все же пред­ставь­те себе, что люди произ­во­дят то­вар и об­ме­ни­ва­ют его не­по­сред­ствен­но на дру­гой то­вар (это бартерная система). Сколь­ко нуж­но яблок, что­бы ку­пить ко­ро­ву? А как со­вер­шить об­мен, если яблок хва­та­ет толь­ко на треть ко­ро­вы?
День­ги поз­во­ля­ют лю­дям вы­год­но со­вер­шать слож­ные сдел­ки, дей­ствие ко­то­рых рас­тяну­то во вре­ме­ни, напри­мер, про­да­жу/по­куп­ку дома или ав­то­мо­би­ля. Та­кие сдел­ки подра­зу­ме­ва­ют по­лу­че­ние до­хо­да или опла­ту сто­и­мо­сти по­куп­ки в тече­ние дли­тель­но­го пе­ри­о­да вре­ме­ни. День­ги так­же слу­жат сред­ством сохра­не­ния по­ку­па­тель­ной способ­но­сти для ис­поль­зо­ва­ния в бу­ду­щем. Это де­ла­ет воз­мож­ным на­коп­ле­ние средств для ин­ве­сти­ций, что способ­ству­ет по­вы­ше­нию произ­во­ди­тель­но­сти и эко­но­ми­че­ско­му ро­сту. Эко­но­ми­сты на­зы­ва­ют эту функ­цию де­нег «сред­ством сохра­не­ния сто­и­мо­сти». День­ги так­же яв­ляют­ся «еди­ни­цей уче­та», оп­ти­ми­зи­ру­ю­щей контроль над по­ступ­ле­ни­я­ми и рас­хо­да­ми во вре­ме­ни. Без де­нег по­чти не­воз­мож­но со­от­но­сить друг с дру­гом по­ступ­ле­ния и рас­хо­ды, име­ю­щие ме­сто в раз­ное вре­мя, и имен­но это со­от­не­се­ние поз­во­ля­ет лю­дям при­ни­мать взве­шен­ные ре­ше­ния от­но­си­тель­но рас­хо­до­ва­ния или сбе­ре­же­ния средств, а так­же це­ле­со­об­раз­но­сти при­об­ре­те­ния опре­де­лен­ных то­ва­ров или услуг.
Важ­ная функ­ция де­нег, тем не ме­нее, напря­мую свя­за­на с устой­чи­во­стью их ценно­сти. В этом от­но­ше­нии день­ги вы­пол­ня­ют для эко­но­ми­ки ту же функ­цию, что и язык для об­ще­ния. Без слов, име­ю­щих чет­ко опре­де­лен­ное зна­че­ние как для го­во­ря­ще­го, так и для слу­ша­те­ля, об­ще­ние было бы за­труд­ни­тель­ным. С день­га­ми — то же самое. Если день­ги не бу­дут иметь ста­биль­ной и пред­ска­зу­е­мой ценно­сти, заем­щи­кам и кре­ди­то­рам бу­дет труд­но найти вза­и­мо­при­ем­ле­мые усло­вия контрак­та, сбе­ре­же­ния и ин­ве­сти­ции по­вле­кут до­пол­ни­тель­ные рис­ки, а опе­ра­ции, дей­ствие ко­то­рых рас­тяну­то во вре­ме­ни (та­кие как выпла­та сто­и­мо­сти дома или ав­то­мо­би­ля), бу­дут ослож­не­ны до­пол­ни­тель­ной неопре­де­лен­но­стью. При неу­стой­чи­вой ценно­сти де­нег мно­гие по­тен­ци­аль­но вы­год­ные сдел­ки не со­вер­ша­ют­ся, а вы­го­ды от спе­ци­а­ли­за­ции, круп­но­масштаб­но­го произ­водства и об­ще­ствен­но­го со­труд­ни­че­ства сни­жа­ют­ся.
В при­чи­нах мо­не­тар­ной не­ста­биль­но­сти нет ни­ка­ко­го се­кре­та. Ценность де­нег, как и дру­гих то­ва­ров, опре­де­ля­ет­ся спро­сом и предло­же­ни­ем. При по­сто­ян­ном предло­же­нии де­нег или при его медлен­ном, но устой­чи­вом ро­сте их по­ку­па­тель­ная способ­ность оста­ет­ся от­но­си­тель­но ста­биль­ной. И нао­бо­рот, когда предло­же­ние де­нег опере­жа­ет предло­же­ние то­ва­ров и услуг, ценность де­нег сни­жа­ет­ся и цены рас­тут. Это на­зы­ва­ет­ся инфляция. Она воз­ни­кает, когда го­су­дар­ство пе­ча­та­ет день­ги или бе­рет зай­мы у цен­траль­но­го банка для опла­ты своих обя­за­тельств.
Устой­чи­вая ин­фля­ция име­ет еди­ный ис­точ­ник: бы­стрый рост предло­же­ния де­нег. Денежная масса со­сто­ит из сум­мы на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты, чековых депозитов и ана­ло­гич­ных ис­точ­ни­ков пла­те­жей(34), ко­то­рые име­ют­ся у фи­зи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц. Когда рост этой мас­сы опере­жа­ет рост эко­но­ми­ки, цены на то­ва­ры и услу­ги на­чи­на­ют рас­ти.
Ри­су­нок 7. Де­неж­ный рост и ин­фля­ция, 1990–2014 гг.
Сред­не­го­до­вые тем­пы ро­ста де­неж­ной мас­сы (%)Сред­не­го­до­вые тем­пы ин­фля­ции (%)
Медлен­ный рост де­неж­ной мас­сы
Шве­ция32.3
США32.1
Швей­ца­рия3.41.1
Син­га­пур3.51.4
Ве­ли­ко­бри­та­ния5.52.7
Цен­траль­но­аф­ри­канская Рес­пуб­ли­ка6.43.6
Ка­на­да7.52.1
Бы­стрый рост де­неж­ной мас­сы
Ни­ге­рия22.623.2
Уруг­вай2323.4
Ма­ла­ви26.723.4
Гана2924.5
Бо­ли­ва­ри­анская Рес­пуб­ли­ка Ве­не­су­э­ла37.634
Рос­сий­ская Фе­де­ра­ция41.439.3
Ру­мы­ния46.153.1
Тур­ция48.441.7
Сверх­бы­стрый рост де­неж­ной мас­сы
Укра­и­на140.4276.8
Зим­ба­бве164.8165.3
Ис­точ­ник: Все­мир­ный Банк (WB), по­ка­за­те­ли миро­во­го раз­ви­тия (WDI) за 2015 г. и Меж­ду­на­род­ный Ва­лют­ный Фонд, меж­ду­на­род­ная фи­нан­со­вая ста­ти­сти­ка (еже­год­ная).
При­ме­ча­ние. Дан­ные по Гане и Ве­не­су­э­ле при­ве­де­ны за 1990–2013 гг., дан­ные по Рос­сии — за 1994–2014 гг., по Укра­и­не — за 1993–2014 гг. Не­ко­то­рые дан­ные взя­ты из ис­точ­ни­ков по со­от­вет­ству­ю­щим стра­нам: дан­ные по Ка­на­де за 1990–2008 гг. предо­став­ле­ны Все­мир­ным банком, а дан­ные за 2009–2014 гг. — Цен­траль­ным банком Ка­на­ды. Дан­ные по Зим­ба­бве при­ве­де­ны за 1990–2007 годы и предо­став­ле­ны Все­мир­ным банком (По­ка­за­те­ли миро­во­го раз­ви­тия, от­чет за 2009 г.).
На ри­сун­ке 7 проил­лю­стри­ро­ва­на связь меж­ду ро­стом де­неж­ной мас­сы и ин­фля­ци­ей. Обра­ти­те вни­ма­ние на то, как в стра­нах, ко­то­рые в 1990–2014 гг. уве­ли­чи­ва­ли свою де­неж­ную мас­су медлен­но (не выше 7,5 про­цен­тов в год), на­блю­да­лись низ­кие тем­пы ин­фля­ции. Та­кая си­ту­а­ция про­сле­жи­ва­лась в стра­нах с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов — как в круп­ных (США и Ка­на­да), так и в не­больших (Шве­ция, Син­га­пур и Цен­траль­но­аф­ри­канская Рес­пуб­ли­ка).
Но когда тем­пы ро­ста де­неж­ной мас­сы в стра­не на­чи­на­ли уско­рять­ся, уско­ря­лись и тем­пы ин­фля­ции. В тече­ние 1990–2014 гг. де­неж­ная мас­са рос­ла со сред­не­го­до­вы­ми тем­па­ми 20–50% в Ни­ге­рии, Уруг­вае, Ма­ла­ви, Гане, Ве­не­су­э­ле, Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, Ру­мы­нии и Тур­ции. Обра­ти­те вни­ма­ние, что го­до­вые тем­пы ин­фля­ции в этих стра­нах были ана­ло­гич­ны тем­пам уве­ли­че­ния де­неж­ной мас­сы.
Из­бы­точ­но вы­со­кие тем­пы ро­ста де­неж­ной мас­сы (100% и выше) при­во­дят к гиперинфляции, как это произо­шло в Укра­и­не и Зим­ба­бве. Когда тем­пы ро­ста де­неж­ной мас­сы в этих стра­нах рез­ко уско­ри­лись, так же рез­ко уско­ри­лась и ин­фля­ция.
Как вид­но из ри­сун­ка 7, меж­ду бы­стрым ро­стом де­неж­ной мас­сы и вы­со­ки­ми тем­па­ми ин­фля­ции, если их из­ме­рять на про­тя­же­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни, име­ет­ся тес­ная связь. Как по­ка­зы­ва­ет опыт, эта связь яв­ляет­ся од­ной из са­мых устой­чи­вых во всей эко­но­ми­ке(35).
Большие ко­ле­ба­ния этих тем­пов так­же ча­сто на­блю­да­ют­ся в стра­нах с вы­со­ким уров­нем ин­фля­ции. Разные тем­пы ин­фля­ции еще бо­лее за­труд­ня­ют, по срав­не­нию со ста­биль­ны­ми тем­па­ми, пла­ни­ро­ва­ние на бу­ду­щее, что от­ри­ца­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на благо­со­сто­я­нии стра­ны. Когда цены по­вы­ша­ют­ся в этом году на 20%, в сле­ду­ю­щем году на 50%, на 15% еще че­рез год и т.д., люди и фир­мы не в со­сто­я­нии раз­ра­ба­ты­вать аде­кват­ные дол­го­сроч­ные пла­ны. Эта неопре­де­лен­ность по­вы­ша­ет риск и сни­жа­ет при­вле­ка­тель­ность пла­ни­ро­ва­ния и ре­а­ли­за­ции ин­ве­сти­ци­он­ных проек­тов. Неожи­дан­ные из­ме­не­ния тем­пов ин­фля­ции мо­гут бы­стро превра­тить в це­лом при­быль­ный проект в эко­но­ми­че­скую ка­та­стро­фу. Мно­гие от­вет­ствен­ные за при­ня­тие ре­ше­ний лица, вме­сто того что­бы устра­нять та­кие неопре­де­лен­но­сти, про­сто отка­зы­ва­ют­ся от ин­ве­сти­ций и дру­гих капи­та­ловло­же­ний, подра­зу­ме­ва­ю­щих дол­го­сроч­ные обя­за­тель­ства. Не­ко­то­рые даже пере­во­дят свою ком­мер­че­скую и ин­ве­сти­ци­он­ную де­я­тель­ность в стра­ны с бо­лее вы­со­ким уров­нем ста­биль­но­сти. В ре­зульта­те по­тен­ци­аль­ная вы­го­да от тор­гов­ли, ком­мер­че­ской де­я­тель­но­сти и капи­та­ло­об­разо­ва­ния упус­кает­ся.
Бо­лее того, когда го­су­дар­ство про­во­дит ин­фля­ци­он­ную по­ли­ти­ку, люди тра­тят мень­ше вре­ме­ни на произ­водствен­ную де­я­тель­ность и больше на за­щи­ту сво­е­го иму­ще­ства. Так как не­способ­ность точ­но пред­ска­зать тем­пы ин­фля­ции мо­жет ра­зорить че­ло­ве­ка, он на­чи­на­ет пере­направ­лять свои огра­ни­чен­ные ре­сур­сы с произ­водства то­ва­ров и услуг на дей­ствия, при­зван­ные за­щи­тить его от ин­фля­ции. Уме­ние от­вет­ствен­ных за при­ня­тие ком­мер­че­ских ре­ше­ний лиц прогно­зи­ро­вать из­ме­не­ния цен ста­но­вит­ся бо­лее цен­ным, чем их уме­ние управ­лять произ­водством и ор­га­ни­зо­вы­вать его. При из­мен­чи­вых тем­пах ин­фля­ции пред­при­я­тия укло­ня­ют­ся от за­клю­че­ния дол­го­сроч­ных до­го­во­ров, при­оста­нав­ли­ва­ют мно­гие ин­ве­сти­ци­он­ные проек­ты и ис­поль­зу­ют ре­сур­сы и вре­мя в ме­нее про­дук­тив­ной де­я­тель­но­сти. Сред­ства направ­ляют­ся на при­об­ре­те­ние зо­ло­та, се­ре­бра и пред­ме­тов ис­кус­ства в на­де­жде на то, что цены на них по­вы­сят­ся вме­сте с ин­фля­ци­ей, а не в бо­лее про­дук­тив­ные ин­ве­сти­ции, та­кие как зда­ния, ма­ши­ны и науч­но-тех­ни­че­ские ис­сле­до­ва­ния. А когда ре­сур­сы пере­ме­ща­ют­ся из бо­лее про­дук­тив­ной в ме­нее про­дук­тив­ную де­я­тель­ность, эко­но­ми­че­ский про­гресс за­медля­ет­ся.
Так­же эко­но­ми­че­ский про­гресс пре­кра­ща­ет­ся, когда от­вет­ствен­ные за про­ве­де­ние мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки лица ме­чут­ся меж­ду уве­ли­че­ни­ем и со­кра­ще­ни­ем де­неж­ной мас­сы. Когда ор­га­ны де­неж­но-кре­дит­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния рез­ко уве­ли­чи­ва­ют де­неж­ную мас­су, сна­ча­ла бо­лее сти­му­ли­ру­ю­щая монетарная политика в це­лом сни­жа­ет про­цент­ные став­ки, уве­ли­чи­вая те­ку­щее ин­ве­сти­ро­ва­ние и со­зда­вая ис­кус­ствен­ный эко­но­ми­че­ский подъ­ем. Но этот подъ­ем неу­стой­чив. Про­дол­же­ние экс­пан­сив­ной мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки запус­кает ин­фля­цию, ко­то­рая за­став­ляет от­вет­ствен­ных за мо­не­тар­ную по­ли­ти­ку лиц перейти к бо­лее сдер­жи­ва­ю­щей по­ли­ти­ке. В та­кой си­ту­а­ции про­цент­ные став­ки по­вы­ша­ют­ся, что тор­мо­зит частные инвестиции и при­во­дит к ре­цес­сии. Та­ким об­разом, мо­не­тар­ные пере­хо­ды от ро­ста к огра­ни­че­нию со­зда­ют эко­но­ми­че­скую не­ста­биль­ность, и эко­но­ми­ка на­чи­на­ет ис­пы­ты­вать рез­кие вз­ле­ты и па­де­ния. Та­кой ха­рак­тер мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки так­же со­зда­ет неопре­де­лен­ность, за­медля­ет част­ные ин­ве­сти­ции и сни­жа­ет тем­пы эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.
По­че­му ор­га­ны, контро­ли­ру­ю­щие рост де­неж­ной мас­сы (де­неж­но-кре­дит­ные ре­гу­ля­то­ры), во­об­ще мо­гут пере­хо­дить от ре­жи­ма, направ­лен­но­го на сти­му­ли­ро­ва­ние эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, к ре­жи­му, направ­лен­но­му на огра­ни­че­ния? За­меть­те, что по­сле бы­стро­го уве­ли­че­ния де­неж­ной мас­сы су­ще­ству­ет ве­ро­ят­ность крат­ковре­мен­но­го подъ­ема эко­но­ми­ки. Если де­неж­но-кре­дит­ный ре­гу­ля­тор на­хо­дят­ся под контро­лем или влия­ни­ем по­ли­ти­че­ских ли­де­ров, эти ли­де­ры мо­гут быть за­ин­тере­со­ва­ны в со­зда­нии имен­но та­ко­го подъ­ема перед вы­бо­ра­ми в на­де­жде на то, что пока не на­чал­ся неиз­беж­ный спад, их из­бе­рут на сле­ду­ю­щий срок.
В то вре­мя как та­кие политические деловые циклы при­су­щи мно­гим стра­нам мира, в го­су­дар­ствах с пере­ход­ной эко­но­ми­кой дела об­сто­ят несколь­ко ина­че. Как все­гда, для со­зда­ния пред­при­ни­ма­тель­ской уве­рен­но­сти и, сле­до­ва­тель­но, при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций и эко­но­ми­че­ско­го ро­ста важ­на по­ли­ти­че­ская ста­биль­ность. Постком­му­ни­сти­че­ским стра­нам при­шлось вы­брать разные пути реформ для пере­хо­да к ры­ноч­ной эко­но­ми­ке. Не­ко­то­рые стра­ны из­на­чаль­но взя­ли курс на по­сле­до­ва­тель­ные ре­фор­мы (напри­мер, Эсто­ния), в то вре­мя как в ру­ко­водстве дру­гих преоб­ла­да­ли быв­шие ком­му­ни­сты (Уз­бе­ки­стан). Сле­до­ва­тель­но, осу­ще­ствляе­мые в разных стра­нах ре­фор­мы от­ли­ча­лись по ско­ро­сти, ви­дам и эф­фек­тив­но­сти. Во всех этих стра­нах, од­на­ко, эко­но­ми­че­ские аген­ты мог­ли опи­рать­ся на по­сле­до­ва­тель­ные стра­те­гии и на их осно­ва­нии строить пла­ны на бу­ду­щее. То­гда как в стра­нах, где при­ме­ня­лась не­по­сле­до­ва­тель­ная и не­ста­биль­ная эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка (та­ких как Бол­га­рия и Укра­и­на), про­ве­де­ние ре­форм ха­рак­те­ри­зо­ва­лось много­чис­лен­ны­ми за­держ­ка­ми, поэто­му перед вы­бо­ра­ми неопре­де­лен­ность воз­рас­та­ла, ведь было не­по­нят­но, кто сфор­ми­ру­ет но­вое пра­ви­тель­ство. По­ли­ти­че­ские де­ло­вые цик­лы от­ли­ча­лись не­по­сто­ян­ством; при этом перед вы­бо­ра­ми, вслед­ствие по­ли­ти­че­ской неопре­де­лен­но­сти и, сле­до­ва­тель­но, низ­ко­го уров­ня ин­ве­сти­ро­ва­ния, на­блю­дал­ся медлен­ный рост(36).
В тот пе­ри­од 1990-х гг., когда стра­ны отка­зы­ва­лись от ком­му­ни­сти­че­ской мо­де­ли, от­ча­сти имен­но не­про­ду­ман­ная мо­не­тар­ная по­ли­ти­ка опре­де­ля­ла спа­ды и крат­ко­сроч­ные подъ­емы в эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии та­ких стран. Эко­но­ми­ки всех стран по­стра­да­ли от оче­вид­но­го огром­ного па­де­ния произ­водства и из по­след­них сил пы­та­лись вво­дить ры­ноч­ные от­но­ше­ния. В Укра­и­не за 1990–1994 гг. ВВП упал бо­лее чем на 48%(37). Пра­ви­тель­ство Укра­и­ны от­ре­а­ги­ро­ва­ло на этот удар массо­вой вы­да­чей ру­бле­вых кре­ди­тов, тем са­мым фи­нан­си­руя суб­си­дии в про­мыш­лен­ность и сель­ское хо­зяй­ство. Огром­ный бюджетный дефицит был мо­не­ти­зи­ро­ван, т.е. был опла­чен день­га­ми, ко­то­рые На­ци­о­наль­ный банк Укра­и­ны (НБУ) про­сто на­пе­ча­тал для опла­ты го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов. В февра­ле и мар­те 1992 г. мо­не­тар­ная база уве­ли­чи­ва­лась еже­ме­сяч­но на 50%. Ги­пе­рин­фля­ция со­ста­ви­ла 2730% в 1992 г. и 10 155% в 1993 г. Ито­го в де­ся­ти из четыр­на­дца­ти стран, об­разо­вав­ших­ся в ре­зульта­те рас­па­да СССР, была за­фик­си­ро­ва­на ги­пе­рин­фля­ция (вслед­ствие схо­жей по­ли­ти­ки предло­же­ния из­бы­точ­ной де­неж­ной мас­сы), а так­же и в Польше, Юго­сла­вии и Бол­га­рии. Толь­ко в истер­зан­ной вой­ной Ар­ме­нии со­глас­но дан­ным ЕБРР(38) ин­фля­ция ока­за­лась больше, чем в Укра­и­не. На­ци­о­наль­ный банк Укра­и­ны, ко­то­рый в бук­валь­ном смыс­ле под­чи­нял­ся пар­ла­мен­ту, осо­знал свою ошиб­ку и пре­кра­тил вы­да­чу кре­ди­тов. В июле 1994 г. еже­ме­сяч­ная ин­фля­ция сни­зи­лась до 2,1%. Пар­ла­мен­ту не по­нра­ви­лось ре­ше­ние НБУ, и в ав­гу­сте 1994 г. НБУ был вы­ну­жден воз­об­но­вить вы­да­чу круп­ных кре­ди­тов (т.е. на­чать осу­ще­ствлять экс­пан­сив­ную мо­не­тар­ную по­ли­ти­ку). В октя­бре 1994 г. эти кре­ди­ты уве­личи­ли ин­фля­цию до 23%. Мо­не­тар­ная по­ли­ти­ка того вре­ме­ни еще больше усу­гу­би­ла эко­но­ми­че­ский спад, вы­зван­ные рас­па­дом со­вет­ской эко­но­ми­ки.
Ри­су­нок 8. Рост де­неж­ной мас­сы и ин­фля­ция, 1992–1994 гг.
На дан­ном ли­ней­ном гра­фи­ке пред­став­лен рост де­неж­ной мас­сы и ин­фля­ция в Укра­и­не с 1992 по 1994 гг., по­ка­за­но влия­ние сти­му­ли­ру­ю­щей мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки на темп ин­фля­ции. Когда На­ци­о­наль­но­му банку Укра­и­ны было раз­ре­ше­но пре­кра­тить вы­да­чу ру­бле­вых кре­ди­тов, ин­фля­ция упа­ла, но ре­ше­ния пра­ви­тель­ства, от­ме­нив­шие рас­по­ря­же­ния НБУ и уве­ли­чив­шие де­неж­ную мас­су, при­ве­ли к ги­пе­рин­фля­ции.
Ис­точ­ник: гра­фик взят из пуб­ли­ка­ции «Ис­то­рия мо­не­тар­но­го раз­ви­тия в Укра­и­не» (2006), Алек­сандр Пет­рик, На­ци­о­наль­ный Банк Укра­и­ны, стр.7. Ис­точ­ник дан­ных: Го­су­дар­ствен­ный коми­тет ста­ти­сти­ки Укра­и­ны, соб­ствен­ные рас­че­ты.
Мо­не­тар­ная ста­биль­ность яв­ляет­ся чрез­вы­чай­но важ­ным фак­то­ром, способ­ству­ю­щим эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су. Без мо­не­тар­ной ста­биль­но­сти по­тен­ци­аль­ные вы­го­ды от капи­та­ловло­же­ний и дру­гих опе­ра­ций, свя­зан­ных с от­ло­жен­ны­ми во вре­ме­ни выпла­та­ми, умень­ша­ют­ся, а гра­жда­не стра­ны не в со­сто­я­нии ре­а­ли­зо­вать весь свой по­тен­ци­ал.

Элемент 2.6. Разумная фискальная политика

Люди производят больше, если знают, что большая часть заработка останется у них.

«Каж­дый тру­дя­щий­ся че­ло­век опла­чи­ва­ет на­ло­ги своим по­том. Если эти на­ло­ги чрез­мер­ны, они при­во­дят к без­дей­ству­ю­щим фа­бри­кам, фер­мам, про­дан­ным за дол­ги, к тол­пам го­лод­ных лю­дей, ша­та­ю­щих­ся по ули­цам в тщет­ных по­ис­ках ра­бо­ты»,
Фран­клин Д. Рузвельт, Питтсбург, 19 октя­бря 1932 г.
На ри­сун­ке изоб­ра­же­ны двое муж­чин сред­не­го воз­рас­та, си­дя­щих за сто­лом друг напро­тив дру­га. Один из них — бух­гал­тер с ли­стом бу­ма­ги в ру­ках. Вто­рой — лы­сый муж­чи­на в ру­баш­ке с гал­сту­ком, спра­ши­ва­ет у пер­во­го: «Могу ли я спи­сать про­шло­год­ние на­ло­ги как неу­дач­ные капи­та­ловло­же­ния?»
«Могу ли я спи­сать про­шло­год­ние на­ло­ги как неу­дач­ные капи­та­ловло­же­ния?»
Когда вы­со­кие на­ло­го­вые став­ки от­ни­ма­ют большую часть до­хо­да, сти­мул ра­бо­тать и эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать ре­сур­сы сни­жа­ет­ся. При этом осо­бен­но важ­на предельная ставка налога, пред­став­ляю­щая со­бой от­но­ше­ние ве­личи­ны при­ро­ста на­ло­го­вой сум­мы к ве­личи­не при­ро­ста до­хо­да. В разных стра­нах разные пре­дель­ные на­ло­го­вые став­ки. Напри­мер, в США в 2015 г., если на­ло­го­пла­тель­щик с 60 000 дол­ла­ров на­ло­го­обла­га­е­мо­го до­хо­да за­ра­ба­ты­вал до­пол­ни­тель­ные 100 дол­ла­ров, он дол­жен был запла­тить 25 из этих 100 дол­ла­ров в виде фе­де­раль­но­го подо­ход­но­го на­ло­га. Поэто­му пре­дель­ная став­ка на­ло­га у на­ло­го­пла­тель­щи­ка со­став­ля­ла 25%. В Ру­мы­нии она со­став­ляет 16%, в Польше — 32%, если на­ло­го­пла­тель­щик за­ра­ба­ты­ва­ет больше 20 000 евро, а во Фран­ции — до 45% для до­хо­да свы­ше 152 260 евро.
По мере по­вы­ше­ния пре­дель­ных ста­вок на­ло­га доля до­пол­ни­тель­ных за­ра­ботков гра­ждан сни­жа­ет­ся. Напри­мер, при пре­дель­ной на­ло­го­вой став­ке в 25% гра­жда­нам раз­ре­ше­но оста­вить себе 75 евро, если они за­ра­ба­ты­ва­ют до­пол­ни­тель­ные 100 евро. Но если бы пре­дель­ная на­ло­го­вая став­ка под­ня­лась до 40%, на­ло­го­пла­тель­щик остав­лял бы себе толь­ко 60 евро из до­пол­ни­тель­ных за­ра­ботков в 100 евро.
Су­ще­ству­ют три при­чи­ны, по­че­му вы­со­кие пре­дель­ные став­ки на­ло­га при­во­дят к сни­же­нию объемов произ­во­ди­мой про­дук­ции и до­хо­дов. Во-пер­вых, вы­со­кие пре­дель­ные на­ло­го­вые став­ки от­би­ва­ют же­ла­ние ра­бо­тать и сни­жа­ют произ­во­ди­тель­ность тру­да. Когда пре­дель­ные став­ки на­ло­га вз­ле­та­ют до 55–60%, у гра­ждан оста­ет­ся ме­нее по­ло­ви­ны до­пол­ни­тель­ных за­ра­ботков. Когда че­ло­ве­ку не раз­ре­ша­ет­ся удер­жи­вать большую часть за­ра­ба­ты­ва­е­мых им де­нег, у него про­па­да­ет же­ла­ние уве­ли­чи­вать свой до­ход. Не­ко­то­рые (воз­мож­но, люди с ра­бо­та­ю­щи­ми су­пру­га­ми) пре­кра­ща­ют тру­до­вую де­я­тель­ность. Дру­гие про­сто сни­жа­ют про­дол­жи­тель­ность ра­бо­че­го дня, рань­ше вы­хо­дят на пен­сию или на­хо­дят ра­бо­ту с бо­лее дли­тель­ным отпус­ком или с бо­лее удоб­ным рас­по­ло­же­ни­ем. А без­ра­бот­ные люди с вы­со­ки­ми тре­бо­ва­ни­я­ми от­но­си­тель­но по­тен­ци­аль­ной ра­бо­ты бу­дут отка­зы­вать­ся от переез­да ради но­вой ра­бо­ты или по­вы­ше­ния зар­пла­ты, или ре­шат не брать­ся за со­зда­ние пер­спек­тив­но­го, но рис­ко­ван­но­го биз­не­са. Вы­со­кие на­ло­го­вые став­ки даже за­став­ляют наи­бо­лее способ­ных гра­ждан го­су­дар­ства переез­жать в стра­ны с бо­лее низ­ки­ми на­ло­га­ми. Та­кие переез­ды сни­жа­ют чис­лен­ность и произ­во­ди­тель­ность име­ю­щей­ся ра­бо­чей силы, вы­зы­вая сни­же­ние объемов выпус­кае­мой про­дук­ции.
Ко­неч­но, большинство не бро­сит ра­бо­ту сра­зу же и не ста­нет ра­бо­тать ме­нее усерд­но в от­вет на по­вы­ше­ние пре­дель­ной став­ки на­ло­га. Че­ло­век, ко­то­рый по­тра­тил годы на обу­че­ние ка­кой-либо про­фес­сии, воз­мож­но, и бу­дет про­дол­жать ра­бо­тать (и ра­бо­тать много), осо­бен­но если он на­хо­дит­ся в самом до­ход­ном пе­ри­о­де сво­ей жиз­ни. Но вы­со­кие пре­дель­ные став­ки на­ло­га сни­зят же­ла­ние мо­ло­дых лю­дей по­вы­шать свой уро­вень ква­ли­фи­ка­ции и об­разо­ва­ния, так как не бу­дет сти­му­ла ин­ве­сти­ро­вать свои ре­сур­сы для по­лу­че­ния вы­со­коопла­чи­ва­е­мой про­фес­сии. Та­ким об­разом, не­ко­то­рые из от­ри­ца­тель­ных по­след­ствий вы­со­ких на­ло­го­вых ста­вок для тру­до­вой де­я­тель­но­сти бу­дут про­яв­лять­ся в фор­ме сни­же­ния произ­во­ди­тель­но­сти в тече­ние мно­гих лет в бу­ду­щем.
Вы­со­кие на­ло­го­вые став­ки так­же за­став­ляют не­ко­то­рых ра­бот­ни­ков переклю­чать­ся на де­я­тель­ность, в ко­то­рой они ме­нее произ­во­ди­тель­ны, в свя­зи с от­сут­стви­ем необ­хо­ди­мо­сти пла­тить на­ло­ги с та­ких ви­дов де­я­тель­но­сти. Напри­мер, вы­со­кие на­ло­ги по­вы­сят за­тра­ты на ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ма­ля­ров, что при­ве­дет, воз­мож­но, к тому, что вы сами по­кра­си­те соб­ствен­ный дом, пусть даже у вас недо­ста­точ­но на­вы­ков для того, что­бы сде­лать это эф­фек­тив­но. В слу­чае от­сут­ствия вы­со­ких на­ло­го­вых ста­вок ма­ляр-про­фес­сио­нал вы­пол­нил бы эту ра­бо­ту по при­ем­ле­мой для вас цене, а вы по­тра­ти­ли бы свое вре­мя на ра­бо­ту, ко­то­рую вы вы­пол­ня­е­те луч­ше. Ре­зульта­том этих ис­ка­жен­ных на­ло­га­ми сти­му­лов яв­ляет­ся пу­стая трата вре­ме­ни и эко­но­ми­че­ская не­эф­фек­тив­ность.
Во-вто­рых, вы­со­кие пре­дель­ные на­ло­го­вые став­ки сни­жа­ют как уро­вень, так и эф­фек­тив­ность капи­та­ло­об­разо­ва­ния. Вы­со­кие на­ло­го­вые став­ки отпу­ги­ва­ют иностранных инвесторов и за­став­ляют отече­ствен­ных ин­ве­сто­ров ис­кать ин­ве­сти­ци­он­ные проек­ты за ру­бе­жом, где как на­ло­ги, так и произ­водствен­ные за­тра­ты ниже, чем на ро­ди­не. Это со­кра­ща­ет ин­ве­сти­ро­ва­ние и до­ступ­ность произ­водствен­но­го обо­ру­до­ва­ния, ко­то­рое яв­ляет­ся дви­га­телем эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Отече­ствен­ные ин­ве­сто­ры так­же вы­би­ра­ют проек­ты, за­щи­ща­ю­щие те­ку­щие до­хо­ды от на­ло­го­об­ло­же­ния, и из­бе­га­ют проек­тов с бо­лее вы­со­кой отдачей от инвестиций, но с мень­ши­ми воз­мож­но­стя­ми из­бе­жа­ния на­ло­гов. Эти спосо­бы умень­шить не­га­тив­ный эф­фект вы­со­ких на­ло­гов при­во­дят к тому, что люди переклю­ча­ют свой ин­терес в сто­ро­ну проек­тов, ко­то­рые со­кра­ща­ют ценность ре­сур­сов. Но и здесь капи­тал, ко­то­ро­го и так не хва­та­ет, тра­тит­ся по­пу­сту, а ре­сур­сы пере­те­кают в от­расли с мень­шей эф­фек­тив­но­стью ис­поль­зо­ва­ния.
В-тре­тьих, вы­со­кие пре­дель­ные став­ки на­ло­га по­бу­жда­ют лю­дей при­об­ре­тать не очень при­вле­ка­тель­ные с точ­ки зре­ния по­тре­би­тель­ских ха­рак­те­ри­стик то­ва­ры, но подле­жа­щие налоговому вычету. Если по­куп­ки не об­ла­га­ют­ся на­ло­гом, по­ку­па­ю­щие их люди не опла­чи­ва­ют их пол­ную сто­и­мость, по­то­му что эти рас­хо­ды со­кра­ща­ют на­ло­ги, ко­то­рые они в про­тив­ном слу­чае упла­ти­ли бы. Когда пре­дель­ные став­ки на­ло­га вы­со­ки, не об­ла­га­е­мые на­ло­гом рас­хо­ды ста­но­вят­ся от­но­си­тель­но не­вы­со­ки­ми.
Яр­ким при­ме­ром та­ко­го под­хо­да яв­ляет­ся про­да­жа в 1970-е гг. бри­танских ав­то­мо­би­лей клас­са люкс «Роллс-Ройс». Во вре­мя это­го пе­ри­о­да пре­дель­ные став­ки подо­ход­но­го на­ло­га в Ве­ли­ко­бри­та­нии до­хо­ди­ли до 98% при вы­со­ком до­хо­де. Пред­при­ни­ма­тель, опла­чи­ва­ю­щий эту на­ло­го­вую став­ку, мог ку­пить ма­ши­ну за те на­ло­ги, ко­то­рые запла­тил го­су­дар­ству, в виде на­ло­го­во­го вы­че­та. Так по­че­му бы не ку­пить бо­лее ши­кар­ную и до­ро­гую ма­ши­ну? Эта по­куп­ка сни­зи­ла бы при­быль вла­дель­ца на цену ав­то­мо­би­ля — ска­жем, на 100 000 фун­тов стерлин­гов — но пред­при­ни­ма­тель в лю­бом слу­чае по­лу­чил бы всего лишь 2000 фун­тов со сво­ей при­бы­ли, по­то­му что пре­дель­ная став­ка на­ло­га в раз­ме­ре 98% умень­ши­ла бы 100 000 до 2000 фун­тов. На самом деле, го­су­дар­ство опла­чи­ва­ло 98% сто­и­мо­сти ав­то­мо­би­ля (по­сред­ством по­терь на­ло­го­вых по­ступ­ле­ний). Когда Ве­ли­ко­бри­та­ния со­кра­ти­ла мак­си­маль­ную пре­дель­ную став­ку до 70%, про­да­жи «Роллс-Рой­сов» рез­ко упа­ли. По­сле сни­же­ния став­ки ав­то­мо­биль сто­и­мо­стью 100 000 фун­тов те­перь сто­ил пред­при­ни­ма­те­лю не 2000, а 30 000 фун­тов. Сни­же­ние пре­дель­ных ста­вок на­ло­га по­вы­си­ло сто­и­мость по­куп­ки «Роллс-Рой­са» для бо­га­тых бри­тан­цев. Со­от­вет­ствен­но, объемы про­даж этих ма­шин со­кра­ти­лись.
Вы­со­кие пре­дель­ные став­ки ис­кус­ствен­но сни­жа­ют лич­ные рас­хо­ды (но не рас­хо­ды об­ще­ства) на то­ва­ры, ко­то­рые не об­ла­га­ют­ся на­ло­гом или от­но­сят­ся к ка­те­го­рии произ­водствен­ных за­трат. Впол­не пред­ска­зу­е­мо, что на­ло­го­пла­тель­щи­ки, стал­ки­ва­ю­щи­е­ся с вы­со­ки­ми пре­дель­ны­ми став­ка­ми на­ло­га, бу­дут тра­тить больше де­нег на та­кие пред­ме­ты, вы­чи­та­е­мые из сум­мы об­ла­га­е­мо­го до­хо­да, как ши­кар­ные офи­сы, биз­нес-кон­фе­рен­ции на Га­вайях, кор­по­ра­тив­ные празд­ни­ки и слу­жеб­ные ав­то­мо­би­ли. Так как та­кие рас­хо­ды, вы­чи­та­е­мые из упла­чен­ных на­ло­гов, со­кра­ща­ют их на­ло­ги, люди ча­сто по­ку­па­ют то­ва­ры, ко­то­рые они не по­ку­па­ли бы, если бы опла­чи­ва­ли их пол­ную сто­и­мость. По­боч­ны­ми эф­фек­та­ми вы­со­ких пре­дель­ных ста­вок и по­ро­жда­е­мых ими лож­ных сти­му­лов яв­ляют­ся бес­по­лезная трата вре­ме­ни и не­эф­фек­тив­ность.
Сни­же­ние на­ло­го­вых ста­вок, осо­бен­но вы­со­ких, обыч­но уси­ли­ва­ет за­ин­тере­со­ван­ность за­ра­ба­ты­вать больше и уве­ли­чи­ва­ет эф­фек­тив­ность ис­поль­зо­ва­ния ре­сур­сов. Так, пра­ви­тель­ство Гру­зии с 2005 по 2008 гг. вне­сло ра­ди­каль­ные из­ме­не­ния в на­ло­го­вое за­ко­но­да­тель­ство. Ко­ли­че­ство раз­но­об­разных на­ло­го­вых ста­вок, при­ме­няв­ших­ся в 2004 г., в 2005 г. было сни­же­но с два­дца­ти од­ной до ше­сти. С 2009 г. со­во­куп­ные на­ло­ги (подо­ход­ный на­лог вме­сте с со­ци­аль­ным на­ло­гом) были со­кра­ще­ны пу­тем от­ме­ны со­ци­аль­но­го на­ло­га и вве­де­ния еди­но­го подо­ход­но­го на­ло­га с фи­зи­че­ских лиц. Пре­дель­ная став­ка на­ло­га на личный доход была сни­же­на с 32% до 20%.
Рассмот­рен­ные выше эф­фек­ты сни­же­ния сти­му­лов к тру­ду за­ста­ви­ли мно­гих эко­но­ми­стов вы­сту­пить за вве­де­ние фик­си­ро­ван­ной став­ки на­ло­га, при ко­то­рой пре­дель­ная став­ка на­ло­га бу­дет оди­на­ко­вой для всех уров­ней до­хо­да свы­ше опре­де­лен­но­го ми­ни­му­ма. Этот не об­ла­га­е­мый на­ло­гом ми­ни­мум, если он до­ста­точ­но вы­со­кий, мо­жет, тем не ме­нее, озна­чать, что фак­ти­че­ские на­ло­ги, упла­чи­ва­е­мые в виде доли до­хо­да, рас­тут по мере по­вы­ше­ния до­хо­дов се­мьи. Мно­гие постком­му­ни­сти­че­ские стра­ны ока­за­лись ли­де­ра­ми в дви­же­нии к фик­си­ро­ван­ным став­кам на­ло­га, вклю­чая Рос­сию, Гру­зию, Сло­ва­кию и Сер­бию. Как и пред­по­ла­га­лось, ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что та­кая по­ли­ти­ка вы­зы­ва­ет умень­ше­ние доли так на­зы­ва­е­мой те­не­вой, или под­поль­ной, эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти, от­ра­жа­ю­щей­ся в чер­ной бух­гал­те­рии.
И нао­бо­рот, зна­чи­тель­ное по­вы­ше­ние на­ло­гов мо­жет иметь ка­та­стро­фи­че­ские по­след­ствия для эко­но­ми­ки. На­гляд­ным при­ме­ром это­го яв­ляет­ся на­ло­го­вая по­ли­ти­ка Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки во вре­мя Ве­ли­кой де­прес­сии. Пы­та­ясь со­кра­тить де­фи­цит фе­де­раль­но­го бюд­же­та в 1932 г., рес­пуб­ли­канская адми­ни­стра­ция Гу­ве­ра и Де­мо­кра­ти­че­ский кон­гресс при­ня­ли самое круп­ное по­вы­ше­ние на­ло­го­вой став­ки в мир­ное вре­мя в ис­то­рии США. Ми­ни­маль­ная пре­дель­ная став­ка подо­ход­но­го на­ло­га была под­ня­та с 1,5 до 4%. На­вер­ху шка­лы рас­пре­де­ле­ния до­хо­дов мак­си­маль­ная пре­дель­ная на­ло­го­вая став­ка была под­ня­та с 25 до 63%. По сути став­ка подо­ход­но­го на­ло­га для фи­зи­че­ских лиц за один год бо­лее чем удвои­лась! Это огром­ное по­вы­ше­ние на­ло­га сни­зи­ло до­ход се­мей по­сле упла­ты на­ло­гов и сти­мул за­ра­ба­ты­вать, по­треб­лять, сбе­ре­гать и ин­ве­сти­ро­вать. Ре­зульта­ты ока­за­лись ка­та­стро­фи­че­ски­ми. В 1932 г. ре­аль­ный объем произ­водства упал на 13%, что ока­за­лось круп­ней­шим па­де­ни­ем в тече­ние од­но­го года за пе­ри­од Ве­ли­кой де­прес­сии. Уро­вень без­ра­бо­ти­цы под­нял­ся с 15,9% в 1931 г. до 23,6% в 1932 г.
Всего лишь четыре года спу­стя адми­ни­стра­ция Рузвельта сно­ва по­вы­си­ла на­ло­ги, до­ве­дя мак­си­маль­ную пре­дель­ную став­ку в 1936 г. до 79%. Та­ким об­разом, во вто­рой по­ло­ви­не 1930-х гг. вы­со­коопла­чи­ва­е­мым ра­бот­ни­кам было раз­ре­ше­но удер­жи­вать толь­ко 21 цент с каж­до­го до­пол­ни­тель­но­го за­ра­бо­тан­но­го дол­ла­ра. (При­ме­ча­ние. Ин­терес­но со­по­ста­вить сло­ва кан­ди­да­та Рузвельта, пред­став­лен­ные в самом на­ча­ле дан­но­го эле­мен­та, с на­ло­го­вой по­ли­ти­кой, ко­то­рая осу­ще­ствля­лась в пе­ри­од его на­хо­жде­ния в долж­но­сти пре­зи­ден­та.) Се­рьез­но­сти и про­дол­жи­тель­но­сти Ве­ли­кой де­прес­сии способ­ство­ва­ло еще несколь­ко фак­то­ров, вклю­чая огром­ное со­кра­ще­ние де­неж­ной мас­сы и большое по­вы­ше­ние та­риф­ных ста­вок. Но так­же ясно, что по­вы­ше­ние на­ло­гов при адми­ни­стра­ци­ях как Гу­ве­ра, так и Рузвельта сы­гра­ли су­ще­ствен­ную роль в этой тра­ги­че­ской гла­ве аме­ри­канской ис­то­рии.
Эф­фек­ты сни­же­ния сти­му­лов к тру­ду вслед­ствие вы­со­ких пре­дель­ных на­ло­го­вых ста­вок — не про­сто пробле­ма для тех, у кого вы­со­кие за­ра­ботки. Мно­гие люди с от­но­си­тель­но низ­ки­ми до­хо­да­ми так­же стал­ки­ва­ют­ся с вы­со­ки­ми кос­вен­ны­ми пре­дель­ны­ми став­ка­ми на­ло­га, со­че­та­ни­ем до­пол­ни­тель­ных на­ло­гов и упу­щен­ной вы­го­ды от транс­ферт­ных про­грамм. Пред­по­ло­жим, напри­мер, что до­ход фи­зи­че­ско­го лица уве­ли­чи­ва­ет­ся с 20 000 до 30 000 евро. В ре­зульта­те это­го на­ло­ги на при­быль и на за­ра­бот­ную пла­ту от­ни­ма­ют 30% до­пол­ни­тель­ных за­ра­ботков. Да­лее, из-за та­ко­го по­вы­ше­ния до­хо­да фи­зи­че­ское лицо те­ря­ет 5000 евро в выпла­тах по дей­ству­ю­щим со­ци­аль­ным про­грам­мам. Этот че­ло­век стал­ки­ва­ет­ся с кос­вен­ной пре­дель­ной на­ло­го­вой став­кой в раз­ме­ре 80%! Из них 30% при­ни­ма­ют фор­му бо­лее вы­со­ких на­ло­го­вых обя­за­тельств, а осталь­ные 50% — утра­чен­ную вы­го­ду от транс­ферт­ных выплат.
Люди в этом по­ло­же­нии, за­ра­ба­ты­ва­ю­щие до­пол­ни­тель­ные 10 000 евро, удер­жи­ва­ют толь­ко 20% этой сум­мы. Оче­вид­но, это су­ще­ствен­но сни­жа­ет их сти­мул за­ра­ба­ты­вать и го­раз­до за­труд­ня­ет про­дви­же­ние вверх по лест­ни­це до­хо­дов. Мы вер­нем­ся к это­му во­про­су в эле­мен­те 8 ча­сти 3, когда бу­дем рассмат­ри­вать влия­ние транс­ферт­ных про­грамм на уро­вень бед­но­сти.
Та­ким об­разом, эко­но­ми­че­ский ана­лиз ука­зы­ва­ет на то, что вы­со­кие на­ло­го­вые став­ки, вклю­чая скры­тые став­ки, от­ра­жа­ю­щие упу­щен­ную вы­го­ду от транс­ферт­ных выплат, сни­жа­ют произ­водствен­ную де­я­тель­ность, за­тор­ма­жи­ва­ют как за­ня­тость, так и ин­ве­сти­ции, а так­же способ­ству­ют рас­то­чи­тель­но­му ис­поль­зо­ва­нию ре­сур­сов. Они яв­ляют­ся пре­пят­стви­ем для про­цве­та­ния и ро­ста до­хо­дов. Бо­лее того, зна­чи­тель­ное по­вы­ше­ние на­ло­го­вой став­ки в пе­ри­од эко­но­ми­че­ско­го спа­да мо­жет иметь ка­та­стро­фи­че­ские по­след­ствия для эко­но­ми­ки.
Ко­неч­но же, ка­ки­ми бы низ­ки­ми ни были на­ло­го­вые став­ки, на­ло­ги все рав­но оста­ют­ся. Как бу­дет рассмот­ре­но в ча­сти 3 ниже, у го­су­дар­ства есть за­кон­ные осно­ва­ния произ­во­дить и предо­став­лять на­се­ле­нию не­ко­то­рые то­ва­ры и услу­ги, ко­то­рые слож­но обес­пе­чить по­сред­ством ры­ноч­ных ме­ха­низ­мов. Об­ще­ство так­же впра­ве ре­шать, необ­хо­ди­мо ли пере­рас­пре­де­ле­ние до­хо­дов с по­мо­щью на­ло­гов и го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов, учи­ты­вая влия­ние сти­му­лов и не­пред­ви­ден­ных по­след­ствий. На­ко­нец, как мы опять уви­дим в ча­сти 3, мно­гие эко­но­ми­сты по­ла­га­ют, что од­ной из функ­ций на­ло­гов и го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов (так на­зы­ва­е­мой фи­скаль­ной по­ли­ти­ки) яв­ляет­ся со­кра­ще­ние вну­трен­них ко­ле­ба­ний эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти.
Ко­неч­но же, на­ло­го­вое бре­мя вы­хо­дит да­ле­ко за рам­ки про­сто­го при­вле­че­ния средств (осо­бен­но при ис­поль­зо­ва­нии та­ких средств для го­су­дар­ствен­ных ин­ве­сти­ций, направ­лен­ных на по­вы­ше­ние произ­во­ди­тель­но­сти). Вы­со­кое на­ло­го­вое бре­мя вы­ну­жда­ет произ­водствен­ные пред­при­я­тия ухо­дить в те­не­вую эко­но­ми­ку, а так­же по­бу­жда­ет та­кие пред­при­я­тия оста­вать­ся не­эф­фек­тив­но ма­лы­ми, что поз­во­ля­ет им мак­си­маль­но укры­вать­ся от на­ло­го­вых ор­га­нов. Кро­ме того, чем слож­нее си­сте­ма на­ло­го­об­ло­же­ния, тем больше вре­ме­ни и де­нег при­дет­ся за­тра­чи­вать пред­при­я­ти­ям для соблю­де­ния тре­бо­ва­ний на­ло­го­во­го за­ко­но­да­тель­ства.
Хотя под­счи­тать по­ка­за­тель слож­но­сти ве­де­ния биз­не­са все­гда не­про­сто, а по­лу­чен­ные ре­зульта­ты яв­ляют­ся про­ти­во­ре­чи­вы­ми, рейтинг уров­ней на­ло­го­во­го бре­ме­ни (ко­то­рый учи­ты­ва­ет и на­ло­го­вые став­ки, и слож­ность на­ло­го­вой си­сте­мы), со­став­ляе­мый Все­мир­ным банком как часть ин­дек­са лег­ко­сти ве­де­ния биз­не­са, ин­ту­и­тив­но ка­жет­ся пра­виль­ным(39). В 2019 г. стра­на­ми с наи­бо­лее благо­при­ят­ным на­ло­го­вым кли­ма­том (что ожи­да­е­мо) были при­зна­ны Гон­конг(40), Син­га­пур, Но­вая Зе­ландия, Ир­ландия и Фин­лян­дия (и не­ко­то­рые не­большие го­су­дар­ства Пер­сид­ско­го за­ли­ва, в ко­то­рых до­хо­ды от до­бы­чи неф­ти поз­во­ля­ют по­чти не об­ла­гать пред­при­я­тия на­ло­га­ми). Сре­ди стран с наи­бо­лее не­благо­при­ят­ным на­ло­го­вым ре­жи­мом — Ве­не­су­э­ла, Со­ма­ли, Бо­ли­вия, Чад и Цен­траль­но­аф­ри­канская Рес­пуб­ли­ка. Сре­ди стран, об­разо­вав­ших­ся в ре­зульта­те рас­па­да СССР, наи­менее об­ре­ме­ни­тель­ные на­ло­го­вые си­сте­мы дей­ству­ют в Эсто­нии (12-е ме­сто), Гру­зии (14-е), Лат­вии (16-я) и Лит­ве (18-е). Сред­не­ста­ти­сти­че­ская пере­ход­ная эко­но­ми­ка за­ни­ма­ет 67-е ме­сто в рейтин­ге, при­бли­зи­тель­но на уров­не Гре­ции, и к это­му опре­де­лен­но не сле­ду­ет стре­мить­ся. Если бы пост­со­вет­ские стра­ны смог­ли сни­зить на­ло­го­вое бре­мя до уров­ня пере­до­вых стран Бал­ти­ки и Гру­зии, тем­пы ро­ста без­услов­но воз­рос­ли бы.

Элемент 2.7. Свободная торговля

Если люди имеют возможность вести торговлю с другими странами, их доходы растут.

«Свободная торговля пред­по­ла­га­ет воз­мож­ность для че­ло­ве­ка по­ку­пать и про­да­вать на под­хо­дя­щих для него усло­ви­ях. Протекционные тарифы — это та­кое же при­мене­ние силы, как и во­ен­ная бло­ка­да, по­сколь­ку цель та­ких дей­ствий одна — пре­пят­ство­ва­ние тор­говле. Раз­ни­ца меж­ду ними со­сто­ит лишь в том, что во­ен­ная бло­ка­да не дает тор­го­вать вра­гам, а по­сред­ством по­кро­ви­тель­ствен­ных та­ри­фов го­су­дар­ство пы­та­ет­ся по­ме­шать тор­го­вать соб­ствен­ным гра­жда­нам(41)»,
Ген­ри Джордж, по­ли­ти­че­ский эко­но­мист XIX века.
Прин­ци­пы международной торговли — по сути те же прин­ци­пы, что ле­жат в осно­ве до­бро­воль­но­го об­ме­на. Подоб­но вну­трен­ней тор­говле, меж­ду­на­род­ная тор­говля поз­во­ля­ет тор­го­вым парт­не­рам произ­во­дить и по­треб­лять больше то­ва­ров и услуг, чем это было бы воз­мож­но в лю­бом дру­гом слу­чае. Это­му есть три при­чи­ны.
Во-пер­вых, люди лю­бой стра­ны из­вле­кают вы­го­ду, если в ре­зульта­те тор­гов­ли с дру­гой стра­ной они мо­гут при­об­ре­сти про­дукт или услу­гу по бо­лее низ­кой цене по срав­не­нию со сто­и­мо­стью их произ­водства вну­три стра­ны. Каж­дая стра­на мира ха­рак­те­ри­зу­ет­ся уни­каль­ным ха­рак­те­ром обес­пе­чен­но­сти при­род­ны­ми ре­сур­са­ми. То­ва­ры, ко­то­рые до­ро­го произ­во­дить в од­ной стра­не, мо­жет быть це­ле­со­об­раз­но выпус­кать в дру­гой. Напри­мер, стра­ны с теп­лым и влаж­ным кли­ма­том, та­кие как Бра­зи­лия или Ко­лум­бия, по­лу­ча­ют вы­го­ду от спе­ци­а­ли­за­ции на произ­водстве кофе. В стра­нах с уме­рен­ным конти­нен­таль­ным кли­ма­том, та­ких как Мол­до­ва и Гру­зия, мы ви­дим спе­ци­а­ли­за­цию в произ­водстве вина и вы­ра­щи­ва­нии фрук­то­вых де­ре­вьев, а регион Си­би­ри ори­ен­ти­ро­ван на экс­порт клюк­вы бо­лот­ной. Люди в Ка­на­де и Ав­стра­лии, где много зем­ли и мало на­се­ле­ния, стре­мят­ся спе­ци­а­ли­зи­ро­вать­ся на произ­водстве, тре­бу­ю­щем больших пло­ща­дей зем­ли, напри­мер, на вы­ра­щи­ва­нии пше­ни­цы, кор­мо­вых культур, а так­же на ско­то­водстве. Жи­те­ли Япо­нии, где зе­мель­ные ре­сур­сы огра­ни­че­ны, а ра­бо­чая сила име­ет вы­со­кую ква­ли­фи­ка­цию, спе­ци­а­ли­зи­ру­ют­ся на произ­водстве та­ких вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных про­дук­тов, как фото­аппа­ра­ты, ав­то­мо­би­ли и элек­трон­ные устрой­ства. Тор­говля поз­во­ля­ет каж­до­му из парт­неров ис­поль­зо­вать больше соб­ствен­ных ре­сур­сов, что­бы произ­во­дить и про­да­вать те то­ва­ры, ко­то­рые они де­ла­ют хо­ро­шо, и не при­вя­зы­вать­ся к произ­водству про­дук­ции, яв­ляю­щей­ся для них до­ро­го­сто­я­щей. В ре­зульта­те та­кой спе­ци­а­ли­за­ции и тор­гов­ли об­щий объем выпус­ка про­дук­ции уве­ли­чи­ва­ет­ся, а люди в каж­дой из стран способ­ны до­стичь бо­лее вы­со­ко­го уров­ня жиз­ни, чем при лю­бом дру­гом ва­ри­ан­те раз­ви­тия со­бы­тий.
Во-вто­рых, меж­ду­на­род­ная тор­говля поз­во­ля­ет произ­во­ди­те­лям и по­тре­би­те­лям вну­три стра­ны из­вле­кать вы­го­ду из эко­но­мии от масшта­ба, ко­то­рая ха­рак­тер­на для мно­же­ства круп­ных произ­водств. Этот мо­мент осо­бен­но ва­жен для не­больших стран. С меж­ду­на­род­ной тор­говлей вну­трен­ние произ­во­ди­те­ли мо­гут до­стичь масштаб­но­го произ­водства, умень­шая удель­ные из­держ­ки, чего не­воз­мож­но было бы до­бить­ся, если бы они обес­пе­чи­ва­ли по­треб­но­сти толь­ко вну­трен­не­го рын­ка. Напри­мер, тор­говля поз­во­ля­ет произ­во­ди­те­лям тек­сти­ля в та­ких стра­нах, как Ко­ста-Рика, Гва­те­ма­ла, Та­и­ланд и Вьет­нам, поль­зо­вать­ся пре­иму­ще­ства­ми масшта­би­ро­ва­ния произ­водства. Если бы они не смог­ли про­да­вать свой то­вар в дру­гие стра­ны, их удель­ные из­держ­ки были бы го­раз­до бо­лее вы­со­ки­ми, по­сколь­ку их вну­трен­ние рын­ки тек­сти­ля очень малы и не мог­ли бы под­дер­жать большие, хоть и низ­ко­за­трат­ные компа­нии в этой от­расли про­мыш­лен­но­сти. Но благо­да­ря меж­ду­на­род­ной тор­говле тек­стиль­ные компа­нии в этих стра­нах мо­гут произ­во­дить и про­да­вать большое ко­ли­че­ство то­ва­ра и эф­фек­тив­но кон­ку­ри­ро­вать на меж­ду­на­род­ном рын­ке.
Меж­ду­на­род­ная тор­говля так­же поз­во­ля­ет вну­трен­ним по­тре­би­те­лям из­вле­кать вы­го­ду, по­ку­пая за гра­ни­цей у произ­во­ди­телей, за­ни­ма­ю­щих­ся круп­но­масштаб­ным произ­водством. При­ни­мая во вни­ма­ние чрез­вы­чай­но вы­со­кую сто­и­мость проек­ти­ро­ва­ния и строи­тель­ства само­ле­та в наше вре­мя, напри­мер, ни одна стра­на не об­ла­да­ет до­ста­точ­но большим вну­трен­ним рын­ком, что­бы поз­во­лить хотя бы од­но­му произ­во­ди­те­лю само­ле­тов в пол­ной мере осу­ще­ствлять ши­ро­ко­масштаб­ное произ­водство вну­три стра­ны. Но благо­да­ря меж­ду­на­род­ной тор­говле Boeing и Airbus мо­гут про­да­вать го­раз­до больше само­ле­тов и по бо­лее низ­кой цене. Со­от­вет­ствен­но, по­тре­би­те­ли в лю­бой стра­не мо­гут ле­тать на само­ле­тах, куп­лен­ных у та­ких круп­ных произ­во­ди­телей по вы­год­ной цене.
В-тре­тьих, меж­ду­на­род­ная тор­говля способ­ству­ет кон­ку­рен­ции на вну­трен­них рын­ках и поз­во­ля­ет по­тре­би­те­лям при­об­ре­тать то­ва­ры по бо­лее низ­ким це­нам из бо­лее ши­ро­ко­го ассор­ти­мен­та про­дук­ции. Кон­ку­рен­ция из-за ру­бе­жа дер­жит в то­ну­се отече­ствен­ных произ­во­ди­телей. Она так­же за­став­ляет их по­вы­шать ка­че­ство сво­ей про­дук­ции и сни­жать цены. Вме­сте с этим, раз­но­об­ра­зие то­ва­ров, до­ступ­ных за гра­ни­цей, дает по­тре­би­те­лям го­раз­до больший вы­бор, ко­то­рый без меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли был бы не­воз­мо­жен.
Го­су­дар­ство ча­сто на­кла­ды­ва­ет огра­ни­чи­тель­ные меры, ко­то­рые за­медля­ют раз­ви­тие меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли. Та­кие меры мо­гут при­ни­мать фор­му та­ри­фов (на­ло­ги на им­пор­ти­ру­е­мые то­ва­ры), квот (огра­ни­че­ние ко­ли­че­ства им­пор­ти­ру­е­мых то­ва­ров), ва­лют­но­го контро­ля (ис­кус­ствен­ное сдер­жи­ва­ние курса на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты, пре­пят­ству­ю­щее им­пор­ту и по­ощря­ю­щее экс­порт), а так­же бю­ро­кра­ти­че­ских норм, на­ла­га­е­мых на им­пор­те­ров или экс­пор­те­ров. Лю­бые та­кие тор­го­вые огра­ни­че­ния по­вы­ша­ют транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки и умень­ша­ют вы­го­ду от тор­гов­ли. Со слов Ген­ри Джор­джа, про­ци­ти­ро­ван­ных в на­ча­ле это­го эле­мен­та, тор­го­вые огра­ни­че­ния — это во­ен­ные бло­ка­ды, ко­то­рые го­су­дар­ства уста­нав­ли­ва­ют для своих соб­ствен­ных гра­ждан. Го­су­дар­ство в та­ком слу­чае уподоб­ля­ет­ся вра­гу, уста­нав­ли­ва­ю­ще­му во­ен­ную бло­ка­ду. Тор­го­вые огра­ни­че­ния — это та же во­ен­ная бло­ка­да, ко­то­рая вре­дит на­се­ле­нию.
Долж­на ли лю­бая стра­на рас­це­ни­вать­ся как стра­на, под­дер­жи­ва­ю­щая сво­бод­ную тор­говлю? Если мест­ные тор­го­вые цен­тры и супер­мар­ке­ты рас­по­ла­га­ют огром­ным ассор­ти­мен­том то­ва­ров, то сам со­бой напра­ши­ва­ет­ся вы­вод, что стра­на под­дер­жи­ва­ет сво­бод­ную тор­говлю, но это не обя­за­тель­но так. Напри­мер, сред­ний раз­мер им­порт­но­го та­ри­фа в Укра­и­не для всех про­мыш­лен­ных из­де­лий пре­вы­ша­ет 10 про­цен­тов и при­бли­жа­ет­ся к 20 про­цен­там для сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции. Им­порт дру­гой про­дук­ции тор­мо­зит­ся еще больше, по­сколь­ку та­риф на им­порт са­ха­ра со­став­ляет 50%, а на под­сол­неч­ное мас­ло — 30%. В Бол­га­рии та­риф­ные став­ки на им­порт то­ва­ров из стран ЕС со­став­ляют от 5 до 45 про­цен­тов. Со­еди­нен­ные Шта­ты на­ла­га­ют кво­ты на мо­лоч­ную про­дук­цию, са­хар, эти­ло­вый спирт, хло­пок, го­вя­ди­ну, кон­сер­ви­ро­ван­ный ту­нец и та­бак. Им­порт, пре­вы­ша­ю­щий кво­ты, под­па­да­ет под не­по­мер­но вы­со­кие та­ри­фы.
По­ми­мо та­ри­фов, стра­ны мо­гут вво­дить кво­ты (пре­дель­ное ко­ли­че­ство им­пор­ти­ру­е­мых то­ва­ров), а мо­гут и во­все запре­тить ввоз про­дук­ции из дру­гих стран или из опре­де­лен­ных стран. Та­ри­фы, кво­ты и запре­ты мо­гут ис­поль­зо­вать­ся не толь­ко для це­лей тор­го­вой по­ли­ти­ки. Рос­сия, напри­мер, в от­вет на по­ли­ти­че­ские рас­при по­сле на­ча­ла кон­флик­тов в Укра­и­не по­чти пол­но­стью запре­ти­ла им­порт сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции из ЕС, Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки, Ка­на­ды, Ав­стра­лии и Нор­ве­гии. В 2018 и 2019 го­дах пре­зи­дент Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки Трамп при­ме­нил та­риф­ную по­ли­ти­ку в раз­но­гла­си­ях с Ки­та­ем.
Люди, не раз­би­ра­ю­щи­е­ся в эко­но­ми­ке, ча­сто го­во­рят, что огра­ни­че­ние им­пор­та способ­ству­ет со­зда­нию ра­бо­чих мест. Как уже рассмат­ри­ва­лось в эле­мен­те 9 ча­сти 1, что дей­стви­тель­но важ­но, так это со­зда­ние ценно­сти, а не уве­ли­че­ние ко­ли­че­ства ра­бо­чих мест. Ведь если бы ко­ли­че­ство ра­бо­чих мест способ­ство­ва­ло уве­ли­че­нию на­ших до­хо­дов, мы бы лег­ко мог­ли со­зда­вать их столь­ко, сколь­ко по­же­ла­ем. Все мы мог­ли бы в один день ко­пать ямы, в сле­ду­ю­щий — за­капы­вать их. Мы бы все были тру­до­устрое­ны, но еще мы были бы ужас­но бед­ны, по­то­му что та­кие ра­бо­чие ме­ста не со­зда­ют то­ва­ров и услуг, ко­то­рые дей­стви­тель­но нуж­ны лю­дям.
В на­ча­ле мо­жет по­ка­зать­ся, что огра­ни­че­ние им­пор­та мо­жет уве­личить уро­вень за­ня­то­сти, по­то­му что за­щи­ща­е­мые та­ким об­разом от­расли про­мыш­лен­но­сти мо­гут уве­личить­ся в раз­ме­рах или, по крайней мере, не умень­шить­ся. Од­на­ко это не зна­чит, что та­кие огра­ни­че­ния уве­ли­чи­ва­ют об­щую за­ня­тость по стра­не. Вспо­мним дол­го­сроч­ные эф­фек­ты, ко­то­рые мы об­су­жда­ли в эле­мен­те 12 ча­сти 1. Под­ни­мая кво­ты и та­ри­фы, уста­нав­ли­вая дру­гие ба­рье­ры, ко­то­рые огра­ни­чи­ва­ют воз­мож­ность ино­стран­ных компа­ний про­да­вать свои то­ва­ры в кон­крет­ной стра­не, го­су­дар­ство умень­ша­ет воз­мож­ность ино­стран­цев по­ку­пать то­ва­ры и услу­ги в этой стра­не. При­об­ре­тая то­ва­ры или услу­ги из-за ру­бе­жа, стра­на-им­пор­тер по­вы­ша­ет по­ку­па­тель­ную способ­ность стран-экс­пор­те­ров, ко­то­рая в свою оче­редь способ­ству­ет уве­ли­че­нию экспорта и ино­стран­ных ин­ве­сти­ций в стра­не-им­пор­тере. Та­ким об­разом, огра­ни­че­ние импорта кос­вен­но со­кра­ща­ет экс­порт. В ори­ен­ти­ро­ван­ных на экс­порт от­рас­лях про­мыш­лен­но­сти сни­жа­ют­ся объемы выпус­кае­мой про­дук­ции и за­ня­тость, что ни­ве­ли­ру­ет по­ло­жи­тель­ный ре­зультат от «сохра­нен­ных» ра­бо­чих мест в за­щи­щен­ных от­рас­лях(42).
Тор­го­вые огра­ни­че­ния не со­зда­ют и не лик­ви­ди­ру­ют ра­бо­чие ме­ста; они их лишь пере­рас­пре­де­ля­ют(43). Огра­ни­че­ния ис­кус­ствен­но направ­ляют ра­бо­чую силу и дру­гие ре­сур­сы на произ­водство про­дук­ции, ко­то­рую де­ше­вле было бы изго­то­вить в дру­гих стра­нах. Объем выпус­кае­мой про­дук­ции и уро­вень за­ня­то­сти па­да­ют в от­рас­лях про­мыш­лен­но­сти с бо­лее эф­фек­тив­ным при­мене­ни­ем ре­сур­сов, там, где пред­при­я­тия мог­ли бы успеш­но кон­ку­ри­ро­вать на миро­вом рын­ке, если бы не огра­ни­че­ния. Та­ким об­разом, тру­до­вые и про­чие ре­сур­сы сме­ща­ют­ся из от­раслей, в ко­то­рых их эф­фек­тив­ность выше, в сто­ро­ну тех от­раслей, где их эф­фек­тив­ность ниже. Та­кая по­ли­ти­ка сни­жа­ет и объемы выпус­ка про­дук­ции, и до­хо­ды про­во­дя­щих эту по­ли­ти­ку стран.
Мно­гие счи­та­ют, что ра­бот­ни­ки из стран с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов не мо­гут кон­ку­ри­ро­вать с ино­стран­ца­ми, ко­то­рые ино­гда за­ра­ба­ты­ва­ют всего лишь 2–3 дол­ла­ра в день. Это мне­ние не­вер­но и ис­хо­дит из лож­ных пред­став­ле­ний как об ис­точ­ни­ке вы­со­ких за­ра­ботков, так и о за­ко­не срав­ни­тель­ных пре­иму­ществ. Ра­бо­чие в стра­нах с вы­со­ким до­хо­дом име­ют хо­ро­шее об­разо­ва­ние, вы­со­кую ква­ли­фи­ка­цию и ра­бо­та­ют с большим ко­ли­че­ством средств произ­водства. Эти фак­то­ры способ­ству­ют их вы­со­кой про­дук­тив­но­сти, яв­ляю­щей­ся ис­точ­ни­ком вы­со­ких зар­плат. В стра­нах с низ­ки­ми за­ра­ботка­ми, та­ких как Бу­рун­ди или Эфи­о­пия, зар­пла­ты низ­кие как раз по­то­му, что в этих стра­нах низ­кая про­дук­тив­ность. Тот факт, что сред­ний до­ход укра­ин­ца бо­лее чем в 25 раз выше сред­них до­хо­дов бу­рун­дий­ца, не дол­жен по­ме­шать укра­ин­цу на­сла­дить­ся ча­шеч­кой бу­рун­дий­ско­го кофе.
В лю­бой стра­не все­гда есть что-то, что она де­ла­ет от­но­си­тель­но луч­ше, чем дру­гие. Для стран и с вы­со­ким, и с низ­ким до­хо­дом вы­год­но скон­цен­три­ро­вать уси­лия в большей сте­пе­ни на ис­поль­зо­ва­нии своих ре­сур­сов, стре­мясь к та­кой произ­водствен­ной де­я­тель­но­сти, ко­то­рую эти стра­ны осу­ще­ствляют эф­фек­тив­нее дру­гих. Если стра­на с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов мо­жет им­пор­ти­ро­вать то­вар от ино­стран­ных произ­во­ди­телей по бо­лее низ­ким це­нам по срав­не­нию с рас­хо­да­ми на его произ­водство вну­три стра­ны, та­кой им­порт оправ­дан. На произ­водство то­ва­ров, предла­га­е­мых на вну­трен­нем рын­ке толь­ко по вы­со­ким це­нам, ре­сур­сов бу­дет направ­лять­ся все мень­ше, а на произ­водство то­ва­ров и услуг, ко­то­рые отече­ствен­ные пред­при­я­тия мо­гут предло­жить по низ­ким це­нам — все больше(44). Тор­говля поз­во­ля­ет ра­бот­ни­кам стран и с вы­со­ки­ми, и с низ­ки­ми уров­ня­ми до­хо­дов произ­во­дить больше, чем это было бы воз­мож­но в про­тив­ном слу­чае. В свою оче­редь, по­вы­ше­ние произ­во­ди­тель­но­сти ве­дет к бо­лее вы­со­ким зар­пла­там для обе­их групп стран.
Что, если бы ино­стран­ные произ­во­ди­те­ли мог­ли обес­пе­чить по­тре­би­телей та­ким де­ше­вым то­ва­ром(45), с ка­ким отече­ствен­ные произ­во­ди­те­ли не смог­ли бы кон­ку­ри­ро­вать? В этом слу­чае це­ле­со­об­раз­но было бы вво­зить этот де­ше­вый то­вар, а вну­трен­ние ре­сур­сы стра­ны со­сре­до­то­чить на произ­водстве дру­го­го то­ва­ра. За­по­мни­те: наш уро­вень жиз­ни опре­де­ля­ет­ся не ко­ли­че­ством ра­бо­чих мест, а до­ступ­но­стью то­ва­ров и услуг. Фран­цуз­ский эко­но­мист Фре­де­рик Ба­стиа на­гляд­но по­ка­зал этот мо­мент в са­ти­ри­че­ском произ­ве­де­нии «Пе­ти­ция произ­во­ди­телей све­чей», из­дан­ном в 1845 году. Счи­та­ет­ся, что она была на­пи­са­на для фран­цуз­ской Па­ла­ты де­пу­та­тов фран­цуз­ски­ми произ­во­ди­те­ля­ми све­чей, фо­на­рей и дру­гих пред­ме­тов для вну­трен­не­го осве­ще­ния по­ме­ще­ний. В пе­ти­ции зву­ча­ла жа­ло­ба о том, что произ­во­ди­те­ли осве­ти­тель­но­го обо­ру­до­ва­ния на вну­трен­нем рын­ке «стра­да­ют от не­вы­но­си­мой кон­ку­рен­ции со сто­ро­ны ино­стран­но­го произ­во­ди­те­ля, ко­то­рый, оче­вид­но, произ­во­дит то­ва­ры для осве­ще­ния в усло­ви­ях, го­раз­до бо­лее благо­при­ят­ных, чем наши, и поэто­му он на­вод­нил наш ры­нок сво­ей про­дук­ци­ей по бас­но­слов­но низ­ким це­нам. При его по­яв­ле­нии наша тор­говля за­ми­ра­ет, все по­ку­па­те­ли идут к нему и це­лая от­расль ока­зы­ва­ет­ся в пол­ней­шем упад­ке».
Ко­неч­но же, этим кон­ку­рен­том ока­за­лось солн­це, и все, кто под­пи­сал пе­ти­цию, тре­бо­ва­ли, что­бы де­пу­та­ты под­пи­са­ли за­кон, тре­бу­ю­щий за­кры­вать все окна, зашто­ри­вать за­на­вес­ки и дру­гие проемы, что­бы сол­неч­ный свет не мог про­ни­кать в зда­ния. Пе­ти­ция со­дер­жа­ла спи­сок про­фес­сий в осве­ти­тель­ной про­мыш­лен­но­сти, в ко­то­рых зна­чи­тель­но по­вы­сил­ся бы уро­вень тру­до­устрой­ства, если бы ис­поль­зо­ва­ние солн­ца для вну­трен­не­го осве­ще­ния при­зна­ли не­за­кон­ным. Точ­ка зре­ния Ба­стиа в этой са­ти­ре впол­не по­нят­на. Как бы не­ле­по не вы­гля­дел предла­га­е­мый в пе­ти­ции за­кон, он не глу­пее за­ко­нов, сни­жа­ю­щих до­ступ­ность де­ше­вых то­ва­ров и услуг во имя «спа­се­ния» отече­ствен­ных произ­во­ди­телей и по­вы­ше­ния уров­ня тру­до­устрой­ства.
За несколь­ко по­след­них де­ся­ти­ле­тий сни­зи­лись транс­порт­ные рас­хо­ды и со­кра­ти­лись тор­го­вые огра­ни­че­ния. Наи­бо­лее за­мет­ным та­кое со­кра­ще­ние тор­го­вых огра­ни­че­ний ста­ло в стра­нах с низ­ким уров­нем до­хо­дов. В 1980 году бед­ные и менее развитые страны, как пра­ви­ло, уста­нав­ли­ва­ли та­ри­фы в раз­ме­ре 20% и выше. Мно­гие стра­ны так­же осу­ще­ствля­ли меры ва­лют­но­го контро­ля, пре­пят­ствуя по­лу­че­нию гра­жда­на­ми до­сту­па к ва­лю­те для по­куп­ки им­пор­ти­ру­е­мых то­ва­ров. Сей­час си­ту­а­ция кар­ди­наль­но из­ме­нилась. На­чи­ная с 1980-х го­дов, ряд ме­нее раз­ви­тых стран, в том чис­ле Ки­тай и Ин­дия, сни­зи­ли та­ри­фы, осла­би­ли меры ва­лют­но­го контро­ля и от­ме­ни­ли дру­гие тор­го­вые огра­ни­че­ния. В ре­зульта­те этих дей­ствий миро­вая тор­говля на­ча­ла раз­ви­вать­ся вы­со­ки­ми тем­па­ми.
Рост меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли дал воз­мож­ность по­вы­сить миро­вые объемы выпус­кае­мой про­дук­ции и до­стичь бо­лее вы­со­ко­го уров­ня по­треб­ле­ния. Во мно­гих ме­нее раз­ви­тых стра­нах, осо­бен­но в гу­сто­на­се­лен­ных стра­нах Азии, до­ход на душу на­се­ле­ния стре­ми­тель­но вы­рос. Бо­лее вы­со­кая сте­пень сво­бо­ды тор­гов­ли по­ло­жи­тель­но по­влия­ла на по­ло­же­ние бед­ных сло­ев на­се­ле­ния. Ко­ли­че­ство лю­дей в мире, жи­ву­щих за чер­той бед­но­сти, с 1980-го по 2015-й год умень­ши­лось на 1,1 мил­ли­ар­да, т.е. с 40% до ме­нее 10% миро­во­го на­се­ле­ния. Сего­дня при­бли­зи­тель­но две тре­ти про­дук­ции, экс­пор­ти­ру­е­мой из раз­ви­ва­ю­щих­ся стран в осталь­ные стра­ны мира, та­ри­фа­ми не об­ла­га­ет­ся.
Кро­ме того, рост меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли сни­зил раз­рыв в уров­не до­хо­дов меж­ду бо­га­ты­ми и бед­ны­ми стра­на­ми. В тече­ние по­след­них де­ся­ти­ле­тий ме­нее раз­ви­тые стра­ны раз­ви­ва­ют­ся го­раз­до бы­стрее стран с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов. Бо­лее того, уве­ли­че­ние уров­ня до­хо­дов произо­шло осо­бен­но бы­стро в Ки­тае и Ин­дии — стра­нах, яв­ляю­щих­ся до­мом для тре­ти миро­во­го на­се­ле­ния. В ре­зульта­те рас­пре­де­ле­ние до­хо­дов по все­му миру ста­но­вит­ся все бо­лее рав­но­мер­ным, осо­бен­но по­сле 2000-го года(46).
Как бы там ни было, влия­ние раз­ви­тия тор­гов­ли на рас­пре­де­ле­ние до­хо­дов ча­сто от­ли­ча­ет­ся в стра­нах с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов, та­ких как США, Ка­на­да, Япо­ния, от стран Запад­ной Евро­пы. Впол­не ло­гич­но, что стра­ны с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов стре­мят­ся экс­пор­ти­ро­вать то­ва­ры, произ­водство ко­то­рых тре­бу­ет вы­со­кой ква­ли­фи­ка­ции и об­разо­ва­ния, при этом не­про­пор­ци­о­наль­но им­пор­ти­руя то­ва­ры, произ­ве­ден­ные ра­бот­ни­ка­ми с низ­кой ква­ли­фи­ка­ци­ей. Та­ким об­разом, тор­говля мо­жет по­вы­сить спрос на вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные тру­до­вые ре­сур­сы от­но­си­тель­но низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных. Со­от­вет­ствен­но, до­хо­ды вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков по­вы­ша­ют­ся от­но­си­тель­но до­хо­дов низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков, уве­ли­чи­вая не­ра­вен­ство до­хо­дов вну­три стра­ны. За по­след­ние де­ся­ти­ле­тия не­ра­вен­ство до­хо­дов уве­личи­лось по­чти во всех стра­нах с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов, и рост меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли впол­не мо­жет быть фак­то­ром, способ­ству­ю­щим это­му про­цес­су.
На дан­ный мо­мент в не­ко­то­рых стра­нах с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов на меж­ду­на­род­ную тор­говлю на­хлы­ну­ла вол­на оже­сто­чен­ной кри­ти­ки. Ве­ду­щие по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли при­зы­ва­ют к раз­лич­ным ви­дам тор­го­вых ба­рье­ров, в осо­бен­но­сти, к огра­ни­че­ни­ям, направ­лен­ным на им­порт из бед­ных стран. Враж­деб­ность усу­губ­ля­ет­ся уве­ли­че­ни­ем не­ра­вен­ства до­хо­дов и медлен­ным ро­стом зар­пла­ты низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных и ма­ло­об­разо­ван­ных ра­бот­ни­ков. Но здесь есть еще один крайне важ­ный фак­тор: по­ли­ти­че­ское влия­ние групп с осо­бы­ми ин­тере­са­ми. Тор­го­вые огра­ни­че­ния вы­год­ны отдель­ным произ­во­ди­те­лям и их по­став­щи­кам ре­сур­сов, вклю­чая не­ко­то­рых ра­бот­ни­ков, но от них стра­да­ют по­тре­би­те­ли и по­став­щи­ки из дру­гих от­раслей про­мыш­лен­но­сти. Как пра­ви­ло, пред­ста­ви­те­ли ка­кой-либо от­расли, лоб­би­ру­ю­щие пра­ви­тель­ство с це­лью за­щи­ты от ино­стран­ных кон­ку­рен­тов, хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ва­ны, и их вы­го­ды весь­ма зна­чи­тель­ны, в то вре­мя как груп­пы по­тре­би­телей, ра­бот­ни­ков и дру­гих по­став­щи­ков ре­сур­сов обыч­но ор­га­ни­зо­ва­ны пло­хо, и их вы­го­ды от меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли очень малы. Впол­не ло­гич­но, что груп­пы с осо­бы­ми ин­тере­са­ми бу­дут иметь больше по­ли­ти­че­ско­го влия­ния (в виде фи­нан­со­вой и по­ли­ти­че­ской под­держ­ки), обес­пе­чи­вая по­ли­ти­ков мощ­ным сти­му­лом учи­ты­вать их ин­тере­сы.
Бо­лее того, когда сталь, напри­мер, де­ше­вле произ­ве­сти за гра­ни­цей и им­пор­ти­ро­вать без по­шлин, не­слож­но по­нять, что это вре­дит ра­бот­ни­кам, ко­то­рые по­те­ря­ют вслед­ствие это­го ра­бо­ту. И нао­бо­рот, вы­го­ды тех, кому по­мо­гла ли­бе­ра­ли­за­ция тор­гов­ли, го­раз­до ме­нее за­мет­ны. Что же ка­са­ет­ся тор­го­вых огра­ни­че­ний, здра­вое эко­но­ми­че­ское мыш­ле­ние ча­сто идет в раз­рез с вы­игрыш­ной по­ли­ти­че­ской стра­те­ги­ей.
Ис­то­рия по­ка­за­ла, что рас­ту­щая не­при­язнь к тор­говле по­тен­ци­аль­но опас­на. Подоб­ная си­ту­а­ция произо­шла в пе­ри­од за­медле­ния эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия в кон­це 1920-х го­дов. Это при­ве­ло к при­ня­тию в Со­еди­нен­ных Шта­тах в 1930 г. за­ко­на Смута — Хоули о тарифе. Со­глас­но это­му за­ко­ну, при­бли­зи­тель­но на 3200 им­пор­ти­ру­е­мых про­дук­тов был вве­ден бо­лее чем 50-про­цент­ный та­риф. Пре­зи­дент Гер­берт Гу­вер, се­на­тор Рид Смут, кон­грессмен Уил­лис Хоу­ли и дру­гие сто­рон­ни­ки это­го за­ко­на по­ла­га­ли, что бо­лее вы­со­кие та­ри­фы бу­дут сти­му­ли­ро­вать эко­но­ми­ку и сохра­нят ра­бо­чие ме­ста. Хоу­ли объ­яс­нял за­кон так: «Я хочу ви­деть аме­ри­канских ра­бот­ни­ков, за­дей­ство­ван­ных в произ­водстве аме­ри­канских то­ва­ров для аме­ри­канско­го по­тре­би­те­ля»(47).
Как бы при­вле­ка­тель­но ни зву­ча­ли эти сло­ва, ре­зультат ока­зал­ся пря­мо про­ти­во­по­лож­ным. Вве­де­ние не­по­мер­ных та­ри­фов разо­зли­ло ино­стран­ных по­став­щи­ков, и 60 стран от­ве­ти­ли еще бо­лее вы­со­ки­ми та­ри­фа­ми на аме­ри­канские про­дук­ты. По­стра­да­ла меж­ду­на­род­ная тор­говля, сни­зил­ся объем выпус­ка про­дук­ции в Со­еди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки. К 1932 году объем тор­гов­ли Со­еди­нен­ных Шта­тов со­кра­тил­ся бо­лее чем на­по­ло­ви­ну по срав­не­нию с по­ка­за­те­ля­ми, за­фик­си­ро­ван­ны­ми до при­ня­тия пе­чаль­но из­вестно­го за­ко­на. Вы­го­ды от тор­гов­ли были упу­ще­ны, та­риф­ные по­ступ­ле­ния умень­ши­лись, объем выпус­ка и уро­вень за­ня­то­сти упа­ли, не­ве­ро­ят­но вы­рос уро­вень без­ра­бо­ти­цы. На мо­мент при­ня­тия за­ко­на Сму­та — Хоу­ли уро­вень без­ра­бо­ти­цы со­став­лял 7,8%, а че­рез два года он под­нял­ся до 23,6%. Фондовый рынок, ко­то­рый на мо­мент под­пи­са­ния за­ко­на Сму­та — Хоу­ли уже восста­но­вил по­чти все по­те­ри с октя­бря 1929 года, об­ва­лил­ся за счи­тан­ные ме­ся­цы по­сле его под­пи­са­ния.
Откры­тое пись­мо пре­зи­ден­ту Гу­ве­ру с преду­пре­жде­ни­ем о не­га­тив­ных по­след­стви­ях и с прось­бой не при­ни­мать этот за­кон под­пи­са­ло бо­лее ты­ся­чи эко­но­ми­стов. Он от­кло­нил прось­бу, но ис­то­рия под­тверди­ла прав­ди­вость их слов. К Ве­ли­кой де­прес­сии при­ве­ли и дру­гие фак­то­ры, та­кие как рез­кое со­кра­ще­ние де­неж­ной мас­сы и вве­де­ние го­раз­до бо­лее вы­со­ких на­ло­гов в 1932 и 1936 го­дах. Но за­кон о тор­говле Сму­та — Хоу­ли так­же ока­зал­ся од­ной из основ­ных при­чин по­сле­ду­ю­щих тра­ги­че­ских со­бы­тий того пе­ри­о­да.
По­вто­рит­ся ли ис­то­рия? Бу­дем на­де­ять­ся, что нет, но опыт 1930-х го­дов по­ка­зал, что по­ли­ти­че­ская ри­то­ри­ка не­све­ду­щих го­су­дар­ствен­ных де­я­телей и враж­деб­ность в от­но­ше­нии меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли мо­гут при­ве­сти к пла­чев­ным ре­зульта­там.
На­блю­дая за влия­ни­ем меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли в по­сле­во­ен­ные пе­ри­о­ды, ста­но­вит­ся по­нят­но, что уро­вень откры­то­сти Запад­ной Евро­пы уве­личил и ско­рость восста­нов­ле­ния, и раз­ме­ры на­ци­о­наль­ных эко­но­мик по­сле обе­их миро­вых войн. Раз­ни­ца меж­ду эко­но­ми­че­ской не­ста­биль­но­стью в Запад­ной Евро­пе в пер­вое де­ся­ти­ле­тие по­сле Пер­вой миро­вой вой­ны и эко­но­ми­че­ским подъ­емом в пер­вое де­ся­ти­ле­тие по­сле Вто­рой миро­вой вой­ны ра­зи­тель­на, и эту раз­ни­цу не­по­сред­ствен­но обу­сло­ви­ли разные под­хо­ды к тор­го­вой по­ли­ти­ке в по­сле­во­ен­ные пе­ри­о­ды обе­их войн(48). Струк­тур­ной пере­строй­ке эко­но­ми­ки по­сле Пер­вой миро­вой вой­ны не хва­та­ло пра­во­во­го ме­ха­низ­ма, ко­то­рый способ­ство­вал бы умень­ше­нию тор­го­вых ба­рье­ров, воз­ник­ших во вре­мя вой­ны и укре­пив­ших­ся в по­сле­во­ен­ный пе­ри­од. Но уже че­рез два года по­сле капи­ту­ля­ции Гер­ма­нии в 1945 году 23 стра­ны под­пи­са­ли Ге­не­раль­ное со­гла­ше­ние по та­ри­фам и тор­говле (GATT), со­глас­но ко­то­ро­му под­пи­сав­шие сто­ро­ны обя­за­лись сни­зить та­мо­жен­ные та­ри­фы. И уже че­рез пять лет по­сле окон­ча­ния вой­ны все круп­ней­шие стра­ны Запад­ной Евро­пы про­ве­ли три отдель­ных ра­ун­да пере­го­во­ров, в ре­зульта­те ко­то­рых ко­ли­че­ство стран, под­пи­сав­ших GATT, уве­личи­лось, а та­мо­жен­ные та­ри­фы на им­порт были сни­же­ны еще больше. Основ­ным до­сти­же­ни­ем Ге­не­раль­но­го со­гла­ше­ния по та­ри­фам и тор­говле ста­ло зна­чи­тель­ное сни­же­ние та­ри­фов в пер­вом ра­ун­де пере­го­во­ров в Же­не­ве 1947 г. Бы­строе умень­ше­ние та­ри­фов отоб­ра­же­но на ри­сун­ке 9(49).
Ри­су­нок 9. Сред­ние уров­ни та­ри­фов в не­ко­то­рых стра­нах (%)
19131925192719311952
Бель­гия971117н/д
Фран­ция149233819
Гер­ма­ния1215244016
Ита­лия1716274824
Ни­дер­ланды24н/дн/дн/д
Ве­ли­ко­бри­та­ниян/д4н/д1717
Со­еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки3226н/дн/д16
При­ме­ча­ние. Не все года под­да­ют­ся срав­не­нию.
Ис­точ­ни­ки ин­фор­ма­ции: рас­че­ты за 1913 и 1925 гг. взя­ты из дан­ных Лиги На­ций, пред­став­лен­ных в Ге­не­раль­ном со­гла­ше­нии по та­ри­фам и тор­говле (ГАТТ) за 1953 г., с. 62, а так­же из ис­точ­ни­ка рас­че­тов по ГАТТ за 1952 г. Ин­фор­ма­цию о та­ри­фах за 1927 и 1931 гг. см. Liepmann (1938), с. 415; дан­ные по Ве­ли­ко­бри­та­нии за 1932 г. см. Kitson and Solomou (1990), с. 65–66.
На ри­сун­ках 10 и 11(50) по­ка­за­но из­ме­не­ние объема экс­пор­та и ре­аль­но­го до­хо­да пяти основ­ных стран Запад­ной Евро­пы — Фран­ции, Гер­ма­нии, Ита­лии, Ни­дер­лан­дов и Ве­ли­ко­бри­та­нии — по­сле двух войн.
Ри­су­нок 10. Объемы экс­пор­та по­сле Пер­вой и Вто­рой миро­вых войн (в эко­но­ми­ках пяти стран Запад­ной Евро­пы)
На дан­ном ли­ней­ном гра­фи­ке пред­став­ле­ны объемы экс­пор­та в пяти запад­но­евро­пей­ских эко­но­ми­ках по­сле Пер­вой и Вто­рой миро­вых войн. Ось y пред­став­ляет со­бой ин­декс от 100 до 900, где 100 — это объемы экс­пор­та в 1918 и 1946 гг., сни­зив­ши­е­ся от 380 в 1913 г. и от 450 в 1938 г. Объемы уве­ли­чи­ва­ют­ся по­сле обе­их войн, под­няв­шись по­чти до 400 к 1929 г. и вз­ле­тев по­сле Вто­рой миро­вой вой­ны до бо­лее чем 850 к 1957 г.
Ри­су­нок 11. Ре­аль­ный объем произ­водства по­сле Пер­вой и Вто­рой миро­вых войн (в пяти стра­нах Запад­ной Евро­пы)
На дан­ном ли­ней­ном гра­фи­ке пред­став­ле­ны ре­аль­ные объемы произ­водства в пяти запад­но­евро­пей­ских эко­но­ми­ках по­сле Пер­вой и Вто­рой миро­вых войн. На оси y пред­став­лен ин­декс, зна­че­ния ко­то­ро­го на­чи­на­ют­ся со 100 в 1918 и 1946 гг. В 1913 г. он со­ста­вил 112, а в 1938 г. — 122. По­сле Пер­вой миро­вой вой­ны объемы произ­водства сни­жа­ют­ся до 1921 г., за­тем ста­биль­но рас­тут до бо­лее чем 125 к 1929 г. Объемы произ­водства уве­ли­чи­ва­ют­ся не­по­сред­ствен­но по­сле Вто­рой миро­вой вой­ны по­чти до 200 к 1957 г.
Осво­бо­жде­ние регио­наль­ной и меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли Евро­пы от го­су­дар­ствен­ных огра­ни­че­ний поз­во­ли­ло стра­нам восполь­зо­вать­ся пре­иму­ще­ством спе­ци­а­ли­за­ции в со­от­вет­ствии с их срав­ни­тель­ны­ми пре­иму­ще­ства­ми, что по­способ­ство­ва­ло их бо­лее бы­стро­му раз­ви­тию.

Часть 2. Итоговые размышления

Значимость экономических институтов и экономической политики

В по­след­ние годы все большее ко­ли­че­ство науч­ных ис­сле­до­ва­ний под­твер­жда­ет мне­ние о том, что экономические институты и эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка яв­ляют­ся глав­ны­ми опре­де­ля­ю­щи­ми фак­то­ра­ми эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и раз­ви­тия. Под эко­но­ми­че­ски­ми инсти­ту­та­ми мы подра­зу­ме­ва­ем пра­во­вые тре­бо­ва­ния, нор­мы, тра­ди­ции и обы­чаи, со­зда­ю­щие си­сте­му, в рам­ках ко­то­рой ра­бо­та­ет эко­но­ми­ка. Эти инсти­ту­ты вклю­ча­ют в себя консти­ту­ци­он­ные манда­ты, за­ко­но­да­тель­ные про­цес­сы, пра­ви­ла, ко­то­рые ре­гу­ли­ру­ют об­мен, а так­же струк­ту­ру де­неж­но-кре­дит­ных ме­ха­низ­мов. Эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка опре­де­ля­ет­ся как бо­лее кон­крет­ные по­ли­ти­че­ские дей­ствия, ко­то­рые мож­но из­ме­нить го­раз­до бы­стрее, чем эко­но­ми­че­ские инсти­ту­ты.
Об­ласть нау­ки, ко­то­рая ана­ли­зи­ру­ет влия­ние эко­но­ми­че­ских инсти­ту­тов и эко­но­ми­че­ских мер на рост, раз­ви­тие и эф­фек­тив­ность эко­но­ми­ки, из­вест­на как «но­вая инсти­ту­ци­о­наль­ная эко­но­ми­ка». Имен­но эко­но­ми­че­ские инсти­ту­ты и эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка, способ­ству­ю­щие при­ня­тию эф­фек­тив­ных ре­ше­ний и пре­пят­ству­ю­щие гра­би­тель­ско­му по­ве­де­нию, рассмат­ри­ва­ют­ся как ключ к эко­но­ми­че­ско­му ро­сту и про­цве­та­нию. Много­чис­лен­ные эко­но­мет­ри­че­ские ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли, что пере­ход от ком­му­низ­ма к ры­ноч­ной эко­но­ми­ке способ­ство­вал по­вы­ше­нию эф­фек­тив­но­сти инсти­ту­тов. Сто­ит так­же от­ме­тить, что стра­ны с вы­со­ки­ми тем­па­ми раз­ви­тия эф­фек­тив­ных инсти­ту­тов обыч­но де­монстри­ру­ют бо­лее вы­со­кие эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли(51).
Хотя есть разные точ­ки зре­ния по по­во­ду того, ка­кие имен­но инсти­ту­ты яв­ляют­ся наи­бо­лее дей­ствен­ны­ми для до­сти­же­ния вы­со­ких тем­пов раз­ви­тия, су­ще­ству­ет прак­ти­че­ски еди­но­душ­ное мне­ние, что за­щи­та прав соб­ствен­но­сти, откры­тость рын­ков, мо­не­тар­ная ста­биль­ность и све­де­ние к ми­ни­му­му тор­го­вых огра­ни­че­ний яв­ляют­ся цен­траль­ны­ми фак­то­ра­ми для со­зда­ния здо­ро­вой инсти­ту­ци­о­наль­ной сре­ды. Мо­мен­ты, осве­щен­ные в дан­ном раз­де­ле, ка­са­ют­ся но­вой инсти­ту­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки.
На­сколь­ко важ­ны эко­но­ми­че­ские инсти­ту­ты и эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка? Что­бы от­ве­тить на этот во­прос, нам необ­хо­ди­мо найти ме­тод срав­не­ния эко­но­ми­че­ских инсти­ту­тов и по­ли­ти­ки в разных стра­нах. На­чи­ная с се­ре­ди­ны 1980-х го­дов Инсти­тут Фрейзе­ра в Ванку­ве­ре, Ка­на­да, вме­сте с несколь­ки­ми парт­не­ра­ми со­став­ляет ин­декс эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, из­вест­ный как Economic Freedom of the World (EFW). Пуб­ли­ку­е­мый сего­дня все­мир­но раз­лич­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми, этот ин­декс яв­ляет­ся по­ка­за­телем того, как эко­но­ми­че­ские инсти­ту­ты и эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка кон­крет­ной стра­ны способ­ству­ют эко­но­ми­че­ской сво­бо­де. В нем учи­ты­ва­ют­ся раз­мер ор­га­нов го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния, пра­во­вая си­сте­ма, обес­пе­че­ние прав соб­ствен­но­сти, устой­чи­вость ва­лю­ты, сво­бо­да тор­гов­ли и нор­ма­тив­но-пра­во­вая сре­да. Этот ин­декс вклю­ча­ет в себя 42 отдель­ных компо­нен­та и охва­ты­ва­ет око­ло 160 стран, при этом не­ко­то­рые стра­ны оце­ни­ва­ют­ся еще с 1980-го года, а не­ко­то­рые до­бав­ляют­ся по мере по­ступ­ле­ния ин­фор­ма­ции.
Ин­декс EFW во многом отоб­ра­жа­ет эле­мен­ты, из­ло­жен­ные в пре­ды­ду­щих раз­де­лах этой кни­ги. Что­бы до­стичь вы­со­ко­го рейтин­га EFW, стра­на долж­на обес­пе­чить на­деж­ную за­щи­ту част­ной соб­ствен­но­сти, спра­ведли­вое ис­пол­не­ние до­го­во­ров и ста­биль­ную мо­не­тар­ную по­ли­ти­ку. Она так­же долж­на под­дер­жи­вать низ­кий уро­вень на­ло­гов, воз­дер­жи­вать­ся от со­зда­ния пре­пят­ствий для тор­гов­ли — как вну­трен­ней, так и внеш­ней, а рас­пре­де­ле­ние ре­сур­сов вну­три стра­ны долж­но в основ­ном за­ви­сеть от рын­ков, а не от го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов и нор­ма­тив­ных ак­тов. Если эти ор­га­ни­за­ци­он­ные и по­ли­ти­че­ские фак­то­ры дей­стви­тель­но влия­ют на эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли, стра­ны со ста­биль­но вы­со­ким рейтин­гом EFW обыч­но пре­успе­ва­ют в эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии в от­личие от тех, ко­то­рые име­ют низ­кий рейтинг.
На ри­сун­ке 12 пред­став­ле­ны дан­ные по до­хо­ду на душу на­се­ле­ния за 2017 год и еже­год­ные тем­пы его ро­ста за по­след­ний пе­ри­од для де­ся­ти стран с наи­бо­лее вы­со­ким и наи­бо­лее низ­ким ин­дек­сом EFW в 2016 году. Пере­чень стран с наи­бо­лее вы­со­ким рейтин­гом впол­не пред­ска­зу­ем, уди­ви­ли лишь Гру­зия и Маври­кий, стра­ны, в ко­то­рых чет­ко про­сле­жи­ва­ют­ся по­ло­жи­тель­ные по­след­ствия не­дав­них эко­но­ми­че­ских ре­форм. В кон­це рейтин­га на­хо­дит­ся Ве­не­су­э­ла. При прав­ле­нии Ча­ве­са и Ма­ду­ро эта юж­но­аме­ри­канская стра­на, ко­то­рая не­когда про­цве­та­ла, ста­ла яр­ким при­ме­ром ка­та­стро­фи­че­ских по­след­ствий ком­му­ни­сти­че­ско­го/со­ци­а­ли­сти­че­ско­го эко­но­ми­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния. Сред­ний до­ход на душу на­се­ле­ния в стра­нах с наи­выс­шим уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды в 2017 году со­став­лял 56 749 дол­ла­ров США в год, что по­чти в семь раз больше сред­не­го по­ка­за­те­ля в стра­нах с наи­мень­шей эко­но­ми­че­ской сво­бо­дой.
Как по­ка­за­но на ри­сун­ке 12, в стра­нах со сво­бод­ной эко­но­ми­кой от­ме­ча­ют­ся ста­биль­но по­ло­жи­тель­ные тем­пы ро­ста. Стра­ны с наи­менее сво­бод­ной эко­но­ми­кой де­монстри­ру­ют раз­лич­ную ди­на­ми­ку ро­ста. В пе­ри­о­ды ста­биль­но­сти не­ко­то­рые из них, на­чи­ная с низ­ких тем­пов ро­ста, укреп­ля­ют свои по­зи­ции, в то вре­мя как раз­ви­тие эко­но­ми­ки не­ко­то­рых стран вслед­ствие очень неу­дач­ной по­ли­ти­ки мо­жет со вре­ме­нем даже ухуд­шить­ся. Сред­ний еже­год­ный темп эко­но­ми­че­ско­го ро­ста груп­пы с наи­выс­ши­ми по­ка­за­те­ля­ми со­став­ляет 3,7%, по срав­не­нию с по­ка­за­телем в ‑0,4% для стран, на­хо­дя­щих­ся в кон­це рейтин­га.
Ри­су­нок 12. Эко­но­ми­че­ская сво­бо­да, уро­вень до­хо­да и эко­но­ми­че­ский рост
Эко­но­ми­че­ская сво­бо­даСтра­наВВП на душу на­се­ле­ния за 2017-й годЕже­год­ный темп ро­ста за пе­ри­од 2013–2017 гг.
Пер­вые 10 стран в рейтин­ге за 2016 год
1Гон­конг$61,5402.8%
2Син­га­пур$93,9053.5%
3Но­вая Зе­ландия$40,9173.3%
4Швей­ца­рия$65,0061.8%
5Ир­ландия$76,3059.4%
6США$59,5322.2%
7Гру­зия$10,6893.7%
8Маври­кий$22,2793.7%
9Ве­ли­ко­бри­та­ния$43,8872.2%
10Ав­стра­лия$47,0472.4%
10Ка­на­да$46,3782.2%
СРЕД­НЕЕ ЗНА­ЧЕ­НИЕ$56,7493.7%
По­след­ние 10 стран в рейтин­ге за 2016 год
153Су­дан$4,9042.8%
154Гви­нея-Би­сау$1,7004.5%
155Ан­го­ла$6,3891.1%
156Цен­траль­но­аф­ри­канская рес­пуб­ли­ка$726-4.4%
157Си­рия$2,900н/д
157Рес­пуб­ли­ка Кон­го$8876.1%
159Ал­жир$15,2753%
160Ар­ген­ти­на$20,7870.7%
161Ли­вия$19,631-9.2%
162Ве­не­су­э­лан/д-7.8%
СРЕД­НЕЕ ЗНА­ЧЕ­НИЕ$8,133-0.4%
Ис­точ­ник: дан­ные Все­мир­но­го банка.
При­ме­ча­ние. ВВП на душу на­се­ле­ния (на осно­ве ППС в по­сто­ян­ных це­нах года, в дол­ла­рах США).
Когда стра­ны с низ­ким уров­нем до­хо­да со­зда­ют эф­фек­тив­ные эко­но­ми­че­ские инсти­ту­ты и про­во­дят пра­виль­ную эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку, они способ­ны до­стичь чрез­вы­чай­но вы­со­ких тем­пов ро­ста и со­кра­тить раз­рыв в раз­ме­ре до­хо­да на душу на­се­ле­ния по срав­не­нию с про­мыш­лен­ны­ми стра­на­ми с вы­со­ким уров­нем до­хо­да. В 1980 году две наи­бо­лее на­се­лен­ные стра­ны, Ки­тай и Ин­дия, так­же были сре­ди наи­менее эко­но­ми­че­ски сво­бод­ных стран. В 1980-х и 1990-х го­дах они на­ча­ли про­во­дить по­ли­ти­ку, способ­ству­ю­щую по­вы­ше­нию эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, и те­перь тем­пы их эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия не опус­кают­ся ниже 6% в год.
Хотя из вы­ше­при­ве­ден­ных при­ме­ров мож­но сде­лать вы­вод, что бо­лее сво­бод­ные стра­ны до­сти­га­ют больших эко­но­ми­че­ских успе­хов, все­гда есть и бу­дут стра­ны, ко­то­рые не впи­сы­ва­ют­ся в эту схе­му. Связь вид­на яс­нее, если объеди­нить стра­ны в груп­пы. На ри­сун­ке 13 стра­ны раз­де­ле­ны на четыре груп­пы (квар­ти­ли), в каж­дую из ко­то­рых вхо­дит 25% стран, пред­став­лен­ных по рейтин­гу EFW от низ­ко­го к вы­со­ко­му, а так­же отоб­ра­жа­ет­ся сред­ний уро­вень до­хо­да на про­тя­же­нии бо­лее дли­тель­но­го пе­ри­о­да. По­сколь­ку те­ку­щий до­ход от­ра­жа­ет ре­зультат ро­ста на про­тя­же­нии пе­ри­о­да в несколь­ко де­ся­ти­ле­тий и дольше, раз­ни­ца очень за­мет­на. Если пред­по­ло­жить (и это пред­по­ло­же­ние под­твер­жда­ет­ся бо­лее глу­бо­ким ана­ли­зом), что стра­ны со сво­бод­ной на дан­ный мо­мент эко­но­ми­кой име­ли та­кую эко­но­ми­ку большую часть по­след­них несколь­ких лет, оче­вид­но, что стра­ны с бо­лее сво­бод­ной эко­но­ми­кой (при из­ме­ре­нии сред­них по­ка­за­телей за два де­ся­ти­ле­тия в пе­ри­од с 1995 по 2016 год) до­стиг­ли го­раз­до бо­лее вы­со­ких уров­ней до­хо­да. Сред­ний до­ход на душу на­се­ле­ния в 2016 году в наи­бо­лее сво­бод­ных стра­нах со­ста­вил 40 376 дол­ла­ров США, а это бо­лее чем в семь раз пре­вы­ша­ет сред­ний по­ка­за­тель стран с наи­менее сво­бод­ной эко­но­ми­кой.
Ри­су­нок 13. Эко­но­ми­че­ская сво­бо­да и до­ход на душу на­се­ле­ния
На дан­ной ги­сто­грам­ме по­ка­за­но со­от­но­ше­ние меж­ду эко­но­ми­че­ской сво­бо­дой и до­хо­дом на душу на­се­ле­ния для стран, на­хо­дя­щих­ся в каж­дом из квар­ти­лей ин­дек­са эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды. ВВП ука­зан в дол­ла­рах США, по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной способ­но­сти 2016 г. Стра­ны в ниж­нем квар­ти­ле име­ли сред­ний ВВП на душу на­се­ле­ния 5649 дол­ла­ров США, в то вре­мя как стра­ны в верх­нем квар­ти­ле име­ли сред­ний ВВП на душу на­се­ле­ния 40 376 дол­ла­ров США.
Стра­ны с наи­большей сте­пе­нью эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды име­ют го­раз­до бо­лее вы­со­кий до­ход на душу на­се­ле­ния.
ВВП на душу на­се­ле­ния, 2016 год (на осно­ве ППС в по­сто­ян­ных це­нах года, в дол­ла­рах США)
Ис­точ­ни­ки: Балль­ная оцен­ка сред­не­го зна­че­ния эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, 1995–2016; Все­мир­ный банк, 2017 г., По­ка­за­те­ли миро­во­го раз­ви­тия.
Гра­фи­ки в этом раз­де­ле взя­ты из еже­год­но­го от­че­та James Gwartney et al. Economic Freedom of the World: 2018 Annual Report [Элек­трон­ный ре­сурс]. URL: https://www.fraserinstitute.org/studies/economic-freedom.
Стра­ны с бо­лее сво­бод­ной эко­но­ми­кой были не толь­ко бо­лее про­цве­та­ю­щи­ми в це­лом — пре­иму­ще­ства сво­бод­ной эко­но­ми­ки рас­про­стра­ни­лись и на бо­лее бед­ные се­мьи. На ри­сун­ке 14, в списке, сгруп­пи­ро­ван­ном по уров­ню эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, по­ка­зан сред­ний до­ход на душу на­се­ле­ния наи­бо­лее бед­ной де­ся­той ча­сти на­се­ле­ния в каж­дой стра­не. Даже если не учи­ты­вать пре­иму­ще­ства сво­бо­ды как та­ко­вой, если бы у бед­ных лю­дей был вы­бор, они, оче­вид­но, вы­бра­ли бы для себя жизнь в сво­бод­ном об­ще­стве. Эта яв­ная раз­ни­ца многое объ­яс­ня­ет о ми­гра­ци­он­ных по­то­ках, во­прос о го­су­дар­ствен­ном ре­гу­ли­ро­ва­нии ко­то­рых в по­след­нее вре­мя стал од­ной из глав­ных тем об­су­жде­ний во мно­гих стра­нах.
Ри­су­нок 14. Эко­но­ми­че­ская сво­бо­да и до­ход, по­лу­чен­ный 10% само­го бед­но­го на­се­ле­ния
На дан­ной ги­сто­грам­ме по­ка­за­но со­от­но­ше­ние меж­ду эко­но­ми­че­ской сво­бо­дой и до­хо­дом, за­ра­бо­тан­ным са­мы­ми не­благо­по­луч­ны­ми 10% до­мо­хо­зяйств с раз­де­ле­ни­ем стран мира на квар­ти­ли по уров­ню эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды. ВВП ука­зан в дол­ла­рах США, по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной способ­но­сти 2016 г. Еже­год­ный до­ход на душу на­се­ле­ния са­мых не­благо­по­луч­ных 10% в ниж­нем квар­ти­ле со­ста­вил 1345 дол­ла­ров США, в то вре­мя как для са­мых не­благо­по­луч­ных 10% в верх­нем квар­ти­ле еже­год­ный до­ход до­стиг 10 660 дол­ла­ров США.
Уро­вень до­хо­да са­мых бед­ных 10% на­се­ле­ния в стра­нах с бо­лее вы­со­ким уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды го­раз­до выше, чем в стра­нах с низ­ким уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды.
При­ме­ча­ние. Еже­год­ный до­ход на душу на­се­ле­ния са­мых бед­ных 10% (на осно­ве ППС в по­сто­ян­ных це­нах года, в дол­ла­рах США), 2016 год.
Ис­точ­ни­ки: Балль­ная оцен­ка сред­не­го зна­че­ния эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, 1995–2016; Все­мир­ный банк, 2017 г., По­ка­за­те­ли миро­во­го раз­ви­тия.
Ко­неч­но же, ис­поль­зо­ва­ние до­хо­дов 10-й наи­бо­лее бед­ной ча­сти на­се­ле­ния для из­ме­ре­ния бед­но­сти мо­жет быть не слиш­ком по­ка­за­тель­ным. Наи­бед­ней­шие 10% на­се­ле­ния мо­гут жить со­всем не­пло­хо в бо­га­той стра­не, при этом в бед­ной стра­не эти 10% мо­гут на­хо­дить­ся в усло­ви­ях крайней ни­ще­ты. Да­вайте по­смот­рим на ри­су­нок 15, на ко­то­ром по­ка­за­на часть на­се­ле­ния, жи­ву­щая в «крайней» или «уме­рен­ной» бед­но­сти (со­глас­но опре­де­ле­нию Все­мир­но­го банка). Край­няя бед­ность — это жизнь на 1,90 дол­ла­ра США на че­ло­ве­ка в день, а уме­рен­ная бед­ность — это жизнь на ме­нее 3,20 дол­ла­ра США на че­ло­ве­ка в день (дол­ла­ры США скор­рек­ти­ро­ва­ны с уче­том раз­ни­цы в це­нах)(52). Не­труд­но уви­деть пре­иму­ще­ства жиз­ни в стра­не с вы­со­ким уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды — вряд ли жи­те­ли та­ких стран бу­дут бед­ны­ми. Да и в гло­баль­ном масшта­бе в мире было много сде­ла­но для того, что­бы ис­ко­ре­нить бед­ность. По дан­ным Все­мир­но­го банка, в 1981 году 42% на­се­ле­ния пла­не­ты жило в крайней бед­но­сти. К 2016 году эта циф­ра со­кра­ти­лась до ме­нее 10%. Хотя до все­об­ще­го благо­со­сто­я­ния еще да­ле­ко, ак­цент на ры­ноч­ной эко­но­ми­ке, сде­лан­ный пре­зи­ден­том Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки Ро­наль­дом Рей­га­ном (1981–1989) и пре­мьер-ми­ни­стром Ве­ли­ко­бри­та­нии Мар­га­рет Тет­чер (1979–1990), был, не­со­мнен­но, основ­ным фак­то­ром в до­сти­же­нии это­го про­грес­са.
Ри­су­нок 15. Эко­но­ми­че­ская сво­бо­да, крайний и уме­рен­ный уров­ни бед­но­сти
На дан­ной ги­сто­грам­ме по­ка­за­ны уров­ни крайней и уме­рен­ной бед­но­сти. Они ниже в стра­нах с бо­лее вы­со­ким уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды. Уров­ни крайней и уме­рен­ной бед­но­сти на­се­ле­ния для квар­ти­ля стран с наи­мень­шим зна­че­ни­ем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды со­ста­ви­ли 31,71% и 51,74% со­от­вет­ствен­но. Уров­ни крайней и уме­рен­ной бед­но­сти для квар­ти­ля стран с наи­большим зна­че­ни­ем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды — 1,48% и 4,31% со­от­вет­ствен­но.
Уро­вень крайней и уме­рен­ной бед­но­сти ниже в стра­нах с бо­лее вы­со­ким уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды.
При­ме­ча­ние. Крайний уро­вень бед­но­сти пред­став­лен про­цен­том на­се­ле­ния стра­ны, жи­ву­щим на 1,90 дол­ла­ров США в день; уме­рен­ный уро­вень бед­но­сти пред­став­лен про­цен­том на­се­ле­ния, жи­ву­щим на 3,20 дол­ла­ров США в день (на осно­ве ППС в по­сто­ян­ных це­нах 2011 года в дол­ла­рах США).
Ис­точ­ни­ки: Балль­ная оцен­ка сред­не­го зна­че­ния эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, 1995–2016; Все­мир­ный банк, 2017 г., По­ка­за­те­ли миро­во­го раз­ви­тия, бо­лее по­дроб­ная ин­фор­ма­ция при­ве­де­на в пуб­ли­ка­ции Connors, 2011.
Ко­неч­но же, уро­вень благо­со­сто­я­ния в мире из­ме­ря­ет­ся не толь­ко день­га­ми. Но если по­смот­реть на дру­гие по­ка­за­те­ли, стра­ны со сво­бод­ной эко­но­ми­кой и в этом слу­чае наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ны для жиз­ни. Хо­ро­шим ин­ди­ка­то­ром ка­че­ства ме­ди­цинско­го об­слу­жи­ва­ния яв­ляет­ся мла­ден­че­ская смерт­ность (см. ри­су­нок 16).
Ри­су­нок 16. Эко­но­ми­че­ская сво­бо­да и по­ка­за­тель мла­ден­че­ской смерт­но­сти
На дан­ной ги­сто­грам­ме по­ка­за­на вза­и­мо­связь меж­ду уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды и по­ка­за­телем мла­ден­че­ской смерт­но­сти на 1000 жи­во­ро­жден­ных де­тей в 2016 году. Дан­ные по­ка­зы­ва­ют, что по­ка­за­тель мла­ден­че­ской смерт­но­сти по­чти в семь раз выше в квар­ти­ле стран с наи­мень­шим уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды: 42,45 на ты­ся­чу по срав­не­нию с 6,28 в квар­ти­ле стран с наи­большим уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды.
По­ка­за­тель мла­ден­че­ской смерт­но­сти по­чти в семь раз выше в квар­ти­ле стран с наи­мень­шим уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, по срав­не­нию с квар­ти­лем стран с наи­большим зна­че­ни­ем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды.
Ис­точ­ни­ки: Балль­ная оцен­ка сред­не­го зна­че­ния эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, 1995–2016; Все­мир­ный банк, 2017 г., По­ка­за­те­ли миро­во­го раз­ви­тия.
В кон­це кон­цов, есть про­сто по­ня­тие сча­стья. Эко­но­ми­стам не­лов­ко про­сто спро­сить че­ло­ве­ка: «На­сколь­ко вы счаст­ли­вы?», но, как вид­но из ри­сун­ка 17, су­ще­ству­ет чет­кая связь меж­ду от­ве­том че­ло­ве­ка на этот во­прос и уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды стра­ны, в ко­то­рой он про­жи­ва­ет.
Ри­су­нок 17. Эко­но­ми­че­ская сво­бо­да и все­мир­ный ин­декс сча­стья со­глас­но ООН
На дан­ной ги­сто­грам­ме по­ка­за­на вза­и­мо­связь меж­ду эко­но­ми­че­ской сво­бо­дой и че­ло­ве­че­ским сча­стьем. Все­мир­ный ин­декс сча­стья по вер­сии ООН по­ка­зы­ва­ет, что люди из квар­ти­ля стран с наи­выс­шим уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды бо­лее до­воль­ны сво­ей жиз­нью, чем те, кто жи­вет в трех ниж­них квар­ти­лях стран. Все­мир­ный ин­декс сча­стья для стран с наи­выс­шим уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды со­став­ляет 6,54, то­гда как для стран с наи­мень­шим уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды — толь­ко 4,48.
Люди в стра­нах с наи­выс­шим уров­нем эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды бо­лее до­воль­ны сво­ей жиз­нью.
При­ме­ча­ние. Ин­декс со­здан на осно­ве от­ве­тов на основ­ной во­прос по оцен­ке жиз­ни... Эта шка­ла еще на­зы­ва­ет­ся «лест­ни­цей Кан­три­ла»: она предла­га­ет ре­спон­ден­там пред­ста­вить лест­ни­цу из 10 пе­рекла­дин, верх­няя из ко­то­рых со­от­вет­ству­ет наи­луч­шей жиз­ни и ну­ле­вая — наи­худ­шей. Да­лее их про­сят оце­нить свою соб­ствен­ную жизнь по этой шко­ле от 0 до 10». Дан­ные пред­став­ле­ны за 2015 год.
Ис­точ­ни­ки: Рейтинг стран по сред­не­му зна­че­нию эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды по балль­ной шка­ле, 1995–2016; ООН, 2016, Все­мир­ный доклад о сча­стье, 2016 г. Об­нов­лен­ные дан­ные.
Не­ко­то­рое вре­мя на­зад Инсти­тут Фрейзе­ра вме­сте с парт­не­ра­ми до­ба­вил к ин­дек­су эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды еще один по­ка­за­тель, ха­рак­те­ри­зу­ю­щий «лич­ную сво­бо­ду». Этот по­ка­за­тель от­ра­жа­ет вер­хо­вен­ство пра­ва, без­опас­ность, а так­же сво­бо­ду пере­дви­же­ния, ве­роис­по­ве­да­ния, со­бра­ний, само­вы­ра­же­ния и само­о­пре­де­ле­ния. Как вид­но из ри­сун­ка 18, меж­ду лич­ной сво­бо­дой и эко­но­ми­че­ской сво­бо­дой су­ще­ству­ет пря­мая за­ви­си­мость. Сво­бод­ное об­ще­ство не толь­ко бо­га­че, в нем обыч­но больше ува­же­ния к пра­вам че­ло­ве­ка.
Ри­су­нок 18. Вза­и­мо­связь меж­ду лич­ной и эко­но­ми­че­ской сво­бо­дой, 2016 год
На то­чеч­ной диа­грам­ме по­ка­за­на вза­и­мо­связь меж­ду лич­ной и эко­но­ми­че­ской сво­бо­дой. Ось Y от­ра­жа­ет уро­вень эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, а ось X — уро­вень лич­ной сво­бо­ды по шка­ле от 2 до 10. Си­рия и Йе­мен име­ют низ­кий уро­вень лич­ной сво­бо­ды и сред­ний уро­вень эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды. Ве­не­су­э­ла де­монстри­ру­ет са­мый низ­кий уро­вень эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, но по шка­ле лич­ной сво­бо­ды стра­на при­бли­жа­ет­ся к 6 бал­лам. По­ка­за­те­ли та­ких стран, как Гон­конг, Но­вая Зе­ландия и Со­еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки, пре­вы­ша­ют 8 бал­лов по обе­им шка­лам.
Ис­точ­ник: Ian Vasquez and Tanja Porcnik, The Human Freedom Index 2018: A Global Measurement of Personal, Civil, and Economic Freedom. Из­да­те­ли: The Cato Institute, the Fraser Institute, and the Friedrich Naumann Foundation for Freedom.
Эко­но­ми­че­ская тео­рия и эм­пи­ри­че­ские дан­ные ука­зы­ва­ют на то, что стра­на раз­ви­ва­ет­ся бы­стрее, до­сти­га­ет бо­лее вы­со­ких уров­ней до­хо­да и бо­лее эф­фек­тив­но бо­рет­ся с бед­но­стью, если она при­ни­ма­ет и про­во­дит по­ли­ти­ку в со­от­вет­ствии с опи­сан­ны­ми в дан­ном раз­де­ле прин­ци­па­ми. Глав­ное усло­вие до­сти­же­ния эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са — со­зда­ние эф­фек­тив­ных инсти­ту­тов и про­ве­де­ние по­сле­до­ва­тель­ной по­ли­ти­ки с це­лью укреп­ле­ния как эко­но­ми­че­ских, так и лич­ных сво­бод. Чем бы­стрее гра­жда­не и по­ли­ти­че­ские ли­де­ры стран во всем мире осо­зна­ют это и напра­вят курс сво­ей стра­ны на раз­ви­тие эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды, тем больше­го про­цве­та­ния до­стиг­нет весь мир.

Часть 3. Размышления о роли государства с точки зрения экономики: десять ключевых элементов

ТРЕ­БО­ВА­НИЯ, СТАН­ДАР­ТЫ, ПО­ЛО­ЖЕ­НИЯ, ПРА­ВИ­ЛА, ПРО­ЗРАЧНОСТЬ, ЗА­КОН

Элементы

  1. Го­су­дар­ство способ­ству­ет эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су, за­щи­щая пра­ва гра­ждан и предо­став­ляя опре­де­лен­ные об­ще­ствен­ные бла­га, ко­то­рые рын­ки не мо­гут предо­ста­вить.
  2. Иде­аль­ная эф­фек­тив­ность не мо­жет быть до­стиг­ну­та, если при­сут­ству­ет мо­но­по­лия и име­ют­ся вы­со­кие ба­рье­ры вхо­да на ры­нок.
  3. По­сколь­ку су­ще­ству­ют об­ще­ствен­ные бла­га и экс­тер­на­лии, ин­ди­ви­ды, пре­сле­ду­ю­щие лич­ные ин­тере­сы, по­лу­ча­ют сти­му­лы за­ни­мать­ся де­я­тель­но­стью, не­сов­ме­сти­мой с иде­аль­ной эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­стью.
  4. Рас­пре­де­ле­ние по­сред­ством по­ли­ти­че­ско­го го­ло­со­ва­ния в кор­не от­ли­ча­ет­ся от ры­ноч­но­го рас­пре­де­ле­ния.
  5. Если груп­пы с осо­бы­ми ин­тере­са­ми не огра­ни­чить консти­ту­ци­он­ны­ми или дру­ги­ми пра­во­вы­ми нор­ма­ми, они бу­дут ис­поль­зо­вать де­мо­кра­ти­че­ский по­ли­ти­че­ский про­цесс для по­лу­че­ния при­ви­ле­гий со сто­ро­ны го­су­дар­ства за счёт дру­гих.
  6. Если за­ко­но­да­телей не огра­ни­чить консти­ту­ци­он­ны­ми или дру­ги­ми пра­во­вы­ми нор­ма­ми, они бу­дут до­пус­кать бюд­жет­ный де­фи­цит и со­вер­шать чрез­мер­ные тра­ты.
  7. Когда го­су­дар­ство на­чи­на­ет ак­тив­но со­зда­вать благо­при­ят­ные усло­вия отдель­ным лю­дям или фир­мам за счет дру­гих, это при­во­дит к не­эф­фек­тив­но­сти, и меж­ду го­су­дар­ствен­ны­ми чи­нов­ни­ка­ми и пред­при­я­ти­я­ми воз­ни­кают не­при­ем­ле­мые, не­этич­ные от­но­ше­ния.
  8. Чи­стая вы­го­да по­лу­ча­телей транс­фер­та мень­ше, а ча­сто зна­чи­тель­но мень­ше, чем сум­ма транс­фер­та.
  9. Эко­но­ми­ка, на самом деле слиш­ком слож­на, что­бы ее пла­ни­ро­вать цен­тра­ли­зо­ван­но, и по­пыт­ки это сде­лать при­во­дят к не­эф­фек­тив­но­сти и кро­низ­му (фа­во­ри­тиз­му, осно­ван­но­му на дру­же­ских свя­зях).
  10. Кон­ку­рен­ция точ­но так же важ­на на го­су­дар­ствен­ном уров­не, как и на рын­ках.

Введение

Эко­но­ми­сты оце­ни­ва­ют ра­бо­ту эко­но­ми­ки на осно­ве кри­те­рия эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­сти. При эф­фек­тив­ном ис­поль­зо­ва­нии ре­сур­сов осу­ще­ствляет­ся толь­ко та де­я­тель­ность, ко­то­рая при­но­сит больше вы­год, чем из­дер­жек. Де­я­тель­ность же, из­держ­ки ко­то­рой пре­вы­ша­ют вы­го­ды, не осу­ще­ствляет­ся. Дру­ги­ми сло­ва­ми, экономическая эффективность — это из­вле­че­ние мак­си­маль­ной вы­го­ды из име­ю­щих­ся ре­сур­сов. В рам­ках кур­сов по эко­но­ми­ке обыч­но объ­яс­ня­ет­ся, по­че­му для отдель­ных ви­дов эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти рын­ки не мо­гут обес­пе­чить иде­аль­ной эф­фек­тив­но­сти, и что го­су­дар­ство мо­жет сде­лать, что­бы эту пробле­му ре­шить. По­хо­жим об­разом, ис­поль­зуя инстру­мен­ты эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за, мы про­ана­ли­зи­ру­ем и по­ли­ти­че­ские про­цес­сы, срав­ни­вая их с иде­аль­ным ва­ри­ан­том по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти.
В на­сто­я­щее вре­мя го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды в США и в несколь­ких дру­гих стра­нах со­став­ляют не ме­нее 40% на­ци­о­наль­но­го до­хо­да. Учи­ты­вая объё­мы и спектр по­ли­ти­че­ско­го рас­пре­де­ле­ния, крайне важ­но по­ни­мать, как имен­но осу­ще­ствляет­ся этот про­цесс. За по­след­ние пол­ве­ка эта тема ста­ла неотъ­ем­ле­мой ча­стью кур­са эко­но­ми­ки. Го­во­ря о дан­ной об­ла­сти ис­сле­до­ва­ний, эко­но­ми­сты ис­поль­зу­ют тер­мин «общественный выбор»(53). Ана­лиз об­ще­ствен­но­го вы­бо­ра яв­ляет­ся те­мой ча­сти 3. Пра­ви­тель­ства ча­сто ис­поль­зу­ют на­ло­ги и зай­мы для фи­нан­си­ро­ва­ния транс­фер­тов или суб­си­дий опре­делён­ным ли­цам и фир­мам, а так­же для осу­ще­ствле­ния дру­гих форм фа­во­ри­тиз­ма. Мы про­ана­ли­зи­ру­ем этот про­цесс и объ­яс­ним, по­че­му воз­дей­ствие этих про­грамм от­ли­ча­ет­ся, а ино­гда и су­ще­ствен­но от­ли­ча­ет­ся от пред­став­ле­ний большинства лю­дей. В ча­сти 3 так­же да­ет­ся крат­кое опи­са­ние ряда консти­ту­ци­он­ных норм, ко­то­рые мог­ли бы усо­вер­шен­ство­вать де­я­тель­ность го­су­дар­ства, что­бы оно мог­ло на самом деле улуч­шать ка­че­ство на­шей жиз­ни. Мы на­деем­ся, что наш под­ход вдох­но­вит вас на то, что­бы серьёз­нее за­ду­мать­ся как о воз­мож­но­стях, так и об огра­ни­че­ни­ях по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са.

Элемент 3.1. Защита прав и производство ограниченного количества товаров и услуг

Государство способствует экономическому прогрессу, защищая права граждан и производя те блага, которые сложно предоставить с помощью рынков.

«Муд­рое и бе­реж­ли­вое пра­ви­тель­ство, ко­то­рое не дает че­ло­ве­ку на­вре­дить сво­е­му ближ­не­му, остав­ляя за ним при этом вы­бор рода за­ня­тия и спосо­бов со­вер­шен­ство­ва­ния, и не от­би­ра­ет хлеб у тру­дя­щих­ся. Вот что в ито­ге озна­ча­ет хо­ро­шее пра­ви­тель­ство, и оно необ­хо­ди­мо нам для про­цве­та­ния»,
То­мас Джеф­фер­сон, Пер­вая инау­гу­ра­ци­он­ная речь, 4 мар­та 1801 г.
Го­су­дар­ство иг­ра­ет жиз­нен­но важ­ную роль в эко­но­ми­ке. Го­су­дар­ство мо­жет со­дей­ство­вать об­ще­ствен­но­му со­труд­ни­че­ству и улуч­шать благо­со­сто­я­ние гра­ждан, вы­пол­няя две основ­ные функ­ции: (1) за­щит­ную функ­цию, обес­пе­чи­ва­ю­щую за­щи­ту жиз­ни, сво­бо­ды и соб­ствен­но­сти че­ло­ве­ка; а так­же (2) эко­но­ми­че­скую функ­цию, за­клю­ча­ю­щу­ю­ся в произ­водстве не­большо­го ко­ли­че­ства благ с необыч­ны­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми, за­труд­ня­ю­щи­ми их произ­водство с по­мо­щью рын­ка.
Защитная функция вклю­ча­ет в себя обес­пе­че­ние го­су­дар­ством де­я­тель­но­сти ор­га­нов без­опас­но­сти и по­ряд­ка, в том чис­ле про­ве­де­ние в жизнь пра­вил, преду­смот­рен­ных для борь­бы с хи­ще­ни­я­ми, мо­шен­ни­че­ством и на­си­ли­ем. Го­су­дар­ству предо­став­ляет­ся мо­но­по­лия на за­конное ис­поль­зо­ва­ние силы для за­щи­ты гра­ждан друг от дру­га и от внеш­них угроз. Та­ким об­разом, «за­щи­ща­ю­щее го­су­дар­ство» стре­мит­ся не дать лю­дям на­вре­дить друг дру­гу и под­дер­жи­ва­ет свод пра­вил, поз­во­ля­ю­щих гра­жда­нам гар­мо­нич­но и со­об­ща вза­и­мо­дей­ство­вать. Осно­вой за­щит­ной функ­ции го­су­дар­ства яв­ляет­ся пра­во­вая си­сте­ма, за­щи­ща­ю­щая лю­дей и их соб­ствен­ность от агрес­со­ров, обес­пе­чи­ва­ю­щая ис­пол­не­ние до­го­во­ров без пред­взя­то­сти, а так­же осу­ще­ствляю­щая прин­цип рав­но­го об­раще­ния в рам­ках за­ко­на (см. часть 2, эле­мент 1).
За­щит­ная функ­ция крайне важ­на для бес­пере­бой­ной ра­бо­ты рын­ков. При чет­ком опре­де­ле­нии и за­щи­те прав соб­ствен­но­сти го­су­дар­ством ры­ноч­ные цены от­ра­жа­ют аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки, свя­зан­ные с ис­поль­зо­ва­ни­ем ре­сур­сов, а пред­при­я­тия за­ин­тере­со­ва­ны в произ­водстве то­ва­ров и услуг, ко­то­рые име­ют наи­большую ценность для по­тре­би­телей по срав­не­нию со свя­зан­ны­ми с ними за­трата­ми. Кро­ме того, если ис­пол­не­ние до­го­во­ров обес­пе­чи­ва­ет­ся эф­фек­тив­но и без фа­во­ри­тиз­ма, транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки бу­дут низ­ки­ми, а объем тор­гов­ли уве­личит­ся. В свою оче­редь, структура стимулов по­бу­жда­ет лю­дей со­вер­шен­ство­вать ре­сур­сы, за­ни­мать­ся вза­и­мо­вы­год­ной тор­говлей и во­пло­щать в жизнь при­быль­ные проек­ты.
Важ­ность за­щит­ной функ­ции го­су­дар­ства переоце­нить труд­но. Если эта функ­ция успеш­но вы­пол­ня­ет­ся, гра­жда­не мо­гут быть уве­ре­ны, что их не об­ма­нут, и что ни ка­кие-либо корыст­ные зло­умыш­лен­ни­ки, ни само го­су­дар­ство не за­бе­рут у них со­зда­ва­е­мое ими благо­со­сто­я­ние. Та­кая за­щи­та дает гра­жда­нам уве­рен­ность в том, что они по­жнут пло­ды сво­е­го тру­да. Если со­зда­ны та­кие усло­вия, люди бу­дут при­ла­гать много уси­лий и по­жи­нать ре­зульта­ты своих тру­дов, что при­ве­дет к эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су.
И нао­бо­рот, пло­хая ра­бо­та за­щит­ной функ­ции при­ведёт ко мно­же­ству проблем. По­явят­ся воз­мож­но­сти пре­успеть путём об­ма­на, мо­шен­ни­че­ства, во­ровства и по­ли­ти­че­ско­го фа­во­ри­тиз­ма, а не благо­да­ря произ­водству и тор­говле. До­хо­ды и бо­гат­ство не бу­дут за­щи­ще­ны, а ры­ноч­ные цены не смо­гут отоб­ра­зить дей­стви­тель­ную сто­и­мость то­ва­ров и услуг. Сти­му­лы к раз­ви­тию ре­сур­сов бу­дут сла­бы­ми, и эко­но­ми­ка бу­дет на­хо­дить­ся в со­сто­я­нии стаг­на­ции. К со­жа­ле­нию, имен­но та­кая си­ту­а­ция ха­рак­тер­на для бед­ных, ме­нее раз­ви­тых стран.
Вто­рая основ­ная функция государства, экономическая, пред­по­ла­га­ет осу­ще­ствле­ние де­я­тель­но­сти, с ко­то­рой не справ­ляют­ся рын­ки. В дан­ной эко­но­ми­че­ской функ­ции есть кос­вен­ный и пря­мой компо­нен­ты. Под кос­вен­ным компо­нен­том подра­зу­ме­ва­ет­ся со­зда­ние усло­вий для эф­фек­тив­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния рын­ков. Как от­ме­ча­лось ра­нее, пра­во­вая струк­ту­ра, за­щи­ща­ю­щая пра­ва соб­ствен­но­сти и обес­пе­чи­ва­ю­щая ис­пол­не­ние до­го­во­ров, способ­ству­ет уве­ли­че­нию вы­год от тор­гов­ли и ро­сту эф­фек­тив­но­сти рын­ка. Ана­ло­гич­ным об­разом, де­неж­но-кре­дит­ные ме­ха­низ­мы, неиз­мен­но обес­пе­чи­ва­ю­щие ре­зи­ден­тов до­сту­пом к день­гам с устой­чи­вой по­ку­па­тель­ской способ­но­стью, сни­жа­ют неопре­де­лен­ность и благо­при­ят­ству­ют по­лу­че­нию вы­год от об­ме­на. Со­зда­ние ста­биль­ной де­неж­ной и це­но­вой сре­ды — одна из наи­бо­лее важ­ных эко­но­ми­че­ских функ­ций го­су­дар­ства. Как об­су­жда­лось в эле­мен­те 5 ча­сти 2, если го­су­дар­ство успеш­но вы­пол­ня­ет эту функ­цию, люди больше ин­ве­сти­ру­ют, больше со­труд­ни­ча­ют по­сред­ством тор­гов­ли и до­сти­га­ют бо­лее вы­со­ких уров­ней до­хо­да.
Ино­гда эко­но­ми­че­ская функ­ция го­су­дар­ства яв­ляет­ся в большей сте­пе­ни пря­мой. Су­ще­ству­ют опре­де­лен­ные бла­га, поль­зо­ва­ние ко­то­ры­ми труд­но ор­га­ни­зо­вать та­ким об­разом, что­бы по­лу­ча­ли их толь­ко те гра­жда­не, ко­то­рые за них запла­ти­ли. К при­ме­ру, на­ци­о­наль­ная обо­ро­на обес­пе­чи­ва­ет­ся для всех гра­ждан стра­ны. В самом деле, не­воз­мож­но за­щи­тить толь­ко не­ко­то­рых гра­ждан от ино­стран­но­го агрес­со­ра, не за­щи­щая при этом осталь­ных. Рын­ки за­ча­стую произ­во­дят слиш­ком мало то­ва­ров с та­ки­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми. Поэто­му эко­но­ми­че­ское по­ло­же­ние мо­жет улуч­шить­ся, если го­су­дар­ство бу­дет предо­став­лять та­кие бла­га. Бо­лее по­дроб­но дан­ный во­прос бу­дет рассмот­рен да­лее в эле­мен­те 3.
В дру­гих слу­ча­ях мо­жет быть очень за­трат­но контро­ли­ро­вать ис­поль­зо­ва­ние благ и напря­мую взи­мать пла­ту с по­тре­би­телей. В та­ких слу­ча­ях предо­став­ле­ние благ по­сред­ством рын­ков, воз­мож­но, не бу­дет эф­фек­тив­ным. При­ме­ром мо­гут быть до­ро­ги, в частно­сти го­родские. Из­держ­ки взи­ма­ния опла­ты не­по­сред­ствен­но с поль­зо­ва­телей до­рог были бы чрез­вы­чай­но вы­со­ки. Поэто­му обыч­но бо­лее эф­фек­тив­ным ва­ри­ан­том яв­ляет­ся предо­став­ле­ние до­рог в об­щее поль­зо­ва­ние и фи­нан­си­ро­ва­ние их с по­мо­щью на­ло­гов.
Как мы все­гда под­чер­ки­ва­ем, для из­вле­че­ния мак­си­маль­ной поль­зы из на­ших ре­сур­сов необ­хо­ди­мо со­вер­шать дей­ствия толь­ко в том слу­чае, когда вы­го­ды пре­вы­ша­ют из­держ­ки. Этот прин­цип при­ме­ня­ет­ся как к ры­ноч­ной де­я­тель­но­сти, так и к де­я­тель­но­сти го­су­дар­ства. К со­жа­ле­нию, в слу­чае когда го­су­дар­ство осу­ще­ствляет проек­ты, фи­нан­си­ру­е­мые из на­ло­го­вых средств или пу­тем кре­ди­то­ва­ния, вы­го­ды и из­держ­ки из­ме­рить труд­но. В усло­ви­ях рын­ка ин­фор­ма­цию о вы­го­дах и из­держ­ках дает вы­бор, осу­ще­ствляе­мый по­ку­па­те­ля­ми и про­дав­ца­ми. По­тре­би­тель ку­пит то­вар, толь­ко если в его гла­зах ценность то­ва­ра пре­вос­хо­дит его цену. Точ­но так же, произ­во­ди­тель бу­дет по­став­лять то­вар, толь­ко если он смо­жет по­кры­вать из­держ­ки на его произ­водство. Од­на­ко когда го­су­дар­ство за­ни­ма­ет­ся ка­кой-либо де­я­тель­но­стью и фи­нан­си­ру­ет её из на­ло­го­вых по­ступ­ле­ний, те­ря­ет­ся ин­фор­ма­ция, ко­то­рую мож­но по­лу­чить из вы­бо­ра, осу­ще­ствляе­мо­го по­ку­па­те­ля­ми и про­дав­ца­ми. В этом слу­чае нет по­ку­па­телей, ко­то­рые тра­тят свои соб­ствен­ные день­ги и та­ким об­разом по­ка­зы­ва­ют, ка­кие вы­го­ды они по­лу­ча­ют. Бо­лее того, ис­точ­ни­ком вы­руч­ки, ко­то­рую по­лу­чат по­став­щи­ки, яв­ляют­ся на­ло­го­вые по­ступ­ле­ния, упла­та ко­то­рых яв­ляет­ся обя­за­тель­ной. Поэто­му нет га­ран­тии, что ценность проек­та пре­вы­сит его из­держ­ки.
Го­су­дар­ствен­ные пла­но­вые ор­га­ны мо­гут по­пы­тать­ся оце­нить вы­го­ды и из­держ­ки, но за неиме­ни­ем до­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции от­но­си­тель­но вы­бо­ра по­ку­па­телей и про­дав­цов их оцен­ки в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни бу­дут всего лишь пред­по­ло­же­ни­я­ми. Бо­лее того, на та­кие подсче­ты вы­год и из­дер­жек в ре­аль­ном мире за­ча­стую влия­ют по­ли­ти­че­ские со­об­ра­же­ния. Как вид­но из при­ведён­но­го выше вы­ска­зы­ва­ния То­ма­са Джеф­фер­со­на, го­су­дар­ству крайне важ­но удер­жи­вать че­ло­ве­ка от при­чи­не­ния вре­да дру­гим (за­щит­ная функ­ция го­су­дар­ства). В эко­но­ми­ке стран так­же су­ще­ству­ют си­ту­а­ции, когда го­су­дар­ство предо­став­ляет бла­га, ко­то­рые труд­но предо­ста­вить с по­мо­щью рын­ка (эко­но­ми­че­ская функ­ция го­су­дар­ства). Но когда го­су­дар­ство вы­хо­дит за рам­ки этой де­я­тель­но­сти, расши­ре­ние его функ­ций уже не вы­гля­дит столь це­ле­со­об­разным. Что­бы луч­ше оце­нить эко­но­ми­че­скую функ­цию го­су­дар­ства, важ­но осмыс­лить недо­стат­ки рын­ков и при­ме­нить эко­но­ми­че­ские инстру­мен­ты для ана­ли­за по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са.

Элемент 3.2. Регулирование монополий

В условиях монополии и при высоких барьерах входа идеальная эффективность на рынках невозможна.

«Пред­ста­ви­те­ли компа­ний из од­ной от­расли ино­гда встре­ча­ют­ся, что­бы про­ве­сти вме­сте вре­мя и раз­влечь­ся, но та­кое об­ще­ние за­кан­чи­ва­ет­ся за­го­во­ром про­тив об­ще­ствен­но­сти или до­го­во­рен­но­стью под­нять цены»,
Адам Смит, «Ис­сле­до­ва­ние о при­ро­де и при­чи­нах бо­гат­ства на­ро­дов».
Если об­ще­ство хо­чет из­влечь мак­си­маль­ную поль­зу из ре­сур­сов, важ­но ис­поль­зо­вать эти ре­сур­сы эф­фек­тив­но. Эф­фек­тив­ность ис­поль­зо­ва­ния ре­сур­сов до­сти­га­ет­ся глав­ным об­разом благо­да­ря кон­ку­рен­ции. Как об­су­жда­лось ра­нее, у пред­при­я­тий, ра­бо­та­ю­щих в усло­ви­ях кон­ку­рен­ции, есть сти­мул за­бо­тить­ся об ин­тере­сах по­тре­би­телей, произ­во­дя то­ва­ры и услу­ги с учётом из­дер­жек. Если пред­при­я­тие не предо­ста­вит по­тре­би­те­лям то­вар или услу­гу по цене, ко­то­рую те го­то­вы запла­тить, то по­тре­би­те­ли по­тра­тят свои день­ги в дру­гом ме­сте.
Мо­но­по­лия су­ще­ству­ет там, где толь­ко одна компа­ния произ­во­дит опре­де­лен­ный то­вар или услу­гу, суб­сти­ту­тов для ко­то­рых на дан­ном рын­ке нет. В та­ких усло­ви­ях у этой компа­нии по­явит­ся сти­мул со­кра­тить объем произ­водства и по­вы­сить цену. Умень­шая объем произ­водства и по­вы­шая цену, компа­ния мо­жет по­лу­чить бо­лее вы­со­кую при­быль, чем если бы она ис­поль­зо­ва­ла ре­сур­сы бо­лее про­дук­тив­но — произ­во­дя большее ко­ли­че­ство за мень­шую цену. Не­эф­фек­тив­ность воз­ни­кает в ре­зульта­те не­способ­но­сти компа­нии произ­ве­сти еди­ни­цы то­ва­ра или услу­ги, ко­то­рые по­тре­би­тель це­нит больше, чем из­держ­ки на их произ­водство.
Су­ще­ству­ет два основ­ных ис­точ­ни­ка мо­но­по­лии: эко­но­мия от масшта­ба и предо­став­ле­ние при­ви­ле­гий. Эко­но­мия от масшта­ба воз­ни­кает, когда се­бе­сто­и­мость еди­ни­цы про­дук­ции для больших компа­ний мень­ше, чем у бо­лее мел­ких кон­ку­рен­тов. Если при­сут­ству­ет эко­но­мия от масшта­ба и произ­во­ди­тель на­чи­на­ет за­ни­мать всё большую долю рын­ка, одна компа­ния на­чи­на­ет до­ми­ни­ро­вать и воз­ни­кает мо­но­по­лия. В ка­че­стве при­ме­ра возь­мем произ­водство элек­тро­энер­гии. По мере укруп­не­ния элек­тро­стан­ций из­держ­ки на произ­водство элек­три­че­ства обыч­но со­кра­ща­ют­ся. В ре­зульта­те это­го воз­ни­кает тен­ден­ция к тому, что на этом рын­ке ве­ду­щие по­зи­ции на­чи­на­ет за­ни­мать одна большая компа­ния. Имен­но поэто­му го­су­дар­ство обыч­но ре­гу­ли­ру­ет та­ри­фы энер­ге­ти­че­ских компа­ний и в не­ко­то­рых слу­ча­ях само вла­деет и управ­ляет элек­тро­стан­ци­я­ми.
И даже если мо­но­по­лия не раз­ви­ва­ет­ся, вы­со­кая сто­и­мость вхо­да на ры­нок в не­ко­то­рых от­рас­лях эко­но­ми­ки дает воз­мож­ность функ­ци­о­ни­ро­вать в та­ких усло­ви­ях лишь несколь­ким до­ми­ни­ру­ю­щим компа­ни­ям. Та­кая си­ту­а­ция на­зы­ва­ет­ся «оли­го­по­ли­ей», что зна­чит «мало про­дав­цов». Сто­ить за­ме­тить, что этот тер­мин подо­бен тер­ми­ну «оли­гар­хия», или «прав­ле­ние несколь­ких участ­ни­ков». Что­бы до­стичь низ­ких из­дер­жек на произ­водство еди­ни­цы то­ва­ра и быть кон­ку­рен­то­способ­ным, произ­во­ди­те­лю мо­жет по­тре­бо­вать­ся зна­чи­тель­ная ры­ноч­ная доля, к при­ме­ру, 20% или 25%. В та­ких усло­ви­ях на ры­нок смо­гут вый­ти толь­ко четыре или пять компа­ний с низ­ки­ми из­держ­ка­ми на еди­ни­цу то­ва­ра. На та­ких рын­ках обыч­но преоб­ла­да­ет не­большое ко­ли­че­ство компа­ний, име­ю­щих сти­мул сго­во­рить­ся, под­нять цену на то­вар и дей­ство­вать подоб­но мо­но­по­ли­сту. От­расли про­мыш­лен­но­сти, произ­во­дя­щие ав­то­мо­би­ли, теле­ви­зо­ры, опе­ра­ци­он­ные си­сте­мы, яв­ляют­ся при­ме­ра­ми рын­ков, на ко­то­рых до­ми­ни­ру­ет от­но­си­тель­но не­большое ко­ли­че­ство произ­во­ди­телей. При­ва­ти­за­ция круп­ных го­су­дар­ствен­ных пред­при­я­тий в постком­му­ни­сти­че­ских стра­нах не­ред­ко при­во­ди­ла к за­хва­ту рын­ка оли­гар­ха­ми, ко­то­рые обо­га­ща­лись на ин­сайдер­ских сдел­ках за счет под­держ­ки го­су­дар­ствен­ных чи­нов­ни­ков, сто­я­щих у вла­сти.
Но ис­точ­ни­ком мо­но­по­лии ино­гда яв­ляет­ся и само го­су­дар­ство. Кон­ку­рен­ция на рын­ке по­дав­ляет­ся ли­цен­зи­ро­ва­ни­ем и на­ло­га­ми, ко­то­рые отда­ют пре­иму­ще­ство од­ним перед дру­ги­ми, а так­же та­ри­фа­ми, кво­та­ми и дру­ги­ми при­ви­ле­ги­я­ми. Хотя в осно­ве не­ко­то­рых из этих мер эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки мо­гут ле­жать бла­гие на­ме­ре­ния, они всё же за­щи­ща­ют су­ще­ству­ю­щие компа­нии и услож­нят вход на ры­нок воз­мож­ных со­пер­ни­ков, тем са­мым со­дей­ствуя воз­ник­но­ве­нию мо­но­по­лий и до­ми­ни­ру­ю­щих компа­ний.
Что же мо­жет сде­лать го­су­дар­ство, что­бы обес­пе­чить кон­ку­рен­цию на рын­ках? Пер­вый прин­цип мож­но взять из ме­ди­ци­ны: не на­вре­ди. Го­су­дар­ство не долж­но ухуд­шать си­ту­а­цию ли­цен­зион­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми и дис­кри­ми­на­ци­он­ны­ми на­ло­га­ми. На большинстве рын­ков про­дав­цам труд­но или не­воз­мож­но огра­ни­чить вход на ры­нок кон­ку­ри­ру­ю­щих компа­ний (в том чис­ле, произ­во­ди­телей-кон­ку­рен­тов из дру­гих стран). Это зна­чит, что у по­став­щи­ков не по­лу­чит­ся огра­ни­чить кон­ку­рен­цию, если го­су­дар­ство не на­ло­жит огра­ни­че­ния и не со­здаст нор­ма­тив­но-пра­во­вую базу, ста­вя­щую не­ко­то­рые компа­нии в бо­лее вы­год­ное по­ло­же­ние по срав­не­нию с кон­ку­рен­та­ми.
Го­су­дар­ство так­же мо­жет способ­ство­вать кон­ку­рен­ции пу­тем запре­та дей­ствий, огра­ни­чи­ва­ю­щих кон­ку­рен­цию, та­ких как сговор, сли­я­ние до­ми­ни­ру­ю­щих компа­ний от­расли, вза­им­ное уча­стие в соб­ствен­но­сти пред­при­я­тий. Раз­ра­бо­тан­ный в свя­зи с этим за­кон Евро­со­ю­за о кон­ку­рен­ции способ­ству­ет раз­ви­тию кон­ку­рен­ции на евро­пей­ском еди­ном рын­ке, запре­щая сго­вор и по­пыт­ки мо­но­по­ли­за­ции рын­ка.
Од­на­ко уси­лия го­су­дар­ства в этой сфе­ре дают неод­но­знач­ные ре­зульта­ты. С од­ной сто­ро­ны, та­кая по­ли­ти­ка го­су­дар­ства умень­ши­ла чис­ло слу­ча­ев сго­во­ра и раз­но­об­разных прак­тик, направ­лен­ных на огра­ни­че­ние кон­ку­рен­ции. С дру­гой сто­ро­ны, не­ко­то­рые за­ко­ны возы­ме­ли пря­мо про­ти­во­по­лож­ное дей­ствие; они огра­ни­чи­ва­ют вход на рын­ки, за­щи­ща­ют су­ще­ству­ю­щих произ­во­ди­телей от кон­ку­рен­ции и огра­ни­чи­ва­ют це­но­вую кон­ку­рен­цию. Та­ким об­разом, хотя вы­со­кие ба­рье­ры вхо­да и от­сут­ствие кон­ку­рен­ции дают го­су­дар­ству воз­мож­ность улуч­шить ра­бо­ту рын­ков, не­ко­то­рые меры эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки на самом деле дали зе­ле­ный свет мо­но­по­лиз­му. Да­лее в кни­ге мы бо­лее по­дроб­но оста­но­вим­ся на при­чи­нах, ле­жа­щих в осно­ве это­го яв­ле­ния.

Элемент 3.3. Смягчение последствий провалов рынка

Существование общественных благ и внешних эффектов является причиной того, что результат экономической деятельности людей не соответствует максимальной эффективности.

Как мы уже под­чер­ки­ва­ли ра­нее, что­бы ры­ноч­ный ме­ха­низм мог эф­фек­тив­но рас­пре­де­лить ре­сур­сы, пра­ва соб­ствен­но­сти долж­ны быть чёт­ко опре­де­ле­ны, а произ­во­ди­те­ли долж­ны в пол­ном объеме из­вле­кать вы­го­ды от сво­ей де­я­тель­но­сти. Но в силу осо­бен­но­стей не­ко­то­рых благ это мо­жет ока­зать­ся не­про­сто. В дан­ном эле­мен­те рассмат­ри­ва­ют­ся две ка­те­го­рии эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти, чрез­вы­чай­но услож­ня­ю­щие эф­фек­тив­ное рас­пре­де­ле­ние ре­сур­сов по­сред­ством рын­ков. Это об­ще­ствен­ные бла­га и внеш­ние эф­фек­ты.

Общественные блага

Осо­бен­но­сти не­ко­то­рых то­ва­ров услож­ня­ют по­лу­че­ние произ­во­ди­те­ля­ми вы­год от их произ­водства. Так об­сто­ит дело с той ка­те­го­ри­ей то­ва­ров, ко­то­рую эко­но­ми­сты на­зы­ва­ют «об­ще­ствен­ны­ми бла­га­ми». Общественные блага от­ве­ча­ют двум кри­те­ри­ям: (1) сов­местное по­треб­ле­ние — предо­став­ле­ние бла­га од­ной сто­ро­не ав­то­ма­ти­че­ски де­ла­ет его до­ступ­ным для дру­гих; и (2) неис­клю­ча­е­мость — слож­но или прак­ти­че­ски не­воз­мож­но ис­клю­чить по­тре­би­телей, не опла­чи­ва­ю­щих дан­ные бла­га. Напри­мер, борь­ба с на­вод­не­ни­я­ми со­от­вет­ству­ет пер­во­му кри­те­рию, ведь в ре­зульта­те ре­а­ли­за­ции та­ких мер поль­зу из­вле­кают все жи­те­ли рай­о­на; она так­же со­от­вет­ству­ет и вто­ро­му кри­те­рию, по­сколь­ку не­воз­мож­но ис­клю­чить тех лю­дей, кто не при­ни­мал уча­стия в дан­ной кам­па­нии. Сле­до­ва­тель­но, по­сколь­ку по­тен­ци­аль­ные по­став­щи­ки не мо­гут уста­но­вить од­но­значное со­от­но­ше­ние меж­ду опла­той об­ще­ствен­но­го бла­га и его по­треб­ле­ни­ем, та­кие бла­га за­труд­ни­тель­но предо­став­лять по­сред­ством ры­ноч­но­го ме­ха­низ­ма.
У по­тре­би­телей воз­ник­нет соблазн стать «без­би­лет­ни­ка­ми» — по­треб­лять то­вар без необ­хо­ди­мо­сти пла­тить за него. А когда бес­плат­но поль­зо­вать­ся бла­га­ми на­чи­на­ют мно­гие, произ­водство этих благ мо­жет стать не­воз­мож­ным (или их мо­жет произ­во­дить­ся слиш­ком мало), даже если вы­го­ды, по­лу­ча­е­мые от их по­треб­ле­ния, пре­вы­ша­ют из­держ­ки. В та­ких слу­ча­ях рын­ки за­ча­стую не мо­гут произ­ве­сти то ко­ли­че­ство об­ще­ствен­ных благ, ко­то­рое со­от­вет­ству­ет эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­сти. По­ми­мо борь­бы с на­вод­не­ни­я­ми, при­ме­ра­ми об­ще­ствен­ных благ яв­ляют­ся на­ци­о­наль­ная обо­ро­на, му­ни­ци­паль­ная по­ли­ция и борь­ба с ин­фек­ци­я­ми. По­сколь­ку предо­став­ле­ние этих благ по­сред­ством рын­ков со­пря­же­но с опре­де­лен­ны­ми труд­но­стя­ми, их ча­сто предо­став­ляет го­су­дар­ство.
Не­ма­ло­важ­ным яв­ляет­ся тот факт, что ква­ли­фи­ци­ро­вать то­вар как об­ще­ствен­ное благо поз­во­ля­ют имен­но ха­рак­те­ри­сти­ки это­го бла­га, а не сек­тор эко­но­ми­ки, в ко­то­ром оно произ­во­дит­ся. Мно­гие по­ла­га­ют, что если благо предо­став­ляет­ся го­су­дар­ством, то оно яв­ляет­ся об­ще­ствен­ным. Но это мне­ние оши­боч­но. Мно­гие бла­га, предо­став­ляе­мые го­су­дар­ством, опре­де­лен­но не об­ла­да­ют ха­рак­те­ри­сти­ка­ми об­ще­ствен­но­го бла­га. На ум при­хо­дят та­кие бла­га, как ме­ди­цинские услу­ги, об­разо­ва­ние, до­став­ка по­чты, сбор и вы­воз му­со­ра, а так­же обес­пе­че­ние элек­тро­энер­ги­ей. Хотя эти бла­га ча­сто предо­став­ляет го­су­дар­ство, че­ло­век, не опла­чи­ва­ю­щий их, мо­жет быть лег­ко ис­клю­чен из чис­ла их поль­зо­ва­телей, и предо­став­ле­ние та­ких благ од­но­му че­ло­ве­ку не де­ла­ет их до­ступ­ны­ми для дру­гих. Даже пар­ки не яв­ляют­ся об­ще­ствен­ным благом, по­сколь­ку тех, кто не пла­тит за их по­се­ще­ние, мож­но при же­ла­нии не пус­кать туда — пред­ставь­те, напри­мер, Дисней­ленд в Па­ри­же. Та­ким об­разом, не­смот­ря на то, что эти бла­га ча­сто предо­став­ляют­ся го­су­дар­ством, они не яв­ляют­ся об­ще­ствен­ны­ми.
На самом деле на­сто­я­щих об­ще­ствен­ных благ очень мало. В большинстве слу­ча­ев уста­нов­ле­ние свя­зи меж­ду опла­той и по­треб­ле­ни­ем то­ва­ра или услу­ги не пред­став­ляет тру­да. Если вы не запла­ти­те за мо­ро­же­ное, ав­то­мо­биль, теле­ви­зор, смарт­фон, джин­сы и бук­валь­но за ты­ся­чи дру­гих ве­щей, по­став­щи­ки не предо­ста­вят их вам, а восполь­зо­вать­ся ими по­сред­ством того, что их ку­пит кто-то дру­гой, вы не смо­же­те. Что же ка­са­ет­ся част­ных благ, вы­игрыш по­тре­би­телей толь­ко умень­шит­ся в слу­чае их предо­став­ле­ния го­су­дар­ством.

Внешние эффекты

Ино­гда дей­ствия че­ло­ве­ка или груп­пы со­зда­ют, подоб­но жид­ко­сти, пере­ли­ва­ю­щей­ся че­рез край со­су­да, эф­фект пере­ли­ва, что ока­зы­ва­ет влия­ние на дру­гих лю­дей, а имен­но на благо­со­сто­я­ние та­ких лю­дей, без их пря­мо­го на то со­гла­сия. Та­кие эф­фек­ты пере­ли­ва на­зы­ва­ют «внешними эффектами» («экстерналиями»). Напри­мер, если вы пы­та­е­тесь за­ни­мать­ся уче­бой, а кто-то в ва­шем доме или об­ще­жи­тии ме­ша­ет вам гром­кой му­зы­кой, они ока­зы­ва­ют на вас внеш­ний эф­фект. Вы яв­ляе­тесь внеш­ней сто­ро­ной, не­по­сред­ствен­но не во­вле­чен­ной в транс­ак­цию, де­я­тель­ность или об­мен, но они ока­за­ли на вас влия­ние, в дан­ном слу­чае, не­га­тив­ное.
Та­кие эф­фек­ты пере­ли­ва мо­гут при­ве­сти к из­держ­кам или при­не­сти поль­зу внеш­ним сто­ро­нам. Когда эф­фек­ты пере­ли­ва при­чи­ня­ют вред, они на­зы­ва­ют­ся внеш­ни­ми из­держ­ка­ми. По­сколь­ку из­держ­ки на­вя­зы­ва­ют­ся тре­тьей сто­ро­не без её со­гла­сия, об­щие вы­го­ды всех сто­рон от произ­водства мо­гут ока­зать­ся мень­ше сто­и­мо­сти за­тра­чен­ных ре­сур­сов. Это при­во­дит к эко­но­ми­че­ской не­эф­фек­тив­но­сти.
Рассмот­рим произ­водство бу­ма­ги. Компа­нии на рын­ке по­ку­па­ют де­ре­вья, тру­до­вые и дру­гие ре­сур­сы, что­бы сна­ча­ла произ­ве­сти цел­лю­ло­зу, а по­том уже бу­ма­гу. В про­цес­се произ­водства в ат­мо­сфе­ру мо­гут вы­бра­сы­вать­ся за­гряз­ня­ю­щие ве­ще­ства, вы­ну­жда­ю­щие жи­телей, жи­ву­щих ря­дом с ком­би­на­та­ми, не­сти из­держ­ки — сера яв­ляет­ся при­чи­ной не­при­ят­но­го запа­ха, ор­га­ни­че­ские со­еди­не­ния об­ра­зу­ют смог, а за­гряз­ня­ю­щие ве­ще­ства раз­ру­ша­ют крас­ку на зда­ни­ях. Они так­же мо­гут вы­зы­вать у не­ко­то­рых лю­дей за­труд­нен­ное ды­ха­ние и при­во­дить к дру­гим пробле­мам со здо­ро­вьем.
Если бы те, кто про­жи­ва­ет око­ло цел­лю­лоз­но-бу­маж­ных ком­би­на­тов, мог­ли до­ка­зать при­чи­нен­ный им вред, они мог­ли бы по­дать на ком­би­нат в суд и за­ста­вить произ­во­ди­те­ля бу­ма­ги по­крыть рас­хо­ды, по­не­сен­ные вслед­ствие при­чи­не­ния та­ко­го вре­да. Но за­ча­стую до­ка­зать вред не­лег­ко, как и то, что ви­но­ват имен­но цел­лю­лоз­но-бу­маж­ный ком­би­нат. В та­ких слу­ча­ях по­не­сен­ные в свя­зи с при­чи­не­ни­ем вре­да здо­ро­вью жи­телей из­держ­ки не от­ра­жа­ют­ся че­рез рын­ки, и поэто­му из­держ­ки на произ­водство бу­ма­ги ока­зы­ва­ют­ся за­ни­жен­ны­ми. Воз­ни­кает не­эф­фек­тив­ность, по­сколь­ку ценность еди­ни­цы произ­ве­ден­ной бу­ма­ги ниже ее се­бе­сто­и­мо­сти с уче­том внеш­них из­дер­жек.
Внеш­ние из­держ­ки в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни от­ра­жа­ют не­со­вер­шен­ство в опре­де­ле­нии и соблю­де­нии прав соб­ствен­но­сти. Так как соблю­де­ние пра­ва соб­ствен­но­сти на ре­сурс — в на­шем при­ме­ре, на чи­стый воз­дух — обес­пе­чи­ва­ет­ся пло­хо, произ­во­ди­тель не пла­тит пол­ную сто­и­мость за ис­поль­зо­ва­ние это­го ре­сур­са. Та­ким об­разом, из­держ­ки произ­водства то­ва­ров и услуг с ис­поль­зо­ва­ни­ем та­ких ре­сур­сов ока­зы­ва­ют­ся за­ни­жен­ны­ми.
Ино­гда внеш­ние эф­фек­ты со­зда­ют вы­го­ды для дру­гих. Когда внеш­ние эф­фек­ты уве­ли­чи­ва­ют благо­со­сто­я­ние дру­гих, они на­зы­ва­ют­ся внеш­ни­ми вы­го­да­ми. Но внеш­ние вы­го­ды так­же мо­гут со­зда­вать пробле­мы для рын­ков. Если по­тре­би­те­ли или фир­мы сво­ей де­я­тель­но­стью произ­во­дят по­ло­жи­тель­ный внеш­ний эф­фект, но не по­лу­ча­ют за это со­от­вет­ству­ю­щую пла­ту, то об­ще­ствен­ная вы­го­да бу­дет пре­вы­шать сто­и­мость за­тра­чен­ных ре­сур­сов. Это при­во­дит к недо­произ­водству благ.
Напри­мер, пред­по­ло­жим, что фар­ма­цев­ти­че­ская компа­ния раз­ра­ба­ты­ва­ет вак­ци­ну от смер­тель­но опас­но­го ви­ру­са. Вак­ци­ну мож­но лег­ко про­дать по­тре­би­те­лям, ко­то­рые по­лу­чат от нее не­по­сред­ствен­ные вы­го­ды. Но учи­ты­вая осо­бен­но­сти рас­про­стра­не­ния ви­рус­ных ин­фек­ций, ве­ро­ят­ность за­ра­же­ния ви­ру­сом тех, кто не ку­пил вак­ци­ну, сни­жа­ет­ся по мере уве­ли­че­ния ко­ли­че­ства вак­ци­ни­ру­е­мых лю­дей. Од­на­ко фар­ма­цев­ти­че­ским компа­ни­ям очень слож­но оце­нить вы­го­ды тех, кто не ис­поль­зо­вал вак­ци­ну. Как след­ствие, они мо­гут произ­во­дить слиш­ком мало вак­ци­ны. Та­ким об­разом, при на­личии внеш­них вы­год ры­ноч­ные ме­ха­низ­мы мо­гут предо­ста­вить мень­шее ко­ли­че­ство то­ва­ра, чем это необ­хо­ди­мо с точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­сти.
Воз­мож­но, здесь сто­ит вме­шать­ся го­су­дар­ству. В слу­чае с внеш­ни­ми из­держ­ка­ми, на­лог на де­я­тель­ность, вле­ку­щую за со­бой внеш­ние из­держ­ки, мо­жет при­ве­сти к со­кра­ще­нию та­кой де­я­тель­но­сти и вслед­ствие это­го до­сти­же­нию бо­лее эф­фек­тив­но­го ре­зульта­та. Ана­ло­гич­ная си­ту­а­ция и с внеш­ни­ми вы­го­да­ми: го­су­дар­ствен­ные суб­си­дии мо­гут сти­му­ли­ро­вать произ­водство, что при­во­дит к бо­лее эф­фек­тив­ным объемам выпус­ка.
Од­на­ко воз­мож­ные не­га­тив­ные по­след­ствия внеш­них эф­фек­тов мож­но контро­ли­ро­вать и без вме­ша­тель­ства го­су­дар­ства. В слу­чае с внеш­ни­ми вы­го­да­ми у пред­при­ни­ма­телей по­яв­ляет­ся сти­мул найти спосо­бы наи­бо­лее при­быль­но ис­поль­зо­вать те вы­го­ды, ко­то­рые они при­но­сят дру­гим. Дан­ную мысль мож­но проил­лю­стри­ро­вать с по­мо­щью по­лей для голь­фа. Их кра­со­та и про­стор при­вле­кают на­се­ле­ние, ко­то­рое хо­те­ло бы про­жи­вать по­бли­зо­сти. Та­ким об­разом, строи­тель­ство поля для голь­фа обыч­но со­зда­ет внеш­ние вы­го­ды — уве­ли­че­ние сто­и­мо­сти близ­ле­жа­щих объек­тов не­дви­жи­мо­сти. В по­след­ние годы компа­нии, за­ни­ма­ю­щи­е­ся раз­ра­боткой по­лей для голь­фа, на­шли способ из­вле­кать из это­го вы­го­ду. Те­перь они, как пра­ви­ло, по­ку­па­ют большой уча­сток зем­ли око­ло пред­по­ла­га­е­мо­го поля до на­ча­ла его строи­тель­ства. По­сле за­вер­ше­ния строи­тель­ства поля и по­вы­ше­ния сто­и­мо­сти этой зем­ли они мо­гут про­дать ее по бо­лее вы­со­кой цене. Расши­ряя сфе­ру де­я­тель­но­сти и до­бав­ляя к строи­тель­ству по­лей для голь­фа тор­говлю не­дви­жи­мо­стью, они мо­гут по­лу­чить при­быль от того, что в про­тив­ном слу­чае счи­та­лось бы внеш­ни­ми вы­го­да­ми.
Что ка­са­ет­ся внеш­них из­дер­жек, их мож­но контро­ли­ро­вать, вво­дя про­стые пра­ви­ла. К при­ме­ру, если взять шум от со­се­дей, вла­дель­цы квар­тир ча­сто уста­нав­ли­ва­ют пра­ви­ла, запре­ща­ю­щие гром­ко слу­шать му­зы­ку позд­но ве­че­ром, и обес­пе­чи­ва­ют соблю­де­ние этих пра­вил, вы­се­ляя на­ру­ши­телей. Важ­ную роль так­же мо­гут сы­грать хо­ро­шие ма­не­ры и об­ще­ствен­ные нор­мы. Если ваши со­се­ди по ком­на­те зна­ют, что вклю­чен­ный теле­ви­зор ме­ша­ет вам учить­ся, вы­клю­че­ние теле­ви­зо­ра бу­дет с их сто­ро­ны про­яв­ле­ни­ем хо­ро­ших ма­нер. В це­лом, со вре­ме­нем за­гряз­не­ние ат­мо­сфе­ры ве­ще­ства­ми, способ­ны­ми на­вре­дить че­ло­ве­ку и окру­жа­ю­щей сре­де, ста­но­вит­ся для компа­ний «со­ци­аль­но не­при­ем­ле­мым» по­ве­де­ни­ем. На произ­во­ди­телей по­сто­ян­но уве­ли­чи­ва­ет­ся дав­ле­ние, за­став­ляю­щее их быть до­бро­по­ря­доч­ны­ми чле­на­ми об­ще­ства, и при не­подо­ба­ю­щем по­ве­де­нии част­ные контро­ли­ру­ю­щие ор­га­ни­за­ции, на­подо­бие эко­ло­ги­че­ских групп, при­да­ют лю­бые без­от­вет­ствен­ные дей­ствия оглас­ке.
Наши рас­су­жде­ния по­ка­зы­ва­ют, что об­ще­ствен­ные бла­га и внеш­ние эф­фек­ты мо­гут пре­пят­ство­вать эф­фек­тив­ной ра­бо­те рын­ков. Си­ту­а­ция, при ко­то­рой име­ю­ща­я­ся струк­ту­ра сти­му­лов со­зда­ет кон­фликт меж­ду част­ны­ми вы­го­да­ми от ис­поль­зо­ва­ния ре­сур­сов и мак­си­маль­но воз­мож­ной об­ще­ствен­ной вы­го­дой, опи­сы­ва­ет­ся эко­но­ми­ста­ми, как провал рынка. При про­ва­ле рын­ка де­я­тель­ность лю­дей, пре­сле­ду­ю­щих лич­ные вы­го­ды, при­во­дит к не­эф­фек­тив­ным ре­зульта­там.
Про­вал рын­ка со­зда­ет пред­посыл­ки для вме­ша­тель­ства го­су­дар­ства с це­лью по­вы­ше­ния эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­сти. Но го­су­дар­ствен­ное вме­ша­тель­ство — это лишь аль­тер­на­тив­ная фор­ма ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­че­ской си­сте­мы. Нам нуж­но больше узнать о ра­бо­те та­кой фор­мы ор­га­ни­за­ции, что­бы мы смог­ли срав­нить ее с ры­ноч­ным ме­ха­низ­мом(54). Те­перь мы пере­хо­дим к это­му во­про­су.

Элемент 3.4. Понятие политического давления

Распределение посредством политического выбора принципиально отличается от рыночного распределения.

«Пер­вый урок эко­но­ми­ки — это огра­ни­чен­ность ре­сур­сов. Их все­гда не хва­та­ет для пол­но­го удовле­тво­ре­ния по­треб­но­стей всех тех, кому они нуж­ны. Пер­вый урок по­ли­ти­ки — не об­ращать вни­ма­ние на пер­вый урок эко­но­ми­ки(55)»,
То­мас Сауэлл, про­фес­сор эко­но­ми­ки, Ст­эн­форд­ский уни­вер­си­тет.
По­ли­ти­че­ский про­цесс яв­ляет­ся аль­тер­на­тив­ной фор­мой ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­че­ской си­сте­мы. Это не кор­рек­ти­ру­ю­щий инстру­мент, на ко­то­рый мож­но рас­счи­ты­вать для эф­фек­тив­но­го ре­ше­ния воз­ни­каю­щих проблем. Даже если по­ли­ти­че­ский про­цесс контро­ли­ру­ет­ся из­бран­ны­ми по­ли­ти­ка­ми (в про­ти­во­по­лож­ность, ска­жем, ре­жи­му ав­то­кра­тии), эф­фек­тив­ность де­я­тель­но­сти пра­ви­тель­ства мо­жет вы­зы­вать со­мне­ния. Это осо­бен­но ак­ту­аль­но в тех слу­ча­ях, когда пра­ви­тель­ство на­чи­на­ет уси­лен­но за­ни­мать­ся рас­пре­де­ле­ни­ем огра­ни­чен­ных ре­сур­сов в поль­зу при­ви­ле­ги­ро­ван­ных от­раслей, пред­при­я­тий и групп ин­тере­сов. Как упо­ми­на­лось во вве­де­нии к ча­сти 3, ана­лиз об­ще­ствен­но­го вы­бо­ра, по­лу­чив­ший раз­ви­тие на про­тя­же­нии вто­рой по­ло­ви­ны ХХ сто­ле­тия, вно­сит зна­чи­тель­ный вклад в по­ни­ма­ние того, как функ­ци­о­ни­ру­ет де­мо­кра­ти­че­ская про­це­ду­ра при­ня­тия ре­ше­ний.
Со­вер­шен­но оче­вид­но, что по­ли­ти­че­ский курс, под­дер­жи­ва­е­мый большинством, не все­гда благо­при­ят­но ска­зы­ва­ет­ся на жиз­ни об­ще­ства. Да­вайте про­ве­дем мыс­лен­ный экс­пе­ри­мент. Пред­ставь­те себе эко­но­ми­ку с пя­тью из­би­ра­те­ля­ми. Пред­по­ло­жим, три из­би­ра­те­ля одо­бри­ли проект, да­ю­щий каж­до­му из них чи­стую вы­го­ду в сум­ме 2 евро, но так­же чи­стые из­держ­ки в сум­ме 5 евро на каж­до­го из двух дру­гих из­би­ра­телей. Об­щая сум­ма за­трат на проект со­став­ляет 10 евро, а со­во­куп­ная чи­стая при­быль — 6 евро. Та­кой проект не­эф­фек­ти­вен: он ухуд­шит благо­со­сто­я­ние об­ще­ства из пяти че­ло­век. Но не­смот­ря на это, при ма­жо­ри­тар­ной си­сте­ме он бу­дет при­нят, по­сколь­ку 3 че­ло­ве­ка под­дер­жат его, а 2 — вы­ска­жут­ся про­тив его ре­а­ли­за­ции. Если чис­ло из­би­ра­телей уве­личить с пяти до пяти мил­лио­нов или двух­сот мил­лио­нов, ко­неч­ный ре­зультат не из­ме­нит­ся. Как по­ка­зы­ва­ет этот про­стой при­мер, го­ло­со­ва­ние большинством вне вся­ко­го со­мне­ния мо­жет при­ве­сти к утвер­жде­нию про­валь­ных проек­тов.
Ре­ко­мен­ду­ет­ся срав­ни­вать рын­ки с де­мо­кра­ти­че­ским по­ли­ти­че­ским рас­пре­де­ле­ни­ем, основ­ной аль­тер­на­тив­ной фор­мой ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­ки. Осо­бен­но важ­но учи­ты­вать сле­ду­ю­щие четыре мо­мен­та.
Во-пер­вых, в де­мо­кра­ти­че­ском об­ще­стве осно­вой для дей­ствий го­су­дар­ства яв­ляет­ся пра­ви­ло большинства. Ры­ноч­ная же де­я­тель­ность осно­ва­на на обо­юд­ном со­гла­сии и до­бро­воль­ном об­ме­не. В де­мо­кра­ти­че­ском го­су­дар­стве, когда большинство — пря­мо или че­рез из­бран­ных пред­ста­ви­телей — при­ни­ма­ет опре­де­лен­ное по­ли­ти­че­ское ре­ше­ние, мень­шинство так­же вы­ну­жде­но его фи­нан­си­ро­вать, даже если это мень­шинство ка­те­го­ри­че­ски с ним не со­глас­но. К при­ме­ру, если большинство го­ло­сует за строи­тель­ство но­во­го фут­боль­но­го ста­ди­о­на, про­грам­му субсидирования жи­лья или до­та­ции ав­то­мо­би­ле­строи­тель­ной компа­нии, мень­шинству из­би­ра­телей так­же при­хо­дит­ся пла­тить на­ло­ги в под­держ­ку та­ких проек­тов. Вне за­ви­си­мо­сти от того, вы­игры­ва­ют ли они или стра­да­ют в ре­зульта­те осу­ще­ствле­ния та­ких мер, им при­хо­дит­ся пла­тить бо­лее вы­со­кие на­ло­ги, те­рять до­ход и не­сти иные убыт­ки.
Благо­да­ря на­личию пра­ва вво­дить на­ло­ги и при­ни­мать за­ко­ны, большинство мо­жет дик­то­вать свои усло­вия мень­шинству. В слу­чае же рас­пре­де­ле­ния ре­сур­сов по­сред­ством кон­ку­рент­ных рын­ков та­ких пол­но­мо­чий при­ну­жде­ния нет. Тор­го­вые сдел­ки на рын­ках проис­хо­дят толь­ко при обо­юд­ном со­гла­сии сто­рон. Част­ные компа­нии мо­гут запра­ши­вать вы­со­кие цены, но они ни­ко­го не при­ну­жда­ют по­ку­пать их про­дукт. Бо­лее того, что­бы при­влечь кли­ен­тов, фир­мы долж­ны предо­ста­вить по­тре­би­те­лям вы­го­ды, пре­вы­ша­ю­щие цену на то­вар.
Во-вто­рых, у из­би­ра­телей нет сти­му­ла ин­тере­со­вать­ся лич­но­стя­ми кан­ди­да­тов и кру­гом во­про­сом, ко­то­рые они обе­ща­ют ре­шить. Го­лос отдель­но­го из­би­ра­те­ля прак­ти­че­ски ни­когда не опре­де­ля­ет ре­зультат вы­бо­ров. Ско­рее на него упа­дет кир­пич по до­ро­ге к из­би­ра­тель­но­му участку, чем его го­лос бу­дет ре­ша­ю­щим на му­ни­ци­паль­ных, регио­наль­ных или об­ще­на­ци­о­наль­ных вы­бо­рах!
Отда­вая себе в этом от­чет, большинство из­би­ра­телей вряд ли даже тра­тят вре­мя на изу­че­ние био­гра­фии и про­грамм кан­ди­да­тов для при­ня­тия взве­шен­но­го ре­ше­ния. Большинство про­сто при­ни­ма­ет ре­ше­ние, ис­хо­дя из ин­фор­ма­ции, по­лу­чен­ной из дру­гих ис­точ­ни­ков (из теле­ви­де­ния, об­ще­ния с дру­зья­ми в со­ци­аль­ных се­тях или об­су­жде­ний на ра­бо­те). При­ни­мая во вни­ма­ние эти сти­му­лы, большинство из­би­ра­телей мало пред­став­ляют или во­об­ще не пред­став­ляют, кем яв­ляет­ся кан­ди­дат и как влия­ют на эко­но­ми­ку дей­ствия го­су­дар­ства (суб­си­дии в сель­ском хо­зяй­стве, тор­го­вые огра­ни­че­ния). Эко­но­ми­сты на­зы­ва­ют это «эффектом рационального неведения (невежества)». Этот эф­фект про­яв­ляет­ся то­гда, когда из­би­ра­те­ли име­ют недо­ста­точ­но ин­фор­ма­ции, но этот недо­ста­ток впол­не ра­ци­о­на­лен, по­сколь­ку каж­дый отдель­ный го­лос вряд ли мо­жет быть ре­ша­ю­щим.
Сла­бый сти­мул из­би­ра­телей де­лать вы­бор, осно­ван­ный на пол­ной ин­фор­миро­ван­но­сти, ра­зи­тель­но от­ли­ча­ет­ся от дей­ствий по­ку­па­телей на рын­ке. По­ку­па­те­ли сами ре­ша­ют, как по­тра­тить свои день­ги, а за­тем ощу­ща­ют на себе по­след­ствия своих вер­ных и не­вер­ных ре­ше­ний. Этот факт моти­ви­ру­ет их ра­ци­о­наль­но рас­хо­до­вать свои сред­ства. Когда по­тре­би­те­ли рассмат­ри­ва­ют во­про­сы по­куп­ки ав­то­мо­би­ля, компью­тера, член­ства в спор­тив­ном клу­бе или ты­сяч подоб­ных то­ва­ров и услуг, у них по­яв­ляет­ся мощ­ный сти­мул узнать больше и сде­лать осо­знан­ный вы­бор, осно­ван­ный на пол­ной ин­фор­миро­ван­но­сти.
В-тре­тьих, по­ли­ти­че­ский про­цесс, как пра­ви­ло, дает оди­на­ковый ре­зультат для всех, в то вре­мя как рын­ки ха­рак­те­ри­зу­ют­ся раз­но­об­ра­зи­ем по­след­ствий для разных лю­дей. Ины­ми сло­ва­ми, ре­зульта­ты рас­пре­де­ле­ния благ го­су­дар­ством дают еди­ный ре­зультат для всех, в то вре­мя как рын­ки поз­во­ля­ют раз­лич­ным ли­цам и груп­пам лиц «го­ло­со­вать» и по­лу­чать же­ла­е­мые ре­зульта­ты. Это мож­но проил­лю­стри­ро­вать при по­мо­щи школь­но­го об­разо­ва­ния. Когда школь­ное об­разо­ва­ние рас­пре­де­ля­ет­ся по­сред­ством рын­ков (предо­став­ляет­ся част­ны­ми шко­ла­ми и до­маш­ним обу­че­ни­ем), а не обес­пе­чи­ва­ет­ся го­су­дар­ством, одни ро­ди­те­ли вы­би­ра­ют шко­лы, ко­то­рые уде­ля­ют больше вни­ма­ния ре­ли­ги­озным ценно­стям, а дру­гие вы­би­ра­ют об­разо­ва­ние, ори­ен­ти­ро­ван­ное на по­лу­че­ние основ­ных на­вы­ков, культур­ное раз­но­об­ра­зие и про­фес­сио­наль­ную под­го­тов­ку. Отдель­ные по­ку­па­те­ли (или участ­ни­ки груп­пы), ко­то­рые го­то­вы опла­чи­вать со­от­вет­ству­ю­щую сто­и­мость, мо­гут вы­би­рать пред­по­чти­тель­ный для себя ва­ри­ант об­разо­ва­ния и по­лу­чать его. Рын­ки обес­пе­чи­ва­ют су­ще­ство­ва­ние си­сте­мы про­пор­ци­о­наль­ных ре­зульта­тов, что поз­во­ля­ет больше­му ко­ли­че­ству лю­дей по­лу­чать то­ва­ры и услу­ги, ко­то­рые со­от­вет­ству­ют их пред­по­чте­ни­ям. Так­же рын­ки поз­во­ля­ют из­бе­жать кон­флик­тов, ко­то­рые неиз­беж­но воз­ни­кают, когда пред­ста­ви­те­ли большинства на­вя­зы­ва­ют свою волю раз­но­об­разным мень­шинствам.
В-чет­вер­тых, ли­ца­ми, при­ни­ма­ю­щи­ми ре­ше­ния на рын­ке и в по­ли­ти­ке, дви­жут разные сти­му­лы. Как об­су­жда­лось ра­нее, ме­ха­низм при­бы­лей и убыт­ков ры­ноч­ной эко­но­ми­ки стре­мит­ся направ­лять ре­сур­сы на при­быль­ные проек­ты и уво­дить от не­эф­фек­тив­ных. Но в по­ли­ти­че­ском про­цес­се нет подоб­но­го ме­ха­низ­ма, ко­то­рый мо­жет напра­вить ре­сур­сы в про­дук­тив­ное ру­сло. Это утвер­жде­ние вер­но даже при контро­ле при по­мо­щи ме­ха­низ­ма вы­бо­ров. Из­бран­ные на­ро­дом чи­нов­ни­ки, не ско­ван­ные консти­ту­ци­он­ны­ми нор­ма­ми, стре­мят­ся за­во­е­вы­вать го­ло­са из­би­ра­телей, предо­став­ляя пре­фе­рен­ции од­ним за счет дру­гих. Как го­во­рит­ся, если вы от­ни­мете что-ни­будь у од­них и предо­ста­ви­те это дру­гим, вы мо­же­те рас­счи­ты­вать на под­держ­ку пред­ста­ви­телей по­след­ней груп­пы.
Совре­мен­ный по­ли­ти­че­ский про­цесс мож­но в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни рассмат­ри­вать как по­сле­до­ва­тель­ность «об­ме­нов» меж­ду коа­ли­ци­я­ми и по­ли­ти­ка­ми. Груп­пы с чет­ко со­гла­со­ван­ны­ми ин­тере­са­ми предо­став­ляют го­ло­са, фи­нан­си­ро­ва­ние, вы­со­коопла­чи­ва­е­мые по­зи­ции в бу­ду­щем и дру­гие фор­мы под­держ­ки в об­мен на суб­си­дии, про­грам­мы го­су­дар­ствен­ных за­ку­пок и со­дей­ствие при вза­и­мо­дей­ствии с ор­га­на­ми го­су­дар­ствен­ной вла­сти, за­ча­стую фи­нан­си­ру­е­мые за счет на­ло­го­пла­тель­щи­ков. Эф­фект ра­ци­о­наль­но­го не­ве­де­ния (не­ве­же­ства) — тот факт, что из­би­ра­те­ли со­зна­тель­но ре­ша­ют не тра­тить вре­мя на изу­че­ние ин­фор­ма­ции для при­ня­тия осо­знан­ных ре­ше­ний — об­лег­ча­ет весь про­цесс, по­сколь­ку в ку­лу­а­рах пар­ла­мен­та проис­хо­дить мо­жет та­кое, чего из­би­ра­те­ли себе и пред­ста­вить не мо­гут. В ре­зульта­те та­ких про­цес­сов ре­сур­сы направ­ляют­ся на лоб­би­ро­ва­ние и фа­во­ри­тизм, и от­вле­кают­ся из произ­водствен­ной сфе­ры и от раз­ра­ботки ин­но­ва­ци­он­ных про­дук­тов.
Как объ­яс­ня­лось в двух пре­ды­ду­щих эле­мен­тах, в эко­но­ми­че­ском ана­ли­зе из­вест­ны слу­чаи не­воз­мож­но­сти эф­фек­тив­но­го рас­пре­де­ле­ния ре­сур­сов рын­ка­ми. Этот по­сту­лат ве­рен и для по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са. Ины­ми сло­ва­ми, фи­а­ско пре­тер­пе­ва­ют не толь­ко рын­ки, но и го­су­дар­ство. Фиаско государства воз­ни­кает, когда сти­му­лы, стал­ки­ваясь с со­про­тив­ле­ни­ем по­ли­ти­че­ских сил, способ­ству­ют ско­рее не­эф­фек­тив­но­му, чем эф­фек­тив­но­му ис­поль­зо­ва­нию ре­сур­сов. Подоб­но про­ва­лу рын­ка, фи­а­ско го­су­дар­ства от­ра­жа­ет си­ту­а­цию, в ко­то­рой су­ще­ству­ет кон­фликт меж­ду наи­бо­лее благо­при­ят­ным ис­хо­дом для отдель­но взя­тых лиц, при­ни­ма­ю­щих ре­ше­ние, и мак­си­маль­но эф­фек­тив­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем ре­сур­сов.
По­сле до­ста­точ­но ли­бе­раль­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки в Гру­зии ор­га­ни­за­то­ры «ре­во­лю­ции роз» по­ни­ма­ли, что даже де­мо­кра­ти­че­ское и ли­бе­раль­ное пра­ви­тель­ство мо­жет пред­при­ни­мать не­эф­фек­тив­ные меры. Поэто­му в 2010 году в Конституцию были вне­се­ны из­ме­не­ния, огра­ни­чи­ва­ю­щие роль го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке. Ста­тья 94 опре­де­ля­ла, ка­кие на­ло­ги до­пу­сти­мы (ко­ли­че­ство на­ло­гов и их став­ки), и на­де­ля­ла на­род пра­вом из­ме­нять на­ло­го­вые став­ки или вво­дить но­вые на­ло­ги пу­тем ре­фе­рен­ду­ма. Бо­лее того, со­глас­но основ­но­му за­ко­ну под на­зва­ни­ем «За­кон сво­бо­ды», де­фи­цит го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та не дол­жен был пре­вы­шать 3% ВВП, а го­су­дар­ствен­ный долг — 60% ВВП. Но с тече­ни­ем вре­ме­ни ме­ня­лись пра­ви­тель­ства, и пар­тия, пред­став­ляю­щая большинство в пар­ла­мен­те, ини­ци­и­ро­ва­ла из­ме­не­ния с це­лью снять огра­ни­че­ния и восста­но­вить пол­но­мо­чия по вве­де­нию но­вых на­ло­гов и/или из­ме­не­нию дей­ству­ю­щих ста­вок. В даль­ней­шем мы бо­лее по­дроб­но про­ана­ли­зи­ру­ем ра­бо­ту де­мо­кра­ти­че­ско­го по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са и рассмот­рим из­ме­не­ния, ко­то­рые мо­гут по­мочь го­су­дар­ству до­стичь эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и по­вы­сить уро­вень жиз­ни на­се­ле­ния.

Элемент 3.5. Принятие правовых норм для ограничения влияния групп особых интересов

Если группы с особыми интересами не ограничить конституционными или другими правовыми нормами, они будут использовать демократический политический процесс в своих интересах за счет налогоплательщиков и потребителей.

На дан­ном ри­сун­ке изоб­ра­жен неопрят­ный пол­ный муж­чи­на, сто­я­щий в двер­ном проеме. Из его ру­баш­ки, рем­ня, отво­ро­тов брюк тор­чат ку­пю­ры, а че­мо­дан и пап­ка ло­мят­ся от де­нег. Он смот­рит на свою оша­ра­шен­ную жену и го­во­рит: «До­ро­гая, ты ни­когда не до­га­да­ешь­ся, что со мной слу­чи­лось! По до­ро­ге с ра­бо­ты до­мой меня под­ку­пи­ли несколь­ко ма­ло­из­вест­ных, но влия­тель­ных групп осо­бых ин­тере­сов!»”
«До­ро­гая, ты ни­когда не до­га­да­ешь­ся, что со мной слу­чи­лось! По до­ро­ге с ра­бо­ты до­мой меня под­ку­пи­ли несколь­ко ма­ло­из­вест­ных, но влия­тель­ных групп осо­бых ин­тере­сов!»
Из­бран­ные де­мо­кра­ти­че­ским пу­тем долж­ност­ные лица ча­сто из­вле­кают вы­го­ду, под­дер­жи­вая по­ли­ти­ку, ко­то­рая благо­при­ят­ству­ет груп­пам с осо­бы­ми ин­тере­са­ми в ущерб ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти. Рассмот­рим по­ли­ти­ку, ко­то­рая при­но­сит су­ще­ствен­ную лич­ную вы­го­ду чле­нам хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ной груп­пы (напри­мер, ассо­ци­а­ции, пред­став­ляю­щей ин­тере­сы биз­не­са, чле­нов проф­со­ю­за или аграр­ной груп­пы) за счет на­ло­го­пла­тель­щи­ков или по­тре­би­телей, чьи ин­тере­сы не так хо­ро­шо скоор­ди­ни­ро­ва­ны. Хотя ор­га­ни­зо­ван­ная груп­па ин­тере­сов не столь много­чис­лен­на как об­щее чис­ло на­ло­го­пла­тель­щи­ков или по­тре­би­телей, но от при­ня­то­го за­ко­на каж­дый член груп­пы ско­рее всего по­лу­чит огром­ную лич­ную вы­го­ду. Напро­тив, хотя ин­тере­сам мно­гих на­ло­го­пла­тель­щи­ков и по­тре­би­телей на­но­сит­ся вред, по­те­ри каж­до­го из них не­ве­ли­ки, а ис­точ­ник та­ких по­терь за­ча­стую труд­но опре­де­лить.
По­сколь­ку лич­ный ин­терес чле­нов влия­тель­ных групп зна­чи­телен, они об­ла­да­ют мощ­ным сти­му­лом для фор­миро­ва­ния аль­ян­сов и убе­жде­ния кан­ди­да­тов и за­ко­но­да­телей в том, на­сколь­ко силь­но они обес­по­ко­е­ны кон­крет­ным во­про­сом. Чле­ны груп­пы ин­тере­сов бу­дут ре­шать за кого го­ло­со­вать и кому ока­зать фи­нан­со­вую под­держ­ку по­чти ис­клю­чи­тель­но на осно­ве по­зи­ции это­го по­ли­ти­ка по несколь­ким во­про­сам, име­ю­щим для них осо­бое зна­че­ние. И нао­бо­рот, как по­ка­зы­ва­ет эф­фект ра­ци­о­наль­но­го не­ве­де­ния, большинство из­би­ра­телей, как пра­ви­ло, не бу­дут вла­деть до­ста­точ­ной ин­фор­ма­ци­ей и их не бу­дут вол­но­вать проблемы группы особых интересов, по­сколь­ку каж­дая из этих проблем ока­зы­ва­ет не­зна­чи­тель­ное влия­ние на их лич­ное благо­со­сто­я­ние.
Если бы вы были по­ли­ти­ком, ко­то­ро­му нуж­но за­во­е­вать го­ло­са из­би­ра­телей, что бы вы сде­ла­ли? Если вы бу­де­те в основ­ном от­ста­и­вать ин­тере­сы не­осве­дом­лен­но­го и неор­га­ни­зо­ван­но­го большинства, оче­вид­но, что ваша кам­па­ния не по­лу­чит зна­чи­тель­ной под­держ­ки со сто­ро­ны. Но вы мо­же­те за­по­лу­чить ярых сто­рон­ни­ков, из­би­ра­тель­ный штаб и, самое глав­ное, вз­но­сы в поль­зу пред­вы­бор­ной кам­па­нии, под­дер­жав по­зи­цию груп­пы с осо­бы­ми ин­тере­са­ми. В эпо­ху масс-ме­диа по­ли­ти­ки на­хо­дят­ся под силь­ным дав­ле­ни­ем: им необ­хо­ди­мо со­здать по­зи­тив­ный об­раз кан­ди­да­та на теле­ви­де­нии и в Ин­тер­не­те, а на это нуж­ны сред­ства, ко­то­рые мож­но по­лу­чить, под­дер­жав груп­пу осо­бых ин­тере­сов и пу­стив их вз­но­сы на фи­нан­си­ро­ва­ние кам­па­нии. По­ли­ти­ки, не же­ла­ю­щие иг­рать в эту гряз­ную игру, не же­ла­ю­щие за счет казны го­су­дар­ства предо­став­лять услу­ги хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ным влия­тель­ным груп­пам в об­мен на по­ли­ти­че­скую под­держ­ку, на­хо­дят­ся в крайне за­труд­ни­тель­ном по­ло­же­нии. При­ни­мая во вни­ма­ние эти сти­му­лы, по­ли­ти­ки, как буд­то направ­ляе­мые «не­ви­ди­мой ру­кой», вы­ну­жде­ны учи­ты­вать ин­тере­сы групп влия­ния, хотя ча­сто это при­во­дит к по­ли­ти­че­ско­му кур­су, ито­ги ко­то­ро­го для всех из­би­ра­телей в це­лом сво­дят­ся к рас­тра­те ре­сур­сов и сни­же­нию уров­ня жиз­ни. Эко­но­ми­сты на­зы­ва­ют та­кой пере­кос по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са эффектом группы особых интересов.
Зна­чи­тель­ное влия­ние групп осо­бых ин­тере­сов под­креп­ля­ет­ся ло­грол­лин­гом и по­ли­ти­кой «боч­ки с са­лом». Логроллинг — это прак­ти­ка об­ме­на го­ло­са­ми меж­ду по­ли­ти­ка­ми, направ­лен­ная на по­лу­че­ние необ­хо­ди­мой под­держ­ки для при­ня­тия «нуж­ных» за­ко­нов. Политика «бочки с салом» — это объеди­не­ние в один за­кон не­свя­зан­ных меж­ду со­бой проек­тов, при­но­ся­щих поль­зу разным груп­пам. Как ло­грол­линг, так и по­ли­ти­ка «боч­ки с са­лом» ча­сто поз­во­ля­ют по­лу­чить за­ко­но­да­тель­ное одо­бре­ние не­эф­фек­тив­ных проек­тов, вы­год­ных уз­ко­му кру­гу лиц.
На ри­сун­ке 19 по­ка­за­но, как по­ли­ти­ка «боч­ки с са­лом» и об­мен го­ло­са­ми уси­ли­ва­ют эф­фект груп­пы осо­бых ин­тере­сов и при­во­дят к при­ня­тию не­эф­фек­тив­ных проек­тов. В этом про­стом при­ме­ре за­ко­но­да­тель­ный ор­ган в со­ста­ве пяти чле­нов рассмат­ри­ва­ет три проек­та: 1) спор­тив­ный ста­ди­он в окру­ге A; 2) строи­тель­ство кры­то­го тро­пи­че­ско­го леса в окру­ге B; 3) суб­си­дии на произ­водство эта­но­ла, вы­год­ные для фер­ме­ров, вы­ра­щи­ва­ю­щих ку­ку­ру­зу, в окру­ге C. Жи­те­лям каж­до­го окру­га по­ка­зы­ва­ет­ся чи­стая вы­го­да или сто­и­мость — т. е. вы­го­да за вы­че­том на­кла­ды­ва­е­мых на них на­ло­го­вых из­дер­жек. При­ме­ча­ние. Сум­ма чи­стых вы­год, со­зда­ва­е­мых каж­дым из проек­тов, от­ри­ца­тель­на. По­сколь­ку об­щие из­держ­ки всех из­би­ра­телей пре­вы­ша­ют вы­го­ды на 20 евро, каж­дый проект не­эф­фек­ти­вен.
Если бы за эти не­эф­фек­тив­ные проек­ты го­ло­со­ва­ли по отдель­но­сти, не про­шел бы ни один из них: четыре го­ло­са про­тив од­но­го, по­сколь­ку толь­ко один округ ока­зал­ся бы в вы­игры­ше, а осталь­ные четыре — нет. Тем не ме­нее, когда проек­ты объеди­ня­ют­ся либо пу­тем ло­грол­лин­га (пред­ста­ви­те­ли окру­гов A, B и C мо­гут со­гла­сить­ся на об­мен го­ло­са­ми), либо по­сред­ством по­ли­ти­ки «боч­ки с са­лом» (все три проек­та объеди­ня­ют­ся в один), они мо­гут прой­ти, не­смот­ря на свою не­эф­фек­тив­ность. Это вид­но из того, что об­щая со­во­куп­ная чи­стая вы­го­да по­ло­жи­тель­на для пред­ста­ви­телей окру­гов А, В и С. Учи­ты­вая сла­бый сти­мул из­би­ра­телей по­лу­чать ин­фор­ма­цию, ско­рее всего, по­стра­дав­шие от по­ли­ти­ки «бочки с салом» и дру­гих проек­тов групп осо­бых ин­тере­сов даже не бу­дут знать об этих проек­тах. Та­ким об­разом, сти­мул под­дер­жи­вать проек­ты групп влия­ния, в том чис­ле не­эф­фек­тив­ные, на­много силь­нее, чем ка­жет­ся из про­сто­го чи­сло­во­го при­ме­ра на ри­сун­ке 19.
Ри­су­нок 19. Об­мен го­ло­са­ми и при­ня­тие не­эф­фек­тив­ных за­ко­но­проек­тов
Чи­стые вы­го­ды (+) или Из­держ­ки (-) для из­би­ра­телей в окру­гах с при­мер­но оди­на­ко­вой чис­лен­но­стью на­се­ле­ния
Го­ло­са от окру­говСпор­тив­ный ста­ди­онКры­тый тро­пи­че­ский лесСуб­си­дии на произ­водство эта­но­лаИто­го
A€100-€30-€30-€40
B-€30€100-€30-€40
C-€30-€30€100-€40
D-€30-€30-€30-€90
E-€30-€30-€30-€90
Ито­го-€20-€20-€20-€60
Ры­ноч­ный об­мен — это вза­и­мо­вы­год­ная сдел­ка: оба тор­го­вых парт­не­ра ожи­да­ют по­лу­чить вы­го­ду или об­мен не со­сто­ит­ся. «По­ли­ти­че­ский об­мен», в от­личие от ры­ноч­но­го, мо­жет быть вы­го­ден толь­ко од­ной из сто­рон: в та­кой си­ту­а­ции го­ло­су­ю­щее большинство вы­игры­ва­ет, но мень­шинство те­ря­ет на­много больше, что в це­лом при­во­дит к со­кра­ще­нию об­ще­ствен­но­го бо­гат­ства. Ни­кто не даст га­ран­тию, что вы­го­ды по­бе­ди­телей пре­вы­сят по­те­ри по­бе­жден­ных.
Тен­ден­ция бес­контроль­но­го сме­ще­ния по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са в сфе­ру ин­тере­сов хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ных групп объ­яс­ня­ет су­ще­ство­ва­ние большо­го чис­ла про­грамм, умень­ша­ю­щих раз­мер эко­но­ми­че­ско­го пи­ро­га. Взять, к при­ме­ру, око­ло 20 000 аме­ри­канских произ­во­ди­телей са­ха­ра. Дол­гие годы цена на са­хар для аме­ри­канских по­тре­би­телей пре­вы­ша­ла миро­вую на 50–100% из-за про­грам­мы фе­де­раль­но­го пра­ви­тель­ства по под­дер­жа­нию цен и кво­ти­ро­ва­ния им­пор­та са­ха­ра. По ре­зульта­там этих про­грамм произ­во­ди­те­ли са­ха­ра по­лу­чи­ли око­ло 1,7 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, или при­мер­но 85 ты­сяч дол­ла­ров на од­но­го произ­во­ди­те­ля. Большую часть этих благ по­лу­чи­ли круп­ные произ­во­ди­те­ли, чьи до­хо­ды на­много пре­вы­си­ли сред­ний уро­вень по стра­не. С дру­гой сто­ро­ны, по­тре­би­те­ли са­ха­ра запла­ти­ли в виде бо­лее вы­со­ких цен на са­хар от 2,9 млрд до 3,5 млрд дол­ла­ров или при­мер­но 25 дол­ла­ров на до­мо­хо­зяй­ство(56). В ре­зульта­те аме­ри­кан­цы ока­за­лись в проигры­ше, по­сколь­ку их ре­сур­сы по­тра­ти­лись впу­стую на произ­водство то­ва­ра, ко­то­рый им произ­во­дить не вы­год­но, ведь его мож­но было бы по­лу­чить по зна­чи­тель­но бо­лее низ­кой цене по­сред­ством тор­гов­ли.
Тем не ме­нее, Кон­гресс про­дол­жа­ет под­дер­жи­вать са­хар­ную про­грам­му. И лег­ко по­нять, по­че­му. Произ­во­ди­те­лям са­ха­ра, осо­бен­но круп­ным, при­ни­мая во вни­ма­ние зна­чи­тель­ное влия­ние та­ких про­грамм на их лич­ное благо­со­сто­я­ние, вы­год­но ис­поль­зо­вать свое бо­гат­ство и по­ли­ти­че­ское влия­ние для ока­за­ния со­дей­ствия тем по­ли­ти­кам, ко­то­рые от­ста­и­ва­ют их ин­тере­сы. Имен­но это они и де­ла­ют. За по­след­ний четырех­лет­ний из­би­ра­тель­ный цикл лоб­би произ­во­ди­телей са­ха­ра вы­де­ли­ло бо­лее 16 млн дол­ла­ров на под­держ­ку кан­ди­да­тов и коми­те­тов по­ли­ти­че­ских дей­ствий. Напри­мер, фир­ма American Crystal Sugar Company дала 1,3 млн дол­ла­ров 221 чле­ну Кон­грес­са за этот из­би­ра­тель­ный цикл и по­тра­ти­ла еще 1,4 млн дол­ла­ров на лоб­би­ро­ва­ние Кон­грес­са. Напро­тив, обыч­но­му из­би­ра­те­лю не­ра­ци­о­наль­но за­ни­мать­ся ис­сле­до­ва­ни­ем этой пробле­мы или при­да­вать ей ка­кой-либо зна­чи­тель­ный вес при при­ня­тии ре­ше­ния о том, за кого го­ло­со­вать. На самом деле большинство из­би­ра­телей даже не зна­ют, что тра­тят день­ги на эту про­грам­му. Та­ким об­разом, по­ли­ти­ки до­би­ва­ют­ся своих це­лей, про­дол­жая суб­си­ди­ро­вать са­хар­ную про­мыш­лен­ность, даже не­смот­ря на то, что та­кая по­ли­ти­ка рас­тра­чи­ва­ет ре­сур­сы и умень­ша­ет благо­со­сто­я­ние на­ро­да.
По­лу­ча­ет­ся, что основ­ная за­да­ча совре­мен­ной по­ли­ти­ки — это вы­тянуть ре­сур­сы у об­ще­ства, с тем что­бы обес­пе­чить хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ным из­би­ра­тель­ным бло­кам благо­при­ят­ные усло­вия для фор­миро­ва­ния большинства при го­ло­со­ва­нии. При­ме­ров предо­ста­точ­но. На­ло­го­пла­тель­щи­ки и по­тре­би­те­ли во всем мире тра­тят свои до­хо­ды на под­держ­ку кон­крет­ных сек­то­ров эко­но­ми­ки и, сле­до­ва­тель­но, кон­крет­ных групп ин­тере­сов в своих стра­нах. За­бав­но, но про­грам­мы суб­си­ди­ро­ва­ния ча­сто про­дви­га­ют­ся под ло­зун­гом тор­же­ства прин­ци­пов ра­вен­ства и спра­ведли­во­сти, по­чти ни­когда не до­сти­га­ют цели и ча­сто име­ют со­вер­шен­но про­ти­во­по­лож­ный эф­фект. В 2014 г. ма­ло­иму­щим жи­те­лям Егип­та было предо­став­ле­но ме­нее 20% от го­су­дар­ствен­ных про­до­воль­ствен­ных суб­си­дий. Суб­си­дии на бен­зин в большинстве стран вы­год­ны лишь сред­не­му клас­су, в то вре­мя как бед­ные хо­дят пеш­ком или поль­зу­ют­ся об­ще­ствен­ным транс­пор­том. В Ин­дии на бед­ней­ший квин­тиль при­хо­дит­ся ме­нее 0,1% сель­ско­хо­зяй­ствен­ных суб­си­дий на сжи­жен­ный неф­тя­ной газ, то­гда как на бо­га­тей­ший — 52,6%. Во всем мире бед­ней­шие 20% на­се­ле­ния по­лу­ча­ют ме­нее 20% суб­си­дий на ис­ко­па­е­мое топ­ли­во(57). Хотя каж­дая из этих про­грамм на­ла­га­ет лишь не­большое бре­мя на эко­но­ми­ки стран, вме­сте они уве­ли­чи­ва­ют де­фи­цит го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та, рас­тра­чи­ва­ют ре­сур­сы и зна­чи­тель­но сни­жа­ют наш уро­вень жиз­ни. По­ли­ти­че­ская власть групп осо­бых ин­тере­сов объ­яс­ня­ет на­личие пря­мых суб­си­дий, та­ри­фов или квот на опре­де­лен­ные про­дук­ты, и все эти виды про­грамм име­ют по­ли­ти­че­скую направ­лен­ность на цели групп осо­бых ин­тере­сов, а не на чи­стые вы­го­ды всего на­се­ле­ния.
Эф­фект груп­пы осо­бых ин­тере­сов так­же мо­жет при­ве­сти к сдер­жи­ва­нию ин­но­ва­ций и кон­ку­рент­но­го про­цес­са. Дав­но ра­бо­та­ю­щие и усто­яв­ши­е­ся пред­при­я­тия мо­гут поз­во­лить себе фи­нан­си­ро­вать при­ня­тие по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний, луч­ше зна­ют ме­то­ды лоб­би­ро­ва­ния и уста­но­ви­ли бо­лее тес­ные от­но­ше­ния с влия­тель­ны­ми по­ли­ти­че­ски­ми де­я­те­ля­ми. Как и ожи­да­лось, бо­лее усто­яв­ши­е­ся фир­мы, как пра­ви­ло, бу­дут об­ла­дать большим по­ли­ти­че­ским влия­ни­ем, чем но­вич­ки, и они бу­дут ис­поль­зо­вать его, что­бы сдер­жи­вать по­яв­ле­ние но­вых иг­ро­ков с ин­но­ва­ци­он­ным под­хо­дом.
Рассмот­рим опыт компа­нии Uber, ко­то­рая ис­поль­зу­ет тех­но­ло­гии, что­бы све­сти за­ин­тере­со­ван­ных во­ди­телей на­зем­ного транс­пор­та с их по­тен­ци­аль­ны­ми пас­са­жи­ра­ми. Если по­тре­би­те­ли ну­жда­ют­ся в пере­воз­ке на­зем­ным транс­пор­том, они де­ла­ют запрос на ав­то­мо­биль че­рез при­ло­же­ние Uber на смарт­фо­не, где не­медлен­но вы­све­чи­ва­ет­ся вре­мя ожи­да­ния ма­ши­ны. Компа­ния Uber че­рез при­ло­же­ние так­же предо­став­ляет ин­фор­ма­цию по­тен­ци­аль­ным пас­са­жи­рам о во­ди­те­лях и нао­бо­рот. Тех­но­ло­гия сни­жа­ет транс­ак­ци­он­ные из­держ­ки и поезд­ка с Uber ча­сто про­хо­дит бы­стрее и об­хо­дит­ся де­ше­вле, чем при ис­поль­зо­ва­нии тра­ди­ци­он­ных служб так­си. По­сколь­ку компа­ния Uber стре­мит­ся вый­ти на рын­ки всех круп­ных го­ро­дов мира, тра­ди­ци­он­ная ин­ду­стрия так­си бо­рет­ся и ча­сто до­би­ва­ет­ся при­ня­тия за­ко­но­да­тель­ства, запре­ща­ю­ще­го ис­поль­зо­ва­ние тех­но­ло­гий, при­ме­ня­е­мых Uber и ана­ло­гич­ны­ми компа­ни­я­ми(58). В ре­зульта­те про­цес­сы по­лу­че­ния вы­год от вне­дре­ния пере­до­вых тех­но­ло­гий и уве­ли­че­ния объема тор­гов­ли за­медли­лись.
Опыт компа­нии-произ­во­ди­те­ля элек­тро­мо­би­лей Tesla — еще один яр­кий при­мер того, как су­ще­ству­ю­щие произ­во­ди­те­ли ис­поль­зу­ют по­ли­ти­че­ский про­цесс, что­бы сдер­жи­вать вы­ход но­вич­ка на ры­нок. Биз­нес-мо­дель Tesla была осно­ва­на на про­да­же своих ав­то­мо­би­лей не­по­сред­ствен­но по­тре­би­те­лям. Но хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ная груп­па из усто­яв­ших­ся ав­то­ди­ле­ров лоб­би­ро­ва­ла за­ко­но­да­тель­ные ор­га­ны шта­тов, тре­буя при­ня­тия за­ко­нов, запре­ща­ю­щих произ­во­ди­те­лям про­да­вать свои ав­то­мо­би­ли не­по­сред­ствен­но по­тре­би­те­лям. При­мер­но в по­ло­ви­не шта­тов США были при­ня­ты запре­ты на та­кие пря­мые про­да­жи. Эти за­ко­ны на­много услож­ни­ли компа­нии Tesla вы­ход на ры­нок произ­водства ав­то­мо­би­лей.
Ин­терес­но, что в осно­ве раз­ви­тия самой компа­нии Tesla ле­жал фа­во­ри­тизм пра­ви­тель­ства. Tesla по­лу­чи­ла от фе­де­раль­но­го пра­ви­тель­ства суб­си­дии на сот­ни мил­лио­нов дол­ла­ров (гран­ты, ссу­ды с пра­ви­тель­ствен­ной га­ран­ти­ей и на­ло­го­вые скид­ки) на раз­ра­ботку и произ­водство сво­е­го рос­кошно­го элек­тро­мо­би­ля мо­де­ли S, ко­то­рый про­да­ет­ся бо­лее чем за 100 000 дол­ла­ров. В 2014 году штат Не­ва­да предо­ста­вил Tesla па­кет суб­си­дий на сум­му 1,3 млрд дол­ла­ров на строи­тель­ство за­во­да по произ­водству ак­ку­му­ля­то­ров вбли­зи Рино. Те­сла осво­бо­жда­ет­ся от упла­ты на­ло­гов на зар­пла­ту или иму­ще­ство на де­сять лет, а так­же от упла­ты на­ло­гов с про­даж на два­дцать лет, и по­лу­чит 195 мил­лио­нов дол­ла­ров в виде «на­ло­го­вых ски­док с пра­вом пере­до­ве­рия», ко­то­рые мож­но про­дать дру­гим компа­ни­ям для по­га­ше­ния их на­ло­гов в Не­ва­де(59). Воз­мож­но, в этом и за­клю­ча­ет­ся урок: ин­тере­сы «своих» компа­ний, жи­ву­щих за счет фа­во­ри­тиз­ма пра­ви­тель­ства, ино­гда вхо­дят в раз­рез с ин­тере­са­ми дру­гих «своих» компа­ний с еще большим по­ли­ти­че­ским влия­ни­ем.
Со­зда­те­ли Консти­ту­ции Со­еди­нен­ных Шта­тов были хо­ро­шо осве­дом­ле­ны о пробле­мах, свя­зан­ных с вла­стью групп с осо­бы­ми ин­тере­са­ми. Они на­зы­ва­ли та­кие груп­пы влия­ния «фрак­ци­я­ми». Со­зда­те­ли Консти­ту­ции стре­ми­лись огра­ни­чить дав­ле­ние со сто­ро­ны фрак­ций в ста­тье I раз­де­ла 8, в ко­то­рой ука­зы­ва­лось, что Кон­гресс дол­жен взи­мать толь­ко еди­ные на­ло­ги для ре­а­ли­за­ции про­грамм, способ­ству­ю­щих на­ци­о­наль­ной обо­ро­не и об­ще­му благо­со­сто­я­нию. Этот пункт был раз­ра­бо­тан с це­лью ис­клю­чить ис­поль­зо­ва­ние об­щих на­ло­го­вых по­ступ­ле­ний для предо­став­ле­ния льгот под­груп­пам на­се­ле­ния. Од­на­ко с го­да­ми су­деб­ные по­ста­нов­ле­ния и за­ко­но­да­тель­ные акты из­ме­ни­ли его смысл. Та­ким об­разом, в те­ку­щей ин­тер­пре­та­ции Консти­ту­ция не огра­ни­чи­ва­ет по­ли­ти­че­скую силу хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ных групп ин­тере­сов.

Элемент 3.6. Предотвращение чрезмерных трат и бюджетного дефицита

Если законодателей не ограничить конституционными или другими правовыми нормами, они будут совершать чрезмерные траты и создавать дефицит бюджета.

«Фи­нан­си­ро­ва­ние рас­хо­дов пу­тем вы­да­чи дол­го­вых обя­за­тельств ка­жет­ся до­воль­но при­вле­ка­тель­ной идеей для из­бран­ных в пра­ви­тель­ство чи­нов­ни­ков. При­вле­че­ние займов поз­во­ля­ет осу­ще­ствлять рас­хо­ды, ко­то­рые при­не­сут сию­ми­нут­ные по­ли­ти­че­ские вы­го­ды без ка­ких-либо не­по­сред­ствен­ных по­ли­ти­че­ских из­дер­жек»(60),
Джеймс Бью­ке­нен, лау­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии 1986 года.
Когда го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды пре­вы­ша­ют до­хо­ды, воз­ни­кает де­фи­цит бюд­же­та. Го­су­дар­ства, как пра­ви­ло, выпус­кают про­цент­ные об­ли­га­ции для по­кры­тия де­фи­ци­та бюд­же­та. Эти об­ли­га­ции яв­ляют­ся ча­стью государственного долга. Го­до­вой де­фи­цит бюд­же­та уве­ли­чи­ва­ет раз­мер го­су­дар­ствен­но­го дол­га на ве­личи­ну де­фи­ци­та. И нао­бо­рот, если го­су­дар­ствен­ные до­хо­ды пре­вы­ша­ют рас­хо­ды, то име­ет ме­сто профицит бюджета. Это дает го­су­дар­ству воз­мож­ность рас­пла­тить­ся с дер­жа­те­ля­ми об­ли­га­ций и тем са­мым умень­шить раз­мер име­ю­щей­ся за­дол­жен­но­сти. По сути го­су­дар­ствен­ный долг пред­став­ляет со­бой со­во­куп­ный ре­зультат всех бюд­жет­ных де­фи­ци­тов и про­фи­ци­тов пре­ды­ду­щих лет.
До 1960 года сре­ди эко­но­ми­стов пре­ва­ли­ро­ва­ло мне­ние, со­глас­но ко­то­ро­му го­су­дар­ство долж­но со­зда­вать про­фи­цит бюд­же­та, что­бы ско­рейшим об­разом по­га­сить об­разо­вав­ший­ся по­сле во­ен­но­го пе­ри­о­да долг. В тече­ние сто­ле­тия по­сле на­по­лео­новских войн долг Со­еди­нен­но­го Ко­ро­лев­ства зна­чи­тель­но со­кра­тил­ся, та­кая же си­ту­а­ция на­блю­да­лась и во Фран­ции по­сле Франко-прус­ской вой­ны, и в Со­еди­нен­ных Шта­тах по­сле Гра­жданской вой­ны.
Кейн­си­анская ре­во­лю­ция из­ме­нила эти вз­гля­ды. Ан­глий­ский эко­но­мист Джон Мейнард Кейнс раз­ра­бо­тал тео­рию, ко­то­рая объ­яс­ня­ла как про­дол­жи­тель­ность и тя­жесть Ве­ли­кой де­прес­сии, так и предла­га­ла спосо­бы предот­вра­ще­ния подоб­ных со­бы­тий в бу­ду­щем. В 1940–1950-е годы кейн­си­анский вз­гляд охва­тил всю сфе­ру эко­но­ми­ки и вско­ре на­чал преоб­ла­дать сре­ди ин­тел­лек­ту­аль­ных и по­ли­ти­че­ских ли­де­ров того вре­ме­ни. Со­глас­но кейн­си­анско­му ана­ли­зу, го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды и де­фи­цит бюд­же­та мо­гут ис­поль­зо­вать­ся для со­зда­ния бо­лее устой­чи­вой эко­но­ми­ки. Кейн­си­ан­цы утвер­жда­ли, что вме­сто ба­лан­си­ро­ва­ния бюд­же­та го­су­дар­ство долж­но управ­лять бюд­жет­ным де­фи­ци­том в пе­ри­о­ды ре­цес­сии и пере­хо­дить к бюд­жет­но­му про­фи­ци­ту в слу­чае ро­ста ин­фля­ции.
Хотя эф­фек­тив­ность кейн­си­анской фи­скаль­ной по­ли­ти­ки яв­ляет­ся спор­ным во­про­сом, ее влия­ние на бюд­жет большинства стран оче­вид­но. Бо­лее не огра­ни­чен­ные необ­хо­ди­мо­стью обес­пе­чи­вать сбалансированность бюджета, по­ли­ти­ки неиз­мен­но тра­ти­ли сум­мы, пре­вы­ша­ю­щие ожи­да­е­мые на­ло­го­вые по­ступ­ле­ния. За 22-лет­ний пе­ри­од с 1995 г. было за­фик­си­ро­ва­но 20 де­фи­ци­тов и 2 про­фи­ци­та го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та Гре­ции. На ри­сун­ке 20 по­ка­зан де­фи­цит го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та Гре­ции, из­ме­ря­е­мый в про­цен­тах от ВВП за этот пе­ри­од. Де­фи­цит был осо­бен­но большим в пе­ри­од ре­цес­сий, осо­бен­но во вре­мя фи­нан­со­во­го кри­зи­са 2008–2009 гг. До фи­нан­со­во­го кри­зи­са де­фи­цит го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та со­став­лял в сред­нем око­ло 6,5% ВВП, а пе­ри­од контро­ля над де­фи­ци­том был чрез­вы­чай­но ко­ротким. Гре­ции уда­лось вый­ти на про­фи­цит толь­ко в 2016 и 2017 го­дах.
Де­фи­ци­ты уве­ли­чи­ва­ют го­су­дар­ствен­ный долг. Го­су­дар­ствен­ный долг Гре­ции, из­ме­ря­е­мый в про­цен­тах от ВВП, уве­личил­ся с 97% в 1995 г. до 134% в 2009 г. и 183% в 2015 г. У Гре­ции са­мый большой го­су­дар­ствен­ный долг (в про­цен­тах от ВВП) в ЕС. Кро­ме Гре­ции, есть еще четыре евро­пей­ские стра­ны, в ко­то­рых го­су­дар­ствен­ный долг пре­вы­ша­ет ве­личи­ну го­до­во­го ВВП (Бель­гия, Кипр, Пор­ту­га­лия и Ита­лия)(61).
Ис­хо­дя из по­ли­ти­че­ских со­об­ра­же­ний, фи­нан­си­ро­ва­ние рас­хо­дов пу­тем кре­ди­то­ва­ния, а не на­ло­го­об­ло­же­ния, — бо­лее удоб­ный ва­ри­ант, и в этом нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го. Здесь на­шел свое от­ра­же­ние так на­зы­ва­е­мый эффект близорукости: стрем­ле­ние вы­бран­ных по­ли­ти­че­ских де­я­телей под­дер­жи­вать проек­ты, при­но­ся­щие яв­ные и не­медлен­ные вы­го­ды за счет скры­тых, труд­но опре­де­ля­е­мых рас­хо­дов, ко­то­рые мож­но пере­не­сти на бу­ду­щие пе­ри­о­ды. У за­ко­но­да­телей есть сти­мул тра­тить бюд­жет­ные день­ги на про­грам­мы, при­но­ся­щие поль­зу лю­дям из их из­би­ра­тель­но­го окру­га и груп­пам с осо­бы­ми ин­тере­са­ми, ко­то­рые ока­жут по­ли­ти­кам фи­нан­со­вую под­держ­ку на пере­вы­бо­рах. Они не лю­бят об­ла­гать на­ло­га­ми, по­сколь­ку на­ло­ги на­кла­ды­ва­ют су­ще­ствен­ное бре­мя на из­би­ра­телей. Долг — аль­тер­на­ти­ва об­ло­же­нию на­ло­га­ми в на­сто­я­щем; он пере­но­сит ре­аль­ные го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды на бу­ду­щие пе­ри­о­ды. Де­фи­цит бюд­же­та и при­вле­че­ние заем­ных средств поз­во­ля­ют по­ли­ти­кам предо­став­лять из­би­ра­те­лям не­медлен­ные вы­го­ды без вве­де­ния бо­лее вы­со­ких на­ло­гов. Та­ким об­разом, де­фи­цит — есте­ствен­ный ре­зультат де­мо­кра­ти­че­ской по­ли­ти­ки, не огра­ни­чен­ной необ­хо­ди­мо­стью под­дер­жа­ния сба­лан­си­ро­ван­но­го бюд­же­та.
Ри­су­нок 20. Об­щий де­фи­цит/про­фи­цит го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та Гре­ции в про­цен­тах от ВВП (1995–2017)
На дан­ном ли­ней­ном гра­фи­ке по­ка­зан де­фи­цит и про­фи­цит го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та Гре­ции в про­цен­тах от ВВП за пе­ри­од с 1995 по 2017 год. Го­су­дар­ство име­ло про­фи­цит бюд­же­та в тече­ние этих 22 лет толь­ко два­жды, а имен­но в 2016 и 2017 го­дах. В пе­ри­о­ды ре­цес­сии де­фи­цит уве­ли­чи­вал­ся, в частно­сти, во вре­мя фи­нан­со­во­го кри­зи­са 2008–2009 го­дов. Са­мый вы­со­кий де­фи­цит был за­фик­си­ро­ван в 2009 году — при­мер­но 15% от ВВП.
По­ли­ти­че­ский про­цесс, не огра­ни­чен­ный нор­ма­ми, иг­ра­ет на руку хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ным груп­пам ин­тере­сов и по­бу­жда­ет по­ли­ти­ков уве­ли­чи­вать рас­хо­ды, что­бы при­не­сти вы­го­ды горстке из­бран­ных за счет об­ще­ства в це­лом. Напри­мер, у каж­до­го чле­на за­ко­но­да­тель­но­го ор­га­на есть мощ­ный сти­мул для уве­ли­че­ния рас­хо­дов на благо­со­сто­я­ние его из­би­ра­телей. И нао­бо­рот, у за­ко­но­да­те­ля нет осо­бо­го же­ла­ния вы­пол­нять функ­ции «контролёра» рас­хо­дов. На это есть две при­чи­ны. Во-пер­вых, на­личие та­ко­го контро­ля бу­дет раз­дра­жать дру­гих кол­лег, по­сколь­ку огра­ни­чи­тель­ные меры по рас­пре­де­ле­нию рас­хо­дов услож­нят фи­нан­си­ро­ва­ние спе­ци­аль­ных про­грамм, направ­лен­ных на це­ле­вые груп­пы гра­ждан. Они пред­при­мут от­вет­ные меры и при го­ло­со­ва­ни­ях све­дут к ми­ни­му­му под­держ­ку про­грамм рас­хо­дов для из­би­ра­тель­но­го окру­га та­ко­го «контро­ле­ра». При­чи­на вто­рая, бо­лее важ­ная: вы­го­ды от со­кра­ще­ния рас­хо­дов и де­фи­ци­та бюд­же­та, ко­то­рые пы­та­ет­ся по­лу­чить «контро­лер» (напри­мер, сни­же­ние на­ло­гов), бу­дут в рав­ной сте­пе­ни рас­про­стра­нять­ся на всех из­би­ра­телей из дру­гих окру­гов. Та­ким об­разом, даже если «контро­лер» до­бьет­ся успе­ха, из­би­ра­те­ли из его окру­га по­лу­чат лишь ма­лую долю этих вы­год.
Воз­мож­но, сле­ду­ю­щий при­мер по­мо­жет объ­яс­нить, по­че­му пар­ла­мен­там всех стран так труд­но взять под контроль го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды и бюд­жет­ный де­фи­цит. Вер­хов­ная рада Укра­и­ны (пар­ла­мент Укра­и­ны) со­сто­ит из 450 де­пу­та­тов. Пред­по­ло­жим, что эти 450 че­ло­век идут по­ужи­нать, зная, что по­сле ужи­на каж­дый по­лу­чит счет с 1/450 до­лей от его сто­и­мо­сти. Ни­кто не чув­ству­ет, что дол­жен огра­ни­чи­вать себя в за­ка­зах, по­сколь­ку сдер­жан­ность од­но­го чле­на пар­ла­мен­та мало по­влия­ет на об­щий счет. По­че­му бы не за­ка­зать на за­кус­ку кре­вет­ки, стей­ки и ома­ров, а на де­серт большой ку­сок чиз­кей­ка? В кон­це кон­цов, до­пол­ни­тель­ные рас­хо­ды до­ба­вят со­всем немного к доле каж­до­го че­ло­ве­ка в об­щем сче­те. Напри­мер, если один из участ­ни­ков ужи­на за­ка­жет до­ро­гие блю­да, цена ко­то­рых уве­личит об­щий счет на 45 евро, его доля от об­щей сто­и­мо­сти ужи­на со­ста­вит ме­нее 10 цен­тов (1/450 от 45 евро). Вот это сдел­ка! Ко­неч­но, ему тоже при­дет­ся до­пла­чи­вать за рас­то­чи­тель­ные за­ка­зы осталь­ных 449 по­се­ти­телей. По прав­де, не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния, что имен­но за­ка­зы­ва­ет отдель­ный по­се­ти­тель. В ито­ге все за­ка­зы­ва­ют не ску­пясь, до­пла­чи­вая за до­пол­ни­тель­ные блю­да, ко­то­рые не сто­ят по­тра­чен­ных на них средств(62).
Опи­сан­ная здесь струк­ту­ра сти­му­лов объ­яс­ня­ет, по­че­му по­ли­ти­кам так удоб­но при­ме­нять де­фи­цит­ное фи­нан­си­ро­ва­ние. За се­ми­лет­ний пе­ри­од с 2008 г. по 2015 г. долг ЕС вслед­ствие де­фи­ци­та бюд­же­та стран-чле­нов ЕС воз­рос по от­но­ше­нию к ВВП бо­лее чем на 30 про­цент­ных пунк­тов. Кро­ме того, раз­мер льгот, преду­смат­ри­ва­е­мых для по­жи­лых гра­ждан по про­грам­мам со­ци­аль­ной за­щи­ты, на­много пре­вы­ша­ет по­ступ­ле­ния от на­ло­га на до­хо­ды фи­зи­че­ских лиц, за счет ко­то­рых та­кие про­грам­мы и фи­нан­си­ру­ют­ся. Та­кие не­обес­пе­чен­ные сред­ства­ми обя­за­тель­ства яв­ляют­ся еще од­ной фор­мой го­су­дар­ствен­но­го дол­га. На со­ци­аль­ную за­щи­ту при­хо­дит­ся наи­бо­лее зна­чи­тель­ная часть об­щих го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов за 2016 г. во всех го­су­дар­ствах-чле­нах ЕС (са­мый вы­со­кий по­ка­за­тель в Фин­лян­дии — 25,6% ВВП)(63). По мере со­кра­ще­ния доли тру­до­способ­но­го на­се­ле­ния и уве­ли­че­ния чис­ла пен­сио­неров(64) рас­хо­ды на со­ци­аль­ную за­щи­ту пре­вы­сят до­хо­ды на ее фи­нан­си­ро­ва­ние, что еще больше услож­нит дол­го­вую от­вет­ствен­ность фе­де­раль­но­го пра­ви­тель­ства.
Что произой­дет, если пра­ви­тель­ства го­су­дарств-чле­нов ЕС не возь­мут под контроль свою фи­нан­со­вую си­сте­му? По­сколь­ку долг стра­ны по­сто­ян­но уве­ли­чи­ва­ет­ся по от­но­ше­нию к раз­ме­ру ее эко­но­ми­ки, это ска­жет­ся на кре­дит­ных рын­ках. Предо­став­ле­ние кре­ди­тов пра­ви­тель­ству стра­ны с большим со­от­но­ше­ни­ем го­су­дар­ствен­но­го дол­га к ВВП со­пря­же­но с рис­ка­ми. В ре­зульта­те стра­не с вы­со­кой за­дол­жен­но­стью при­дет­ся пла­тить бо­лее вы­со­кие про­цент­ные став­ки по кре­ди­ту. В свою оче­редь бо­лее вы­со­кие из­держ­ки на упла­ту про­цен­тов еще силь­нее услож­нят пра­ви­тель­ству за­да­чи по вы­пол­не­нию бюд­же­та и удер­жа­нию ра­зум­ных на­ло­го­вых ста­вок.
Если долг по от­но­ше­нию к до­хо­дам про­дол­жит рас­ти, ин­ве­сто­ры всё с большей неохо­той бу­дут вы­ку­пать об­ли­га­ции, выпус­кае­мые ми­ни­стер­ством фи­нан­сов стра­ны. В ко­неч­ном сче­те фи­нан­со­вый кри­зис при­ве­дет либо к огла­ше­нию пра­ви­тель­ством пол­но­го де­фол­та, либо к фи­нан­си­ро­ва­нию дол­га пу­тем эмис­сии де­нег и по­сле­ду­ю­щей ин­фля­ции. Оба ва­ри­ан­та бу­дут иметь раз­ру­ши­тель­ные по­след­ствия для эко­но­ми­ки. Это уже слу­ча­лось в дру­гих стра­нах, та­ких как Гре­ция, ко­то­рые не смог­ли взять под контроль го­су­дар­ствен­ную фи­нан­со­вую си­сте­му. Ни­ка­кая из стран не застра­хо­ва­на от воз­дей­ствия за­ко­нов эко­но­ми­ки.
Крайне важ­но, что­бы в бу­ду­щем все пра­ви­тель­ства контро­ли­ро­ва­ли свои рас­хо­ды и дол­го­вые обя­за­тель­ства. Но это ма­ло­ве­ро­ят­но без по­ли­ти­че­ских из­ме­не­ний, ко­то­рые бу­дут на­ла­гать на по­ли­ти­ков со­от­вет­ству­ю­щие огра­ни­че­ния, не поз­во­ля­ю­щие им тра­тить сум­мы, пре­вы­ша­ю­щие на­ло­го­вые по­ступ­ле­ния. Из­ме­не­ния воз­мож­но про­ве­сти несколь­ки­ми спосо­ба­ми. Пер­вый: вне­сти в консти­ту­цию по­прав­ки о сба­лан­си­ро­ван­ном бюд­же­те, на­ла­га­ю­щие на пра­ви­тель­ство со­от­вет­ству­ю­щие обя­за­тель­ства, напри­мер, как в Гру­зии. Вто­рой: огра­ни­чить рас­хо­ды те­ку­ще­го года с уче­том уров­ня до­хо­дов про­шло­го года. Предла­га­е­мые консти­ту­ци­он­ные из­ме­не­ния огра­ни­чи­ли бы воз­мож­но­сти за­ко­но­да­телей по рас­хо­до­ва­нию средств вплоть до тех пор, пока они не ре­шат­ся вве­сти на­лог или пла­ту за поль­зо­ва­ние го­су­дар­ствен­ны­ми услу­га­ми.

Элемент 3.7. Субсидии должны опираться на механизмы экономики

Когда государства начинают активно создавать благоприятные условия одним за счет других, между представителями государственной власти и предприятиями возникают неэффективные, неправильные и неэтичные отношения.

«Сред­ством по­ли­ти­ки (ко­то­рое ча­сто ста­но­вит­ся це­лью) яв­ляет­ся из­вле­че­ние ре­сур­сов из обыч­но­го на­ло­го­пла­тель­щи­ка с ми­ни­маль­ны­ми для него по­те­ря­ми и рас­пре­де­ле­ние со­бран­ных средств меж­ду бес­чис­лен­ны­ми ну­жда­ю­щи­ми­ся та­ким об­разом, что­бы до­бить­ся мак­си­маль­ной под­держ­ки на вы­бо­рах. По­ли­ти­ка в том, что ка­са­ет­ся обес­пе­че­ния под­держ­ки, пред­став­ляет со­бой ис­кус­ство рас­чет­ли­во­го об­ма­на или, точнее — как об­ма­нуть и не по­пасть­ся»(65),
Джеймс Р. Шле­зин­гер, быв­ший ми­нистр обо­ро­ны США.
Су­ще­ству­ет два спосо­ба на­коп­ле­ния бо­гат­ства: произ­водство и незаконное присвоение. Пер­вый: произ­водство вос­тре­бо­ван­ных то­ва­ров или услуг с це­лью по­лу­че­ния при­бы­ли. Та­кой способ осно­вы­ва­ет­ся на вза­им­ной вы­го­де, при­но­сит поль­зу тор­го­вым парт­не­рам и по­вы­ша­ет благо­со­сто­я­ние об­ще­ства. Но ино­гда люди вы­би­ра­ют путь к бо­гат­ству че­рез не­за­конное при­сво­е­ние, от­ни­мая у дру­гих что-либо без их со­гла­сия. Ко­неч­но, жерт­вы не­за­конно­го при­сво­е­ния по­те­ря­ют то, что по­лу­чит рас­хи­ти­тель. Но вдо­ба­вок, при су­ще­ство­ва­нии угро­зы не­за­конно­го при­сво­е­ния по­тен­ци­аль­ные жерт­вы бу­дут за­тра­чи­вать свои ре­сур­сы, что­бы за­щи­тить себя. Напри­мер, в об­ще­стве, где кра­жи со вз­ло­мом — обыч­ное дело, люди по­ку­па­ют больше зам­ков, больше поль­зу­ют­ся услу­га­ми охран­ных компа­ний, тре­бу­ют уве­ли­че­ния шта­та по­ли­ции и даже проек­ти­ру­ют свои дома так, что­бы предот­вра­тить кра­жу. Из­держ­ки, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ют­ся люди, бу­дут пре­вы­шать вы­го­ды, по­лу­ча­е­мые теми, кто за­ни­ма­ет­ся во­ровством. В от­личие от вза­и­мо­вы­год­но­го об­ме­на, не­за­конное при­сво­е­ние — это де­я­тель­ность, со­кра­ща­ю­щая об­ще­ствен­ное бо­гат­ство. Она не толь­ко не при­но­сит до­пол­ни­тель­ных до­хо­дов, но и по­треб­ля­ет ре­сур­сы, умень­шая благо­со­сто­я­ние об­ще­ства.
(Ори­ги­наль­ная вер­сия до­ступ­на по ад­ре­су: https://www.dailymotion.com/video/x2hwqki)
Го­су­дар­ства способ­ству­ют экономическому благосостоянию, по­ощряя произ­водство и тор­говлю и пре­пят­ствуя не­за­кон­но­му при­сво­е­нию. На­личие эф­фек­тив­но­го за­ко­но­да­тель­ства и обес­пе­че­ние его ис­пол­не­ния за­труд­нит хи­ще­ние чу­жо­го иму­ще­ства по­сред­ством пре­ступ­ле­ний или по­ли­ти­че­ских дей­ствий и со­кра­тит ко­ли­че­ство ре­сур­сов, направ­ляе­мых на не­за­конное при­сво­е­ние. Кро­ме того, на за­щи­ту от хи­ще­ния так­же бу­дет направ­лять­ся мень­ше ре­сур­сов.
Од­на­ко в совре­мен­ном мире го­су­дар­ство само по себе ста­ло основ­ным ис­точ­ни­ком не­за­конно­го при­сво­е­ния. Го­су­дар­ства ча­сто от­би­ра­ют ре­сур­сы у од­них, что­бы предо­ста­вить суб­си­дии и со­здать благо­при­ят­ные усло­вия дру­гим. Хотя тех­ни­че­ски это не во­ровство, по­сколь­ку оно со­вер­ша­ет­ся на за­кон­ных осно­ва­ни­ях, это все же де­я­тель­ность, ко­то­рая со­кра­ща­ет об­ще­ствен­ное бо­гат­ство, на­но­сит ущерб гра­жда­нам и за­медля­ет эко­но­ми­че­ский рост.
В на­сто­я­щее вре­мя при­мер­но по­ло­ви­на бюд­жет­ных средств Фран­ции идет на транс­фер­ты и суб­си­дии(66). Суб­си­дии на со­ци­аль­ную за­щи­ту со­став­ляют основ­ную часть транс­фер­тов (43% от об­ще­го бюд­же­та)(67), но в на­сто­я­щее вре­мя го­су­дар­ство под­дер­жи­ва­ет мно­же­ство дру­гих направ­ле­ний де­я­тель­но­сти, в том чис­ле культу­ру, аэро­пор­ты, опре­де­лен­ные виды произ­водства, сол­неч­ную энер­гию, ис­ко­па­е­мое топ­ли­во, сель­ско­хо­зяй­ствен­ную про­дук­цию (на­чи­ная с пти­це­водства и за­кан­чи­вая ви­но­гра­дар­ством). Су­ще­ству­ет 250 раз­лич­ных гран­тов и суб­си­дий на откры­тие ма­лых пред­при­я­тий в сель­ских рай­о­нах Фран­ции.
Го­су­дар­ствен­ные суб­си­дии и фа­во­ри­тизм пред­став­ляют опас­ность как для по­ли­ти­че­ской де­мо­кра­тии, так и для эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­сти. При­чин та­ко­го по­ло­же­ния несколь­ко.
Во-пер­вых, суб­си­дии ис­ка­жа­ют цены и по­бу­жда­ют пред­при­я­тия тра­тить больше вре­ме­ни и уси­лий на то, что­бы до­бить­ся фа­во­ри­тиз­ма у го­су­дар­ства, и мень­ше — на раз­ра­ботку ка­че­ствен­ных и бо­лее эко­но­ми­че­ски вы­год­ных про­дук­тов. Как след­ствие, рост до­ступ­но­сти го­су­дар­ствен­но­го фа­во­ри­тиз­ма уси­ли­ва­ет влия­ние групп осо­бых ин­тере­сов и по­ощря­ет об­ман. Что­бы урвать больше го­су­дар­ствен­ных средств и по­лу­чить пре­иму­ще­ства в срав­не­нии с кон­ку­рен­та­ми, пред­при­я­тия и про­чие лоб­би­сты, до­би­ва­ю­щи­е­ся го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки, бу­дут при­кры­вать свои ин­тере­сы та­ки­ми важ­ны­ми це­ля­ми, как уве­ли­че­ние за­ня­то­сти, сни­же­ние уров­ня бед­но­сти, по­вы­ше­ние ка­че­ства окру­жа­ю­щей сре­ды и умень­ше­ние за­ви­си­мо­сти от ино­стран­но­го капи­та­ла. Даже если их дей­ствия моти­ви­ро­ва­ны ис­клю­чи­тель­но фи­нан­со­вой вы­го­дой и по­ли­ти­че­ской вла­стью, груп­пы осо­бых ин­тере­сов бу­дут утвер­ждать, что они стре­мят­ся до­стичь бо­лее ши­ро­ких, бо­лее важ­ных це­лей, что на самом деле не со­от­вет­ству­ет ре­аль­но­сти.
Во-вто­рых, суб­си­ди­ро­ва­ние опре­де­лен­ных фирм и сек­то­ров эко­но­ми­ки ста­вит осталь­ные в не­вы­год­ное по­ло­же­ние. Часть не­суб­си­ди­ру­е­мых фирм бу­дут вы­тес­не­ны из биз­не­са или не смо­гут вый­ти на ры­нок в ре­зульта­те не­воз­мож­но­сти усто­ять перед на­по­ром кон­ку­рен­тов, по­лу­ча­ю­щих та­кие суб­си­дии. Из-за это­го проис­хо­дит от­вле­че­ние ре­сур­сов от пред­при­я­тий, за­ви­ся­щих от по­тре­би­телей рын­ка, в сто­ро­ну дру­гих фирм, поль­зу­ю­щих­ся под­держ­кой по­ли­ти­ков.
И, на­ко­нец, по­жа­луй, самое глав­ное: суб­си­дии и фа­во­ри­тизм со­зда­ют не­пра­виль­ные, не­этич­ные от­но­ше­ния меж­ду пред­при­ни­ма­те­ля­ми и по­ли­ти­ка­ми. Тем са­мым по­ощря­ют­ся го­су­дар­ствен­ная по­мощь кор­по­ра­ци­ям и «ку­мовской капи­та­лизм», что идет враз­рез с ин­тере­са­ми на­ло­го­пла­тель­щи­ков. Чем выше уро­вень кор­по­ра­тив­но­го ижди­вен­че­ства (т. е. чем больше го­су­дар­ствен­ных про­грамм суб­си­ди­ро­ва­ния, направ­лен­ных на раз­ви­тие кор­по­ра­ций), тем больше ре­сур­сов тра­тит­ся в гон­ке за го­су­дар­ствен­ной под­держ­кой. (При­ме­ча­ние. Эко­но­ми­сты ча­сто ис­поль­зу­ют тер­мин «по­иск рен­ты» для опи­са­ния де­я­тель­но­сти пред­при­я­тий и дру­гих групп, направ­лен­ной на по­лу­че­ние го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки.) По мере того, как по­ли­ти­че­ское вме­ша­тель­ство под­ме­ня­ет сво­бо­ду рын­ков, для эко­но­ми­ки бу­дут все бо­лее ха­рак­тер­ны кла­но­во-оли­гар­хи­че­ская си­сте­ма и не­эф­фек­тив­ная де­я­тель­ность, а эко­но­ми­че­ский рост не до­стиг­нет сво­е­го по­тен­ци­а­ла.
Пра­ви­тель­ства де­мо­кра­ти­че­ских стран с вы­со­ким уров­нем до­хо­дов все чаще ис­поль­зу­ют на­ло­ги и зай­мы для предо­став­ле­ния суб­си­дий и дру­гих льгот опре­де­лен­ным бло­кам из­би­ра­телей в об­мен на го­ло­са и по­ли­ти­че­скую под­держ­ку. В утвер­жде­нии, ко­то­рое в основ­ном при­пи­сы­ва­ет­ся шот­ланд­цу Алек­сан­дру Тай­тле­ру, при­во­дит­ся сле­ду­ю­щий ар­гу­мент:
«Де­мо­кра­тия не мо­жет су­ще­ство­вать как по­сто­ян­ная фор­ма прав­ле­ния. Она мо­жет су­ще­ство­вать до тех пор, пока из­би­ра­те­ли не об­на­ру­жат, что они мо­гут обес­пе­чить себе го­ло­со­ва­ни­ем щед­рый дар за счет го­су­дар­ствен­ной казны. На­чи­ная с это­го мо­мен­та, большинство все­гда го­ло­сует за кан­ди­да­та, обе­ща­ю­ще­го наи­большую под­держ­ку за счет го­су­дар­ствен­ных средств. В ре­зульта­те де­мо­кра­тия ру­шит­ся из-за сла­бой на­ло­го­вой по­ли­ти­ки; за ней все­гда сле­ду­ет дик­та­ту­ра...»(68).
Как толь­ко пред­при­я­тия и дру­гие груп­пы с осо­бы­ми ин­тере­са­ми на­чнут ак­тив­но ока­зы­вать под­держ­ку по­ли­ти­кам в об­мен на суб­си­дии и фа­во­ри­тизм, эти силы бу­дет крайне труд­но сдер­жи­вать. По мере ро­ста го­су­дар­ствен­но­го фа­во­ри­тиз­ма и уси­ле­ния за­ви­си­мо­сти от него как по­лу­ча­телей, так и по­ли­ти­ков, бу­дет на­блю­дать­ся рост транс­ферт­ных рас­хо­дов и от­вле­че­ние ре­сур­сов от произ­водствен­ной де­я­тель­но­сти. Бо­лее того, ли­це­мер­ное по­ве­де­ние, не­этич­ные от­но­ше­ния и даже кор­руп­ция ста­нут обыч­ным яв­ле­ни­ем. На­ло­го­вое бре­мя бу­дет рас­ти, бюд­жет­ный де­фи­цит про­дол­жит уве­ли­чи­вать­ся, а под­верг­ну­тая по­ли­ти­че­ским ма­ни­пу­ля­ци­ям эко­но­ми­ка вой­дет в пе­ри­од стаг­на­ции. Без вне­се­ния в консти­ту­цию из­ме­не­ний, ка­са­ю­щих­ся за­щи­ты прав соб­ствен­но­сти, и вве­де­ния огра­ни­че­ний на бюд­жет­ные рас­хо­ды, суб­си­ди­ро­ва­ние и уве­ли­че­ние дол­га, из­бран­ные де­мо­кра­ти­че­ским пу­тем по­ли­ти­ки про­дол­жат при­ни­мать про­грам­мы, ко­то­рые рас­тра­чи­ва­ют ре­сур­сы об­ще­ства и ухуд­ша­ют об­щий уро­вень жиз­ни. Очень яр­ким при­ме­ром это­го слу­жит Гре­ция: в 2015 году пра­ви­тель­ство за­гна­ло стра­ну в дол­го­вой кри­зис. Та­кой путь в ко­неч­ном сче­те при­во­дит к чрез­мер­но­му дол­го­во­му бре­ме­ни и эко­но­ми­че­ско­му кра­ху.

Элемент 3.8. Внимание: даже полезные субсидии могут не быть эффективными

Чистая прибыль получателей трансфертов меньше, а зачастую гораздо меньше, чем сумма трансферта.

На ри­сун­ке изоб­ра­же­но двое неопрят­ных муж­чин, вы­пи­ва­ю­щих в пу­стом баре. Один го­во­рит дру­го­му: «Мож­но под­дер­жи­вать не­тру­до­способ­ных. А про не­способ­ных ни­че­го не знаю».
«Мож­но под­дер­жи­вать не­тру­до­способ­ных. А про не­способ­ных ни­че­го не знаю».
Для лю­дей, да­ле­ких от эко­но­ми­ки, трансферты пред­став­ляют­ся эф­фек­тив­ным спосо­бом ад­рес­ной по­мо­щи ну­жда­ю­щим­ся. Эко­но­ми­че­ский ана­лиз, од­на­ко, ука­зы­ва­ет на то, что на самом деле до­воль­но труд­но осу­ще­ствить транс­ферт груп­пе по­лу­ча­телей так, что­бы их благо­со­сто­я­ние улуч­ши­лось в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве. Как ча­сто проис­хо­дит в эко­но­ми­ке, не­преду­смот­рен­ные дол­го­сроч­ные эф­фек­ты объ­яс­ня­ют, по­че­му это утвер­жде­ние вер­но(69).
Эф­фек­тив­ность транс­фер­тов под­ры­ва­ет­ся тре­мя ве­со­мы­ми фак­то­ра­ми. В то вре­мя как этот про­цесс удоб­нее всего рассмат­ри­вать для пря­мых транс­фер­тов, как, напри­мер, ма­те­ри­аль­ной по­мо­щи, та­кие же виды сил дей­ству­ют, когда выпла­та­ми яв­ляют­ся сель­ско­хо­зяй­ствен­ные суб­си­дии или до­та­ции отдель­ным ли­цам или ор­га­ни­за­ци­ям.
Во-пер­вых, по­вы­ше­ние го­су­дар­ствен­ных транс­фер­тов в це­лом сни­жа­ет сти­мул как для на­ло­го­пла­тель­щи­ка (в роли «благо­тво­ри­те­ля»), так и для по­лу­ча­те­ля транс­фер­та за­ра­ба­ты­вать до­ход и со­зда­вать ценность. Мно­гие транс­ферт­ные про­грам­мы преду­смат­ри­ва­ют обрат­ную за­ви­си­мость меж­ду раз­ме­ром транс­фер­та и уров­нем до­хо­дов по­лу­ча­те­ля. По мере по­вы­ше­ния до­хо­дов по­лу­ча­те­ля сум­ма транс­фер­та умень­ша­ет­ся. В этом слу­чае ни на­ло­го­пла­тель­щи­ки, ни по­лу­ча­те­ли транс­фер­тов не произ­во­дят и не за­ра­ба­ты­ва­ют столь­ко, сколь­ко произ­во­ди­ли и за­ра­ба­ты­ва­ли бы в от­сут­ствие транс­ферт­ной про­грам­мы. По мере ро­ста на­ло­гов для фи­нан­си­ро­ва­ния уве­ли­чи­ва­ю­щих­ся транс­фер­тов у на­ло­го­пла­тель­щи­ков оста­ет­ся все мень­ше сти­му­лов идти на жерт­вы, что­бы произ­во­дить и за­ра­ба­ты­вать, и по­яв­ляет­ся всё больше моти­ва­ции вкла­ды­вать сред­ства в на­ло­го­вые убе­жи­ща, что­бы сбе­речь за­ра­бо­тан­ные ими день­ги. Ана­ло­гич­ным об­разом, у по­лу­ча­телей мень­ше сти­му­лов за­ра­ба­ты­вать, по­то­му что до­пол­ни­тель­ные за­ра­ботки не­на­много (а во мно­гих слу­ча­ях со­всем не на­много) уве­ли­чи­ва­ют их чи­стый до­ход. В ре­зульта­те эко­но­ми­че­ский рост за­медля­ет­ся.
Что­бы по­нять от­ри­ца­тель­ное воз­дей­ствие прак­ти­че­ски лю­бой транс­ферт­ной по­ли­ти­ки на уро­вень про­дук­тив­но­сти, рассмот­рим, как бу­дут ре­а­ги­ро­вать сту­ден­ты на заяв­ле­ние пре­по­да­ва­те­ля в на­ча­ле се­ме­стра о том, что си­сте­ма оце­ни­ва­ния в клас­се бу­дет осно­вы­вать­ся на пере­рас­пре­де­ле­нии бал­лов, за­ра­бо­тан­ных на эк­за­ме­нах, так что­бы ни­кто не по­лу­чал неу­довле­тво­ри­тель­ных оце­нок. По та­ко­му пла­ну сту­ден­ты, ко­то­рые по­лу­чи­ли от­лич­ные оцен­ки, на­брав в сред­нем 90% или бо­лее на эк­за­ме­нах, отда­ва­ли бы опре­де­лен­ное ко­ли­че­ство своих бал­лов на то, что­бы под­нять сред­ний уро­вень сту­ден­тов, по­лу­чив­ших на эк­за­ме­нах неу­довле­тво­ри­тель­ные оцен­ки. И ко­неч­но же, сту­ден­там, по­лу­чив­шим хо­ро­шие оцен­ки, так­же при­шлось бы отдать не­ко­то­рое ко­ли­че­ство своих бал­лов (пусть и не так много) на обес­пе­че­ние бо­лее рав­но­мер­но­го рас­пре­де­ле­ния оце­нок.
Нет ни­ка­ких со­мне­ний в том, что по крайней мере не­ко­то­рые из сту­ден­тов, по­лу­ча­ю­щие от­лич­ные и хо­ро­шие оцен­ки, бу­дут учить­ся ме­нее усерд­но, если их до­пол­ни­тель­ные уси­лия бу­дут «об­ла­гать­ся на­ло­гом» для предо­став­ле­ния по­мо­щи неуспе­ва­ю­щим. А сту­ден­ты, по­лу­ча­ю­щие удовле­тво­ри­тель­ные и неу­довле­тво­ри­тель­ные оцен­ки, так­же бу­дут учить­ся ме­нее усерд­но, по­сколь­ку на­ка­за­ние за мень­шее усер­дие бу­дет компен­си­ро­вать­ся транс­фер­та­ми бал­лов, ко­то­рые они не по­лу­чи­ли бы, если бы за­ра­бо­та­ли больше бал­лов само­сто­я­тель­но. Та же ло­ги­ка при­ме­ни­ма даже к сту­ден­там, по­лу­ча­ю­щим са­мые низ­кие оцен­ки, хотя они, ве­ро­ят­но, учат­ся со­всем без­об­раз­но. Впол­не пред­ска­зу­е­мо, каж­дый сту­дент в клас­се бу­дет учить­ся хуже, а об­щая успе­ва­е­мость сни­зит­ся.
По­след­ствия при­мене­ния на­ло­го­вых и транс­ферт­ных схем ана­ло­гич­ны: сни­же­ние произ­во­ди­тель­но­сти и об­ще­го уров­ня до­ход­но­сти. Ведь до­ход — это не «ман­на небес­ная». Напро­тив, это то, что че­ло­век за­ра­ба­ты­ва­ет в ре­зульта­те произ­водства. Че­ло­век по­лу­ча­ет до­ход, предо­став­ляя то­ва­ры и услу­ги дру­гим лю­дям, ко­то­рые го­то­вы пла­тить за них. Национальный доход мож­но пред­ста­вить себе как эко­но­ми­че­ский пи­рог, раз­мер ко­то­ро­го опре­де­ля­ет­ся дей­стви­я­ми мил­лио­нов че­ло­век, каж­дый из ко­то­рых, тру­дясь и тор­гуя, за­ра­ба­ты­ва­ет свой ку­сок. Пере­рас­пре­де­ляя часть от за­ра­ба­ты­ва­е­мо­го каж­дым кус­ка, мы од­новре­мен­но умень­ша­ем ин­тен­сив­ность тру­да и тор­мо­зим ин­но­ва­ции, ко­то­рые яв­ляют­ся глав­ны­ми си­ла­ми, со­зда­ю­щи­ми этот пи­рог из­на­чаль­но.
Во-вто­рых, кон­ку­рен­ция за транс­фер­ты мо­жет от­ри­ца­тель­но ска­зать­ся на дол­го­сроч­ных вы­го­дах по­лу­ча­телей по­мо­щи. Го­су­дар­ство долж­но уста­но­вить кри­те­рий для по­лу­че­ния транс­фер­тов и дру­гих по­ли­ти­че­ских при­ви­ле­гий. Если бы оно это­го не де­ла­ло, транс­фер­ты пол­но­стью опу­сто­ши­ли бы бюд­жет. Обыч­но го­су­дар­ство тре­бу­ет от по­лу­ча­те­ля транс­фер­та чем-то вла­деть, что-то де­лать или кем-то быть. Напри­мер, по­лу­ча­тель по­со­бия по без­ра­бо­ти­це дол­жен быть без­ра­бот­ным, а для того, что­бы компа­ния мог­ла пре­тен­до­вать на по­лу­че­ние не­большой до­та­ции или займа в рам­ках под­держ­ки ма­ло­го пред­при­ни­ма­тель­ства, она долж­на иметь в шта­те не бо­лее опре­де­лен­но­го ко­ли­че­ства со­труд­ни­ков. Как толь­ко кри­те­рий уста­нав­ли­ва­ет­ся, люди из­ме­ня­ют свое по­ве­де­ние, что­бы иметь воз­мож­ность пре­тен­до­вать на «дар­мо­вые» день­ги или дру­гие го­су­дар­ствен­ные выпла­ты. По мере это­го их чи­стая вы­го­да от транс­фер­тов сни­жа­ет­ся.
Смо­де­ли­ру­ем си­ту­а­цию: пред­по­ло­жим, поль­ское пра­ви­тель­ство при­ня­ло ре­ше­ние выпла­чи­вать 300 зло­тых на­лич­ны­ми с 09:00 до 17:00 каж­дый ра­бо­чий день всем, кто вы­сто­ит оче­редь перед кассо­вы­ми окош­ка­ми ми­ни­стер­ства фи­нан­сов. Воз­ник­нут длин­ные оче­ре­ди. На­сколь­ко длин­ные? Сколь­ко вре­ме­ни че­ло­век го­тов вы­де­лить из сво­е­го до­су­га и произ­водствен­ной де­я­тель­но­сти? Че­ло­век, вре­мя ко­то­ро­го сто­ит 30 зло­тых в час, с го­тов­но­стью по­тра­тит даже де­сять ча­сов в оче­ре­ди за по­лу­че­ни­ем 300 зло­тых. Но мо­жет по­на­до­бить­ся за­тра­тить больше де­ся­ти ча­сов, если при­дет много лю­дей, оце­ни­ва­ю­щих свое вре­мя мень­ше, ска­жем, в 20 или 10 зло­тых в час. Все об­на­ру­жи­ли бы, что вре­мя, по­тра­чен­ное на сто­я­ние в оче­ре­ди, от­ни­ма­ет у них большую часть транс­фер­та в 300 зло­тых. Если бы ини­ци­а­то­ры этой про­грам­мы по­счи­та­ли, что она обо­га­тит по­лу­ча­телей на 300 зло­тых, они бы ошиб­лись.
Этот при­мер по­ка­зы­ва­ет, по­че­му транс­ферт­ные про­грам­мы по­мо­га­ют ну­жда­ю­щим­ся не так, как люди себе это обыч­но пред­став­ляют. Когда по­лу­ча­те­ли по­мо­щи долж­ны что-то де­лать, что­бы пре­тен­до­вать на транс­ферт (напри­мер, сто­ять в оче­ре­ди, за­пол­нять бланки, лоб­би­ро­вать го­су­дар­ствен­ных чи­нов­ни­ков, сда­вать эк­за­мен, тер­петь за­держ­ки или де­лать вз­но­сы в опре­де­лен­ные по­ли­ти­че­ские кам­па­нии), то большая часть их по­тен­ци­аль­ной вы­го­ды ча­сто те­ря­ет­ся, пока они ста­ра­ют­ся вы­пол­нить со­от­вет­ству­ю­щие кри­те­рии. Ана­ло­гич­ным об­разом, когда по­лу­ча­те­ли по­мо­щи долж­ны вла­деть чем-ни­будь, что­бы по­лу­чить суб­си­дию (напри­мер, зем­лей с ис­то­ри­ей воз­де­лы­ва­ния на ней ка­кой-либо культу­ры для воз­мож­но­сти по­лу­че­ния сель­ско­хо­зяй­ствен­ных суб­си­дий, ли­цен­зи­ей на пере­воз­ку пас­са­жи­ров на так­си или на экс­порт про­дук­ции), вла­дель­цы бу­дут за­вы­шать цену ак­ти­ва, необ­хо­ди­мо­го для по­лу­че­ния по­мо­щи. Чем выше сто­и­мость ак­ти­ва, напри­мер, ли­цен­зий на так­си, тем больше суб­си­дия.
В каж­дом слу­чае кон­ку­рен­ция меж­ду по­тен­ци­аль­ны­ми по­лу­ча­те­ля­ми по­мо­щи за со­от­вет­ствие кри­те­ри­ям в кон­це кон­цов «съе­да­ет» большую часть сум­мы транс­фер­та. В ре­зульта­те чи­стая при­быль по­лу­ча­те­ля, как пра­ви­ло, бу­дет зна­чи­тель­но ниже сум­мы транс­ферт­но­го пла­те­жа. Бо­лее того, чи­стая при­быль пре­дель­но­го по­лу­ча­те­ля (че­ло­ве­ка, ко­то­рый счи­та­ет, что по­лу­че­ние транс­фер­та едва ли сто­ит за­тра­чи­ва­е­мых в про­цес­се уси­лий) бу­дет прак­ти­че­ски рав­на нулю.
Рассмот­рим влия­ние суб­си­дий (гран­тов и де­ше­вых кре­ди­тов) на сту­ден­тов в Со­еди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки. Це­лью этих про­грамм было по­вы­ше­ние до­ступ­но­сти выс­ше­го об­разо­ва­ния. Но суб­си­дии так­же по­вы­ша­ют и спрос на уни­вер­си­тет­ское об­разо­ва­ние, а это в свою оче­редь при­во­дит к по­вы­ше­нию цен на обу­че­ние. Со­глас­но оцен­кам од­но­го из не­дав­них ис­сле­до­ва­ний Фе­де­раль­но­го ре­зерв­но­го банка Нью-Йор­ка, око­ло 65% по­вы­ше­ний транс­фер­тов для сту­ден­тов при­ве­ло к по­вы­ше­нию цен на обу­че­ние. Бо­лее того, про­грам­мы суб­си­ди­ро­ва­ния способ­ство­ва­ли пере­на­сы­ще­нию рын­ка тру­да выпуск­ни­ка­ми выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний, что сни­зи­ло для них пер­спек­ти­вы тру­до­устрой­ства и ценность их ди­пло­мов. В постком­му­ни­сти­че­ских стра­нах с пере­ход­ной эко­но­ми­кой бы­стрый рост в со­че­та­нии с низ­ким ка­че­ством и неак­ту­аль­но­стью (во мно­гих сфе­рах) уни­вер­си­тет­ско­го об­разо­ва­ния при­ве­ли к се­рьез­ной пробле­ме «из­бы­точно­го об­разо­ва­ния», когда выпуск­ни­ки в кон­це кон­цов устра­и­ва­ют­ся на ра­бо­ту, не тре­бу­ю­щую выс­ше­го об­разо­ва­ния. Мно­гие та­кие выпуск­ни­ки «застре­ва­ют» на низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­тах в тече­ние мно­гих лет по­сле за­вер­ше­ния обу­че­ния(70).
Су­ще­ству­ет и тре­тья при­чи­на не­эф­фек­тив­но­сти транс­фер­тов. Транс­ферт­ные про­грам­мы смяг­ча­ют не­благо­при­ят­ные по­след­ствия, ко­то­рые ис­пы­ты­ва­ют люди, при­ни­ма­ю­щие не­про­ду­ман­ные ре­ше­ния, тем са­мым по­ни­жая их моти­ва­цию пред­при­ни­мать шаги для устра­не­ния не­благо­по­луч­ной си­ту­а­ции. Напри­мер, го­су­дар­ствен­ные суб­си­дии стра­хо­вых выплат в регио­нах, под­вер­жен­ных воз­дей­ствию ура­га­нов, сни­жа­ют лич­ные рас­хо­ды жи­ву­щих в та­ких регио­нах лю­дей на за­щи­ту от эко­но­ми­че­ских по­терь, вы­зы­ва­е­мых эти­ми бед­стви­я­ми. За них при­хо­дит­ся пла­тить на­ло­го­пла­тель­щи­кам. Так как это суб­си­ди­ро­ва­ние уде­шев­ляет стра­хо­ва­ние от ура­га­нов, больше лю­дей строит­ся в под­вер­жен­ных воз­дей­ствию ура­га­нов регио­нах, в ре­зульта­те чего ура­га­ны на­но­сят больший ущерб, чем это было бы в про­тив­ном слу­чае. Еще один при­мер — по­со­бия по без­ра­бо­ти­це. Благо­да­ря та­ким выпла­там без­ра­бот­ные мо­гут поз­во­лить себе отка­зы­вать­ся от предло­же­ний тру­до­устрой­ства в ожи­да­нии луч­ших усло­вий. Сле­до­ва­тель­но, без­ра­бот­ные тра­тят больше вре­ме­ни на по­ис­ки ра­бо­ты, что по­вы­ша­ет уро­вень без­ра­бо­ти­цы, ко­то­рый в про­тив­ном слу­чае был бы ниже(71).
В по­ни­ма­нии бед­но­сти и воз­дей­ствия го­су­дар­ствен­ных про­грамм важ­но де­лать раз­личия меж­ду по­ня­ти­я­ми «бед­ность» как офи­ци­аль­ной го­су­дар­ствен­ной ста­ти­сти­ки и «жизнь в бед­но­сти» как ин­ту­и­тив­но­го по­ни­ма­ния со­от­вет­ству­ю­ще­го ка­че­ства жиз­ни. В се­ре­ди­не 1960-х гг. при пре­зи­ден­те Лин­до­не Джон­со­не Со­еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки объ­яви­ли «вой­ну бед­но­сти». Пре­зи­дент Джон­сон и дру­гие сто­рон­ни­ки этой про­грам­мы утвер­жда­ли, что бед­ность мож­но ис­ко­ре­нить, сто­ит лишь аме­ри­кан­цам за­хо­теть пере­рас­пре­де­лить не­ко­то­рое ко­ли­че­ство до­хо­да в поль­зу ме­нее удачли­вых чле­нов об­ще­ства. Благо­да­ря их уси­ли­ям по­яви­лось мно­же­ство про­грамм по пере­рас­пре­де­ле­нию до­хо­дов. Как вид­но из гра­фи­ка ниже (рис. 21), с 1960-х гг. в Со­еди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки рез­ко воз­рос­ло (в де­вять раз) в ре­аль­ном дол­ла­ро­вом вы­ра­же­нии (зна­че­ния за 2017 г.) ко­ли­че­ство транс­фер­тов, вы­да­ва­е­мых бед­ным или близ­ким к бед­но­сти гра­жда­нам. Уро­вень бед­но­сти, тем не ме­нее, остал­ся по­чти неиз­мен­ным(72). Как од­на­жды Ро­нальд Рей­ган остро­ум­но за­ме­тил: «В ше­сти­де­ся­тых мы объ­яви­ли вой­ну бед­но­сти, и бед­ность вы­игра­ла».
Ри­су­нок 21. Уро­вень бед­но­сти и рас­хо­ды по со­ци­аль­но­му обес­пе­че­нию на одно лицо, жи­ву­щее в бед­но­сти
На дан­ной ги­сто­грам­ме по­ка­за­ны уров­ни бед­но­сти и рас­хо­ды на со­ци­аль­ное обес­пе­че­ние в рас­че­те на од­но­го ма­ло­иму­ще­го в Со­еди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки за пе­ри­од с 1967 по 2017 год. Рас­хо­ды ука­за­ны в дол­ла­ро­вом вы­ра­же­нии в це­нах 2017 года. Не­смот­ря на де­вя­ти­крат­ное уве­ли­че­ние рас­хо­дов на со­ци­аль­ные выпла­ты за это вре­мя, уро­вень бед­но­сти прак­ти­че­ски не из­ме­нил­ся и в сред­нем со­от­вет­ству­ет 15% на­се­ле­ния.
По­че­му транс­ферт­ные про­грам­мы, направ­лен­ные на борь­бу с бед­но­стью, не яв­ляют­ся та­ки­ми уж эф­фек­тив­ны­ми? У транс­фер­тов име­ет­ся три не­же­ла­тель­ных дол­го­сроч­ных эф­фек­та, за­труд­ня­ю­щих борь­бу с бед­но­стью.
Во-пер­вых, при­вя­зан­ные к до­хо­ду транс­фер­ты мень­ше сти­му­ли­ру­ют гра­ждан с низ­ки­ми до­хо­да­ми за­ра­ба­ты­вать, по­вы­шать свои до­хо­ды и вы­би­рать­ся из бед­но­сти. Выпла­ты по большинству та­ких про­грамм про­пор­ци­о­наль­но умень­ша­ют­ся и в кон­це кон­цов пре­кра­ща­ют­ся по мере ро­ста до­хо­дов по­лу­ча­телей этих выплат. В ре­зульта­те мно­гие та­кие по­лу­ча­те­ли с низ­ки­ми до­хо­да­ми по­па­да­ют в «ло­вуш­ку» бед­но­сти. Если они больше за­ра­ба­ты­ва­ют, до­пол­ни­тель­ные на­ло­ги, ко­то­рые им при­хо­дит­ся пла­тить, в со­че­та­нии с умень­шив­ши­ми­ся транс­фер­та­ми при­во­дят к тому, что у них оста­ет­ся всего лишь не­большая часть до­пол­ни­тель­ных за­ра­ботков. В 2018 г. Ор­га­ни­за­ция эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства и раз­ви­тия (OECD) со­об­щи­ла, что упу­щен­ные вы­го­ды в ре­зульта­те по­вы­ше­ния за­ра­ботков со­ста­ви­ли 93% от ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты тру­дя­щих­ся в Чеш­ской Рес­пуб­ли­ке и, со­от­вет­ствен­но, 92% в Хо­рва­тии(73). В не­ко­то­рых слу­ча­ях до­пол­ни­тель­ные за­ра­ботки мо­гут даже сни­зить чи­стый до­ход по­лу­ча­те­ля. Та­ким об­разом, «ло­вуш­ка» бед­но­сти су­ще­ствен­но сни­жа­ет сти­му­лы для мно­гих по­лу­ча­телей с низ­ки­ми до­хо­да­ми ра­бо­тать, больше за­ра­ба­ты­вать, при­об­ре­тать опыт и про­дви­гать­ся вверх по слу­жеб­ной лест­ни­це. Транс­фер­ты в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни про­сто за­ме­ня­ют до­ход, ко­то­рый и так был бы по­лу­чен, и в ре­зульта­те чи­стые до­хо­ды бед­ных не­большие — го­раз­до ниже, чем пред­по­ла­га­ет выпла­та транс­фер­тов.
Это хо­ро­шо из­вест­ный факт. Ана­ли­зи­руя ан­глий­ские за­ко­ны о бед­ных в 1835 г., Алек­сис де То­квиль на­пи­сал в: «Ме­му­а­рах о па­у­пе­риз­ме»:
«Че­ло­век, как и все со­ци­аль­но ор­га­ни­зо­ван­ные су­ще­ства, име­ет при­род­ную склонность к праздно­сти. Су­ще­ству­ет, од­на­ко, два сти­му­ла ра­бо­тать: необ­хо­ди­мость жить и же­ла­ние улуч­шать усло­вия жиз­ни… Лю­бая мера, ко­то­рая за­ко­но­да­тель­но уста­нав­ли­ва­ет благо­тво­ри­тель­ность на по­сто­ян­ной осно­ве и при­даёт ей адми­ни­стра­тив­ную фор­му, при­во­дит к по­яв­ле­нию клас­са без­дель­ни­ков и лен­тя­ев, жи­ву­щих за счет ра­бо­та­ю­щих лю­дей»(74).
На ри­сун­ке изоб­ра­жен муж­чи­на без ру­баш­ки, в шор­тах и в пла­ва­тель­ных оч­ках на го­ло­ве. Он дер­жит дос­ку для сер­фин­га и сто­ит напро­тив окош­ка в цен­тре по­лу­че­ния по­со­бий по без­ра­бо­ти­це. Жен­щи­на за окош­ком стой­ки дер­жит лист бу­ма­ги и го­во­рит это­му муж­чи­не: «Госпо­дин Ве­бер, по вам не ска­жешь, что вы при­ла­га­е­те до­ста­точ­но уси­лий для по­ис­ка ра­бо­ты»
БЕЗ­РА­БО­ТИ­ЦА
«Мне по­че­му-то ка­жет­ся, ми­стер Ве­бер, что вы не очень-то и ста­ра­е­тесь найти ра­бо­ту».
Во-вто­рых, транс­ферт­ные про­грам­мы, ко­то­рые су­ще­ствен­но сни­жа­ют тя­го­ты бед­но­сти, так­же сни­жа­ют и аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки та­ких рис­ко­ван­ных ре­ше­ний, как нар­ко­ма­ния, ис­клю­че­ние из шко­лы или уволь­не­ние, бе­ре­мен­ность под­ростков и не­за­муж­них жен­щин, раз­вод или отказ от­цов за­ни­мать­ся вос­пи­та­ни­ем де­тей, что ча­сто при­во­дит к бед­но­сти. Так как все больше лю­дей вы­би­ра­ют та­кие рис­ко­ван­ные аль­тер­на­ти­вы, сни­зить уро­вень бед­но­сти очень труд­но. Уро­вень бед­но­сти се­мей с од­ним ро­ди­телем су­ще­ствен­но выше, чем уро­вень бед­но­сти пол­ных се­мей. В Чеш­ской Рес­пуб­ли­ке, напри­мер, в 2017 г. 9,7% всего на­се­ле­ния жили за чер­той бед­но­сти, а в се­мьях с од­ним ро­ди­телем этот по­ка­за­тель со­ста­вил 37%. В Бе­ла­ру­си в 2013 г. уро­вень бед­но­сти сре­ди се­мей с од­ним ро­ди­телем со­ста­вил 17% по срав­не­нию с 11% на­се­ле­ния в це­лом. В ис­сле­до­ва­нии 2009 г., про­ве­ден­ном Иза­бель Со­хилл и Ро­ном Хас­кин­сом из Бру­кинг­ско­го инсти­ту­та, от­ме­ча­лось, что в США че­ло­век мо­жет сни­зить риск ока­зать­ся бед­ным с 12 до 2%, вы­пол­нив всего лишь три основ­ных усло­вия: за­кон­чить сред­нюю шко­лу (как ми­ни­мум), ра­бо­тать на усло­ви­ях пол­ной за­ня­то­сти и всту­пить в брак до ро­жде­ния ре­бен­ка(75). То, что лич­ный вы­бор че­ло­ве­ка опре­де­ля­ет, про­ве­дет ли он свою жизнь в бед­но­сти или нет, яв­ляет­ся крайне важ­ным мо­мен­том, ко­то­рый пе­да­го­ги, ро­ди­те­ли, опе­ку­ны и дру­гие долж­ны об­су­ждать с мо­ло­ды­ми людь­ми, мно­гие из ко­то­рых при­ни­ма­ют та­кие судь­бо­носные ре­ше­ния. Эти усло­вия долж­ны учи­ты­вать из­би­ра­те­ли и чле­ны об­ще­ства в це­лом при при­ня­тии про­грамм, ме­ня­ю­щих моти­ва­цию по­ве­де­ния, ко­то­рая, в свою оче­редь, способ­на по­вы­сить или сни­зить ве­ро­ят­ность при­ня­тия па­губ­ных ре­ше­ний.
В-тре­тьих, го­су­дар­ствен­ные транс­фер­ты, направ­лен­ные на борь­бу с бед­но­стью, от­тес­ня­ют част­ную благо­тво­ри­тель­ность на вто­рой план. Когда гра­жда­не по­ни­ма­ют, что бед­ных обес­пе­чи­ва­ет го­су­дар­ство, острая необ­хо­ди­мость в де­я­тель­но­сти се­мей, церквей и гра­жданских ор­га­ни­за­ций ис­че­зает. Иудей­ско-хри­сти­анская кон­цеп­ция де­ся­ти­ны и ислам­ское обя­за­тель­ство закят де­ла­ют упор на обя­за­тель­ствах отдель­но­го че­ло­ве­ка по­мо­гать ме­нее удачли­вым в жиз­ни. По мере того, как го­су­дар­ство со­би­ра­ет на­ло­ги и ока­зы­ва­ет под­держ­ку, впол­не ожи­да­е­мо, что благо­тво­ри­тель­ная де­я­тель­ность отдель­ных лиц и групп осла­бе­ва­ет. Бо­лее того, част­ные благо­тво­ри­те­ли луч­ше по­ни­ма­ют ре­аль­ный ха­рак­тер пробле­мы, бо­лее чув­стви­тель­ны к об­ра­зу жиз­ни по­лу­ча­телей и направ­ляют свои по­жерт­во­ва­ния в пер­вую оче­редь тем, кто ста­ра­ет­ся по­мочь себе сам. В ре­зульта­те част­ная благо­тво­ри­тель­ность обыч­но бо­лее эф­фек­тив­на, чем го­су­дар­ствен­ная, поэто­му при от­тес­не­нии част­ной ини­ци­а­ти­вы на вто­рой план пробле­ма толь­ко усу­губ­ля­ет­ся. В до­пол­не­ние к рассмот­рен­ным эф­фек­там, ис­сле­до­ва­те­ли при­шли к вы­во­ду, что част­ные благо­тво­ри­тель­ные ор­га­ни­за­ции пере­да­ют ну­жда­ю­щим­ся су­ще­ствен­но большую часть сво­е­го до­хо­да, чем го­су­дар­ствен­ные про­грам­мы, у ко­то­рых зна­чи­тель­но выше адми­ни­стра­тив­ные на­клад­ные рас­хо­ды(76).
Поэто­му с эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния неу­ди­ви­тель­но, что транс­ферт­ные про­грам­мы, на­чи­ная с под­держ­ки сель­ско­хо­зяй­ствен­ных цен и за­кан­чи­вая про­грам­ма­ми по борь­бе с бед­но­стью, недо­ста­точ­но эф­фек­тив­ны. Если учи­ты­вать дол­го­сроч­ные эф­фек­ты, из эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за сле­ду­ет вы­вод, что ока­зы­вать ад­рес­ную под­держ­ку в тече­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни чрез­вы­чай­но за­труд­ни­тель­но. В иде­а­ле та­кие про­грам­мы долж­ны под­дер­жи­вать тех, кто ока­зал­ся в тис­ках бед­но­сти и ра­бо­та­ет над тем, что­бы вы­рвать­ся из нее и не ну­ждать­ся бо­лее в та­ких транс­фер­тах. Ре­аль­ный опыт по­ка­зы­ва­ет, что транс­ферт­ные про­грам­мы мо­гут обес­пе­чить вы­пол­не­ние од­ной по­ло­ви­ны сво­е­го на­зна­че­ния, но при этом за счет за­держ­ки вто­рой. В ре­зульта­те про­грам­мы под­держ­ки как в раз­ви­ва­ю­щих­ся, так и в раз­ви­тых стра­нах все больше раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся как «обу­слов­лен­ные де­неж­ные транс­фер­ты», преду­смат­ри­ва­ю­щие по­мощь толь­ко при вы­пол­не­нии ре­ци­пи­ен­том опре­де­лен­ных усло­вий.
В за­клю­че­нии сто­ит сде­лать ещё несколь­ко вы­во­дов о труд­ных по­ли­ти­че­ских ре­ше­ни­ях, ка­са­ю­щих­ся бед­но­сти. Чи­тая об­зо­ры в прес­се или вы­слу­ши­вая кан­ди­да­тов на долж­но­сти, важ­но точ­но по­ни­мать, о чем они го­во­рят.
  1. Даже опре­де­ле­ние «бед­но­сти» ча­сто вво­дит в за­блу­жде­ние. Не­ко­то­рые, го­во­ря о бед­но­сти, подра­зу­ме­ва­ют «аб­со­лют­ную бед­ность», ко­то­рая озна­ча­ет, что че­ло­век или се­мья не име­ют до­ста­точ­ных ре­сур­сов для при­об­ре­те­ния опре­де­лен­ной «ми­ни­маль­ной кор­зи­ны то­ва­ров и услуг».
  2. Дру­гие го­во­рят об «от­но­си­тель­ной бед­но­сти», когда че­ло­век или се­мья опре­де­ля­ют­ся как бед­ные, если их до­ход мень­ше опре­делён­но­го по­ло­же­ния в рас­пре­де­ле­нии до­хо­дов (напри­мер, мень­ше по­ло­ви­ны ме­диан­но­го до­хо­да в об­ще­стве).
  3. От­но­си­тель­ная бед­ность име­ет от­но­ше­ние к не­ра­вен­ству, но не тож­де­ствен­на ей. Пред­по­ло­жим, что есть два об­ще­ства, в каж­дом из ко­то­рых есть по четыре се­мьи. До­хо­ды се­мей в од­ном об­ще­стве — 1 000 000 дол­ла­ров, 50 000 дол­ла­ров, 50 000 дол­ла­ров и 4 000 дол­ла­ров, а до­хо­ды се­мей в дру­гом — 51 000 дол­ла­ров, 50 000 дол­ла­ров, 50 000 дол­ла­ров и 24 999 дол­ла­ров. В обо­их об­ще­ствах оди­на­ковый уро­вень от­но­си­тель­ной бед­но­сти (25%), но разные уров­ни не­ра­вен­ства.
  4. Ин­ди­ка­то­ры бед­но­сти ино­гда пред­став­ляют­ся без уче­та на­ло­гов (ко­то­рые со­кра­ща­ют до­ход) и транс­фер­тов (ко­то­рые уве­ли­чи­ва­ют до­ход). Что имен­но ис­поль­зу­ет­ся? Если брать пер­вое опре­де­ле­ние, то бед­ных лю­дей за­ча­стую ока­зы­ва­ет­ся вдвое больше, чем при вто­ром.
  5. Стан­дар­ты того, что со­став­ляет ми­ни­маль­ный уро­вень по­треб­ле­ния, очень от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га в за­ви­си­мо­сти от стра­ны и вре­ме­ни. В совре­мен­ных стра­нах со сред­ни­ми и вы­со­ки­ми до­хо­да­ми ожи­да­ния об­ще­ством при­ем­ле­мых стан­дартов жиз­ни вклю­ча­ют в себя то­ва­ры и услу­ги, ко­то­рые были не­мыс­ли­мы для пре­ды­ду­щих по­ко­ле­ний (поду­майте о со­то­вых теле­фо­нах и теле­ви­зо­рах).
  6. На­ко­нец, важ­но де­лать раз­личия меж­ду бед­но­стью в опре­де­лен­ный мо­мент вре­ме­ни и бед­но­стью на про­тя­же­нии жиз­ни. Иметь низ­кий до­ход, бу­ду­чи сту­ден­том, и быть бед­ным из года в год — очень разные вещи.

Элемент 3.9. Централизованное планирование: почему этот опыт не был удачным?

Экономическая система слишком сложна для применения механизма централизованного планирования, и усилия в этом направлении приведут к ее неэффективности.

«Че­ло­век си­сте­мы очень умен в соб­ствен­ных гла­зах. Он, по-ви­ди­мо­му, во­об­ра­жа­ет, что на­вя­зать свой по­ря­док дру­гим чле­нам об­ще­ства так же лег­ко, как пере­став­лять шах­мат­ные фи­гу­ры на дос­ке; он счи­та­ет, что у «фи­гур» нет соб­ствен­но­го прин­ци­па дви­же­ния, кро­ме дик­ту­е­мо­го иг­ро­ком; но на большой шах­мат­ной дос­ке че­ло­ве­че­ства каж­дая отдель­ная фи­гу­ра об­ла­да­ет соб­ствен­ным ра­зу­мом и це­ля­ми, ко­то­рые мо­гут от­ли­чать­ся от на­вя­зы­ва­е­мых го­су­дар­ством. Если цели го­су­дар­ства и об­ще­ства сов­па­да­ют, игра прой­дет лег­ко и гар­мо­нич­но, а об­ще­ство, ско­рее всего, бу­дет счаст­ли­вым и успеш­ным. Если же они про­ти­во­по­лож­ны или от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га, игра не сло­жит­ся, а об­ще­ство до­стиг­нет выс­шей сте­пе­ни ра­зу­по­ря­до­чен­но­сти»(77),
Адам Смит, «Тео­рия нрав­ствен­ных чувств» (1759).
Как от­ме­ча­лось ра­нее, го­су­дар­ства ча­сто мо­гут коор­ди­ни­ро­вать предо­став­ле­ние об­ще­ствен­ных благ луч­ше, чем рын­ки. Под об­ще­ствен­ны­ми бла­га­ми здесь по­ни­ма­ет­ся опре­де­лен­ный класс то­ва­ров, по­треб­ле­ние ко­то­рых труд­но огра­ни­чить толь­ко пла­те­же­способ­ны­ми кли­ен­та­ми. Мно­гие счи­та­ли, что го­су­дар­ствен­ные чи­нов­ни­ки мо­гут управ­лять всей или большей ча­стью эко­но­ми­ки луч­ше, чем рын­ки. По­сле больше­вист­ской ре­во­лю­ции 1917 года мно­гие сто­рон­ни­ки та­ко­го под­хо­да утвер­жда­ли, что для на­се­ле­ния в це­лом было бы луч­ше, если бы чи­нов­ни­ки ис­поль­зо­ва­ли на­ло­ги, суб­си­дии, манда­ты, ди­рек­ти­вы и пра­ви­ла для цен­тра­ли­зо­ван­но­го пла­ни­ро­ва­ния и управ­ле­ния клю­че­вы­ми сек­то­ра­ми эко­но­ми­ки. При цен­тра­ли­зо­ван­ном пла­ни­ро­ва­нии ры­ноч­ные силы, о ко­то­рых мы го­во­ри­ли ра­нее, за­ме­ня­ют­ся го­су­дар­ствен­ным дик­та­том, пред­по­ла­га­ю­щим не­по­сред­ствен­ные контроль и управ­ле­ние, как, напри­мер, и было при со­вет­ской вла­сти. В мень­шей сте­пе­ни та­кой го­су­дар­ствен­ный контроль мо­жет иметь ме­сто в лю­бом об­ще­стве, где из­бран­ные по­ли­ти­ки на­вя­зы­ва­ют свои ре­ше­ния по­тре­би­те­лям, ин­ве­сто­рам и пред­при­ни­ма­те­лям, за­ме­няя дей­ствие ры­ноч­ных ме­ха­низ­мов.
Лег­ко по­нять, по­че­му цен­тра­ли­зо­ван­ное пла­ни­ро­ва­ние так увле­кает но­вич­ков. Ка­жет­ся впол­не ло­гич­ным всё пла­ни­ро­вать. Раз­ве из­бран­ные по­ли­ти­ки и пра­ви­тель­ствен­ные экс­пер­ты не бу­дут бо­лее рья­но за­бо­тить­ся об «об­щем благо­со­сто­я­нии» на­се­ле­ния, чем пред­при­ни­ма­те­ли? Раз­ве го­су­дар­ствен­ные чи­нов­ни­ки не бу­дут «ме­нее жад­ны­ми», чем част­ные пред­при­ни­ма­те­ли? Люди без глу­бо­ко­го по­ни­ма­ния тео­рии об­ще­ствен­но­го вы­бо­ра и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния по­ли­ти­че­ской си­сте­мы ча­сто на­хо­дят до­во­ды в поль­зу цен­тра­ли­зо­ван­но­го пла­ни­ро­ва­ния убе­ди­тель­ны­ми. Эко­но­ми­ка, од­на­ко, ука­зы­ва­ет на не­эф­фек­тив­ность цен­тра­ли­зо­ван­но­го пла­ни­ро­ва­ния. Пять основ­ных при­чин это­го сле­ду­ю­щие.
Во-пер­вых, цен­тра­ли­зо­ван­ное пла­ни­ро­ва­ние за­ме­ня­ет ры­ноч­ные ре­ше­ния по­ли­ти­че­ски­ми. В ре­аль­но­сти пла­но­ви­ки (и за­ко­но­да­те­ли, ко­то­рые ими ру­ко­во­дят) не яв­ляют­ся все­зна­ю­щи­ми бес­корыст­ны­ми свя­ты­ми. Суб­си­дии и ин­ве­сти­ци­он­ные фон­ды, вы­де­ля­е­мые пла­но­ви­ка­ми, неиз­беж­но бу­дут за­ви­сеть от их по­ли­ти­че­ских со­об­ра­же­ний. Поду­майте, как устроен этот про­цесс, даже если ре­ше­ния при­ни­ма­ют­ся де­мо­кра­ти­че­ским пу­тем.
Рас­хо­ды бу­дут утвер­ждать­ся за­ко­но­да­тель­ным ор­га­ном. Раз­лич­ные де­ло­вые кру­ги и проф­со­ю­зы бу­дут лоб­би­ро­вать предо­став­ле­ние ин­ве­сти­ци­он­ных фон­дов и суб­си­дий. За­ко­но­да­те­ли бу­дут про­яв­лять осо­бую благо­склонность к тем, кто в со­сто­я­нии предо­ста­вить вз­но­сы на по­ли­ти­че­скую кам­па­нию или обес­пе­чить пре­иму­ще­ство го­ло­сов. По­ли­ти­ки бу­дут ока­зы­вать под­держ­ку усто­яв­шим­ся фир­мам с большим опы­том лоб­би­ро­ва­ния и по­ли­ти­че­ским влия­ни­ем, а не но­вым, эко­но­ми­че­ски бо­лее силь­ным, ори­ен­ти­ро­ван­ным на рост компа­ни­ям. Кро­ме того, пред­се­да­те­ли основ­ных за­ко­но­да­тель­ных коми­те­тов ча­сто бло­ки­ру­ют раз­лич­ные про­грам­мы, если дру­гие за­ко­но­да­те­ли не под­дер­жи­ва­ют проек­ты, вы­год­ные для их из­би­ра­телей и при­ви­ле­ги­ро­ван­ных групп ин­тере­сов (проек­ты «боч­ки с са­лом»). С уче­том та­кой струк­ту­ры сти­му­лов толь­ко на­ив­ный иде­а­лист мо­жет на­де­ять­ся, что этот по­ли­ти­зи­ро­ван­ный про­цесс при­ве­дет к мень­ше­му рас­то­чи­тель­ству, по­вы­ше­нию благо­со­сто­я­ния и бо­лее эф­фек­тив­но­му рас­пре­де­ле­нию ин­ве­сти­ци­он­ных средств, чем рын­ки. Не толь­ко ру­ко­во­ди­те­лям не хва­та­ет моти­ва­ции ве­сти де­я­тель­ность про­дук­тив­но. В усло­ви­ях, когда тру­до­устрой­ство га­ран­ти­ру­ет­ся го­су­дар­ством, а опла­та тру­да фик­си­ро­ва­на и не за­ви­сит от объёма вы­пол­нен­ной ра­бо­ты, ра­бот­ни­ки име­ют сти­мул све­сти при­ла­га­е­мые уси­лия к ми­ни­му­му. Со­вет­скую дей­стви­тель­ность от­лич­но от­ра­жа­ет кры­ла­тое вы­ра­же­ние: «Они де­ла­ют вид, что пла­тят нам, мы де­ла­ем вид, что ра­бо­та­ем». (В со­вет­ское вре­мя было по­пу­ляр­но и дру­гое всем по­нят­ное вы­ра­же­ние: «Кто не во­ру­ет у го­су­дар­ства, тот об­кра­ды­ва­ет свою се­мью».)
Во-вто­рых, у государственных предприятий и ве­домств очень сла­бый сти­мул к под­дер­жа­нию низ­ких из­дер­жек, к ин­но­ва­ци­ям и эф­фек­тив­ной ор­га­ни­за­ции по­став­ки то­ва­ров. В от­личие от част­ных соб­ствен­ни­ков, ди­рек­то­ра и ру­ко­во­ди­те­ли пред­при­я­тий го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра прак­ти­че­ски ни­че­го не вы­игры­ва­ют от по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти и сни­же­ния из­дер­жек. В сво­ей де­я­тель­но­сти они по­ла­га­ют­ся на го­су­дар­ствен­ный бюд­жет и не за­ин­тере­со­ва­ны в раз­ви­тии своих ве­домств пу­тем предо­став­ле­ния ка­че­ствен­но­го об­слу­жи­ва­ния. Их бу­дет ин­тере­со­вать лишь уве­ли­че­ние вы­де­ля­е­мых бюд­жет­ных средств. Уве­ли­че­ние бюд­же­та обес­пе­чит фи­нан­си­ро­ва­ние для расши­ре­ния де­я­тель­но­сти, по­вы­ше­ния зар­плат, до­пол­ни­тель­ных рас­хо­дов на кли­ен­тов и дру­гих фак­то­ров, ко­то­рые сде­ла­ют жизнь ру­ко­во­ди­телей бо­лее ком­форт­ной. Прак­ти­че­ски все ру­ко­во­ди­те­ли го­су­дар­ствен­ных пред­при­я­тий и учре­жде­ний бу­дут убе­ждать пла­но­ви­ков в том, что имен­но произ­во­ди­мые их пред­при­я­ти­я­ми то­ва­ры или услу­ги чрез­вы­чай­но важ­ны для ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти, и уве­ли­че­ние фи­нан­си­ро­ва­ния при­ве­дет к со­зда­нию еще луч­ших то­ва­ров. Кро­ме того, они бу­дут утвер­ждать, что от­сут­ствие фи­нан­си­ро­ва­ния не­га­тив­но ска­жет­ся на на­се­ле­нии и при­ве­дет к ка­та­стро­фи­че­ским по­след­стви­ям.
За­ко­но­да­те­лям и дру­гим го­су­дар­ствен­ным ор­га­нам пла­ни­ро­ва­ния бу­дет труд­но оце­нить об­ос­но­ван­ность та­ких пре­тен­зий. Во-пер­вых, по­то­му, что та­ких пре­тен­зий бу­дут ты­ся­чи, а во-вто­рых, из-за от­сут­ствия по­ка­за­телей, со­по­ста­ви­мых с при­бы­лью частно­го сек­то­ра, ко­то­рые го­су­дар­ствен­ные «пла­ни­ров­щи­ки» мог­ли бы ис­поль­зо­вать, что­бы оце­нить эф­фек­тив­ность ра­бо­ты ру­ко­во­ди­телей пред­при­я­тий. В част­ном сек­то­ре не­эф­фек­тив­ные произ­во­ди­те­ли в ко­неч­ном сче­те ста­но­вят­ся банкротами, но в го­су­дар­ствен­ном сек­то­ре нет подоб­но­го ме­ха­низ­ма за­кры­тия неу­дач­ных про­грамм. Нао­бо­рот, низ­кие по­ка­за­те­ли произ­во­ди­тель­но­сти и недо­сти­же­ние по­став­лен­ных це­лей ча­сто ис­поль­зу­ют­ся в ка­че­стве ар­гу­мен­та в поль­зу уве­ли­че­ния го­су­дар­ствен­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния. Напри­мер, де­пар­тамент по­ли­ции бу­дет ис­поль­зо­вать рас­ту­щий уро­вень пре­ступ­но­сти, что­бы ар­гу­мен­ти­ро­вать необ­хо­ди­мость до­пол­ни­тель­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. Точ­но так же, при сни­же­нии по­ка­за­телей успе­ва­е­мо­сти ди­рек­то­ра го­су­дар­ствен­ных школ бу­дут тре­бо­вать вы­де­ле­ния до­пол­ни­тель­ных средств. С уче­том силь­но­го сти­му­ла ру­ко­во­ди­телей го­су­дар­ствен­ных пред­при­я­тий уве­ли­чи­вать свой бюд­жет и сла­бо­го сти­му­ла ве­сти эф­фек­тив­ную де­я­тель­ность, их удель­ные из­держ­ки, ско­рее всего, бу­дут выше, чем у ана­ло­гич­ных част­ных фирм.
В-тре­тьих, есть все осно­ва­ния по­ла­гать, что ин­ве­сто­ры, рис­ку­ю­щие соб­ствен­ны­ми день­га­ми, при­мут бо­лее ра­зум­ные ин­ве­сти­ци­он­ные ре­ше­ния, чем цен­траль­ные пла­но­ви­ки, тра­тя­щие день­ги на­ло­го­пла­тель­щи­ков. Ведь ин­ве­стор со­би­ра­ет­ся по­лу­чить при­быль, поэто­му дол­жен найти та­кой ин­ве­сти­ци­он­ный проект, в ко­то­ром отда­ча от вло­жен­ных ре­сур­сов бу­дет мак­си­маль­ной. Если ин­ве­стор до­пу­стит ошиб­ку, то есть вло­жит ин­ве­сти­ции в убы­точ­ный проект, то столк­нет­ся с пря­мы­ми по­след­стви­я­ми. Напро­тив, успех или про­вал го­су­дар­ствен­ных проек­тов ока­зы­ва­ет не­зна­чи­тель­ное влия­ние на лич­ное благо­со­сто­я­ние го­су­дар­ствен­ных пла­но­ви­ков. Даже в слу­чае успеш­но­го проек­та пла­но­вик, ско­рее всего, по­лу­чит лишь уме­рен­ную лич­ную вы­го­ду. Если же проект ока­жет­ся эко­но­ми­че­ски не­эф­фек­тив­ным, т.е. сто­и­мость вло­жен­ных в него ре­сур­сов сни­зит­ся, то его неу­дач­ная ре­а­ли­за­ция при­ве­дет лишь к не­су­ще­ствен­но­му умень­ше­нию до­хо­дов пла­но­ви­ка. Нао­бо­рот, он даже мо­жет из­влечь лич­ную вы­го­ду из не­эф­фек­тив­ных проек­тов и обес­пе­чить сво­е­му учре­жде­нию или пред­при­я­тию до­пол­ни­тель­ную по­ли­ти­че­скую под­держ­ку благо­да­ря суб­си­ди­ям и про­чим выпла­там, ко­то­рые бу­дут направ­лять­ся в поль­зу по­ли­ти­че­ски влия­тель­ных групп. С уче­том та­кой струк­ту­ры сти­му­лов, нет ни­ка­ких осно­ва­ний по­ла­гать, что у го­су­дар­ствен­ных пла­но­ви­ков больше моти­вов за­ни­мать­ся проек­та­ми, по­вы­ша­ю­щи­ми благо­со­сто­я­ние об­ще­ства, чем у част­ных ин­ве­сто­ров.
В-чет­вер­тых, эф­фек­тив­ность го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов так­же бу­дет подо­рва­на, по­сколь­ку го­су­дар­ствен­ный бюд­жет без огра­ни­че­ний пред­став­ляет со­бой пул об­щих ре­сур­сов. Как уже рассмат­ри­ва­лось в эле­мен­те 1 ча­сти 2, част­ная соб­ствен­ность обес­пе­чи­ва­ет силь­ную моти­ва­цию учи­ты­вать бу­ду­щие по­след­ствия те­ку­щих ре­ше­ний. Но когда день­ги и ре­сур­сы на­хо­дят­ся в об­щей соб­ствен­но­сти, моти­ва­ция ду­мать о бу­ду­щем от­сут­ству­ет. Напри­мер, рыба в океа­не на­хо­дит­ся в об­щей соб­ствен­но­сти, пока кто-то ее не вы­ло­вит, и в ре­зульта­те мно­гие виды ока­зы­ва­ют­ся на гра­ни ис­чез­но­ве­ния из-за пере­ло­ва. Для всех ры­ба­ков было бы луч­ше, что­бы вы­лов не был чрез­мер­ным, и по­пу­ля­ции рыб мог­ли бы раз­мно­жать­ся и восста­нав­ли­вать свою чис­лен­ность. Но из-за об­ще­го вла­де­ния каж­дый ры­бак зна­ет, что рыба, не пой­ман­ная им сего­дня, бу­дет пой­ма­на зав­тра кем-то дру­гим. Поэто­му у ры­ба­ков прак­ти­че­ски нет сти­му­лов к со­кра­ще­нию сего­дняш­не­го уло­ва ради бу­ду­ще­го при­ро­ста по­пу­ля­ций рыб.
Ана­ло­гич­ным об­разом, когда груп­пы осо­бых ин­тере­сов вы­ужи­ва­ют бюд­жет­ные рас­хо­ды (лоб­би­ру­ют по­ли­ти­ков-пла­но­ви­ков), у них прак­ти­че­ски нет сти­му­лов, что­бы оце­ни­вать не­га­тив­ное влия­ние бо­лее вы­со­ких на­ло­гов и до­пол­ни­тель­ных займов на бу­ду­щие объемы произ­водства. Сто­рон­ни­ки каж­до­го проек­та го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов, ве­ро­ят­но, по­ни­ма­ют, что бу­ду­щий объем произ­водства был бы выше при бо­лее низ­ких на­ло­гах и бо­лее зна­чи­тель­ном при­то­ке част­ных ин­ве­сти­ций. Но они по­ни­ма­ют и дру­гое: если не от­хва­тить большой «ку­сок пи­ро­га» от го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та, это сде­ла­ет ка­кая-то дру­гая груп­па ин­тере­сов. С уче­том этих сти­му­лов проек­ты, свя­зан­ные с не­эф­фек­тив­ны­ми рас­хо­да­ми, бу­дут при­во­дить к по­сто­ян­но­му де­фи­ци­ту бюд­же­та. Бо­лее по­дроб­но пробле­ма хро­ни­че­ско­го де­фи­ци­та го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та рассмат­ри­ва­ет­ся в эле­мен­те 6 ча­сти 3.
В-пя­тых, цен­траль­ным пла­но­ви­кам не под силу сбор и об­ра­ботка до­ста­точно­го объема ин­фор­ма­ции для со­став­ле­ния, вы­пол­не­ния и по­сто­ян­но­го об­нов­ле­ния об­ос­но­ван­но­го пла­на. Мы жи­вем в ди­на­мич­ном мире. Тех­ни­че­ский про­гресс, ин­но­ва­ци­он­ные про­дук­ты, по­ли­ти­че­ские вол­не­ния, ме­ня­ю­щи­е­ся спрос и по­год­ные усло­вия по­сто­ян­но влия­ют на от­но­си­тель­ную огра­ни­чен­ность то­ва­ров и ре­сур­сов. Ни один цен­траль­ный ор­ган не смо­жет своевре­мен­но от­сле­жи­вать все из­ме­не­ния, оце­ни­вать их с по­ли­ти­че­ской точ­ки зре­ния и да­вать ру­ко­во­ди­те­лям пред­при­я­тий ра­зум­ные инструк­ции.
Дру­гое дело — рын­ки. Ры­ноч­ные цены реги­стри­ру­ют и си­сте­ма­ти­зи­ру­ют силь­но фраг­мен­ти­ро­ван­ную ин­фор­ма­цию. Ин­фор­ма­ция о це­нах по­сто­ян­но кор­рек­ти­ру­ет­ся с уче­том не­пре­рыв­ных из­ме­не­ний, проис­хо­дя­щих в эко­но­ми­ке. Цены от­ра­жа­ют эту силь­но рас­сре­до­то­чен­ную ин­фор­ма­цию и посы­ла­ют сиг­на­лы ком­мер­че­ским фир­мам и по­став­щи­кам ре­сур­сов. Эти це­но­вые сиг­на­лы предо­став­ляют вла­дель­цам ре­сур­сов и пред­при­я­тий ин­фор­ма­цию и сти­му­лы, необ­хо­ди­мые для коор­ди­на­ции их дей­ствий и адап­та­ции к но­вым усло­ви­ям. Не­способ­ность пра­виль­но ин­тер­пре­ти­ро­вать ры­ноч­ные це­но­вые сиг­на­лы и ре­а­ги­ро­вать на них при­ве­дет пред­при­я­тия или част­ных лиц к убыт­кам.
Имен­но благо­да­ря ин­фор­ма­ции, пере­да­ва­е­мой че­рез ры­ноч­ные цены, ин­ве­сто­ры, фир­мы и ра­бот­ни­ки узна­ют, где они смо­гут мак­си­маль­но эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать име­ю­щи­е­ся ре­сур­сы. Го­су­дар­ствен­ные учре­жде­ния при­ни­ма­ют ре­ше­ния от­но­си­тель­но сво­ей де­я­тель­но­сти без уче­та ры­ноч­ных цен и ана­ли­за того, со­зда­ют ли они по­ло­жи­тель­ную чи­стую сто­и­мость или рас­тра­чи­ва­ют ре­сур­сы.
Лау­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии Фри­дрих Хайек ре­зю­миро­вал по­след­ствия ин­фор­ма­ци­он­ной пробле­мы, с ко­то­рой стал­ки­ва­ют­ся цен­траль­ные пла­но­ви­ки, сле­ду­ю­щим об­разом:
«Если свои­ми по­пыт­ка­ми улуч­шить со­ци­аль­ный по­ря­док по­ли­тик хо­чет при­не­сти больше поль­зы, чем вре­да, он дол­жен усвоить, что в со­ци­аль­ной и в дру­гих об­ла­стях, где преоб­ла­да­ет слож­ный тип ор­га­ни­за­ции, он не мо­жет по­лу­чить все необ­хо­ди­мые зна­ния, что­бы стать хо­зя­и­ном по­ло­же­ния. Он вы­ну­жден при­ме­нять до­ступ­ные ему зна­ния. Поэто­му он дол­жен по­сту­пать не как ре­ме­слен­ник, фор­му­ю­щий свои из­де­лия, а как са­дов­ник, со­зда­ю­щий усло­вия для ро­ста рас­те­ний»(78).
Дру­ги­ми сло­ва­ми, эко­но­ми­ка слиш­ком слож­на, что­бы ею мож­но было управ­лять на ми­кро­уров­не. Как под­чер­ки­ва­ет­ся в ча­сти 2, наи­луч­шей стра­те­ги­ей эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и по­вы­ше­ния уров­ня благо­со­сто­я­ния яв­ляет­ся со­зда­ние инсти­ту­тов и про­ве­де­ние дол­го­сроч­ной по­ли­ти­ки с це­лью фор­миро­ва­ния усло­вий, при ко­то­рых люди, пре­сле­ду­ю­щие соб­ствен­ные вы­го­ды, бу­дут за­ни­мать­ся произ­во­ди­тель­ной де­я­тель­но­стью, приумно­жа­ю­щей на­ци­о­наль­ное бо­гат­ство.
Несколь­ко лет на­зад счи­та­лось, что го­су­дар­ствен­ное пла­ни­ро­ва­ние и промышленная политика яв­ляют­ся основ­ны­ми фак­то­ра­ми эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Эко­но­ми­сты Пол Са­му­эль­сон и Ле­стер Ту­роу были од­ни­ми из ве­ду­щих сто­рон­ни­ков этой точ­ки зре­ния, преоб­ла­да­ю­щей в по­пу­ляр­ных сред­ствах массо­вой ин­фор­ма­ции и сре­ди ин­тел­ли­ген­ции в 1970-е и 1980-е годы. Они утвер­жда­ли, что ры­ноч­ная эко­но­ми­ка сто­ит перед вы­бо­ром: перейти к бо­лее ак­тив­но­му го­су­дар­ствен­но­му пла­ни­ро­ва­нию или столк­нуть­ся с по­след­стви­я­ми за­медле­ния тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и спа­да произ­водства. Крах со­вет­ской си­сте­мы и пло­хие по­ка­за­те­ли японской эко­но­ми­ки су­ще­ствен­но подо­рва­ли по­пу­ляр­ность этой точ­ки зре­ния. Тем не ме­нее, мно­гие по-преж­не­му счи­та­ют, что го­су­дар­ство мо­жет управ­лять раз­лич­ны­ми сек­то­ра­ми эко­но­ми­ки, та­ки­ми как здра­во­охра­не­ние и об­разо­ва­ние. Но это ма­ло­ве­ро­ят­но из-за ис­ка­же­ния сти­му­лов и ин­фор­ма­ци­он­ных проблем, со­пут­ству­ю­щих цен­тра­ли­зо­ван­но­му пла­ни­ро­ва­нию.
Еще бо­лее двух с по­ло­ви­ной сто­ле­тий на­зад Адам Смит сфор­му­ли­ро­вал при­чи­ны не­эф­фек­тив­но­сти цен­тра­ли­зо­ван­но­го пла­ни­ро­ва­ния, в том чис­ле обу­слов­лен­ные уси­ли­я­ми по пла­ни­ро­ва­нию кон­крет­ных сек­то­ров эко­но­ми­ки (см. ци­та­ту в на­ча­ле это­го эле­мен­та). К ве­ли­ко­му со­жа­ле­нию го­су­дар­ствен­ных пла­но­ви­ков, у лю­дей есть соб­ствен­ный ра­зум, ко­то­рый Смит на­зы­ва­ет «прин­ци­пом дви­же­ния». Пробле­мы воз­ни­кают, когда из-за влия­ния лич­ных сти­му­лов дей­ствия лю­дей идут в раз­рез с цен­траль­ным пла­ном. Когда го­су­дар­ства на­чи­на­ют вы­хо­дить за рам­ки за­щит­ной функ­ции и суб­си­ди­ро­вать раз­лич­ные виды де­я­тель­но­сти, управ­лять пред­при­я­ти­я­ми, ру­ко­во­дить разны­ми сек­то­ра­ми и, в самом худ­шем слу­чае, цен­тра­ли­зо­ван­но пла­ни­ро­вать всю эко­но­ми­ку, это неиз­беж­но при­во­дит к вну­трен­ним кон­флик­там и сни­же­нию уров­ня жиз­ни на­се­ле­ния ниже по­тен­ци­аль­но воз­мож­но­го.
Об этом сви­де­тель­ству­ет опыт го­су­дар­ствен­но­го пла­ни­ро­ва­ния в раз­лич­ных стра­нах.
Пла­ни­ро­ва­ние чре­ва­то сле­ду­ю­щи­ми кон­флик­та­ми и вну­трен­ни­ми про­ти­во­ре­чи­я­ми:
В це­лом про­ти­во­ре­чи­вая по­ли­ти­ка яв­ляет­ся ре­зульта­том фун­да­мен­таль­но­го про­ти­во­ре­чия меж­ду ори­ен­ти­ро­ван­ной на благо­по­лу­чие гра­ждан и произ­во­ди­тель­ность тру­да си­сте­мой ры­ноч­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, с од­ной сто­ро­ны, и си­сте­мой го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния эко­но­ми­ки, предо­став­ляю­щей при­ви­ле­гии опре­де­лен­ным сек­то­рам и компа­ни­ям, с дру­гой сто­ро­ны.
Как по­ка­зы­ва­ют ре­зульта­ты эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за, ши­ро­кое при­мене­ние си­сте­мы го­су­дар­ствен­но­го пла­ни­ро­ва­ния при­во­дит к эко­но­ми­че­ской не­эф­фек­тив­но­сти и кор­руп­ции. Если го­су­дар­ствен­ные чи­нов­ни­ки опре­де­ля­ют то­ва­ры для купли-про­да­жи или уста­нав­ли­ва­ют цены на них, то пер­вое, что по­ку­па­ет­ся и про­даёт­ся, — это го­ло­са из­бран­ных чи­нов­ни­ков. Если пред­при­я­тия по­лу­ча­ют больше средств от го­су­дар­ства, чем от по­тре­би­телей, то они тра­тят вре­мя и уси­лия на лоб­би­ро­ва­ние по­ли­ти­ков, а не на сни­же­ние за­трат и по­вы­ше­ние удовле­тво­рен­но­сти по­ку­па­телей. Как и сле­до­ва­ло ожи­дать, за­ме­на дей­ствия ры­ноч­ных ме­ха­низ­мов по­ли­ти­че­ски­ми ре­ше­ни­я­ми при­ве­ла к эко­но­ми­че­ско­му спа­ду. Как точ­но под­ме­тил эко­но­мист укра­инско­го проис­хо­жде­ния Людвиг фон Ми­зес: «из всех бед, ис­пы­тан­ных че­ло­ве­че­ством, са­мые большие были при­чи­не­ны не­компе­тент­ны­ми пра­ви­тель­ства­ми»(81).

Элемент 3.10. Конкуренция и внешние опоры имеют ключевое значение

Конкуренция — необходимый элемент функционирования не только рынков, но и государства.

Фото­гра­фия с Ким Чен Ыном, хло­па­ю­щим в ла­до­ши. На бюл­ле­те­не на­пи­са­но: «Ким Чен Ын вы­игры­ва­ет вы­бо­ры в Се­вер­ной Ко­рее, на­брав 100% го­ло­сов».
КИМ ЧЕН ЫН ВЫ­ИГРЫ­ВА­ЕТ ВЫ­БО­РЫ В СЕ­ВЕР­НОЙ КО­РЕЕ, НА­БРАВ 100% ГО­ЛО­СОВ
«ВЫ­БО­РЫ»
Кон­ку­рен­ция по­ро­жда­ет сти­мул. Компа­нии на рын­ке бо­рют­ся за ло­яль­ность кли­ен­тов: ведь при пло­хом об­слу­жи­ва­нии они перейдут к кон­ку­рен­там, польстив­шись на бо­лее вы­год­ные предло­же­ния. Кон­ку­рен­ция за­щи­ща­ет по­тре­би­те­ля от вы­со­ких цен, не­ка­че­ствен­но­го то­ва­ра, пло­хо­го об­слу­жи­ва­ния и гру­бо­го об­раще­ния. Это утвер­жде­ние прав­ди­во и в от­но­ше­нии частно­го сек­то­ра эко­но­ми­ки. К со­жа­ле­нию, важ­ность кон­ку­рен­ции в го­су­дар­ствен­ном сек­то­ре ча­сто упус­кает­ся из виду.
Из пре­ды­ду­ще­го эле­мен­та мы зна­ем, что струк­ту­ра по­ли­ти­че­ских сти­му­лов не способ­ству­ет эф­фек­тив­ной ра­бо­те го­су­дар­ствен­ных учре­жде­ний и пред­при­я­тий. Кро­ме того, не су­ще­ству­ет по­ка­за­телей, та­ких как при­быль или убыт­ки, что­бы гра­жда­не мог­ли оце­нить их эф­фек­тив­ность. Поэто­му ру­ко­во­ди­те­ли мо­гут ута­и­вать эко­но­ми­че­скую не­эф­фек­тив­ность вве­рен­ных им го­су­дар­ствен­ных компа­ний. Сти­мул контро­ли­ро­вать рас­хо­ды от­сут­ству­ет. Если го­су­дар­ствен­ный ор­ган не по­тра­тит бюд­жет­ные ас­сиг­но­ва­ния на те­ку­щий год, то не смо­жет ар­гу­мен­ти­ро­вать необ­хо­ди­мость уве­ли­че­ния бюд­же­та в сле­ду­ю­щем. Поэто­му го­су­дар­ствен­ные учре­жде­ния на­чи­на­ют ак­тив­но рас­хо­до­вать остав­ши­е­ся сред­ства в кон­це бюд­жет­но­го пе­ри­о­да.
Из-за та­кой струк­ту­ры сти­му­лов очень важ­но, что­бы го­су­дар­ство стал­ки­ва­лось с кон­ку­рен­ци­ей вез­де, где это воз­мож­но. Что­бы мак­си­маль­но эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать име­ю­щи­е­ся ре­сур­сы, част­ные фир­мы долж­ны кон­ку­ри­ро­вать с го­су­дар­ствен­ны­ми учре­жде­ни­я­ми и пред­при­я­ти­я­ми на рав­ных усло­ви­ях. Так, напри­мер, част­ные фир­мы мо­гут лег­ко кон­ку­ри­ро­вать с го­су­дар­ством на рын­ке тех­ни­че­ско­го об­слу­жи­ва­ния, ти­по­гра­фии, об­ще­ствен­но­го пи­та­ния, служб по вы­во­зу му­со­ра, отде­лов благо­устрой­ства улиц, школь­но­го об­разо­ва­ния и ана­ло­гич­ных учре­жде­ний, в осо­бен­но­сти если при­ме­ня­ют­ся меры про­тив по­ли­ти­че­ско­го фа­во­ри­тиз­ма и взя­точни­че­ства. Кон­ку­рен­ция способ­ству­ет по­вы­ше­нию эф­фек­тив­но­сти и сни­же­нию из­дер­жек, а так­же сти­му­ли­ру­ет ин­но­ва­ци­он­ную ак­тив­ность в го­су­дар­ствен­ном и част­ном сек­то­рах.
Кон­ку­рен­ция меж­ду адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ны­ми еди­ни­ца­ми: шта­та­ми в США, зем­ля­ми в Гер­ма­нии, регио­на­ми или об­ла­стя­ми в дру­гих стра­нах, а так­же мест­ны­ми (му­ни­ци­паль­ны­ми) ор­га­на­ми вла­сти, обе­ре­га­ет гра­ждан от чрез­мер­но­го го­су­дар­ствен­но­го влия­ния. Ор­га­ны местно­го само­управ­ле­ния не бу­дут про­во­дить жесткую по­ли­ти­ку в усло­ви­ях, когда гра­жда­не мо­гут лег­ко переехать туда, где ка­че­ство го­су­дар­ствен­ных услуг и раз­мер на­ло­гов устра­и­ва­ют их больше. Ко­неч­но, сме­нить ме­сто про­жи­ва­ния на­много слож­нее, чем про­дук­то­вый ма­га­зин. Но чем больше го­су­дар­ствен­ных функ­ций де­цен­тра­ли­зо­ва­но, тем лег­че гра­жда­нам вы­би­рать оп­ти­маль­но­го по­став­щи­ка услуг. Кро­ме того, от кон­ку­рен­ции меж­ду мест­ны­ми ор­га­на­ми вла­сти вы­игра­ют и те, кто ре­шит остать­ся. Сама воз­мож­ность переез­да в дру­гую часть стра­ны — с бо­лее эф­фек­тив­ным управ­ле­ни­ем — моти­ви­ру­ет ор­га­ны вла­сти уде­лять большее вни­ма­ние пробле­мам на­се­ле­ния.
Децентрализация так­же поз­во­лит гра­жда­нам вы­би­рать под­хо­дя­щий им уро­вень го­су­дар­ствен­ных услуг. Если люди вы­би­ра­ют, где им жить и на ка­ком виде транс­пор­та ез­дить, по­че­му не­льзя точ­но так­же по­сту­пить и с за­трата­ми на го­су­дар­ствен­ные услу­ги? Одна часть на­се­ле­ния пред­по­чтет пла­тить больше на­ло­гов за бо­лее вы­со­кий уро­вень услуг, а дру­гая — мень­ше, до­воль­ству­ясь при этом огра­ни­чен­ным чис­лом услуг. Даже пред­став­ле­ния об ис­точ­ни­ке фи­нан­си­ро­ва­ния услуг мо­гут от­ли­чать­ся: на­ло­ги или сбо­ры с по­тре­би­телей. В рам­ках де­цен­тра­ли­зо­ван­ной по­ли­ти­че­ской си­сте­мы гра­жда­не смо­гут всту­пать в объеди­не­ния на осно­ве вы­бран­ных го­су­дар­ствен­ных услуг и на­ло­гов, что­бы поль­зо­вать­ся ими в необ­хо­ди­мом объеме.
Ми­гра­ция на­се­ле­ния меж­ду де­цен­тра­ли­зо­ван­ны­ми тер­ри­то­ри­аль­ны­ми субъ­ек­та­ми стра­ны так­же по­вы­сит эф­фек­тив­ность го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. Если мест­ные ор­га­ны вла­сти взи­ма­ют вы­со­кие на­ло­ги, не предо­став­ляя услу­ги со­от­вет­ству­ю­ще­го ка­че­ства, и про­во­дят по­ли­ти­ку чрез­мер­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, то не­до­воль­ные та­ки­ми ме­ра­ми люди и фир­мы переедут в дру­гой го­род или об­ласть.
В пе­ри­од с 2003 по 2013 год на­се­ле­ние де­вя­ти шта­тов США без подо­ход­но­го на­ло­га с фи­зи­че­ских лиц рос­ло в сред­нем на 3,7% в год в ре­зульта­те ми­гра­ции из дру­гих шта­тов. А рост за­ня­то­сти в них бо­лее чем в два раза пре­вос­хо­дил ана­ло­гич­ный по­ка­за­тель в де­вя­ти шта­тах с са­мы­ми вы­со­ки­ми подо­ход­ны­ми на­ло­га­ми, на­се­ле­ние ко­то­рых за этот пе­ри­од умень­ши­лось в сред­нем на 2%. Ана­ло­гич­ная си­ту­а­ция на­блю­да­ет­ся и в Евро­пей­ском со­ю­зе: стра­ны с мень­ши­ми на­ло­га­ми бо­лее при­вле­ка­тель­ны для ино­стран­ных вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков(82). Ми­гра­ция — сиг­нал го­су­дар­ствам с вы­со­ки­ми на­ло­га­ми и не­эф­фек­тив­ным управ­ле­ни­ем. Та­кие го­су­дар­ства схо­жи с убы­точ­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми, те­ря­ю­щи­ми по­тре­би­телей из-за пло­хо­го об­слу­жи­ва­ния. Ис­клю­че­ние — стра­ны, огра­ни­чив­шие сво­бод­ное пере­ме­ще­ние. Напри­мер, в Ки­тае гра­жда­не без реги­стра­ции по ме­сту жи­тель­ства (ху­коу) не смо­гут по­лу­чить ме­ди­цинскую по­мощь или от­пра­вить де­тей в шко­лу.
Та­ким об­разом, де­цен­тра­ли­за­ция предо­став­ляет вы­бор: люди воль­ны переехать в тер­ри­то­ри­аль­ный субъ­ект стра­ны, где цена и объем го­су­слуг их пол­но­стью устра­и­ва­ет. Ми­гра­ция гра­ждан дис­ци­пли­ни­ру­ет вла­сти и способ­ству­ет эф­фек­тив­но­му управ­ле­нию.
Если кон­ку­рен­ция меж­ду ор­га­на­ми местно­го само­управ­ле­ния слу­жит ин­тере­сам гра­ждан, она не долж­на по­дав­лять­ся по­ли­ти­кой, про­во­ди­мой на бо­лее вы­со­ких уров­нях вла­сти. Когда го­су­дар­ство (или Евро­пей­ский союз) суб­си­ди­ру­ет, санк­ци­о­ни­ру­ет и ре­гу­ли­ру­ет комплекс услуг, предо­став­ляе­мый мест­ны­ми ор­га­на­ми вла­сти, это под­ры­ва­ет кон­ку­рен­цию меж­ду тер­ри­то­ри­аль­ны­ми субъ­ек­та­ми. За­да­ча го­су­дар­ства — хо­ро­шо вы­пол­нять свои функ­ции и сохра­нять ней­тра­ли­тет в от­но­ше­нии де­я­тель­но­сти и услуг ор­га­нов вла­сти бо­лее низ­ко­го уров­ня.
Подоб­но част­ным пред­при­я­ти­ям, го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры пред­по­чи­та­ют из­бав­лять­ся от кон­ку­рен­тов. Они бу­дут стре­мить­ся к мо­но­по­лии. Кон­ку­рен­ция меж­ду ор­га­на­ми вла­сти не воз­ник­нет сама по себе: ее необ­хо­ди­мо вклю­чить в по­ли­ти­че­скую си­сте­му.

Конституционные нормы, способствующие росту благосостояния

«Част­ным и в осо­бен­но­сти го­су­дар­ствен­ным струк­ту­рам свой­ствен­на огром­ная инерт­ность — ти­ра­ния ста­тус-кво. К ре­аль­ным из­ме­не­ни­ям при­во­дит толь­ко кри­зис — ре­аль­ный или пред­по­ла­га­е­мый. Дей­ствия при его воз­ник­но­ве­нии за­ви­сят от идей, рас­про­стра­нен­ных в об­ще­стве. В этом, как мне ка­жет­ся, и со­сто­ит наша глав­ная роль: раз­ра­ба­ты­вать аль­тер­на­ти­вы су­ще­ству­ю­щей по­ли­ти­ке, под­дер­жи­вать в них жизнь и дер­жать их на­го­то­ве, пока по­ли­ти­че­ски не­воз­мож­ное не сде­ла­ет­ся по­ли­ти­че­ски неиз­беж­ным»(83),
Мил­тон Фрид­ман, лау­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии по эко­но­ми­ке 1976 года
Ка­ковы основ­ные идеи ча­сти 3? Во-пер­вых, как по­ка­зы­ва­ет эко­но­ми­че­ский ана­лиз, мо­но­по­лия, об­ще­ствен­ные бла­га и внеш­ние эф­фек­ты — пробле­мы рын­ка, ко­то­рые по­бу­жда­ют ве­до­мых лич­ной вы­го­дой лю­дей к не­эф­фек­тив­ным дей­стви­ям. Та­кие про­ва­лы рын­ка предо­став­ляют го­су­дар­ству по­вод для вме­ша­тель­ства под предло­гом по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти, но ве­ро­ят­ность при­ня­тия им неоп­ти­маль­ных эко­но­ми­че­ских ре­ше­ний весь­ма ве­ли­ка.
По­ли­ти­че­ское рас­пре­де­ле­ние ре­сур­сов, даже про­во­ди­мое на де­мо­кра­ти­че­ских осно­вах, яв­ляет­ся аль­тер­на­тив­ной фор­мой ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­ки со свои­ми пре­иму­ще­ства­ми и недо­стат­ка­ми. На­ря­ду с про­ва­ла­ми рын­ка су­ще­ству­ет и про­вал го­су­дар­ства. При­зна­ки не­со­сто­я­тель­но­сти го­су­дар­ства:
Если го­су­дар­ство стре­мит­ся к ро­сту эко­но­ми­че­ско­го благо­со­сто­я­ния, ему необ­хо­ди­мо со­здать по­ли­ти­че­ские ме­ха­низ­мы, ко­то­рые со­гла­су­ют лич­ные ин­тере­сы из­би­ра­телей и по­ли­ти­ков. Как же это­го до­стичь?
Ра­вен­ство всех перед за­ко­ном и огра­ни­че­ние пол­но­мо­чий го­су­дар­ства долж­ны стать кра­е­уголь­ны­ми кам­ня­ми в по­ли­ти­че­ской струк­ту­ре, способ­ству­ю­щей эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су. Раз­но­об­ра­зие инсти­ту­ци­о­наль­ных ме­ха­низ­мов в стра­нах мира поз­во­ля­ет про­ве­сти ана­лиз луч­ших и худ­ших ва­ри­ан­тов и вы­де­лить за­ко­но­мер­но­сти. Со­зда­те­ли Консти­ту­ции Со­еди­нен­ных Шта­тов, в це­лом, пра­виль­но вы­бра­ли об­щую струк­ту­ру. Они встрои­ли в си­сте­му сдерж­ки и про­ти­во­ве­сы, раз­де­ли­ли по­ли­ти­че­скую власть меж­ду за­ко­но­да­тель­ной, ис­пол­ни­тель­ной и су­деб­ной вет­вя­ми. За­ко­но­проек­ты рассмат­ри­ва­лись дву­мя за­ко­но­да­тель­ны­ми ор­га­на­ми, ко­то­рые на тот мо­мент пред­став­ля­ли раз­лич­ные и, вре­ме­на­ми, про­ти­во­ре­ча­щие ин­тере­сы, а для при­ня­тия за­ко­на тре­бо­ва­лось одо­бре­ние пре­зи­ден­та.
Огра­ни­че­ния пол­но­мо­чий цен­траль­но­го пра­ви­тель­ства способ­ство­ва­ло фор­миро­ва­нию де­цен­тра­ли­зо­ван­ной фе­де­раль­ной си­сте­мы и даль­ней­ше­му раз­де­ле­нию го­су­дар­ствен­ных пол­но­мо­чий. В ста­тье 1 раз­де­ла 8 были пере­чис­ле­ны до­пу­сти­мые фи­нан­со­вые пол­но­мо­чия цен­траль­но­го пра­ви­тель­ства, а все осталь­ные де­ся­тая по­прав­ка к Консти­ту­ции за­кре­пи­ла за шта­та­ми и на­ро­дом. Кон­гресс дол­жен был взи­мать еди­ные на­ло­ги, что­бы «обес­пе­чить обо­ро­ну на­ции и об­щее благо­со­сто­я­ние». Ав­то­ры Консти­ту­ции явно на­ме­ре­ва­лись не до­пу­стить ис­поль­зо­ва­ния го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та в ка­че­стве инстру­мен­та предо­став­ле­ния благ од­ним груп­пам и регио­нам за счет дру­гих.
Консти­ту­ция США за­щи­ти­ла пра­во соб­ствен­но­сти гра­ждан и их сво­бо­ду участ­во­вать в до­бро­воль­ном об­ме­не. Пя­тая по­прав­ка запре­ти­ла изы­мать част­ную соб­ствен­ность «в об­ще­ствен­ное поль­зо­ва­ние без спра­ведли­вой компен­са­ции». Ста­тья 1 раз­де­ла 10 запре­ти­ла шта­там при­ни­мать за­ко­ны, «на­ру­ша­ю­щие обя­за­тель­ства по контрак­там». Но, ве­ро­ят­но, са­мым глав­ным стал запрет на вве­де­ние тор­го­вых ба­рье­ров меж­ду шта­та­ми.
В ре­зульта­те США ста­ли круп­ней­шей в мире зо­ной сво­бод­ной тор­гов­ли. Консти­ту­ция Со­еди­нен­ных Шта­тов огра­ни­чи­ва­ла воз­мож­ность го­су­дар­ства, в частно­сти фе­де­раль­но­го пра­ви­тель­ства, по­ли­ти­зи­ро­вать эко­но­ми­ку и ущем­лять пра­ва гра­ждан. Ины­ми сло­ва­ми, Консти­ту­ция по­ощря­ла го­су­дар­ство дей­ство­вать на осно­ва­нии со­гла­сия, а не на при­ну­жде­нии. По­че­му это важ­но? Люди охот­нее участ­ву­ют во вза­и­мо­вы­год­ных сдел­ках. Как в усло­ви­ях рын­ка, так и при­ме­ни­тель­но к го­су­дар­ствен­ным опе­ра­ци­ям, та­кие сдел­ки способ­ству­ют ро­сту об­ще­го благо­со­сто­я­ния, а не удовле­тво­ре­нию ин­тере­сов од­ной сто­ро­ны в ущерб дру­гой.
Со вре­ме­нем го­су­дар­ство стре­мит­ся взять под контроль все сфе­ры эко­но­ми­че­ской и лич­ной жиз­ни гра­ждан. Поэто­му сего­дня в большинстве стран пра­ви­тель­ство ре­гу­ли­ру­ет по­чти всё. По­след­ствия оче­вид­ны: по­ли­ти­че­ский фа­во­ри­тизм, рас­хо­до­ва­ние бюд­жет­ных средств на ну­жды групп осо­бых ин­тере­сов, огром­ный де­фи­цит бюд­же­та, чрез­мер­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние, по­ли­ти­че­ская кор­руп­ция, рас­ту­щее влия­ние на раз­лич­ные сфе­ры жиз­ни гра­ждан.
Перед все­ми стра­на­ми вне за­ви­си­мо­сти от того, как дав­но сфор­миро­ва­лись их го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры, сто­ит за­да­ча по раз­ра­ботке сво­да консти­ту­ци­он­ных норм, ко­то­рый бу­дет со­дей­ство­вать управ­ле­нию на осно­ве ши­ро­ко­го кон­сен­су­са и напра­вит по­ли­ти­че­ский про­цесс на путь эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са.
Как до­бить­ся это­го на прак­ти­ке? Ка­кие по­ло­же­ния долж­на со­дер­жать Консти­ту­ция, при­зван­ная со­дей­ство­вать эко­но­ми­че­ско­му про­цве­та­нию и устой­чи­во­сти? Сле­ду­ю­щие об­щие прин­ци­пы вы­ве­де­ны на осно­ва­нии эко­но­ми­че­ских ме­ха­низ­мов и прак­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний и направ­ле­ны на эф­фек­тив­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние го­су­дар­ства и со­дей­ствие эко­но­ми­че­ско­му про­грес­су.

Конституционные принципы благосостояния

  1. Де­цен­тра­ли­за­ция: ре­ше­ния в сфе­ре эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки долж­ны при­ни­мать­ся на уров­не, ко­то­рый они за­тра­ги­ва­ют
    Прин­цип субсидиарности ука­зан в де­ся­той по­прав­ке к Консти­ту­ции США: «Пол­но­мо­чия, ко­то­рые Консти­ту­ция пря­мо не от­но­сит к ве­де­нию Со­еди­нен­ных Шта­тов, сохра­ня­ют­ся за шта­та­ми и гра­жда­на­ми». Суб­си­ди­ар­ность — один из «об­щих прин­ци­пов пра­ва Евро­пей­ско­го со­ю­за» в со­от­вет­ствии с Ма­астрихт­ским до­го­во­ром 1992 года. В Лис­са­бонском до­го­во­ре 2009 года ого­во­ре­но сле­ду­ю­щее: «В сфе­рах, ко­то­рые не под­па­да­ют под его ис­клю­чи­тель­ную компе­тен­цию, Союз дей­ству­ет со­глас­но прин­ци­пу суб­си­ди­ар­но­сти: лишь то­гда и в та­кой сте­пе­ни, в ка­кой цели пред­по­ла­га­е­мо­го дей­ствия не мо­гут до­ста­точ­ным об­разом быть до­стиг­ну­ты го­су­дар­ства­ми-чле­на­ми на цен­траль­ном, регио­наль­ном или мест­ном уров­не...».
    Об­ос­но­ван­ность прин­ци­па суб­си­ди­ар­но­сти объ­яс­ня­ет­ся несколь­ки­ми фак­то­ра­ми. При­мене­ние дан­но­го прин­ци­па обес­пе­чи­ва­ет не­по­сред­ствен­ное вза­и­мо­дей­ствие меж­ду го­су­дар­ством и гра­жда­на­ми на мест­ном, а не об­ще­го­су­дар­ствен­ном (или над­го­су­дар­ствен­ном) уров­не и поз­во­ля­ет точнее вы­яв­лять по­треб­но­сти и же­ла­ния на­се­ле­ния. Как от­ме­ча­лось ра­нее, кон­ку­рен­ция меж­ду ор­га­на­ми само­управ­ле­ния со­зда­ет сти­му­лы для бо­лее эф­фек­тив­но­го об­слу­жи­ва­ния гра­ждан. Раз­но­об­ра­зие под­хо­дов, при­ме­ня­е­мых раз­лич­ны­ми адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ны­ми еди­ни­ца­ми для ре­ше­ния об­щих проблем, по­вы­ша­ет ве­ро­ят­ность вы­яв­ле­ния эф­фек­тив­ной по­ли­ти­ки и ее при­ня­тия дру­ги­ми ор­га­на­ми местно­го само­управ­ле­ния.
    Эту идею люди по­ня­ли за­дол­го до пер­во­го упо­ми­на­ния тер­ми­на «суб­си­ди­ар­ность» в эн­цик­ли­ке Папы Рим­ско­го Пия XI «Quadragesimo Anno» от 15 мая 1931 года. Опи­сы­вая Аме­ри­ку на­ча­ла XIX века, Алек­сис де То­квиль сде­лал та­кое за­клю­че­ние:
    «Де­цен­тра­ли­за­ция име­ет не толь­ко адми­ни­стра­тив­ную ценность, но так­же гра­жданское из­ме­ре­ние, так как она уве­ли­чи­ва­ет воз­мож­но­сти гра­ждан де­я­тель­но ин­тере­со­вать­ся пуб­лич­ны­ми де­ла­ми; это поз­во­ля­ет им при­вык­нуть к ис­поль­зо­ва­нию сво­бо­ды. А из на­коп­ле­ния этих ло­каль­ных, де­я­тель­ных, "раз­бор­чи­вых" сво­бод ро­жда­ет­ся наи­бо­лее эф­фек­тив­ный про­ти­во­вес к при­тя­за­ни­ям цен­траль­но­го пра­ви­тель­ства, даже если они были под­дер­жа­ны без­лич­ной, кол­лек­тив­ной во­лей»(84).
  2. Си­сте­ма сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, раз­гра­ни­чи­ва­ю­щая го­су­дар­ствен­ную власть меж­ду не­за­ви­си­мы­ми вет­вя­ми
    Го­су­дар­ствен­ная власть, как пра­ви­ло, раз­де­ля­ет­ся на три вет­ви:
    1. За­ко­но­да­тель­ная власть, за­ни­ма­ю­ща­я­ся раз­ра­боткой и при­ня­ти­ем за­ко­нов.
    2. Ис­пол­ни­тель­ная власть, за­ни­ма­ю­ща­я­ся ор­га­ни­за­ци­ей прак­ти­че­ско­го ис­пол­не­ния за­ко­нов.
    3. Су­деб­ная власть, от­ве­ча­ю­щая за толко­ва­ние за­ко­нов и от­прав­ляю­щая пра­во­су­дие.
    Су­ще­ству­ет мно­же­ство инсти­ту­ци­о­наль­ных ме­ха­низ­мов, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ют вы­пол­не­ние этих трех основ­ных функ­ций. Если не рассмат­ри­вать мо­нар­хии, дик­та­ту­ры и во­ен­ные хун­ты (ко­то­рые мо­гут иметь атри­бу­ты де­мо­кра­ти­че­ских ре­жи­мов, но в ре­аль­но­сти управ­лять­ся од­ним че­ло­ве­ком или ма­лой груп­пой), то вы­де­ля­ют­ся сле­ду­ю­щие основ­ные раз­но­вид­но­сти рес­пуб­ли­ки:
    1. Пар­ла­мент­ская, где ис­пол­ни­тель­ная власть при­над­ле­жит из­би­ра­е­мо­му пар­ла­мен­том ли­де­ру («пре­мьер-ми­ни­стру»), ко­то­рый по­да­ет кан­ди­да­ту­ры ми­ни­стров на утвер­жде­ние пар­ла­мен­ту. Пре­мьер-ми­нистр дей­ству­ет по воле пар­ла­мен­та и мо­жет быть сме­щен в лю­бое вре­мя. Гла­ва го­су­дар­ства (напри­мер, мо­нарх в Ан­глии или пре­зи­дент в Гер­ма­нии) об­ла­да­ет огра­ни­чен­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми.
    2. Пре­зи­дент­ская, где вы­бран­ный из­би­ра­те­ля­ми пре­зи­дент на­зна­ча­ет ка­би­нет ми­ни­стров, ко­то­рый, как пра­ви­ло, утвер­жда­ет­ся за­ко­но­да­тель­ным ор­га­ном. Яр­кий при­мер — США.
    3. Сме­шан­ная (по­лу­пре­зи­дент­ская), где из­би­ра­те­ли вы­би­ра­ют пре­зи­ден­та, име­ю­ще­го огра­ни­чен­ные, но зна­чи­мые пол­но­мо­чия, а Ка­би­нет ми­ни­стров подот­че­тен пар­ла­мен­ту. Сме­шан­ная фор­ма прав­ле­ния ста­ла осно­вой для со­зда­ния совре­мен­ных по­ли­ти­че­ских ре­жи­мов Фран­ции и Рос­сии.
    В пар­ла­мент­ских рес­пуб­ли­ках важ­ны кон­крет­ные инсти­ту­ци­о­наль­ные фак­то­ры. Вы­бо­ры про­во­дят­ся в од­но­мандат­ных или в бо­лее круп­ных много­мандат­ных окру­гах? Если много­мандат­ных, то как проис­хо­дит рас­пре­де­ле­ние де­пу­тат­ских манда­тов и ка­ков про­цент­ный ба­рьер, да­ю­щий пра­во на ме­сто в за­ко­но­да­тель­ном ор­га­не?
    Сме­шан­ную фор­му прав­ле­ния при­ня­ло преоб­ла­да­ю­щее большинство постком­му­ни­сти­че­ских стран (око­ло 60%), 30% — пар­ла­мент­скую, а осталь­ные — пре­зи­дент­скую. Со вре­ме­нем не­ко­то­рые стра­ны сме­ни­ли фор­му прав­ле­ния, вклю­чая Гру­зию (2004), Че­хию (2012) и Ар­ме­нию (2015). При этом пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та в стра­нах со сме­шан­ной фор­мой рес­пуб­ли­ки силь­но раз­ли­ча­ют­ся. Чаще всего пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та и пар­ла­мен­та пере­смат­ри­ва­лись в Укра­и­не: в 1994, 1996, 2004, 2010 и 2014 го­дах. Та­кая не­ста­биль­ность ба­зо­вых инсти­ту­тов вла­сти су­ще­ствен­но услож­ня­ет ин­ве­сто­рам пла­ни­ро­ва­ние сво­ей де­я­тель­но­сти.
    Хотя у вы­ше­пере­чис­лен­ных форм прав­ле­ния есть свои пре­иму­ще­ства и недо­стат­ки, ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что в пре­зи­дент­ских рес­пуб­ли­ках, как пра­ви­ло, чис­лен­ный со­став пра­ви­тель­ства мень­ше. Одна из при­чин — пар­ла­мент­ские си­сте­мы го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния тя­го­те­ют к об­разо­ва­нию коа­ли­ци­он­ных пра­ви­тельств, в ко­то­рых много­чис­лен­ные пар­тии от­ста­и­ва­ют ин­тере­сы и при­о­ри­те­ты из­би­ра­телей в об­мен на их под­держ­ку. Впро­чем, стра­ны с пар­ла­мент­ской си­сте­мой раз­ви­ва­ют­ся бы­стрее, чем с пре­зи­дент­ской. Од­на­ко постком­му­ни­сти­че­ские стра­ны с пре­зи­дент­ской си­сте­мой об­ла­да­ют су­ще­ствен­ным недо­стат­ком: тен­ден­ци­ей к цен­тра­ли­за­ции вла­сти, вплоть до превра­ще­ния в ав­то­кра­ти­че­ские го­су­дар­ства за шат­ким фа­са­дом де­мо­кра­тии. Эко­но­ми­сты Ро­джер Майер­сон, Же­рар Ро­ланд и Ти­мо­фей Ми­ло­ва­нов про­ве­ли де­таль­ный ана­лиз пре­иму­ществ и недо­стат­ков раз­лич­ных форм го­су­дар­ствен­но­го устрой­ства в контек­сте постком­му­ни­сти­че­ских стран(85).
    Ро­джер Майер­сон, лау­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии по эко­но­ми­ке 2007 года, раз­ра­бо­тал прак­ти­че­скую струк­ту­ру на осно­ве кон­цеп­ции сдер­жек и про­ти­во­ве­сов. С уче­том масштаб­ных проблем, обу­слов­лен­ных кор­руп­ци­ей в стра­нах с пере­ход­ной эко­но­ми­кой, од­ним из ло­ги­че­ских ре­ше­ний яв­ляет­ся раз­гра­ни­че­ние от­вет­ствен­но­сти за де­я­тель­ность пра­ви­тель­ства от от­вет­ствен­но­сти за рас­сле­до­ва­ние и су­деб­ное пре­сле­до­ва­ние пре­ступ­ной де­я­тель­но­сти. Пер­вое из этих пол­но­мо­чий мож­но воз­ло­жить на пре­мьер-ми­ни­стра, а вто­рое — на адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та. Идея о раз­гра­ни­че­нии ба­зи­ру­ет­ся на сле­ду­ю­щем прин­ци­пе: на­личие не­за­ви­си­мо­го ор­га­на вла­сти, от­вет­ствен­но­го за рас­сле­до­ва­ние кор­руп­ци­он­ных дей­ствий, су­ще­ствен­но огра­ни­чи­ва­ет воз­мож­но­сти для на­ру­ше­ния за­ко­на даже в усто­яв­ших­ся пра­во­вых си­сте­мах, не го­во­ря уже о стра­нах, ко­то­рые толь­ко на­ча­ли про­цесс де­мо­кра­ти­за­ции.
    На ри­сун­ке изоб­ра­жен че­ло­век-пти­ца, сто­я­щий у три­бу­ны на вет­ке де­ре­ва и объ­яв­ляю­щий: «Наша го­су­дар­ствен­ная власть строит­ся на си­сте­ме сдер­жек и про­ти­во­ве­сов». Два че­ло­ве­ка-пти­цы си­дят перед ним. Один из них ком­мен­ти­ру­ет: «Ну да, ну да. Вы не сдер­жи­ва­е­те аппе­ти­ты, а мы пы­та­ем­ся их урав­но­ве­сить взят­ка­ми».
    Наша го­су­дар­ствен­ная власть строит­ся на си­сте­ме сдер­жек и про­ти­во­ве­сов.
    Ну да, ну да... Вы не сдер­жи­ва­е­те аппе­ти­ты, а мы пы­та­ем­ся их урав­но­ве­сить взят­ка­ми.
    Аме­ри­канский по­ли­ти­че­ский комикс Shoe. Ав­то­ры: Гэри Бру­кинс и Сью­зи Мак­нел­ли (выпуск от 5 ап­ре­ля 2010 г.)
  3. Не­за­ви­си­мая су­деб­ная власть
    Контроль за на­зна­че­ни­я­ми су­дей — важ­ный, но не единствен­ный фак­тор, обес­пе­чи­ва­ю­щий функ­ци­о­ни­ро­ва­ние сдер­жек и про­ти­во­ве­сов пра­во­вой си­сте­мы. Ре­зульта­ты эко­но­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ний неод­но­крат­но по­ка­зы­ва­ли, что не­за­ви­си­мость су­деб­ной си­сте­мы — необ­хо­ди­мое усло­вие эко­но­ми­че­ско­го благо­со­сто­я­ния. Долж­но быть ясно, что под «не­за­ви­си­мо­стью» мы подра­зу­ме­ва­ем ре­аль­ную не­за­ви­си­мость (де-фа­кто, т.е. не­за­ви­си­мость су­ще­ству­ет в дей­стви­тель­но­сти), а не толь­ко фор­маль­ную не­за­ви­си­мость, про­пи­сан­ную в за­ко­не, но не осу­ще­ствляе­мую на прак­ти­ке (де-юре, т.е. юри­ди­че­ски уста­нов­лен­ная не­за­ви­си­мость)(86). В осно­ве та­кой си­сте­мы долж­ны ле­жать сле­ду­ю­щие прин­ци­пы:
    1. Раз­де­ле­ние вла­стей. Су­деб­ная вет­вь не долж­на кон­такти­ро­вать с по­ли­ти­че­ски­ми пар­ти­я­ми, в осо­бен­но­сти с пра­вя­щи­ми, и обя­за­на огра­ни­чить вза­и­мо­дей­ствие с ис­пол­ни­тель­ной вла­стью во­про­са­ми без­опас­но­сти, фи­нан­со­во­го обес­пе­че­ния и адми­ни­стри­ро­ва­ния.
    2. Га­ран­ти­ро­ван­ные долж­ност­ные окла­ды. До­стой­ный раз­мер окла­дов обес­пе­чит не­под­куп­ность су­дей и компен­си­ру­ет вы­со­кие на­груз­ки.
    3. Га­ран­ти­ро­ван­ное пре­бы­ва­ние в долж­но­сти до вы­хо­да на пен­сию или ис­тече­ния сро­ка пол­но­мо­чий. От­стра­не­ние или уволь­не­ние — толь­ко по при­чи­не «не­дее­способ­но­сти» или «по­ве­де­ния, не­сов­ме­сти­мо­го с ис­пол­не­ни­ем долж­ност­ных обя­зан­но­стей», та­ко­го как по­лу­че­ние взя­ток.
    4. Откры­тые су­деб­ные за­се­да­ния. Пред­ста­ви­те­ли об­ще­ствен­но­сти долж­ны до­пус­кать­ся на су­деб­ные раз­би­ра­тель­ства и иметь до­ступ к ре­ше­ни­ям суда. В со­от­вет­ствии с прин­ци­пом глас­но­сти сред­ства массо­вой ин­фор­ма­ции долж­ны об­ла­дать мак­си­маль­ной сво­бо­дой в осве­ще­нии об­сто­я­тельств кон­крет­но­го су­деб­но­го дела.
    5. Обя­за­тель­ность до­ве­де­ния за­ко­нов до све­де­ния об­ще­ствен­но­сти. Даже со­ци­аль­но ак­тив­ные гра­жда­не не смо­гут при­вле­кать по­ли­ти­че­ских ли­де­ров и ор­га­ны вла­сти к от­вет­ствен­но­сти за их дей­ствие или без­дей­ствие без зна­ния тре­бо­ва­ний на­ци­о­наль­но­го и меж­ду­на­род­но­го пра­ва.
    6. Спра­ведли­вый про­цесс от­бо­ра су­дей. К от­бо­ру долж­ны до­пус­кать­ся толь­ко «до­бро­со­вест­ные» и «дее­способ­ные» гра­жда­не с «со­от­вет­ству­ю­щей под­го­тов­кой и ква­ли­фи­ка­ци­ей», без дис­кри­ми­на­ции.
    Дан­ный прин­цип дол­жен при­ме­нять­ся не­за­ви­си­мо от по­ряд­ка на­де­ле­ния су­дей­ски­ми пол­но­мо­чи­я­ми (на­зна­че­ние или вы­бо­ры). Бо­лее того, из­бра­ние су­дей не­осве­дом­лен­ны­ми из­би­ра­те­ля­ми — до­воль­но пробле­ма­тич­ная за­да­ча с уче­том слож­но­сти тре­бо­ва­ний, предъ­яв­ляе­мых к ка­че­ствен­но­му осу­ще­ствле­нию пра­во­су­дия, и недо­пу­сти­мо­сти уча­стия су­дей в по­ли­ти­ке.
  4. Не­за­ви­си­мый цен­траль­ный банк
    Од­ним из недо­стат­ков де­мо­кра­ти­че­ской си­сте­мы на фоне её много­чис­лен­ных до­сто­инств яв­ляет­ся то, что по­ли­ти­ков не за­бо­тят да­ле­ко­и­ду­щие по­след­ствия при­ни­ма­е­мых ре­ше­ний, так как они ори­ен­ти­ро­ва­ны на по­лу­че­ние крат­ко­сроч­ной вы­го­ды за вре­мя пре­бы­ва­ния у вла­сти. Крат­ко­сроч­ный го­ри­зонт пла­ни­ро­ва­ния при­во­дит к большим го­су­дар­ствен­ным рас­хо­дам без со­от­вет­ству­ю­ще­го уве­ли­че­ния на­ло­гов для их по­кры­тия. Столк­нув­шись с та­кой ди­лем­мой, по­ли­ти­ки ча­сто под­да­ют­ся ис­ку­ше­нию «опла­тить» рас­хо­ды за счет уве­ли­че­ние де­неж­ной мас­сы (вклю­че­ния «пе­чат­но­го станка»). В эле­мен­те 5 ча­сти 2 от­ме­ча­лось, что чрез­мер­ная эмис­сия де­нег при­во­дит к вы­со­ко­му уров­ню ин­фля­ции, или даже к ги­пе­рин­фля­ции. По­вы­ше­ние об­ще­го уров­ня цен сни­жа­ет тем­пы эко­но­ми­че­ско­го ро­ста стра­ны и умень­ша­ет благо­со­сто­я­ние гра­ждан на годы вперед, что из­ме­ня­ет сти­му­лы и вно­сит неопре­де­лен­ность, за­труд­няя пла­ни­ро­ва­ние бу­ду­ще­го. Не­за­ви­си­мый цен­траль­ный банк смо­жет про­ти­восто­ять дав­ле­нию по­ли­ти­ков. Ре­зультат: сни­же­ние и ста­би­ли­за­ция цен, уве­ли­че­ние тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.
  5. За­щи­та пра­ва соб­ствен­но­сти
    Фи­ло­соф кон­ца XVII века Джон Локк на­зы­вал пра­во вла­де­ния и поль­зо­ва­ния част­ной соб­ствен­но­стью «неотъ­ем­ле­мым», а его «за­щи­ту» — «ве­ли­кой и глав­ной це­лью» го­су­дар­ства. По­ло­же­ния о за­щи­те пра­ва соб­ствен­но­сти про­пи­са­ны в консти­ту­ци­ях прак­ти­че­ски всех стран. При­ме­ры:
    1. Хар­тия Евро­пей­ско­го со­ю­за по пра­вам че­ло­ве­ка гла­сит: «Каж­дое лицо впра­ве иметь в сво­ей соб­ствен­но­сти иму­ще­ство, при­об­ре­тен­ное на за­кон­ных осно­ва­ни­ях, поль­зо­вать­ся, рас­по­ря­жать­ся им и за­ве­щать его. Ни­кто не мо­жет быть ли­шен сво­ей соб­ствен­но­сти, кро­ме как по со­об­ра­же­ни­ям об­ще­ствен­ной поль­зы, в слу­ча­ях и на усло­ви­ях, преду­смот­рен­ных за­ко­ном, и с выпла­той в ра­зум­ный срок спра­ведли­во­го воз­ме­ще­ния за ее утра­ту».
    2. Консти­ту­ция США со­дер­жит ча­сто ци­ти­ру­е­мую фра­зу: «Ни­кто не мо­жет быть лишён жиз­ни, сво­бо­ды или соб­ствен­но­сти без над­ле­жа­щей пра­во­вой про­це­ду­ры; част­ная соб­ствен­ность не долж­на изы­мать­ся для об­ще­ствен­но­го поль­зо­ва­ния без спра­ведли­во­го воз­ме­ще­ния».
    3. В Консти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции чет­ко сфор­му­ли­ро­ва­но: «Пра­во част­ной соб­ствен­но­сти охра­ня­ет­ся за­ко­ном. Каж­дый име­ет пра­во иметь иму­ще­ство, вла­деть, поль­зо­вать­ся и рас­по­ря­жать­ся им как ин­ди­ви­ду­аль­но, так и сов­мест­но с дру­ги­ми ли­ца­ми. Ни­кто не мо­жет быть ли­шен сво­е­го иму­ще­ства ина­че как по ре­ше­нию суда. При­ну­ди­тель­ное от­чуж­де­ние иму­ще­ства для го­су­дар­ствен­ных нужд мо­жет быть произ­ве­де­но толь­ко при усло­вии пред­ва­ри­тель­но­го и рав­но­ценно­го воз­ме­ще­ния».
    К со­жа­ле­нию, мно­гие из та­ко­го рода утвер­жде­ний «не сто­ят бу­ма­ги, на ко­то­рой они на­пи­са­ны». Го­су­дар­ства ча­сто под­ры­ва­ют осно­вы та­кой за­щи­ты. Фор­му­ли­ров­ки «об­ще­ствен­ная поль­за», «спра­ведли­вое воз­ме­ще­ние», «спра­ведли­вая компен­са­ция» мож­но толко­вать по-раз­но­му. До­воль­но ча­сто вла­сти при­кры­ва­ют­ся нор­ма­тив­ны­ми ак­та­ми, что­бы за­хва­тить или взять под контроль част­ную соб­ствен­ность без выпла­ты компен­са­ции, даже если вла­де­лец соб­ствен­но­сти не на­ру­шил ни­чьих прав. Суды, как пра­ви­ло, до­пус­кают та­кое изъ­я­тие, если за­ко­но­да­тель­ный ор­ган заяв­ляет, что дан­ное дей­ствие со­вер­ша­ет­ся «ради об­ще­ствен­ной поль­зы», или в ре­зульта­те изъ­я­тия вла­де­лец не ли­ша­ет­ся пра­ва на все виды ис­поль­зо­ва­ния иму­ще­ства. Осо­бен­но се­рьезные труд­но­сти вы­зы­ва­ет изъ­я­тие иму­ще­ства де-фа­кто, когда тех­ни­че­ски вла­де­лец соб­ствен­но­сти не ме­ня­ет­ся, но ли­ша­ет­ся воз­мож­но­сти рас­по­ря­жать­ся иму­ще­ством на свое усмот­ре­ние. Ка­кой смысл, напри­мер, «вла­деть» участком на по­бе­ре­жье, если нор­ма­тив­но-пра­во­вой акт запре­ща­ет ве­сти на нем строи­тель­ство?
    Та­ким об­разом, для обес­пе­че­ния эко­но­ми­че­ско­го ро­ста недо­ста­точ­но про­пи­сать пра­во соб­ствен­но­сти в за­ко­не или даже Консти­ту­ции. Пра­во соб­ствен­но­сти долж­но за­щи­щать­ся го­су­дар­ством, что­бы вы­звать до­ве­рие у по­тен­ци­аль­ных ин­ве­сто­ров. Эко­но­ми­че­ские ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли, что за­щи­та пра­ва соб­ствен­но­сти в со­че­та­нии с не­за­ви­си­мой су­деб­ной си­сте­мой и бо­лее вы­со­ким уров­нем сдер­жек и про­ти­во­ве­сов в струк­ту­ре вла­сти го­раз­до силь­нее способ­ству­ет эко­но­ми­че­ско­му ро­сту.
  6. За­ко­но­да­тель­ные га­ран­тии сво­бо­ды сло­ва и пе­ча­ти
    Од­но­го при­сут­ствия сдер­жек и про­ти­во­ве­сов в струк­ту­ре вла­сти недо­ста­точ­но: они долж­ны до­пол­нять­ся внеш­ним контро­лем. Это ка­са­ет­ся, в осо­бен­но­сти, кор­руп­ци­онно­го сго­во­ра, так как все участ­ни­ки взя­точни­че­ства не­сут уго­лов­ную от­вет­ствен­ность, что зна­чи­тель­но услож­ня­ет сбор до­ка­за­тельств, так как ни у кого из при­част­ных лиц нет сти­му­ла пре­да­вать дру­го­го. Связь меж­ду сво­бод­ной прес­сой и об­щей эф­фек­тив­но­стью го­су­дар­ства, а, со­от­вет­ствен­но, и эко­но­ми­че­ским ро­стом, вид­на из при­ве­ден­но­го ниже гра­фи­ка. Ав­то­ри­тар­ные ре­жи­мы огра­ни­чи­ва­ют сво­бо­ду сло­ва, угро­жая жур­на­ли­стам цен­зу­рой, аре­стом и даже смер­тью.
    Ри­су­нок 22. Сво­бо­да прес­сы способ­ству­ет умень­ше­нию кор­руп­ции
    На то­чеч­ной диа­грам­ме по­ка­за­но, что сво­бо­да прес­сы больше в стра­нах с низ­ким уров­нем кор­руп­ции.
    Ис­точ­ник: Aymo Brunetti, Beatrice Weder, “A free press is bad news for corruption,” Journal of Public Economics, (2003), 87(7): 1801–1824, 10.1016/S0047-2727(01)00186-4.
    Благо­да­ря тех­ни­че­ско­му про­грес­су за по­след­ние 20 лет гра­жда­не мо­гут в зна­чи­тель­но большей сте­пе­ни контро­ли­ро­вать де­я­тель­ность го­су­дар­ства и обес­пе­чи­вать его подот­чет­ность. На сле­ду­ю­щем гра­фи­ке чет­ко про­сле­жи­ва­ет­ся связь меж­ду ис­поль­зо­ва­ни­ем Ин­тер­не­та (Facebook как круп­ней­шей в мире со­ци­аль­ной сети) и уров­нем кор­руп­ции:
    Ри­су­нок 23. Со­ци­аль­ные сети способ­ству­ют умень­ше­нию кор­руп­ции
    На то­чеч­ной диа­грам­ме по­ка­за­но, что в стра­нах с бо­лее вы­со­ким уров­нем кор­руп­ции люди мень­ше поль­зу­ют­ся со­ци­аль­ной се­тью Facebook.
    Ис­точ­ник: C.K. Jha, & S. Sarangi “Does social media reduce corruption?”, Information Economics and Policy, Volume 39 (June, 2017): 60–71.
    Поэто­му впол­не оче­вид­на зна­чи­мая роль со­ци­аль­ных се­тей как инстру­мен­та для вы­ра­же­ния гра­жданско­го про­те­ста и обес­пе­че­ния подот­чет­но­сти го­су­дар­ства. В ка­че­стве ан­ти­при­ме­ра мож­но при­ве­сти «Ве­ли­кий ки­тайский файр­вол», ис­поль­зу­е­мый для контро­ля за об­ще­ством Ки­тая. Большую оглас­ку так­же по­лу­чи­ли ак­ции про­те­ста #RejectSerzh (Ар­ме­ния, вес­на 2018 года) и Евро­майдан (Укра­и­на, 2013–2014 гг.)(87).
    Сво­бо­да прес­сы за­клю­ча­ет­ся не толь­ко в от­сут­ствии дав­ле­ния на СМИ и угроз жур­на­ли­стам. Се­рьез­ной пробле­мой во мно­гих стра­нах яв­ляет­ся контроль го­су­дарств над рас­про­стра­не­ни­ем ин­фор­ма­ции и ис­поль­зо­ва­ние теле­ви­де­ния для про­па­ган­ды и ве­де­ния ин­фор­ма­ци­он­ных войн. Дру­гая тре­вож­ная тен­ден­ция — при­об­ре­те­ние со­сто­я­тель­ны­ми по­ли­ти­ка­ми соб­ствен­ных га­зет, теле­ви­зион­ных ка­на­лов и ра­дио­стан­ций. Хотя вме­ша­тель­ство го­су­дар­ства в дела част­ных соб­ствен­ни­ков все­гда но­сит со­мни­тель­ный ха­рак­тер, но кон­крет­но эту пробле­му мог­ла бы ре­шить ра­зум­ная го­су­дар­ствен­ная по­ли­ти­ка.
  7. Сво­бо­да пере­дви­же­ния, ин­ве­сти­ций и тор­гов­ли
    Сво­бо­да кон­ку­ри­ро­вать в биз­не­се и участ­во­вать в до­бро­воль­ном об­ме­не — кра­е­уголь­ные кам­ни эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды и про­грес­са. Контроль над це­на­ми, ба­рье­ры на пути раз­ви­тия пред­при­ни­ма­тель­ства и про­фес­сио­наль­ной де­я­тель­но­сти, го­су­дар­ствен­ные за­ко­ны и по­ста­нов­ле­ния, огра­ни­чи­ва­ю­щие тор­говлю че­рез на­ци­о­наль­ные гра­ни­цы, — не­льзя от­не­сти к эф­фек­тив­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке. Про­фес­сио­наль­ное ли­цен­зи­ро­ва­ние, то есть по­лу­че­ние го­су­дар­ствен­но­го раз­ре­ше­ния на ве­де­ние про­фес­сио­наль­ной де­я­тель­но­сти, напри­мер на пле­те­ние ко­си­чек, — один из основ­ных ан­ти­кон­ку­рент­ных ме­ха­низ­мов, огра­ни­чи­ва­ю­щих воз­мож­но­сти тру­до­устрой­ства, в том чис­ле для мно­гих наи­менее обес­пе­чен­ных чле­нов об­ще­ства. В це­лях за­щи­ты на­се­ле­ния сер­ти­фи­ка­ция бо­лее пред­по­чти­тель­на: по­тре­би­тель по­лу­ча­ет ин­фор­ма­цию об обу­че­нии по­став­щи­ка услу­ги, но сам ре­ша­ет, сто­ит ли рассмат­ри­вать эти све­де­ния в ка­че­стве кри­те­рия от­бо­ра. Сер­ти­фи­ка­ция поз­во­ля­ет сде­лать пра­виль­ный вы­бор, но при этом не ли­ша­ет про­чих по­став­щи­ков услуг воз­мож­но­сти до­ка­зать свою про­фес­сио­наль­ную при­год­ность. Ли­цен­зи­ро­ва­ние, напро­тив, огра­ни­чи­ва­ет тор­говлю и ис­поль­зу­ет­ся для за­креп­ле­ния за су­ще­ству­ю­щи­ми по­став­щи­ка­ми мо­но­поль­ных прав.
    Сво­бо­да тор­гов­ли — одно из основ­ных прав че­ло­ве­ка, так же как сво­бо­да сло­ва и сво­бо­да ве­роис­по­ве­да­ния. Гра­жда­не долж­ны быть воль­ны в вы­бо­ре наи­луч­ших усло­вий сдел­ки и тор­го­вых парт­неров, в том чис­ле за­ру­беж­ных.
    Вза­им­ная сво­бод­ная тор­говля, когда оба парт­не­ра сво­бод­но об­ме­ни­ва­ют­ся то­ва­ра­ми друг с дру­гом, без­услов­но, вы­год­на; но она оста­ет­ся та­ко­вой и без вза­им­но­сти. Ведь уб­рав ба­рье­ры на пути сво­бод­но­го им­пор­та то­ва­ров, стра­на, не­за­ви­си­мо от по­ли­ти­ки тор­го­вых парт­неров, прак­ти­че­ски га­ран­ти­ро­ван­но улуч­шит уро­вень жиз­ни своих гра­ждан. Ло­ги­ка «од­но­сто­ронней сво­бод­ной тор­гов­ли» про­сле­жи­ва­ет­ся в ци­та­те од­ной из наи­бо­лее вы­да­ю­щих­ся эко­но­ми­стов XX века Джо­ан Ро­бин­сон (1903–1983):
    «Вряд ли ра­зум­но пере­го­ра­жи­вать соб­ствен­ные га­ва­ни кам­ня­ми из-за того, что при­бреж­ные воды со­сед­них стран изоби­лу­ют ри­фа­ми и ме­ля­ми, за­труд­ня­ю­щи­ми ва­шим ко­раб­лям до­ступ в та­мошние пор­ты».
    В ходе про­ве­де­ния пуб­лич­ных об­су­жде­ний темы сво­бо­ды тор­гов­ли, пере­дви­же­ния и ин­ве­сти­ций ча­сто рассмат­ри­ва­ют­ся отдель­но. Но это не­пра­виль­но. Если в од­ной стра­не ра­бо­чим пла­тят мень­ше, чем в дру­гой, то на си­ту­а­цию ока­жут влия­ние все три сво­бо­ды. Ра­бо­чие поедут в регион с бо­лее вы­со­ки­ми за­ра­бот­ны­ми пла­та­ми, ин­ве­сто­ры же, нао­бо­рот, зайдут в стра­ну с де­ше­вой ра­бо­чей си­лой, так как произ­ве­ден­ные там то­ва­ры бу­дут сто­ить де­ше­вле, что обес­пе­чит кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство на миро­вом рын­ке. Бло­ки­ро­ва­ние лю­бо­го из этих направ­ле­ний лишь уси­лит дав­ле­ние на про­чие.
  8. Внеш­ние опо­ры
    Из­би­ра­те­ли, как эко­но­ми­че­ски гра­мот­ные люди, при­ни­ма­ют ре­ше­ния, со­по­став­ляя из­держ­ки и вы­го­ды. По­ли­ти­ки, как пра­ви­ло, огра­ни­чи­ва­ют­ся ко­ротким го­ри­зонтом пла­ни­ро­ва­ния, рав­ным из­би­ра­тель­но­му сро­ку. Это со­зда­ет труд­но­сти при при­ня­тии по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний, на­це­лен­ных на по­лу­че­ние вы­го­ды в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве, но тре­бу­ю­щих зна­чи­тель­ных вло­же­ний в те­ку­щий мо­мент. Вре­мен­ная не­со­гла­со­ван­ность при­во­дит к тому, что по­ли­ти­ки из­бе­га­ют брать на себя подоб­ные обя­за­тель­ства. Кро­ме того, груп­пы осо­бых ин­тере­сов мо­гут ока­зы­вать дав­ле­ние на по­ли­ти­че­ских ли­де­ров с це­лью при­ня­тия ре­ше­ний, вы­год­ных уз­ко­му кру­гу лиц, в ущерб ин­тере­сам ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти.
    Один из воз­мож­ных вы­хо­дов для даль­но­вид­ных по­ли­ти­ков — вступ­ле­ние в меж­ду­на­род­ную ор­га­ни­за­цию, усло­ви­ем член­ства в ко­то­рой яв­ляет­ся ве­де­ние эф­фек­тив­ной по­ли­ти­ки. Это огра­ни­чит воз­мож­ность при­ня­тия по­ли­ти­ка­ми не­эф­фек­тив­ных ре­ше­ний и, со­от­вет­ствен­но, умень­шит дав­ле­ние со сто­ро­ны групп осо­бых ин­тере­сов. К та­ким ор­га­ни­за­ци­ям мож­но от­не­сти Евро­пей­ский союз (ЕС), ко­то­рый предъ­яв­ляет тре­бо­ва­ния о низ­ком де­фи­ци­те бюд­же­та и огра­ни­чи­ва­ет раз­мер го­су­дар­ствен­ных за­им­ство­ва­ний. Кро­ме того, необ­хо­ди­мым усло­ви­ем для го­су­дарств-чле­нов яв­ляет­ся при­ня­тие еди­ной пра­во­вой кон­цеп­ции — acquis communautaire. Не­смот­ря на то, что не­ко­то­рые про­грам­мы ЕС (напри­мер, суб­си­ди­ро­ва­ние фер­мер­ских хо­зяйств в рам­ках Еди­ной сель­ско­хо­зяй­ствен­ной по­ли­ти­ки) ма­ло­эф­фек­тив­ны или про­ти­во­ре­чат здра­вым эко­но­ми­че­ским прин­ци­пам, они, ско­рее всего, на­много луч­ше тех, ко­то­рые мог­ли бы про­во­дить­ся мно­ги­ми постком­му­ни­сти­че­ски­ми стра­на­ми в усло­ви­ях от­сут­ствия пер­спек­ти­вы член­ства в ЕС. Стра­ны, об­ос­но­ван­но ожи­да­ю­щие вступ­ле­ния в ЕС, про­ве­ли мно­же­ство бо­лез­нен­ных ре­форм, ко­то­рые в ко­неч­ном сче­те при­не­сли поль­зу их гра­жда­нам(88).
    По­зи­тив­ное воз­дей­ствие мо­жет ока­зать и член­ство в та­ких ор­га­ни­за­ци­ях, как НАТО, ВТО, Евро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка, ОЭСР и Меж­ду­на­род­ный центр по уре­гу­ли­ро­ва­нию ин­ве­сти­ци­он­ных спо­ров (МЦУ­ИС). Меж­ду­на­род­ный ва­лют­ный фонд (МВФ) иг­ра­ет важ­ную роль на миро­вой аре­не, так как под его влия­ни­ем го­су­дар­ства фор­ми­ру­ют по­ли­ти­ку, направ­лен­ную на эко­но­ми­че­ский рост. Стра­ны, как пра­ви­ло, об­раща­ют­ся за по­мо­щью к МВФ, когда чрез­мер­ные го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды уже при­ве­ли к ва­лют­но­му кри­зи­су и меж­ду­на­род­ные кре­дит­ные рын­ки больше не предо­став­ляют зай­мы из-за огром­ного го­су­дар­ствен­но­го дол­га. Один из при­ме­ров — кри­зис в Гре­ции в 2010–2018 го­дах. Толь­ко дав­ле­ние со сто­ро­ны МВФ и Евро­пей­ско­го цен­траль­но­го банка убе­ди­ло гре­че­ское пра­ви­тель­ство про­ве­сти необ­хо­ди­мые ре­фор­мы.
    По­зи­тив­ное влия­ние на де­я­тель­ность го­су­дар­ства мо­гут ока­зы­вать так­же меж­ду­на­род­ные рейтин­ги, не тре­бу­ю­щие член­ства в ор­га­ни­за­ци­ях. Напри­мер, Гру­зия очень гор­дит­ся тем, что вхо­дит в пер­вую де­сят­ку по ин­дек­су Все­мир­но­го банка «лег­кость ве­де­ния биз­не­са», и ми­ни­стры пра­ви­тель­ства про­во­дят ре­фор­мы, улуч­ша­ю­щие по­зи­цию в рейтин­ге.

Часть 3. Итоговые размышления

За­ко­но­да­тель­ное за­креп­ле­ние и ис­пол­не­ние опи­сан­ных по­ло­же­ний уси­лит за­щи­ту пра­ва част­ной соб­ствен­но­сти, бу­дет способ­ство­вать раз­ви­тию кон­ку­рен­ции, укре­пит фе­де­ра­лизм, по­мо­жет контро­ли­ро­вать го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды и зай­мы, а так­же огра­ни­чит воз­мож­но­сти по­ли­ти­ков при­ни­мать ре­ше­ния, вы­год­ные груп­пам осо­бых ин­тере­сов. Это ста­нет ша­гом на пути фор­миро­ва­ния си­сте­мы го­су­дар­ствен­ной вла­сти, осно­ван­ной на вза­им­ном со­гла­сии, а не на пра­ве вла­сти гра­бить на­се­ле­ние. Од­на­ко не сто­ит за­бы­вать о сле­ду­ю­щем: консти­ту­ци­он­ные прин­ци­пы благо­со­сто­я­ния бу­дут ра­бо­тать толь­ко при соблю­де­нии духа за­ко­на, а не его бук­вы.
В ка­че­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти сде­лан­ную в Консти­ту­ции Гва­те­ма­лы неу­дач­ную по­пыт­ку сни­зить уро­вень кор­руп­ции в су­деб­ной си­сте­ме и осла­бить влия­ние по­ли­ти­ков и групп осо­бых ин­тере­сов на су­дей. Важ­ная роль в от­бо­ре су­дей от­во­ди­лась де­ка­нам юри­ди­че­ских фа­культе­тов. След­стви­ем этой «ре­фор­мы», как и пред­ска­зы­ва­ли ци­ни­ки, ста­ла кор­руп­ция при на­зна­че­нии де­ка­нов. Что­бы со­здать ры­ча­ги дав­ле­ния на су­деб­ную власть, груп­пы осо­бых ин­тере­сов фи­нан­си­ро­ва­ли из­би­ра­тель­ные кам­па­нии на долж­ность де­ка­на, а про­фес­со­ра бо­ро­лись за го­ло­са сту­ден­тов, устра­и­вая для них пыш­ные ве­че­рин­ки. Кро­ме того, стре­ми­тель­но рос­ло чис­ло юри­ди­че­ских ву­зов, мно­гие из ко­то­рых су­ще­ство­ва­ли толь­ко на бу­ма­ге(89).
Мы за­вер­шим эту гла­ву вы­ра­же­ни­ем, ко­то­рое при­пи­сы­ва­ют мно­гим ав­то­рам. Наи­бо­лее удач­но оно про­зву­ча­ло из уст Ол­до­са Хаксли в 1956 году, когда он пред­став­лял ра­дио­спек­такль по сво­ей кни­ге «О див­ный но­вый мир»:
«Веч­ная бди­тель­ность — цена не толь­ко сво­бо­ды, но и того, что­бы про­сто оста­вать­ся че­ло­ве­ком».
В ча­стях 2 и 3 основ­ное вни­ма­ние уде­ля­ет­ся про­цве­та­нию го­су­дар­ства. За­клю­чи­тель­ный раз­дел этой кни­ги по­свя­щен лич­но­му благо­со­сто­я­нию: мы рассмот­рим прак­ти­че­ские ре­ко­мен­да­ции, как улуч­шить свое фи­нан­со­вое по­ло­же­ние.

Часть 4. Двенадцать ключевых элементов управления личными финансами на практике

Элементы

  1. Опре­де­ли­те свое срав­ни­тель­ное пре­иму­ще­ство.
  2. Раз­ви­вайте на­вы­ки, ка­че­ства и пред­при­ни­ма­тель­ские способ­но­сти, ко­то­рые по­вы­ша­ют произ­во­ди­тель­ность и де­ла­ют вашу де­я­тель­ность бо­лее цен­ной для дру­гих лю­дей.
  3. Пла­ни­руй­те свой бюд­жет, что­бы пра­виль­но тра­тить день­ги и ре­гу­ляр­но де­лать сбе­ре­же­ния.
  4. Не по­ку­пайте в кре­дит вещи, срок по­лез­ной служ­бы ко­то­рых за­кон­чит­ся преж­де, чем вы выпла­ти­те кре­дит.
  5. Два спосо­ба бо­лее ра­ци­о­наль­но­го ис­поль­зо­ва­ния де­неж­ных средств: из­бе­гайте дол­гов по кре­дит­ным кар­там и по­ку­пайте по­дер­жан­ные вещи.
  6. На­чни­те еже­ме­сяч­но от­кла­ды­вать сред­ства на слу­чай чрез­вы­чай­ных об­сто­я­тельств или на «на чер­ный день», ис­поль­зуя сберегательный счет.
  7. За­ставь­те слож­ные про­цен­ты ра­бо­тать на вас.
  8. Ди­вер­си­фи­ци­руй­те свои вло­же­ния — не кла­ди­те все яйца в одну кор­зи­ну.
  9. Индексные паевые инвестиционные фонды или ин­декс­ные бир­же­вые ин­ве­сти­ци­он­ные фон­ды (БИФ, англ. ETF) по­мо­гут вам в управ­ле­нии свои­ми сред­ства­ми не хуже лю­бых фи­нан­со­вых экс­пер­тов. При этом вы не под­вер­га­е­те себя чрез­мер­но­му рис­ку.
  10. Для дол­го­сроч­ных ин­ве­сти­ций по­ку­пайте ак­ции, но если вас ин­тере­су­ют крат­ко­сроч­ные вло­же­ния, уве­ли­чи­вайте долю об­ли­га­ций или даже банковских вкла­дов.
  11. При­ни­мая ре­ше­ния о при­об­ре­те­нии не­дви­жи­мо­сти, по­лу­че­нии об­разо­ва­ния, а так­же дру­гие ин­ве­сти­ци­он­ные ре­ше­ния, дей­ствуй­те так, что­бы све­сти рис­ки к ми­ни­му­му.
  12. Для бо­лее эф­фек­тив­но­го управ­ле­ния рис­ка­ми поль­зуй­тесь услу­га­ми стра­хо­вых компа­ний.

Введение

По срав­не­нию с постком­му­ни­сти­че­ски­ми стра­на­ми, в стра­нах Евро­пей­ско­го со­ю­за го­раз­до бо­лее вы­со­кий уро­вень жиз­ни. Тем не ме­нее, мно­же­ство лю­дей в стра­нах Запад­ной Евро­пы (а еще больше в стра­нах ме­нее благо­по­луч­ных) ис­пы­ты­ва­ют «фи­нан­со­вый стресс». Как та­кое мо­жет быть? Все дело в том, что к фи­нан­со­вой не­ста­биль­но­сти при­во­дят в основ­ном при­ни­ма­е­мые нами ре­ше­ния, а не по­лу­ча­е­мые до­хо­ды.
Если вы не займетесь ва­ши­ми фи­нан­са­ми, ваши фи­нан­сы займут­ся вами. Как ска­зал Йоги Бер­ра, ве­ли­кий аме­ри­канский фи­ло­соф (и к тому же звез­да бейс­бо­ла): «Если идешь сам не зна­ешь куда, будь осто­рож­нее, ина­че мож­но туда и не дой­ти»(90). Дру­ги­ми сло­ва­ми, каж­до­му из нас ну­жен план. Если у нас его нет, мы мо­жем зайти туда, куда нам со­всем не надо. Две­на­дцать эле­мен­тов из ча­сти 4 впол­не мо­гут лечь в осно­ву лю­бо­го осу­ще­стви­мо­го пла­на. Они пред­став­ляют со­бой прак­ти­че­ские ре­ко­мен­да­ции, ко­то­рые вы мо­же­те при­ме­нить не­медлен­но и ко­то­рые по­мо­гут вам при­ни­мать оп­ти­маль­ные фи­нан­со­вые ре­ше­ния не­за­ви­си­мо от воз­рас­та, уров­ня до­хо­дов или жиз­нен­но­го опы­та.
За­ча­стую лич­ные фи­нан­со­вые и ин­ве­сти­ци­он­ные ре­ше­ния ка­жут­ся со­вер­шен­но изо­ли­ро­ван­ны­ми от мира эко­но­ми­ки. Но это не так. Как по­ка­за­но в эле­мен­те 1, прин­цип срав­ни­тель­но­го пре­иму­ще­ства, объ­яс­ня­ю­щий, по­че­му стра­ны вы­игры­ва­ют от того, что спе­ци­а­ли­зи­ру­ют­ся в тех ви­дах де­я­тель­но­сти, ко­то­рые они осу­ще­ствляют луч­ше всего, так­же объ­яс­ня­ет и то, по­че­му вы как ин­ди­ви­ду­ум мо­же­те вы­играть, спе­ци­а­ли­зи­ру­ясь в том, что у вас хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся и что це­нит­ся дру­ги­ми. Ана­ло­гич­но, когда на­шей це­лью яв­ляет­ся до­сти­же­ние благо­со­сто­я­ния в тече­ние опре­де­лен­но­го пе­ри­о­да вре­ме­ни, пред­при­ни­ма­тель­ство, фи­нан­со­вая от­вет­ствен­ность, пла­ни­ро­ва­ние ка­рье­ры и ин­ве­сти­ции в капи­тал (осо­бен­но в че­ло­ве­че­ский капи­тал) так же цен­ны для гра­ждан, как и для го­су­дарств.
Прин­ци­пы, ре­ко­мен­да­ции и инстру­мен­ты, пред­став­лен­ные здесь, мож­но раз­де­лить на четыре ка­те­го­рии: эле­мен­ты 1 и 2 — о том, как больше за­ра­ба­ты­вать, эле­мен­ты 3–6 — как наи­бо­лее ра­ци­о­наль­но ис­поль­зо­вать ваш до­ход, эле­мен­ты 7–10 — как по­лу­чить больший до­ход от ин­ве­сти­ций, и эле­мен­ты 11 и 12 — как управ­лять рис­ка­ми.
При­ве­ден­ные ре­ко­мен­да­ции яв­ляют­ся ба­зо­вы­ми, прак­ти­че­ски­ми и по­нят­ны­ми. Они не сде­ла­ют из вас успеш­но­го фи­нан­си­ста или мил­лио­не­ра в од­но­ча­сье, но по­мо­гут из­бе­жать се­рьезных фи­нан­со­вых оши­бок. Мож­но со­став­лять и бо­лее слож­ные пла­ны. Но, как из­вест­но, луч­шее — враг хо­ро­ше­го. Те, кто счи­та­ет, что у них нет вре­ме­ни или опы­та для раз­ра­ботки хо­ро­ше­го фи­нан­со­во­го пла­на, мо­гут не су­меть при­ме­нить даже про­стые со­ве­ты, ко­то­рые по­мо­гут им из­бе­жать больших фи­нан­со­вых проблем. Та­кие со­ве­ты да­ют­ся в этом раз­де­ле.
Жизнь — это по­сто­ян­ный вы­бор. Мы по­пы­та­ем­ся по­мочь вам раз­вить уме­ние со­вер­шать пра­виль­ный вы­бор, что­бы вы больше пре­успе­ли в жиз­ни. Джон Мор­тон, один из ве­ду­щих пре­по­да­ва­телей эко­но­ми­ки в Со­еди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки, утвер­жда­ет:
«Я все­гда го­во­рил своим сту­ден­там, что жизнь — это не ло­терея и не игра, в ко­то­рой либо пан, либо пропал. Вы бу­де­те успеш­ны не за счет кого-ни­будь дру­го­го. Ваш успех за­ви­сит от ва­ше­го вы­бо­ра, а вы­бор име­ет по­след­ствия».
Перед тем, как перейти к во­про­су о при­ня­тии бо­лее ра­зум­ных фи­нан­со­вых ре­ше­ний и об из­вле­че­нии мак­си­маль­ной вы­го­ды из име­ю­щих­ся ре­сур­сов, мы хо­те­ли бы за­тро­нуть во­прос о важ­но­сти де­нег и ма­те­ри­аль­ных благ. Что­бы по­лу­чать удо­воль­ствие от жиз­ни, недо­ста­точ­но хо­ро­шо за­ра­ба­ты­вать. Та­кие да­ле­кие от финансовых активов фак­то­ры, как удач­ный брак, се­мья, дру­зья, ин­терес­ная ра­бо­та, ре­ли­ги­озные убе­жде­ния и за­хва­ты­ва­ю­щие увле­че­ния го­раз­до бо­лее важ­ны для сча­стья, чем день­ги(91). То есть, жить толь­ко с день­га­ми и ма­те­ри­аль­ны­ми бла­га­ми на уме бес­смыс­лен­но.
В то же вре­мя, в же­ла­нии иметь больший до­ста­ток нет ни­че­го по­стыд­но­го. Это же­ла­ние при­су­ще не толь­ко тем лю­дям, ко­то­рых ин­тере­сует толь­ко лич­ное благо­по­лу­чие в уз­ком смыс­ле это­го сло­ва. Напри­мер, мать Те­реза не отка­за­лась бы от лич­но­го со­сто­я­ния, ведь оно по­мо­гло бы ей об­лег­чить жизнь обез­до­лен­ных. Мно­гие хо­те­ли бы стать со­сто­я­тель­нее, что­бы иметь воз­мож­ность жерт­во­вать ре­ли­ги­озным, культур­ным, благо­тво­ри­тель­ным ор­га­ни­за­ци­ям или больше по­мо­гать пре­ста­ре­лым ро­ди­те­лям. Не­за­ви­си­мо от того, ка­ковы наши жиз­нен­ные цели, их лег­че до­стичь, если у нас мень­ше дол­гов и выше до­ста­ток. Итак, у нас у всех нас есть сти­мул научить­ся при­ни­мать бо­лее ра­зум­ные фи­нан­со­вые ре­ше­ния.

Элемент 4.1. Определите свое сравнительное преимущество

На ри­сун­ке изоб­ра­же­ны два пе­щер­ных че­ло­ве­ка, об­су­жда­ю­щие сдел­ку. У од­но­го из них есть ко­ле­со. Вто­рой предла­га­ет ему в об­мен на ко­ле­со сна­ча­ла одно ябло­ко, за­тем — пол­ный ме­шок яблок. И толь­ко когда он еще до­бав­ляет к предло­же­нию крем­ни­е­вый инстру­мент, вла­де­лец ко­ле­са со­гла­ша­ет­ся на сдел­ку.
Прин­цип срав­ни­тель­но­го пре­иму­ще­ства чаще всего ис­поль­зу­ет­ся для того, что­бы объ­яс­нить, по­че­му в ре­зульта­те меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли уро­вень жиз­ни в разных стра­нах рас­тет. Как по­ка­за­но в эле­мен­те 4 ча­сти 1, спе­ци­а­ли­за­ция со­глас­но за­ко­ну срав­ни­тель­ных пре­иму­ществ поз­во­ля­ет парт­не­рам по тор­говле расши­рять произ­водство и до­сти­гать бо­лее вы­со­ко­го уров­ня до­хо­дов. Прин­цип срав­ни­тель­но­го пре­иму­ще­ства так же ва­жен, когда ин­ди­ви­ду­у­мы рассмат­ри­ва­ют свои про­фес­сио­наль­ные и ком­мер­че­ские воз­мож­но­сти.
Люди, как и стра­ны, мо­гут по­вы­сить уро­вень сво­е­го до­хо­да, если они спе­ци­а­ли­зи­ру­ют­ся, то есть кон­цен­три­ру­ют свои уси­лия на той де­я­тель­но­сти, в ко­то­рой они име­ют срав­ни­тель­ное пре­иму­ще­ство. Поду­майте о вза­и­мо­свя­зи меж­ду ва­ши­ми на­вы­ка­ми и аль­тер­на­тив­ны­ми из­держ­ка­ми. Возь­мем крайний слу­чай. Пред­по­ло­жим, что у вас от­лич­но по­лу­ча­ют­ся все виды произ­водствен­ной де­я­тель­но­сти. Зна­чит ли это, что вам надо ста­рать­ся уде­лять вре­мя каж­до­му из них? Или возь­мем дру­гой крайний слу­чай: кто-то де­ла­ет всё хуже всех. По­сколь­ку этот че­ло­век не спосо­бен ни в чём успеш­но кон­ку­ри­ро­вать, неу­же­ли он не смо­жет вы­игры­вать от спе­ци­а­ли­за­ции? От­вет на оба во­про­са от­ри­ца­тель­ный.
Не­за­ви­си­мо от ва­ших та­лан­тов, если учесть аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки, в не­ко­то­рых об­ла­стях ваша про­дук­тив­ность бу­дет бо­лее вы­со­кой, чем в дру­гих. Ана­ло­гич­но, ка­кой бы низ­кой ни была ваша произ­во­ди­тель­ность, вы смо­же­те произ­во­дить опре­де­лен­ную про­дук­цию с мень­ши­ми из­держ­ка­ми, чем дру­гую. Вы смо­же­те успеш­но кон­ку­ри­ро­вать в не­ко­то­рых об­ла­стях и из­вле­кать вы­го­ду от спе­ци­а­ли­за­ции в тех направ­ле­ни­ях, в ко­то­рых вы об­ла­да­е­те срав­ни­тель­ным пре­иму­ще­ством.
Ваше срав­ни­тель­ное пре­иму­ще­ство опре­де­ля­ет­ся ва­ши­ми от­но­си­тель­ны­ми, а не аб­со­лют­ны­ми способ­но­стя­ми. Напри­мер, Марк Цу­кер­берг, со­учре­ди­тель Facebook, име­ет способ­но­сти не толь­ко очень успеш­но­го но­ва­то­ра и пред­при­ни­ма­те­ля: он так­же об­ла­да­ет всем необ­хо­ди­мым для того, что­бы быть вы­да­ю­щим­ся про­грам­ми­стом. Что­бы со­здать по­пу­ляр­ную со­ци­аль­ную сеть в ком­на­те об­ще­жи­тия в Гар­вар­де, по­тре­бо­ва­лись мно­же­ство на­вы­ков про­грам­миро­ва­ния и огром­ный твор­че­ский по­тен­ци­ал. Хотя Цу­кер­берг и был вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным про­грам­ми­стом, его кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство все-таки за­клю­ча­лось в раз­ра­ботке ин­но­ва­ци­он­ных функ­ций со­ци­аль­ной сети Facebook. Ана­ло­гич­но, даже если ква­ли­фи­ка­ция про­грам­ми­стов, ра­бо­та­ю­щих в Facebook, воз­мож­но, ниже, чем у Цу­кер­бер­га, их срав­ни­тель­ные пре­иму­ще­ства, тем не ме­нее, — в про­грам­миро­ва­нии, а не в управ­ле­нии компа­ни­ей (или ра­бо­те с ин­ве­сто­ра­ми).
Благо­со­сто­я­ние че­ло­ве­ка все­гда бу­дет на вы­со­ком уров­не, если ре­зульта­ты его де­я­тель­но­сти вы­со­ко це­нят­ся дру­ги­ми. Это объ­яс­ня­ет, по­че­му та­кие люди, как Цу­кер­берг, мо­гут за­ра­ба­ты­вать не­ве­ро­ят­ные сум­мы де­нег. В 2007 году в воз­расте всего 23 лет он стал са­мым мо­ло­дым в мире мил­ли­ар­де­ром, само­сто­я­тель­но за­ра­бо­тав­шим свое со­сто­я­ние(92).
Не­ко­то­рым мо­жет по­ка­зать­ся, что когда они име­ют ком­мер­че­ские от­но­ше­ния с теми, кто за­ра­ба­ты­ва­ет го­раз­до больше де­нег, они оста­ют­ся в убыт­ке. Но по­мни­те, что тор­говля вы­год­на для обе­их сто­рон. В це­лом, чем бо­лее успеш­ны и со­сто­я­тель­ны люди, с ко­то­ры­ми вы под­дер­жи­ва­е­те ком­мер­че­ские от­но­ше­ния (ра­бо­та на кого-то подра­зу­ме­ва­ет та­кие от­но­ше­ния), тем луч­ше для вас, по­то­му что ваши услу­ги, как пра­ви­ло, для них бо­лее цен­ны, чем для тех, кто ме­нее успе­шен и бо­гат. Напри­мер, если бы ав­то­ры этой кни­ги были аген­та­ми в ин­ду­стрии раз­вле­че­ний, они ско­рее ра­бо­та­ли бы у Бьорк, «Рол­линг Сто­унз» или «Ю-2», чем у дру­гих му­зы­кан­тов, по­то­му что так они на­вер­ня­ка за­ра­бо­та­ли бы больше де­нег.
Худ­шее, что вы мо­же­те сде­лать, — это убе­дить себя или дать убе­дить себя, что вы яв­ляе­тесь жерт­вой об­сто­я­тельств и поэто­му не мо­же­те до­стичь успе­ха соб­ствен­ным тру­дом и ини­ци­а­ти­вой. Не­ко­то­рые на­чи­на­ют свою ка­рье­ру, имея мень­ше пре­иму­ществ, чем дру­гие, но даже они мо­гут до­стичь большо­го успе­ха, если при­ло­жат уси­лия и пра­виль­но подой­дут к делу. Вам надо за­нять­ся по­строе­ни­ем сво­ей ка­рье­ры и со­ста­вить план, как вы мо­же­те наи­луч­шим об­разом раз­вить свои та­лан­ты и восполь­зо­вать­ся ры­ноч­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми для до­сти­же­ния своих це­лей. Ни­кто не за­ин­тере­со­ван в ва­шем лич­ном успе­хе больше, чем вы сами. Ни­кто не зна­ет о ва­ших ин­тере­сах, на­вы­ках и це­лях больше, чем вы.
Обыч­но мы счи­та­ем, что из­держ­ки долж­ны быть мак­си­маль­но низ­ки­ми. Но по­мни­те, из­держ­ки от­ра­жа­ют сто­и­мость самой цен­ной аль­тер­на­тив­ной воз­мож­но­сти. То есть, чем бо­лее при­вле­ка­тель­ны ваши аль­тер­на­тив­ные воз­мож­но­сти, тем бо­лее за­тра­тен ваш вы­бор. Пред­ставь­те, что вы сту­дент. Пой­ти ли вам под­за­ра­бо­тать в «Стар­бакс», или прой­ти до­пол­ни­тель­ный курс, что­бы по­вы­сить ка­че­ство ва­ше­го об­разо­ва­ния? При­вле­ка­тель­ны оба ва­ри­ан­та. Бо­лее того, когда вы по­вы­ша­е­те свою ква­ли­фи­ка­цию и ваши воз­мож­но­сти ста­но­вят­ся все бо­лее при­вле­ка­тель­ны­ми, де­лать вы­бор меж­ду ва­ри­ан­та­ми ста­но­вит­ся все бо­лее за­трат­но.
И нао­бо­рот, ваши из­держ­ки бу­дут низ­ки­ми, если у вас мало хо­ро­ших ва­ри­ан­тов вы­бо­ра. Напри­мер, очень эф­фек­тив­ным спосо­бом сни­зить из­держ­ки про­чте­ния этой кни­ги бу­дет по­пасть в тюрь­му, где чте­ние для вас бу­дет единствен­ной аль­тер­на­ти­вой тому, что­бы про­сто си­деть и рассмат­ри­вать окру­жа­ю­щие вас сте­ны. Но это, ко­неч­но же, пло­хая идея. Это сни­зи­ло бы из­держ­ки од­но­го ва­ри­ан­та (очень по­лез­но­го, как мы счи­та­ем), устра­нив воз­мож­ность вы­бо­ра мно­гих дру­гих при­вле­ка­тель­ных аль­тер­на­тив. Луч­ше уве­ли­чи­вать ко­ли­че­ство своих воз­мож­но­стей, а не сни­жать его.
Мо­ло­дым лю­дям со­ве­ту­ют по­лу­чить хо­ро­шее об­разо­ва­ние, что­бы у них были бо­лее при­вле­ка­тель­ные воз­мож­но­сти в жиз­ни. Хо­ро­шее об­разо­ва­ние обыч­но по­вы­ша­ет вашу произ­во­ди­тель­ность и за­ра­бот­ную пла­ту, ко­то­рую ра­бо­то­да­те­ли го­то­вы предло­жить вам. Оно по­вы­сит ваши за­ра­ботки, но в то же вре­мя вам при­дет­ся отка­зать­ся от не­ко­то­рых при­вле­ка­тель­ных ва­ри­ан­тов в на­де­жде по­лу­чить в бу­ду­щем еще луч­шие предло­же­ния по тру­до­устрой­ству.
Что­бы при­ни­мать пра­виль­ные ре­ше­ния по вы­бо­ру про­фес­сии, важ­но не толь­ко вы­яс­нить, что вы де­ла­е­те луч­ше всего. Так­же чрез­вы­чай­но важ­но по­нять, что вы по-на­сто­я­ще­му лю­би­те, ка­кая произ­водствен­ная де­я­тель­ность дает вам наи­большую воз­мож­ность ре­а­ли­зо­вать себя. Если ваша ра­бо­та при­но­сит вам ра­дость и вы счи­та­е­те ее важ­ной, вы с удо­воль­стви­ем бу­де­те де­лать ее больше и луч­ше. Та­ким об­разом, компе­тент­ность в про­фес­сии и лю­бовь к ней идут рука об руку. Бо­лее того, ме­рой на­сто­я­ще­го до­стат­ка яв­ляет­ся само­ре­а­ли­за­ция. Напри­мер, ав­то­рам этой кни­ги (все эко­но­ми­сты) до­став­ляет удо­воль­ствие на­хо­дить от­ве­ты на эко­но­ми­че­ские во­про­сы и вы­ра­жать свои зна­ния та­ким об­разом, что­бы по­мочь дру­гим лю­дям луч­ше разобрать­ся в хит­ро­спле­те­ни­ях миро­вой эко­но­ми­ки, ко­то­рые мы ис­сле­ду­ем как про­фес­сио­на­лы. Хотя нам ино­гда при­хо­дит­ся ра­бо­тать по мно­гу ча­сов, в це­лом ра­бо­та до­став­ляет нам удо­воль­ствие. Не все пой­мут то, чем мы за­ни­ма­ем­ся. Но для нас, с на­ши­ми ин­тере­са­ми, удо­воль­ствие, ко­то­рое мы по­лу­ча­ем от этой ра­бо­ты, с лих­вой компен­си­ру­ет не­ко­то­рые слож­но­сти.

Элемент 4.2. Повышайте ценность услуг, которые вы предлагаете другим людям

Развивайте навыки и качества (в том числе предпринимательский потенциал), которые повышают производительность и делают ваши услуги более ценными для других людей.

В ры­ноч­ной эко­но­ми­ке фи­нан­со­вый успех от­ра­жа­ет способ­ность предо­став­лять лю­дям цен­ные то­ва­ры или услу­ги. Это вер­но как для ра­бот­ни­ков, так и для пред­при­я­тий. Если вы хо­ти­те много за­ра­ба­ты­вать, вам надо поду­мать над тем, как предо­став­лять услу­ги тем, кто их вы­со­ко це­нит.
Как под­чер­ки­ва­лось ра­нее, со­вер­шен­ство­ва­ние зна­ний, по­вы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции и на­коп­ле­ние опы­та в це­лом уве­ли­чи­ва­ют произ­во­ди­тель­ность и оп­ти­ми­зи­ру­ют воз­мож­ность предо­став­лять по­лезные услу­ги. В ре­зульта­те ин­ве­сти­ции в че­ло­ве­че­ский капи­тал — об­разо­ва­ние, обу­че­ние и дру­гие фор­мы при­об­ре­те­ния на­вы­ков — мо­гут уве­личить как произ­во­ди­тель­ность, так и за­ра­ботки. Но и дру­гие лич­ные ка­че­ства влия­ют на произ­во­ди­тель­ность. Два из наи­важ­ней­ших — это лич­ност­ные уста­нов­ки и пред­при­ни­ма­тель­ское мыш­ле­ние. Важ­ность этих двух ка­честв как ис­точ­ни­ка произ­во­ди­тель­но­сти тес­но свя­за­на с по­ня­ти­ем, из­вест­ным в пси­хо­ло­гии как эмо­ци­о­наль­ный ин­тел­лект (EQ). Сего­дня мно­гие пси­хо­ло­ги счи­та­ют, что EQ бо­лее ва­жен, чем IQ в ка­че­стве фак­то­ра, влия­ю­ще­го на лич­ный успех(93). Эко­но­ми­сты ча­сто не об­раща­ют долж­но­го вни­ма­ния на эти чрез­вы­чай­но важ­ные ис­точ­ни­ки лич­ной произ­во­ди­тель­но­сти(94).
Как лич­ност­ная уста­нов­ка влия­ет на произ­во­ди­тель­ность и успеш­ность? Про­ве­дем сле­ду­ю­щий про­стой мыс­лен­ный экс­пе­ри­мент. Пред­по­ло­жим, что ра­бо­то­да­тель срав­ни­ва­ет двух по­тен­ци­аль­ных ра­бот­ни­ков. У пер­во­го сле­ду­ю­щий на­бор ка­честв: по­ря­доч­ность, на­деж­ность, на­стой­чи­вость, до­бро­со­вестность, ува­жи­тель­ность, же­ла­ние учить­ся и со­вер­шен­ство­вать­ся и способ­ность к со­труд­ни­че­ству. У вто­ро­го дру­гой на­бор: неу­ва­жи­тель­ность, не­на­деж­ность, раз­дра­жи­тель­ность, пре­зре­ние к обу­че­нию, гру­бая речь, сва­ли­ва­ние вины на дру­гих, не­по­ря­доч­ность и при­стра­стие к спирт­ным напит­кам и нар­ко­ти­че­ским сред­ствам. Если бы вы были ра­бо­то­да­телем, кого бы вы на­ня­ли? Оче­вид­но, большинство на­ня­ло бы пер­во­го кан­ди­да­та, по­то­му что эти его ка­че­ства ори­ен­ти­ро­ва­ны на успех. При про­чих рав­ных усло­ви­ях ра­бот­ни­ки с эти­ми по­ло­жи­тель­ны­ми ка­че­ства­ми бо­лее произ­во­ди­тель­ны. И нао­бо­рот, вто­рой на­бор ка­честв ори­ен­ти­ро­ван на неу­да­чу. Они под­ры­ва­ют произ­во­ди­тель­ность и способ­ность ра­бот­ни­ка к со­труд­ни­че­ству.
Если вы хо­ти­те быть успеш­ным, вам необ­хо­ди­мо раз­ви­вать и со­вер­шен­ство­вать пер­вый на­бор ка­честв. Они долж­ны стать при­выч­ка­ми — клю­че­вы­ми ценно­стя­ми ва­шей жиз­ни. А от вто­ро­го на­бо­ра, что не ме­нее важ­но, необ­хо­ди­мо из­ба­вить­ся. Не поз­во­ляй­те ни­ко­му, даже дру­зьям, убе­дить вас, что ка­кие-либо из ка­честв, ори­ен­ти­ро­ван­ных на неу­да­чу, яв­ляют­ся «кру­ты­ми». Это путь к не­при­ят­но­стям, не вы­би­райте его.
Есть и хо­ро­шая но­вость: ка­че­ства, ори­ен­ти­ро­ван­ные на успех, а не на неу­да­чу, мож­но вы­би­рать. Бо­лее того, это мож­но сде­лать не­за­ви­си­мо от со­ци­аль­но­го проис­хо­жде­ния, те­ку­ще­го до­хо­да, уров­ня об­разо­ва­ния или вы­бран­ной про­фес­сии. Ваши ка­че­ства бу­дут ока­зы­вать огром­ное влия­ние на ваш фи­нан­со­вый успех в бу­ду­щем. По­ло­жи­тель­ные ка­че­ства по­мо­гут вам преодо­леть ваши недо­стат­ки, та­кие как низ­кий уро­вень об­разо­ва­ния или не­благо­по­луч­ное в смыс­ле ма­те­ри­аль­ной обес­пе­чен­но­сти дет­ство.
Ко­неч­но же, если вы вы­бе­ре­те ка­че­ства, направ­лен­ные на неу­да­чу, вы мо­же­те об­ви­нять дру­гих: вашу се­мью, со­се­дей, шко­лы, в ко­то­рые вы хо­ди­ли, или об­ще­ство в це­лом. Эти фак­то­ры мо­гут по­влиять на ваш вы­бор, но они не опре­де­ля­ют его. Раз­ви­тие ва­ших соб­ствен­ных ка­честв — в ва­ших ру­ках. Если вы вы­рос­ли в не­благо­по­луч­ной сре­де, до­бить­ся и под­дер­жи­вать эти ка­че­ства мо­жет быть труд­нее. Но че­ло­век, преодо­ле­ва­ю­щий не­га­тив­ную среду, за­ча­стую вы­зы­ва­ет все­об­щее вос­хи­ще­ние. Не­благо­по­луч­ная сре­да мо­жет даже по­мочь вам в до­сти­же­нии успе­ха, если вы ре­ши­те раз­ви­вать по­ло­жи­тель­ные ка­че­ства.
Не­ко­то­рые из вас, воз­мож­но, ду­ма­ют: «Мои ка­че­ства — мое лич­ное дело. Ни­кто не мо­жет мне ука­зы­вать, что де­лать, или из­ме­нить мое по­ве­де­ние». Пред­по­ло­жим, пред­при­ни­ма­тель по име­ни Миша тоже так счи­та­ет. Миша не учи­ты­ва­ет по­же­ла­ния по­тре­би­телей и вме­сто это­го предо­став­ляет им то, что, как ему ка­жет­ся, долж­но быть для них по­лезным. Миша сво­бо­ден в своём вы­бо­ре. Од­на­ко за та­кие свои дей­ствия Миша запла­тит цену в виде сни­же­ния про­даж, что, воз­мож­но, даже при­ве­дет к убыт­кам и банкрот­ству пред­при­я­тия. Ана­ло­гич­но, по­тен­ци­аль­ные ра­бот­ни­ки сво­бод­ны де­лать «то, что им нра­вит­ся». Они мо­гут не об­ращать вни­ма­ния на то, как их ка­че­ства и по­ве­де­ние влия­ют на произ­во­ди­тель­ность и про­фес­сио­наль­ную при­год­ность. Но, как и пред­при­я­тия, не учи­ты­ва­ю­щие же­ла­ния по­тре­би­телей, люди, не учи­ты­ва­ю­щие, как их ка­че­ства и по­ве­де­ние влия­ют на их произ­во­ди­тель­ность, запла­тят цену в фор­ме огра­ни­чен­ных воз­мож­но­стей и низ­ко­го за­ра­ботка. Ни­кто из нас не яв­ляет­ся остро­вом, за­м­кну­тым на самом себе. Если мы хо­тим по­лу­чать до­ход за счет дру­гих, нам нуж­но со­труд­ни­чать с ними и предо­став­лять цен­ные для них услу­ги.
Вы­вод прост: ори­ен­ти­ро­ван­ные на успех ка­че­ства — ис­клю­чи­тель­но важ­ный фак­тор фи­нан­со­во­го успе­ха. Эти ка­че­ства не­льзя ку­пить. И ни­кто их вам не предо­ста­вит. Вы сами долж­ны их вы­брать и сде­лать их ча­стью сво­ей жиз­ни. Да­лее, если вы это сде­ла­е­те, вы по­чти на­вер­ня­ка по­вы­си­те свой уро­вень фи­нан­со­во­го успе­ха. Но так­же вер­но и обрат­ное: если ваша жизнь яв­ляет­ся в основ­ном от­ра­же­ни­ем ори­ен­ти­ро­ван­но­го на неу­да­чу на­бо­ра ка­честв, мо­же­те не со­мне­вать­ся, что в бу­ду­щем вы столк­не­тесь с фи­нан­со­вы­ми пробле­ма­ми и лич­ны­ми оби­да­ми.
Пред­при­ни­ма­тель­ское мыш­ле­ние — это тоже лич­ное ка­че­ство, ко­то­рое мо­жет по­вы­сить вашу произ­во­ди­тель­ность. Пред­при­ни­ма­тель­ство ча­сто со­от­но­сят с при­ня­ти­ем ре­ше­ний в биз­не­се, но по сути мы все яв­ляем­ся пред­при­ни­ма­те­ля­ми. Мы по­сто­ян­но при­ни­ма­ем ре­ше­ния о раз­ви­тии и ис­поль­зо­ва­нии зна­ний, на­вы­ков и дру­гих ре­сур­сов, на­хо­дя­щих­ся под на­шим контро­лем. Наш фи­нан­со­вый успех бу­дет за­ви­сеть от ре­зульта­та та­ких ре­ше­ний.
Если вы хо­ти­те быть фи­нан­со­во успеш­ным, ду­майте как пред­при­ни­ма­тель. Дру­ги­ми сло­ва­ми, скон­цен­три­руй­тесь на том, как раз­ви­вать и ис­поль­зо­вать ваши та­лан­ты и мо­би­ли­зо­вать име­ю­щи­е­ся ре­сур­сы, что­бы предо­став­лять лю­дям по­лезные для них то­ва­ры и услу­ги.
Предо­став­ле­ние по­тре­би­те­лям то­ва­ров и услуг, ценность ко­то­рых зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ет их се­бе­сто­и­мость, — это ключ к фи­нан­со­во­му успе­ху. Рассмот­рим ги­по­те­ти­че­ский слу­чай аген­та по зе­мель­ной соб­ствен­но­сти Ро­бер­та Джон­са. Джонс по­ку­па­ет большие участки зем­ли, раз­де­ля­ет их и строит раз­но­об­разные объек­ты ин­фра­струк­ту­ры, та­кие как до­ро­ги, ка­на­ли­за­цию, поля для голь­фа и пар­ки. Джонс по­лу­чит при­быль, если он смо­жет про­дать участки за цену, пре­вы­ша­ю­щую сто­и­мость зем­ли, раз­лич­ных по­строен­ных им объек­тов и ра­бо­чей силы, с учётом упу­щен­ных до­хо­дов от неис­поль­зо­ван­но­го луч­ше­го аль­тер­на­тив­но­го ва­ри­ан­та. Если его дей­ствия бу­дут при­быль­ны­ми, они по­вы­сят ценность ре­сур­сов и по­мо­гут дру­гим лю­дям тем, что им бу­дут предо­став­ле­ны луч­шие участки для по­строй­ки до­мов, чем где-либо еще. Фи­нан­со­вый успех или неу­да­ча Джон­са за­ви­сит от его уме­ния по­вы­шать ценность ре­сур­сов.
Как толь­ко вы на­чне­те мыс­лить как пред­при­ни­ма­тель и ду­мать о том, как вы мо­же­те по­вы­сить ценность предо­став­ляе­мых вами услуг, вы вста­не­те на путь к успе­ху. Не сто­ит недо­оце­ни­вать свои способ­но­сти. Пред­при­ни­ма­тель­ский та­лант ча­сто об­на­ру­жи­ва­ет­ся са­мым неожи­дан­ным об­разом. Кто бы мог поду­мать, что одна из быв­ших со­вет­ских рес­пуб­лик ста­нет од­ной из са­мых пере­до­вых циф­ро­вых стран мира? До­бро по­жа­ло­вать в Эсто­нию, ро­ди­ну Skype и TransferWise, стра­ну, ко­то­рая пол­но­стью пере­шла на Ин­тер­нет, до­ступ к ко­то­ро­му про­воз­гла­шен од­ним из основ­ных прав че­ло­ве­ка(95).
Кто бы мог поду­мать, что про­да­вец мо­лоч­ных коктей­лей сред­них лет Рэй Крок в кор­не из­ме­нит фран­чайзин­го­вый биз­нес и превра­тит единствен­ный ре­сто­ран «Мак­до­нальдз» в Сан-Бер­нар­ди­но, Ка­ли­фор­ния, в круп­ней­шую сеть ре­сто­ра­нов бы­стро­го пи­та­ния в мире? Что бренд спор­тив­ной обу­ви, запу­щен­ный Ади Дас­сле­ром в кух­не его ма­те­ри в 1924 г., вый­дет на уро­вень про­даж 20 млрд. дол­ла­ров США(96)? Ожи­дал ли кто-ни­будь в 1950-е гг., что Ин­гвар Кам­прад, осно­ва­тель ИКЕА, свой пер­вый не­большой вы­ста­воч­ный зал в го­род­ке Эль­м­хульт в Шве­ции превра­тит в круп­ней­шую в мире роз­нич­ную сеть тор­гов­ли ме­бе­лью(97)?
Эти при­ме­ры ши­ро­ко из­вест­ны, но та же са­мая схе­ма встре­ча­ет­ся сно­ва и сно­ва. Успеш­ные биз­не­сме­ны и про­фес­сио­на­лы сво­е­го дела ча­сто яв­ляют­ся пред­ста­ви­те­ля­ми сфер де­я­тель­но­сти, мало свя­зан­ных с об­ла­стя­ми их до­сти­же­ний. Од­на­ко меж­ду ними есть не­что об­щее: у них хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся на­хо­дить бо­лее эф­фек­тив­ные спосо­бы де­я­тель­но­сти и стра­те­ги­че­ски ис­поль­зо­вать ча­сто не­за­мет­ные для дру­гих воз­мож­но­сти по­вы­ше­ния ценно­сти ре­сур­сов.
Сре­ди со­сто­я­тель­ных лю­дей самозанятые пред­при­ни­ма­те­ли пред­став­ле­ны не­про­пор­ци­о­наль­но. Хотя та­ких пред­при­ни­ма­телей и не­ма­ло сре­ди ра­бо­та­ю­щих, сре­ди мил­лио­неров их доля го­раз­до больше. Напри­мер, в 2015 г. в Ни­дер­ландах доля само­за­ня­тых сре­ди ра­бо­та­ю­щих в це­лом со­ста­ви­ла 17%(98), а сре­ди ра­бо­та­ю­щих мил­лио­неров их доля со­ста­ви­ла 80%(99). Фи­нан­со­во­му успе­ху само­за­ня­тых способ­ству­ют четыре основ­ных фак­то­ра. Во-пер­вых, у них хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся опре­де­лять при­вле­ка­тель­ные воз­мож­но­сти, не за­ме­ча­е­мые дру­ги­ми, и поль­зо­вать­ся ими. Во-вто­рых, они го­то­вы рис­ко­вать. По­вы­шен­ный риск и воз­мож­ность бо­лее вы­со­ко­го до­хо­да идут рука об руку. В не­ко­то­рой сте­пе­ни бо­лее вы­со­кие до­хо­ды само­за­ня­тых яв­ляют­ся всего лишь компен­са­ци­ей за не­ста­биль­ность, со­про­во­жда­ю­щую их ком­мер­че­скую де­я­тель­ность. В-тре­тьих, у них вы­со­кие нор­мы ин­ве­сти­ро­ва­ния. Само­за­ня­тые ча­сто направ­ляют не­ма­лую долю своих до­хо­дов на рост и расши­ре­ние сво­е­го биз­не­са. В-чет­вер­тых, они обыч­но лю­бят свое дело и поэто­му много ра­бо­та­ют.
Сле­ду­ет за­ме­тить, что в стра­нах Цен­траль­ной и Вос­точ­ной Евро­пы (ЦВЕ) и в стра­нах, вхо­див­ших в со­став Со­вет­ско­го Со­ю­за, доли вла­дель­цев ма­ло­го биз­не­са су­ще­ствен­но раз­нят­ся в за­ви­си­мо­сти от стра­ны и ее регио­нов, что, по-ви­ди­мо­му, от­ра­жа­ет го­су­дар­ствен­ную по­ли­ти­ку и культур­ные осо­бен­но­сти, ко­то­рые влия­ют на воз­мож­ность открыть частное пред­при­я­тие(100). Тем не ме­нее, пред­при­ни­ма­тель­ский склад ума по­мо­га­ет в лю­бых об­сто­я­тель­ствах.
Ра­бот­ни­ки тоже мо­гут пере­ни­мать ка­че­ства, со­от­вет­ству­ю­щие уров­ню до­хо­дов и до­стат­ка пред­при­ни­ма­телей. Они мо­гут ин­ве­сти­ро­вать свои сбе­ре­же­ния в ак­ции и тем са­мым по­лу­чать до­ход выше сред­не­го уров­ня, ко­то­рый обыч­но со­пут­ству­ет рис­кам ве­де­ния биз­не­са. При же­ла­нии они так­же мо­гут по­лу­чать до­пол­ни­тель­ный до­ход и приумно­жать до­ста­ток, бо­лее ак­тив­но ин­ве­сти­руя и больше ра­бо­тая.
И что, ви­ди­мо, важ­нее всего, ра­бот­ни­ки мо­гут из­вле­кать вы­го­ды из того, что бу­дут «ду­мать как пред­при­ни­ма­те­ли». Точ­но так же, как до­ход пред­при­ни­ма­телей за­ви­сит от их уме­ния удовле­тво­рять за­каз­чи­ков, за­ра­ботки ра­бот­ни­ков за­ви­сят от их уме­ния по­вы­шать свою ценность для ра­бо­то­да­телей, как сей­час, так и в бу­ду­щем. Если ра­бот­ни­ки хо­тят много за­ра­ба­ты­вать, им нуж­но раз­ви­вать на­вы­ки, зна­ния и жиз­нен­ные уста­нов­ки, ко­то­рые вы­со­ко це­нят дру­гие.
Пред­при­ни­ма­тель­ский об­раз мыш­ле­ния так­же чрез­вы­чай­но ва­жен при при­ня­тии ре­ше­ний об об­разо­ва­нии. Об­разо­ва­ние не силь­но уве­личит ваши за­ра­ботки, если вы не при­об­ре­те­те зна­ния и не вы­ра­бо­та­е­те на­вы­ки, ко­то­рые сде­ла­ют ваши услу­ги бо­лее цен­ны­ми для дру­гих лю­дей. Они вклю­ча­ют в себя уме­ние гра­мот­но пи­сать, по­нят­но изъ­яс­нять­ся, ис­поль­зо­вать ба­зо­вые ма­те­ма­ти­че­ские инстру­мен­ты, со­би­рать и ин­тер­пре­ти­ро­вать дан­ные и ин­фор­ма­цию, а так­же осо­бые на­вы­ки, ко­то­рые мо­гут вы­де­лить вас из тол­пы и по­вы­сить вашу произ­во­ди­тель­ность. Раз­ви­вать на­вы­ки, ко­то­рые по­вы­ша­ют вашу ценность в гла­зах дру­гих, очень важ­но как в учре­жде­ни­ях сред­не­го, сред­не­го про­фес­сио­наль­но­го и выс­ше­го об­разо­ва­ния, так и за их пре­де­ла­ми.
В наше вре­мя рын­ки тру­да и об­разо­ва­ния бы­стро ме­ня­ют­ся, и уни­вер­си­тет­ско­го ди­пло­ма уже недо­ста­точ­но для того, что­бы при­влечь вни­ма­ние по­тен­ци­аль­но­го ра­бо­то­да­те­ля, ко­то­рый вам предло­жит вы­со­коопла­чи­ва­е­мую ра­бо­ту. В 2019 году уро­вень без­ра­бо­ти­цы сре­ди выпуск­ни­ков ву­зов в Ар­ме­нии и во мно­гих дру­гих постком­му­ни­сти­че­ских стра­нах был бли­зок к 25%. Луч­ший способ найти ра­бо­ту — ду­мать как пред­при­ни­ма­тель и найти спосо­бы предла­гать услу­ги по­сред­ством по­лу­че­ния об­разо­ва­ния и де­монстра­ции ва­шей го­тов­но­сти к ра­бо­те. Здесь мо­гут ока­зать­ся по­лезны­ми огром­ное ко­ли­че­ство до­ступ­ных он­лайн-кур­сов, про­грамм сер­ти­фи­ка­ции и ста­жи­ро­вок.
Клю­чом к фи­нан­со­во­му успе­ху яв­ляет­ся раз­ви­тие и ис­поль­зо­ва­ние ва­ших та­лан­тов так, что­бы при­но­сить поль­зу дру­гим лю­дям. Это так­же яв­ляет­ся глав­ным на пути к тому, что Ар­тур Бр­укс на­зы­ва­ет «за­слу­жен­ный успех». Бо­лее того, за­слу­жен­ный успех яв­ляет­ся цен­траль­ным эле­мен­том сча­стья и удовле­тво­рен­но­сти жиз­нью. За­слу­жен­но­го успе­ха вы долж­ны до­бить­ся сами. Он воз­мо­жен, когда ваше об­разо­ва­ние, ра­бо­та и вы­бор об­ра­за жиз­ни от­ра­жа­ют цель ва­шей жиз­ни. На про­тя­же­нии всей на­шей ка­рье­ры мы спра­ши­ва­ли у на­ших сту­ден­тов, как они хо­тят про­жить свою жизнь. В той или иной фор­ме от­вет по­чти все­гда был оди­на­ковый: «Я хочу из­ме­нить мир к луч­ше­му». Ко­неч­но же, пла­ны до­сти­же­ния этой цели у разных лю­дей разные. Но ка­ки­ми бы ни были наши пла­ны, оп­ти­ми­сти­че­ский под­ход и пред­при­ни­ма­тель­ское мыш­ле­ние по­мо­га­ют нам жить осмыс­лен­ной, пол­но­цен­ной и счаст­ли­вой жиз­нью.

Элемент 4.3. Планируйте свои расходы и сбережения

Планирование бюджета позволяет разумно тратить деньги и регулярно делать сбережения.

«День­ги — это всего лишь сред­ство. Они до­ста­вят вас, куда бы вы ни по­же­ла­ли. Но во­ди­телем остаётесь вы»,
Айн Рэнд. Ат­лант рас­пра­вил пле­чи: пер. с англ. [Ayn Rand, Atlas Shrugged (New York: Random House, 1957): 411].
Сего­дня фи­нан­со­вая не­ста­биль­ность яв­ляет­ся глав­ным об­разом след­стви­ем при­ня­тия не­пра­виль­ных ре­ше­ний. Жизнь не по сред­ствам, дол­ги, отказ от пла­ни­ро­ва­ния бюд­же­та и дру­гие вред­ные фи­нан­со­вые при­выч­ки раз­ру­ши­тель­но ска­зы­ва­ют­ся на благо­со­сто­я­нии и при­во­дят к по­сто­ян­но­му стрес­су. Пла­ни­ро­ва­ние бюд­же­та дает воз­мож­ность жить здо­ро­вой фи­нан­со­вой жиз­нью, по­вы­шать уро­вень благо­со­сто­я­ния и до­сти­гать лич­ных це­лей. Люди, как и го­су­дар­ства, со­зда­ют бо­гат­ство по­сред­ством сбе­ре­же­ний и ин­ве­сти­ций. Стра­те­ги­че­ское пла­ни­ро­ва­ние так­же иг­ра­ет не­ма­ло­важ­ную роль в про­цес­се на­коп­ле­ния бо­гат­ства. У вас дол­жен быть план по управ­ле­нию рас­хо­да­ми, сбе­ре­же­ни­я­ми и ин­ве­сти­ци­я­ми. Для фи­зи­че­ских лиц или до­мо­хо­зяйств та­ким пла­ном яв­ляет­ся бюджет. Он по­мо­га­ет ра­зум­но тра­тить сред­ства, ре­гу­ляр­но уве­ли­чи­вать сбе­ре­же­ния и ди­вер­си­фи­ци­ро­вать ин­ве­сти­ции так, что­бы обес­пе­чить наи­бо­лее ра­ци­о­наль­ное ис­поль­зо­ва­ние до­хо­да.
Эф­фек­тив­ное пла­ни­ро­ва­ние бюд­же­та — это не од­но­разо­вое со­бы­тие, а не­пре­рыв­ный про­цесс. Он со­сто­ит из двух кон­крет­ных дей­ствий. Сна­ча­ла вы со­зда­е­те пер­во­на­чаль­ный бюд­жет, в ко­то­ром из­ло­же­ны все пла­ни­ру­е­мые или ожи­да­е­мые до­хо­ды и рас­хо­ды за опре­де­лен­ный пе­ри­од. Люди, как пра­ви­ло, пла­ни­ру­ют бюд­жет на ме­сяц или год. Важ­но тща­тель­но оце­нить все, а не толь­ко оче­вид­ные рас­хо­ды на про­дук­ты пи­та­ния, со­дер­жа­ние ав­то­мо­би­ля, аренд­ную пла­ту или выпла­ты по ипо­те­ке. Не за­бы­вайте о по­дар­ках ко дням ро­жде­ния, топ­ли­ве, тех­об­слу­жи­ва­нии и транс­порт­ном на­ло­ге при на­личии ав­то­мо­би­ля, под­писке на жур­на­лы. Оце­ни­те свой ме­сяч­ный и го­до­вой до­ход; опре­де­ли­те бу­ду­щие ста­тьи рас­хо­дов, учи­ты­вайте каж­дую ко­пей­ку. Мы ре­ко­мен­ду­ем, что­бы сбе­ре­же­ния и ин­ве­сти­ции были отдель­ны­ми за­пла­ни­ро­ван­ны­ми пунк­та­ми ва­ше­го бюд­же­та, а не про­сто от­ра­жа­лись в виде остат­ка (при его на­личии).
Вто­рое дей­ствие — это фик­си­ро­ва­ние фак­ти­че­ских рас­хо­дов и вне­се­ние со­от­вет­ству­ю­щих из­ме­не­ний в бюд­жет. От­сле­жи­вая все рас­хо­ды и рас­пре­де­ляя их по ка­те­го­ри­ям бюд­же­та, вы по­лу­ча­е­те цен­ную ин­фор­ма­цию о ва­ших при­выч­ках и о ва­шем про­грес­се в до­сти­же­нии фи­нан­со­вых це­лей. Та­кое от­сле­жи­ва­ние так­же по­мо­га­ет луч­ше и точнее спла­ни­ро­вать бу­ду­щий бюд­жет. Напри­мер, если вы не вклю­чи­ли одну или несколь­ко ста­тей рас­хо­дов в пер­во­на­чаль­ный бюд­жет, то из фак­ти­че­ских рас­хо­дов ста­нет по­нят­но, нуж­ны ли эти ста­тьи в но­вом бюд­же­те. Пред­по­ло­жим, ваш ме­сяч­ный бюд­жет на по­хо­ды в ре­сто­ра­ны со­став­ляет 50 евро, но фак­ти­че­ски вы по­тра­ти­ли 80 евро. Для уче­та этой раз­ни­цы вам по­тре­бу­ет­ся из­ме­нить дру­гие ста­тьи за­пла­ни­ро­ван­ных рас­хо­дов. До­ку­мен­ти­ро­ва­ние фак­ти­че­ских рас­хо­дов пред­став­ляет со­бой ме­ха­низм обрат­ной свя­зи, ко­то­рый по­мо­га­ет скор­рек­ти­ро­вать ваш бюд­жет и, в осо­бен­но­сти, рас­хо­ды, в бу­ду­щем.
Пла­ни­ро­ва­ние до­хо­дов и на­блю­де­ние за своим по­ве­де­ни­ем по­мо­гут вам оце­нить ваши рас­хо­ды и напра­вить сред­ства на наи­бо­лее при­о­ри­тет­ные для вас ста­тьи. Для до­сти­же­ния фи­нан­со­вой ста­биль­но­сти вам нуж­но сде­лать четыре про­стых шага: на­чи­найте не­медлен­но, ставь­те цели, ис­поль­зуй­те инстру­мен­ты и со­став­ляй­те бюд­жет с уче­том ва­ших це­лей.
Шаг 1. На­чни­те сей­час и уве­личь­те свои шан­сы на успех! Не об­ма­ны­вайте себя, ду­мая, что со­став­лять бюд­жет необ­хо­ди­мо толь­ко тем, у кого есть ра­бо­та и вы­со­кая зар­пла­та. Не от­кла­ды­вайте на зав­тра то, что мож­но сде­лать сего­дня. Пла­ни­ро­вать свой бюд­жет и ста­вить цели сле­ду­ет даже де­тям, по­лу­ча­ю­щим день­ги на кар­ман­ные рас­хо­ды, сту­ден­там, жи­ву­щим за счёт ро­ди­телей, и лю­дям без опре­делён­но­го до­хо­да. Про­цесс со­став­ле­ния бюд­же­та не ста­нет лег­че с воз­рас­том или по мере уве­ли­че­ния ва­ше­го до­хо­да. Нао­бо­рот, все толь­ко услож­нит­ся, поэто­му луч­ше не от­кла­ды­вать это в дол­гий ящик. Люди, ко­то­рые пла­ни­ру­ют свой бюд­жет, тра­тят день­ги бо­лее ра­ци­о­наль­но и де­ла­ют сбе­ре­же­ния, за­ча­стую на­чи­на­ют этим за­ни­мать­ся на ран­них эта­пах жиз­ни, ещё при от­но­си­тель­но низ­ких до­хо­дах(101). По­про­буй­те восполь­зо­вать­ся бес­плат­ны­ми при­ло­же­ни­я­ми по со­став­ле­нию бюд­же­та (в Ин­тер­не­те есть много хо­ро­ших ва­ри­ан­тов).
Шаг 2. Ставь­те перед со­бой цели. Сти­му­лы важ­ны. Пусть и в ва­шей лич­ной жиз­ни цели под­тал­ки­ва­ют вас к дей­стви­ям. Уста­нав­ли­вайте фи­нан­со­вые цели на крат­ко­сроч­ную, сред­не­сроч­ную, а так­же дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву, и вклю­чайте их в свой бюд­жет. Крат­ко­сроч­ных це­лей мож­но до­стичь в тече­ние бли­жайше­го года и по­лу­чить не­медлен­ное воз­на­гра­жде­ние. Это мо­жет быть по­га­ше­ние кре­ди­та с самой вы­со­кой про­цент­ной став­кой, зна­чи­тель­ное уве­ли­че­ние ва­ших сбе­ре­же­ний для по­кры­тия не­пред­ви­ден­ных рас­хо­дов или на­коп­ле­ние де­нег на но­вый теле­фон или ка­кое-то тех­но­ло­гич­ное устрой­ство. Сред­не­сроч­ные цели ста­вят­ся на бо­лее дли­тель­ный пе­ри­од — от од­но­го года до трех лет. К ним мож­но от­не­сти по­куп­ку по­дер­жан­но­го ав­то­мо­би­ля за на­лич­ные, вне­се­ние пер­во­на­чаль­но­го вз­но­са в раз­ме­ре 20% от пол­ной сто­и­мо­сти жи­лья, со­зда­ние вну­ши­тель­ных сбе­ре­же­ний, способ­ству­ю­щих фор­миро­ва­нию хо­ро­шо ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­но­го порт­фе­ля. Это при­ме­ры це­лей, для до­сти­же­ния ко­то­рых, как пра­ви­ло, тре­бу­ет­ся больше вре­ме­ни. При­ме­ра­ми дол­го­сроч­ных це­лей яв­ляют­ся сбе­ре­же­ния и ин­ве­сти­ции на об­разо­ва­ние де­тей, пен­сион­ные на­коп­ле­ния, по­га­ше­ние сту­ден­че­ских ссуд или ипо­теч­но­го кре­ди­та на по­куп­ку жи­лья.
Сбе­ре­же­ния и ин­ве­сти­ции долж­ны быть отдель­ной ка­те­го­ри­ей в ва­шем бюд­же­те. Оче­вид­но, что чем рань­ше вы на­чне­те стра­те­ги­че­ски под­хо­дить к со­зда­нию сбе­ре­же­ний и рас­хо­до­ва­нию средств, тем выше бу­дет ваш уро­вень благо­со­сто­я­ния. Не­воз­мож­но лишь от­ве­тить на во­прос, на­сколь­ко больше вы смо­же­те на­ко­пить, на­чав при­ме­нять та­кую такти­ку как мож­но рань­ше. Даже ми­зер­ная сум­ма, сбе­ре­жен­ная или ин­ве­сти­ро­ван­ная сего­дня, мо­жет сы­грать очень важ­ную роль в бу­ду­щем. Да­вайте рассмот­рим сле­ду­ю­щий дол­го­сроч­ный план.
Как толь­ко вам ис­пол­нит­ся 22 года, на­чни­те от­кла­ды­вать каж­дый день по 2 евро на про­тя­же­нии двух лет. Ве­ро­ят­но, это го­раз­до мень­ше, чем вы тра­ти­те в день на кофе, воду, пере­ку­сы, и даже чем ме­лочь в кар­ма­не в кон­це дня. В воз­расте от 24 до 26 лет от­кла­ды­вайте по 3 евро. Это всего лишь на один евро больше, и ваш до­ход к тому вре­ме­ни, ско­рее всего, уве­личит­ся. С 26 до 30 лет на­чни­те от­кла­ды­вать по 4 евро в день. Ваш стиль жиз­ни силь­но не из­ме­нит­ся, если вы на­чне­те еже­днев­но от­кла­ды­вать эту сум­му, по­сле чего вло­жи­те ее в па­е­вой ин­ве­сти­ци­он­ный фонд с по­ло­жи­тель­ным ко­эф­фи­ци­ен­том оку­па­е­мо­сти ин­ве­сти­ций. К трид­ца­ти го­дам вы на­ко­пи­те 9490 евро плюс про­цен­ты — до­воль­но не­пло­хая сум­ма. От­кла­ды­вая не­большую сум­му каж­дый день вы дей­стви­тель­но ста­но­ви­тесь бо­га­че.
Но по­ис­ти­не уди­ви­тель­ным яв­ляет­ся сле­ду­ю­щий факт. При усло­вии ра­зум­ного ин­ве­сти­ро­ва­ния, к мо­мен­ту вы­хо­да на пен­сию в 67 лет сбе­ре­же­ния, на­коп­лен­ные за этот де­вя­ти­лет­ний пе­ри­од, уве­ли­чат ваше благо­со­сто­я­ние на 150 000 евро, и это с учётом ин­фля­ции. Та­ким бу­дет ре­зультат, если отда­ча от ин­ве­сти­ций бу­дет со­от­вет­ство­вать по­ка­за­те­лям до­ход­но­сти, ко­то­рые фон­до­вые рын­ки де­монстри­ру­ют на про­тя­же­нии по­след­них вось­ми де­ся­ти­ле­тий (больше о та­кой отда­че от ин­ве­сти­ций и слож­ных про­цен­тах вы узна­е­те в сле­ду­ю­щих эле­мен­тах). Бо­лее того, чем рань­ше вы на­чне­те де­лать сбе­ре­же­ния по сберегательному плану, тем ве­ро­ят­нее то, что вы ста­не­те при­вер­жен­цем этой стра­те­гии и бу­де­те при­ме­нять ее на про­тя­же­нии всей жиз­ни. И еще, не­ко­то­рые из са­мых ра­зум­ных ин­ве­сто­ров, в том чис­ле, Уор­рен Баф­фет и Марк Ку­бан (вла­де­лец клу­ба НБА «Дал­лас Ма­ве­рикс» и ин­ве­стор в теле­шоу Shark Tank), уве­ре­ны, что крайне важ­но не вле­зать в дол­ги — а если на­чать от­кла­ды­вать по­рань­ше, дол­гов точ­но мож­но из­бе­жать.
Шаг 3. Ис­поль­зуй­те для пла­ни­ро­ва­ния бюд­же­та со­от­вет­ству­ю­щие инстру­мен­ты. Не пы­тайтесь изоб­ре­сти ко­ле­со и не на­чи­найте с чи­сто­го ли­ста бу­ма­ги. Совре­мен­ные веб-сайты, элек­трон­ные та­бли­цы и при­ло­же­ния сде­ла­ют про­цесс со­став­ле­ния бюд­же­та как ни­когда про­стым. До­ступ к большо­му ко­ли­че­ству раз­но­об­разных ре­сур­сов мож­но по­лу­чить бес­плат­но или за сим­во­ли­че­скую пла­ту с по­мо­щью всего несколь­ких на­жа­тий кла­виш. Вве­ди­те в по­ис­ко­ви­ке фра­зу «инстру­мен­ты бюд­же­ти­ро­ва­ния», и вы найде­те мно­же­ство вы­со­ко­ка­че­ствен­ных и на­деж­ных ре­сур­сов для со­став­ле­ния бюд­же­та. Вы­би­райте та­кой инстру­мент, ко­то­рый по­мо­жет вам с вы­со­кой точно­стью учи­ты­вать до­хо­ды и рас­хо­ды, а так­же не упус­кать из виду ваши фи­нан­со­вые цели, бу­дет на­по­ми­нать о пла­те­жах, поз­во­лит вам из­бе­жать рас­хо­дов на им­пуль­сив­ные по­куп­ки, что­бы оста­вать­ся в рам­ках бюд­же­та, а так­же по­мо­жет вам уви­деть пути до­сти­же­ния ва­ших фи­нан­со­вых це­лей. Пусть ис­поль­зо­ва­ние вы­бран­но­го сред­ства пла­ни­ро­ва­ния бюд­же­та ста­нет ва­шей при­выч­кой. С пра­виль­ны­ми инстру­мен­та­ми контроль над до­хо­да­ми и рас­хо­да­ми мо­жет стать очень лег­ким де­лом.
Шаг 4. Со­здайте план дей­ствий. Что­бы до­стичь по­став­лен­ных це­лей, со­ставь­те лич­ный бюд­жет, ис­поль­зуя име­ю­щи­е­ся и предло­жен­ные ста­тьи. Хотя мы по­сто­ян­но ду­ма­ем о «необ­хо­ди­мых» по­куп­ках, по большо­му сче­ту большинству из нас по­ми­мо необ­хо­ди­мо­го ко­ли­че­ства еды, чи­стой воды, кро­ва и обыч­ной оде­жды не очень-то много и нуж­но. Луч­ший способ узнать, с чего на­чать до­сти­же­ние по­став­лен­ных це­лей, это пере­чис­лить по­треб­но­сти (то, что нуж­но) и отде­лить их от же­ла­ний (то, что хо­чет­ся). Умерь­те ваши же­ла­ния, что­бы иметь воз­мож­ность на­кап­ли­вать сбе­ре­же­ния и осу­ще­ствлять ин­ве­сти­ции. Со­ставь­те план в рам­ках бюд­же­та для до­сти­же­ния крат­ко­сроч­ных, сред­не­сроч­ных и дол­го­сроч­ных це­лей. Это по­мо­жет вам управ­лять свои­ми фи­нан­са­ми.
Ни один ар­хи­тек­тор не по­строит зда­ние без чер­те­жа. Ни один хи­рург не смо­жет эф­фек­тив­но уда­лить аппен­ди­цит без со­гла­со­ва­ния пла­на про­ве­де­ния хи­рур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства со свои­ми кол­ле­га­ми. Ни один спортсмен не до­хо­дит до уров­ня Олим­пий­ских игр без ре­ши­мо­сти до­бить­ся успе­ха за­дол­го до вклю­че­ния в со­став на­ци­о­наль­ной олим­пий­ской сбор­ной ко­манды. Та­кие дей­ствия, как раз­ра­ботка по­дроб­но­го пла­на дей­ствий, его вы­пол­не­ние и при необ­хо­ди­мо­сти об­нов­ле­ние, обя­за­тель­ны, если вы хо­ти­те пре­успеть во всех сфе­рах жиз­ни, вклю­чая и фи­нан­со­вую.
Каж­дую ста­тью бюд­же­та нуж­но оце­нить в контек­сте всех осталь­ных. По­сколь­ку ваш до­ход огра­ни­чен, уве­ли­че­ние рас­хо­дов в од­ной об­ла­сти умень­ша­ет рас­хо­ды в дру­гой, если толь­ко не по­яв­ляют­ся но­вые ис­точ­ни­ки до­хо­да. Как было от­ме­че­но в ча­сти 1, вы­бор все­гда со­пря­жен с аль­тер­на­тив­ны­ми из­держ­ка­ми. При­ни­мая ре­ше­ние о рас­хо­до­ва­нии средств, учи­ты­вайте свои аль­тер­на­тив­ные из­держ­ки. Оце­ни­те об­щую кар­ти­ну че­рез приз­му сво­е­го бюд­же­та. Вы­яви­те свои основ­ные еже­ме­сяч­ные рас­хо­ды: по­ка­жи­те, сколь­ко вы за­ра­ба­ты­ва­е­те, ка­кую сум­му на­ло­гов пла­ти­те, сколь­ко от­кла­ды­ва­е­те, ин­ве­сти­ру­е­те и тра­ти­те, а так­же ка­кую сум­му за­дол­жа­ли.
Вне за­ви­си­мо­сти от ва­шей про­фес­сии, до­хо­да и ме­ста, ко­то­рое вы за­ни­ма­е­те в жиз­ни